Стив Бэннон выходит на тропу войны смыслов

Интервью с Роде Дмитрием Владимировичем - директором Института Развития Коммуникаций, членом Московского клуба.

В США в этом месяце будет выпущен в кинотеатрах фильм «Край» о Стиве Банноне. Режиссер Элисон Клейман официально сообщила CBSNEWS о том, что фильм отобран для кинофестиваля Sundance в 2019 году.

(https://www.cbsnews.com/news/the-brink-steve-bannon-documentary-director-alison-klayman-says-trump-strategist-must-be-held-responsible/).

И это происходит в то время как Группа вашингтонских политических советников и бывших чиновников правительства США, в том числе и Стив Бэннон, возродили Комитет по современным угрозам.

Дмитрий Владимирович, а что можно противопоставить с нашей стороны созданию данного Комитета?

Московский Клуб, создан для системного влияния на принципы мироустройства и принимаемые решения мировой элиты и как антитеза таким известным концептуальным организациям, как Римский клуб и Бильдербергский клуб. Отличие Московского Клуба от Римского прежде всего состоит в том, что Римский клуб описывает будущее, анализируя данные науки, а Московский Клуб дает оценки будущему методами разведки.

22 марта 2019 года прошло последнее совещание Московского клуба, его итоги опубликованы агентством Regnum (https://regnum.ru/news/2597322.html).

Как вы относитесь к высказыванию Стивена Бэннона (Steve Bannon):"В конце концов мы должны объединить иудео-христианский Запад, частью которого является Россия, и теперь это займет много-много-много десятилетий".

(новостное агентство Associated Press 26.03.2019

https://www.apnews.com/2dad0da24b4945748f13566b54c16ed8)?

Россия никогда не будет частью иудео-христианский Запада, так как не разделяет ценности Западного мира. У нас никогда не существовало общей с Западом системы ценностей и единой этики, стоящей, как известно, выше идеологий и религий, а соответственно не существует и единой фундаментальной основы на которой мог бы быть построен общий с Западом иудео-христианский проект.

Общее будущее мы видим не в противодействии систем и не в однополярном мире, а в образе гармонии мира. Гармония – это не балансы, это слаженная соразмерность неравновеликих частей, которых, по крайней мере, три, разделённых не по национальному или религиозному принципу, а по отношению к системе ценностей.

Стив Бэннон и его Комитет обозначили три вида "угрозы"— проект "Один пояс, один путь", программа "Сделано в Китае 2025", и третья угроза — сети 5G. Какова ваша позиция по отношению к данным вызовам современности?

— Мир в целом находится в состоянии трансформации, очень мощной, динамично развивающейся трансформации.

В связи с развитием высокоскоростных линий связей и технологий 5G отпадает необходимость в сосредоточивании в одном месте нескольких сот сотрудников, в их ежедневного перемещения с жилых окраин в центр города. Утрачивается потребность в строительстве огромных офисных зданий и соответственно вообще в деловых центрах, так и в целом в урбанизации как таковой, что в свою очередь в вместе с новыми технологиями энергосбережения приведет к резкому снижению потребления электроэнергии. Автомобиль становиться не личным, а общественным транспортом. Перевод всего транспорта на электричество резко снизит потребности в углеводородах. Соответственно вложения в развитие природного капитала более не дадут должной нормы прибыли.

В тоже время получат мощный толчок в развитии те государства, которые будут вкладывать в развитие человеческого капитала, то есть в стимулирование рождаемости, в качественное всеобщее образование, в здравоохранение, в качество жизни.

Поэтому в целях содействия внедрению новых технологий, по нашему мнению, Россия будет всячески способствовать развитию сетей 5G, в том числе совместно с Китаем развертывать интегрированную спутниковую сеть стандарта 5G, демонстрируя преимущества спутниковой интеграции с наземной инфраструктурой.

А что касается китайскую доктрины «Пояса и Пути», то мы видим перспективу в том, чтобы соединить его с железнодорожной веткой на Аляску, построив туннель через Берингов пролив. Ведь Россию и США разделяют всего лишь 4 км.

Что в заключении вы хотели сказать бы для Стивена Бэннона (Steve Bannon)?

Мы готовы к отрытому диспуту с господином Бэнноном, как в удаленном теле формате, так и в любой аудитории. Нам кажется такая отрытая дискуссия смогла бы снять многие вопросы. Такой интеллектуальный батл, мне кажется, будет интересен и широкой аудитории зрителей.