Александр Фёдорович Щеглов С-71:

http://vkimo.com/sites/default/files/Tsheglov.png

Воспоминания часть II, продолжение из цикла «На кубинском направлении».

Делегация во главе с генерал-полковником А.Д. Лизичевым на острове Свободы

В 1981 г. состоялся официальный визит на Кубу делегации Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота во главе с заместителем начальника Глав ПУРа Алексеем Дмитриевичем Лизичевым. Это было в самом конце мая начале июня.

В состав делегации входили все ГлавПУРовцы: генерал-майор Александр Иосифович Скрыльник, начальник отдела печати, полковник Владимир Фёдорович Молчанов, начальник отдела науки и капитан III ранга Александр Фёдорович Щеглов, направленец по РВС Кубы 7-го Управления, автор этих строк.

Будучи много лет одним из руководящих политработников Вооруженных Сил СССР Алексей Дмитриевич уделял большое внимание вопросам укрепления и развития братских отношений между политическими органами армий стран Варшавского Договора и в целом стран социалистического содружества. В число этих армий входили и Революционные вооруженные силы Республики Куба, к политработникам которых А.Д. Лизичев относился с особой симпатией. Мне не раз приходилось организовывать встречи и беседы делегаций и групп кубинских политработников в кабинете у заместителя начальника ГлавПУРа А.Д. Лизичева. Он неизменно с большим вниманием и доброжелательностью выслушивал кубинских коллег, с теплотой и сердечностью делился с ними своим богатым опытом идеологической работы в армии и на флоте.

Когда в 1980 г. в Советском Союзе находилась с ответным визитом военная делегация РВС Кубы во главе с начальником Центрального политического управления дивизионным генералом Сиксто Батиста Сантаной, начальник ГлавПУРа генерал армии А.А. Епишев поручил именно Алексею Дмитриевичу сопровождать кубинцев в поездке на Балтийский флот и в Прибалтийский военный округ. Другими словами А.Д. Лизичев неплохо знал состояние дел в кубинской армии и постоянно проявлял интерес к изменениям в жизни и боевой учебе кубинских воинов. Я, как направленец по Кубе, хорошо помню это.

По прибытии на Кубу, как это было принято по протоколу, нас ознакомили с программой пребывания на острове. Она была составлена с учётом пожеланий, которые Алексей Дмитриевич высказал ещё в Москве в период согласования мероприятий нашей поездки по телефону «Булава» (космическая связь), которой я часто пользовался для переговоров с Центральным политуправлением РВС. В частности, он просил включить в программу посещение местности 2-го фронта Повстанческой армии на востоке Кубы, которым в ходе революционной борьбы командовал Рауль Кастро. Эта просьба была учтена кубинской стороной. Кроме этого делегация побывала в одной из частей ПВО и ВВС, дислоцированной на западе от Гаваны, посетила высшую военную академию РВС. Кроме деловых встреч и бесед по обмену опытом работы нам были также запланированы небольшие «окна отдыха», включая присутствие на концерте в знаменитом ночном кабаре «Тропикана» и пребывание в течение одного дня на пляже «Варадеро».

Большую часть времени нашего пребывания на острове советскую делегацию от кубинской стороны сопровождал командир танковой дивизии бригадный генерал Пардо Герра и от группы советских военных, работавших в РВС генерал-майор В.Ф. Здунов, специалист при Центральном политуправлении.

Для сокращения текстового материала в данном повествовании ограничимся фотографиями, которые как эксклюзив сохранились в архиве автора.

Венок советским воинам

Фото 1. Генерал-полковник А.Д. Лизичев возложил венок к вечному огню на мемориале советским воинам под Гаваной

2 Встреча в Сантьяго

Фото 2. Встреча в аэропорту города Сантьяго-де-Куба в 1200 км. от кубинской столицы. Кубинцы называют его «нашим Ленинградом», колыбелью революции. У трапа самолёта, прибывшего из Гаваны, А.Д. Лизичева встречает бригадный генерал Пардо Герра, в очках, справа капитан III ранга А.Ф. Щеглов.

3 в музее 2 го фронта

Фото 3. В музее 2-го фронта имени Франка Паиса на востоке Кубы

4 Лизичев у входа в музей

Фото 4. У входа в музей 2-го фронта. А.А. Лизичев и сопровождающие лица с кубинской и советской сторон.

5 беседа Лизичев с командиром танковой дивизии

Фото 5. Беседа А.Д. Лизичева с командиром кубинской танковой дивизии бригадным генералом Пардо Герра, справа кубинская переводчица.

6 в знак памяти героям 2-го фронта

Фото 6. А.Д. Лизичев и члены советской военной делегации у мемориала павшим героям Повстанческой армии Кубы, сражавшимся на 2-м фронте под командованием Рауля Кастро в горах на востоке Кубы.

7 в академии РВС Кубы

Фото 7. По возвращению в Гавану А.Д. Лизичев выступил перед слушателями Высшей военной академии РВС имени генерала Максимо Гомеса, а затем состоялось фотографирование советской военной делегации перед входом в здание вуза.

В течение всего времени пребывания на Кубе генерал-полковник Лизичев А.Д. и другие члены делегации, встречаясь с воинами РВС, кубинскими офицерами –политработниками и командирами старались глубже ознакомится с теми задачами и проблемами, которые решает командование и политорганы в процессе боевой учёбы личного состава. Каждый день работы делегации по программе, как правило, до обеда, был заполнен встречами и многочасовыми беседами и дискуссиями с кубинцами. Члены делегации, и в первую очередь её глава, щедро делились огромным опытом партийно-политической работы в нашей армии. С другой стороны, находясь на Кубе в её войсках, нам было важно понять, как в кубинской армии строится идеологическая работа, чем её формы и методы отличаются от практики, существующей в Вооруженных Силах нашей страны. Алексей Дмитриевич, например, в беседах с офицерами разных уровней интересовался также организацией социалистического соревнования и высказывал мнение, о том, что у кубинцев значительно меньше формального подхода к этому важному вопросу, чем у нас. Кубинцы реально в процессе состязаний по воинским дисциплинам и физической подготовке выявляют лучших из лучших в ротах, затем победители соревнуются на первенство батальона и далее на уровне полков, бригад и дивизий. Победителей соцсоревнований трёх армий (на Кубе нет военных округов), ПВО и ВВС, РВМФ, Молодёжной армии труда, всего около 40 военнослужащих, приглашают в Гавану, где с ними встречается министр РВС и лично в торжественной обстановке вручает им знаки, памятные подарки. Всё это транслируется по национальным каналам телевидения, а затем победители соревнования на неделю отправляются на пляж Варадеро.

Варадеро, знаменитый на весь мир курорт со своим великолепным песчаным пляжем на один день был предоставлен и нашей делегации, в самый разгар кубинского лета. Температура воды была выше 30 градусов.

9 на пляже Варадеро

Фото 8. 2 июня 1981 г., на пляже Варадеро. Военная делегация СССР во главе с А.Д. Лизичевым на дневном отдыхе. Слева направо: В.Ф. Молчанов, А.Ф. Щеглов, А.И. Скрыльник, А.Д. Лизичев, супруга генерал-майора В.Ф. Здунова, В.Ф. Здунов и капитан II ранга Роберто Мартинес, заместитель начальника ЦПУ РВС.

Однако главным и незабываемым событием, которое ожидало делегацию во главе с генерал-полковником А.Д. Лизичевым, была встреча с Раулем Кастро и последовавшей затем беседой с лидером кубинской революции Фиделем.

Готовясь к поездке на Кубу, мы знали, что 3 июня Раулю Кастро исполняется 50 лет. Были подготовлены поздравления от руководства Вооруженных Сил СССР и памятные сувениры к этой дате. Но, что произошло в этот день, стало для делегации полной неожиданностью.

3 июня точно в назначенное время А.Д. Лизичев и члены делегации прибыли в кабинет министра РВС на 5-м этаже в высотном здании на площади Революции. Рауль запросто встретил Алексея Дмитриевича в приёмной довольно скромного по размерам своего рабочего кабинета и предложил всем занять места за столом. Лизичев от имени министра обороны и начальника ГлавПУРа тепло и сердечно поздравил Рауля Кастро с пятидесятилетием со дня рождения, пожелал ему крепкого здоровья у успехов на высоких партийных и государственных постах.

Рауль поблагодарил Алексея Дмитриевича за поздравления и, указывая на галерею портретов, висевших на стене перед входом в кабинет министра , пояснил, что это все советские главные военные советники, работавшие в РВС Кубы, начиная с 1962 г. Эти генералы внесли большой вклад в укрепление обороноспособности Кубы, подчеркнул министр РВС.

Состоялась обстоятельная дружеская беседа между Раулем и Алексеем Дмитриевичем. Заканчивая своё выступление Рауль, как бы предваряя ответ на возможный вопрос со стороны Лизичева, сказал о том, что на Кубе юбилеи государственных и партийных деятелей не принято отмечать помпезно. Это скорее семейный праздник. Единственное исключение, добавил Рауль, не могу отказать детям, которые устроили маленький праздник здесь же в здании министерства в вестибюле. на одном из этажей.

Рауль и члены делегации встретились с детьми, которые поздравили Рауля с днём рождения, а затем продолжили свои танцы. Мы подарили кубинским школьникам советские значки и открытки.

Неожиданно для нас Рауль, выйдя вместе с нами из здания министерства, предложил Лизичеву и всем членам делегации проехать к нему на квартиру. Дело в том, что мы знали – у высших должностных лиц Кубы не существует традиции приглашать иностранцев к себе на частную квартиру, тем более, что речь шла о событии скорее семейном, чем официальным. Это приглашение, конечно, было экстраординарным.

Жил Рауль в те годы в обычном многоквартирном десятиэтажном доме на верхнем этаже. У входа нас встретила супруга Вильма Эспин де Кастро, симпатичная блондинка, с которой будущий министр встретился в годы партизанской войны в конце 50-х годов.

Она готовила большой торт и попросила прощения, что руки у неё в муке и она не может подать их для приветствия. Из родственников в их четырёхкомнатной квартире были две родственницы уже пожилого возраста и дочь с мужем. Рауль предложил Алексею Дмитриевичу и сопровождающим пройти на просторную лоджию, на которой под звёздным тропическим небом разместились за небольшим столом юбиляр и приглашенные гости. Угощал гостеприимный хозяин своим любимым напитком – русской водкой и солёными грибами, собранными во владимирских лесах.

Провозглашались тосты за юбиляра, за его 50 лет, за здоровье, за дружбу и сотрудничество между вооруженными силами СССР и Кубы. Шла тёплая дружеская беседа.

сканирование0004

Фото 9. 3 июня 1981 г., на лоджии у Рауля Кастро: спиной в голубой тенниске Рауль Кастро, справа от него кубинский переводчик майор Хесус Рансоли (стал впоследствии предателем), слева от Рауля генерал-полковник А.Д. Лизичев, генерал-майор А.И. Скрыльник, полковник Армандо Сауседо Йеро, зам. начальника ЦПУ РВС, правее от него за головой Рауля генерал-майор В.Ф. Здунов, прямо на снимке в военно-морской форме капитан III ранга А.Ф. Щеглов, правее от него полковник В.Ф. Молчанов, рядом Вильма Эспин де Кастро, супруга Рауля, в правом углу снимка начальник Генштаба РВС Кубы дивизионный генерал Сенен Касас Регейро с бокалом пива в руке.

9 тост за советско кубинскую дружбу

Фото 10. Тосты в честь 50-летия Рауля Кастро, за здоровье юбиляра.

К этому времени поспел торт, и Вильма пригласила всех в комнату. Пятьдесят свечей, зажжённых по окружности торта, успешно под аплодисменты присутствующих погасил юбиляр. Были сделаны снимки, запечатлевшие для потомков это событие.

8 ещё с тортом

Фото 11. 3 июня 1981 г., 50-летие Рауля Кастро у него на квартире. На снимке справа налево: генерал-майор А.И. Скрыльник, полковник В.Ф. Молчанов, генерал-полковник А.Д. Лизичев, Вильма, супруга Рауля, сам юбиляр со своими тетушками, капитан III ранга А.Ф. Щеглов, генерал-майор В.Ф. Здунов.

Историческая встреча с Фиделем

Вдруг почти незаметно и бесшумно в квартире появились несколько высоких крепких кубинских парней в военной форме без погон с автоматами наизготовку. Двое из них проскользнули на лоджию, другие заняли свои посты в прихожей. Рауль изменился в лице, чуть засуетился и быстро произнёс для Лизичева:

- Брат приехал.

сканирование0003

Фото 12. Первые мгновения после входа Фиделя на квартиру брата Рауля. Справа от Фиделя, переводчик майор Хесус Рансоли, генерал-полковник А.Д. Лизичев, генерал-майор А.И. Скрыльник, полковник В.. Молчанов; слева от Фиделя генерал армии Рауль Кастро, капитан III А.Ф. Щеглов.

В дверь вошел Фидель в своей как всегда идеально отглаженной военной форме и с сигарой во рту. Он протянул руку А.Д. Лизичеву, спросив при этом:

- Как дела, Алексей?

сканирование0001

Фото 13. Фидель беседует с А.Д. Лизичевым и А.И. Скрыльником.

сканирование0002

Фото 14. Алексей Дмитриевич Лизичев отвечает на вопрос Фиделя.

Затем он коротко поздравил Рауля с днём рождения и поздоровался со всеми остальными гостями, пригласив всех последовать за ним на лоджию. Мы все разместились полукругом перед ним, чуть выдвинув вперёд Алексея Дмитриевича поближе к Фиделю. Между ними был столик, на котором стояла налитая Раулем рюмка водки, к которой Фидель так ни разу и не прикоснулся.

Лидер кубинской революции задал несколько вопросов Лизичеву о положении в стране и армии, поинтересовался особенностями воспитательной работы в Вооруженных Силах, спросил, что уже успели посетить на Кубе, были ли на пляже «Варадеро»?

Алексей Дмитриевич поблагодарил Верховного главнокомандующего вооруженными силами Кубы за гостеприимство и радушие, за предоставленную возможность обстоятельно познакомиться с жизнью, боевой и политической учёбой воинов РВС. Он также передал приветы от министра обороны СССР и начальника ГлавПУРа.

В принципе, решение Рауля, естественно, согласованное с Фиделем, пригласить на квартиру в день своего юбилея одного из перспективных политработников Вооруженных Сил СССР, а именно генерал-полковника А.Д. Лизичева, можно было рассматривать не только как знак уважения и признательности представителю советских военных политорганов, но и как трезвый расчет на то, что Алексей Дмитриевич – это один из главных претендентов на пост начальника ГлавПУРа, его будущий руководитель. И, как известно, в своих прогнозах высшее руководство Кубы не ошиблось. А ведь это был 1981 год.

С первых минут беседы и до конца встречи Фидель был удивительно спокоен, тихо, чуть с хрипотцей в голосе, чётко и обстоятельно аргументируя высказываемые тезисы. Прерывал свою речь ненадолго, чтобы раскурить очередную сигару «Чиапас», он курил только этот сорт сигар, затем продолжал говорить, держа сигару в левой руке. Он внимательно своему главному собеседнику – Лизичеву, затем ненадолго поочерёдно переводил взгляд на других членов делегации, как бы стараясь убедиться, понимаем ли мы его слова, и находят ли они отклик у каждого из присутствующих. Естественно, так близко Фиделя Кастро никто из нас раньше не видел и тем более не мог общаться с ним.

Прошло около двух часов. Тепло попрощавшись с Алексеем Дмитриевичем Лизичевым и другими членами делегации, Фидель покинул квартиру брата. Эта встреча с Фиделем, продолжавшаяся совсем недолго, произвела на всех нас глубокое впечатление. А.Д. Лизичев вспоминал потом, что нам неожиданно удалось побеседовать в семейной обстановке с одним из выдающихся государственных деятелей XX века, личностью планетарного масштаба – легендарным революционером Фиделем Кастро.

* * *