Тайваньский фактор в современных китайско-американских отношениях.

15 сентября 2018 года на 7-м канале ЦТ Китая в рубрике «Обзор новостей в сфере обороны» вышла передача «Политика США в отношении Тайваня: поддержка или своекорыстный расчёт?»

Ведущий Ван Дин:»В тайваньском вопросе США по-прежнему следуют тактике малых шагов. Недавно четверо американских сенаторов представили так называемый «Тайбэйский законопроект», согласно которому США должны понижать уровень своих дипотношений с теми странами, которые прекращают «дипломатические отношения» с Тайванем, а также должны отказываться от экономической и военной помощи таким странам.

Соединённые Штаты уже отозвали своих послов из Сальвадора, Панамы, Доминиканской республики из-за того, что в нынешнем году эти страны объявили о разрыве так называемых дипломатических отношений с Тайванем. Именно этим США, ничтоже сумняшеся, объяснили свои действия.

В ответе официального представителя МИД КНР Китай напомнил о принципиальности признания «одного Китая», о необходимости обстоятельного, взвешенного подхода к тайваньской проблеме и о недопустимости безответственных заявлений и действий по этому поводу. Кроме того, сообщается, что США совместно с Японией помогут Тайваню в строительстве субмарины. Что всё это означает: политика в чистом виде или своекорыстный расчёт? Для чего Соединённым Штатам необходим Тайвань?»

Корреспондент ЦТ Китая в Вашингтоне Ван Мэн:»Администрации США постоянно взаимодействует с Тайванем. В США принят «Закон о поездках на Тайвань» (16 марта 2018 года), американский военный флот заходит в Тайваньский пролив, Конгрессом США утверждён в окончательной редакции «Законопроект о национальной обороне» на 2019 финансовый год (23 июля 2018 года), предусматривающий ассигнования для Тайваня.

Тем не менее, опросы общественного мнения на Тайване показывают, что за период с 2016 до 2018 года возросло число тех, кто без оптимизма смотрит на отношения с Соединёнными Штатами. Надежда на американскую поддержку укрепилась лишь среди сторонников «зелёного лагеря». (На Тайване основной цвет партийного флага партии Гоминьдан – синий, сторонники «синего лагеря» против статуса государственной независимости Тайваня, они за единый Китай под властью Гоминьдана. Основной цвет партийного флага тайваньской Демократической прогрессивной партии – зелёный, сторонники «зелёного лагеря» за полную государственную независимость Тайваня от континентального Китая. Действующий президент Китайской Республики на Тайване с 20 мая 2016 года – Цай Инвэнь, представитель Демократической прогрессивной партии Тайваня.– Примечание переводчика).

Как сообщается на сайте «The Diplomat” (Англоязычный онлайн - журнал международных новостей, посвящённый политике, обществу и культуре в АТР, основан в 2001 году, главная редакция в Токио. – Примечание переводчика), определённым сигналом стал телефонный разговор Трампа с президентом Тайваня Цай Инвэнь, состоявшийся сразу после выборов в США в ноябре 2016 года, но с тех пор прошло почти два года, а Тайвань преследуют «дипломатические неприятности», и Соединённые Штаты практически ничего не добились в разрешении тайваньской проблемы.

Как считают американские эксперты, происходит это из-за отсутствия внятной тактики администрации Трампа по тайваньскому вопросу: вроде что-то говорят, а по сути – полная неразбериха. По мнению же американских СМИ ещё более глубокая причина кроется в неизменном стремлении администрации Трампа использовать Тайвань как разменную монету в переговорах с Пекином и в отсутствии подлинного стремления помочь Тайваню на пути самостоятельного развития.

Американская администрация рассчитывает использовать тайваньскую проблему для давления на Пекин, например, в процессе торговых споров, в ходе переговоров по денуклеаризации Корейского полуострова. и не скрывает своих намерений разыграть «тайваньскую карту». Ссылаясь на мнение экспертов, международное информационное агентство «Bloomberg News” (штаб - квартира в Нью-Йорке) считает, что в ближайшей перспективе подобная позиция США может привести к противоборству двух держав, каждая из которых стремится получить преимущество над другой при решении чувствительных проблем, а в долгосрочной перспективе США, занимая такую позицию, могут попросту перемудрить».

Ведущий Ван Дин:»После того, как Сальвадор, Панама, Доминиканская республика разорвали так называемые дипломатические отношения с Тайванем, Соединённые Штаты встрепенулись и отозвали по этой причине своих послов в этих странах, – шаг грубый, прямолинейный».

Ли Ли (женщина, старший полковник НОАК, профессор Университета обороны НОАК):»Думаю, США поступают так не ради Тайваня, а в своих собственных интересах. Как известно, КНР и США в своё время заключили три совместных коммюнике, заложивших основу современных китайско-американских отношений. Это «Шанхайское Коммюнике», «Китайско-американское коммюнике об установлении дипломатических отношений» и «Коммюнике 17-го августа». («Шанхайское Коммюнике» – «Китайско-американское совместное коммюнике», опубликовано китайской и американской сторонами 28 августа 1972 года в Шанхае, положило начало нормализации китайско-американских отношений. «Китайско-американское коммюнике об установлении дипломатических отношений» опубликовано 16 декабря 1978 года, в нём было заявлено, что с января 1979 года правительства КНР и США взаимно признают официальный статус друг друга и устанавливают дипотношения между двумя странами. «Коммюнике 17-го августа» опубликовано правительствами КНР и США 17 августа 1982 года, в нём говорится о постепенном и окончательном разрешении вопроса о продаже американского оружия Тайваню.

Во всех трёх коммюнике подчёркивалась необходимость соблюдения принципа «одного Китая». – Примечание переводчика). Во всех трёх коммюнике американская сторона обещала уважать принцип «одного Китая» и рассматривать Тайвань как часть Китая. Однако в дальнейшем стало понятно, что действия США очень сильно расходятся с их обещаниями. То есть, как мне кажется, в практическом плане США отходят от своих прежних обещаний уважать принцип «одного Китая». Это первое.

Во-вторых, в отношениях Китая с Соединёнными Штатами всегда проявляется одна закономерность, а именно: тайваньская проблема всякий раз занимает центральной место в китайско-американских отношениях. Когда Соединённые Штаты тщательно соблюдают принцип «одного Китая», китайско-американские отношения развиваются достаточно конструктивно, устойчиво. Но, когда США небрежны в соблюдении принципа «одного Китая», это сильно мешает успешному развитию отношений КНР и США. Поэтому сейчас, когда Соединённые Штаты бросают вызов принципу «одного Китая» и игнорируют реакцию китайской стороны, это серьёзно вредит китайско-американским отношениям. Думаю, Трампу обязательно следует обратить внимание на данное обстоятельство.

В-третьих, в нынешней ситуации вокруг тайваньской проблемы просматривается определённая тенденция: Соединённые Штаты действуют вовсе не ради благополучия Тайваня, – они стремятся таким образом повлиять на весь спектр китайско-американских отношений в целом. Думаю, подобный прагматичный подход – вполне в духе Трампа».

Ведущий Ван Дин:»Но мы видим и то, как четверо американских сенаторов представили так называемый «Тайбэйский законопроект». Уважаемый Дяо, неужели в американских политических кругах действительно есть те, кто так радеет за интересы Тайваня?»

Дяо Дамин (доцент Института международных отношений Народного университета (Пекин), ранее – научный работник НИИ США АОН КНР):»В Конгрессе США, в вашигнтонских политических кругах безусловно есть меньшинство, которое у нас обычно именуют так называемыми авторами политики в отношении Тайваня. Это ярко выраженные «поборники независимости Тайваня», «протайваньские политики».

Теперь, что касается конкретно четверых сенаторов, представивших «Тайбэйский законопроект».

Во-первых, – это сенатор от штата Колорадо Кори Гарднер, который за прошедшие три года уже трижды посещал Тайвань и который является безусловным «авангардом» «протайваньских политиков». Он член Республиканской партии, в настоящее время - председатель Комиссии по вопросам АТР Комитета Сената США по международным отношениям.

Ещё одним автором «Тайбэйского законопроекта» является сенатор Конгресса США от штата Массачусетс Эд Марки, член Демократической партии, второе лицо, почётный член Комиссии по вопросам АТР Комитета Сената США по международным отношениям. Сенатор Марки – выразитель довольно идеологизированной, довольно предвзятой точки зрения, распространённой в Новой Англии (Новая Англия – штаты Мэн, Вермонт, Нью-Гемпшир, Массачусетс, Коннектикут, Род-Айленд. – Примечание переводчика). В вопросе отношений континентального Китая и Тайваня он занимает абсолютно протайваньскую позицию.

Третий – сенатор Конгресса США от штата Нью-Джерси Роберт Менендес, член Демократической партии, лидер демократов в Комитете Сената США по международным отношениям. Сенатор Менендес уже давно входит в число ярых «поборников прав человека».

И наконец четвёртый – сенатор Конгресса США от штата Флорида Марко Рубио, член Республиканской партии США, «авангард» «сторонников жёсткой политики в отношении КНР».

В то же время у каждого из четырёх вышеназванных сенаторов были свои резоны стать автором так называемого «Тайбэйского законопроекта». Например, Рубио стремится таким образом повысить свой авторитет в Республиканской партии. Да, авторы законопроекта представляют собой политическое меньшинство, но дело в том, что в целом политики в Вашингтоне толком не разбираются в тайваньской проблеме и, наверное, что называется, плывут по течению. Именно таким образом, к примеру, и был принят так называемый «Закон о поездках на Тайвань». («Закон о поездках на Тайвань» разрешает деловые поездки на Тайвань государственных чиновников США всех уровней и на взаимной основе приезд в США тайваньских чиновников. Принят Конгрессом США, а затем подписан президентом США Трампом и вступил в силу 16 марта 2018 года. Ранее, после установления 1 января 1979 года дипотношений между КНР и США, Конгресс США 10 апреля 1979 года принял «Закон об отношениях с Тайванем» с целью сохранения американской поддержки Тайваня. – Примечание переводчика). Похожая картина наблюдается и сейчас. «Тайбэйский законопроект» появился в Сенате Конгресса США 4 сентября нынешнего года, его непосредственно представил один сенатор, ещё трое выступили в соавторстве с ним, но больше никто из сенаторов не имеет отношение к его разработке.

Что касается, скажем, утверждения кандидатуры члена Верховного суда США, бюджета на 2019 финансовый год, выделения ассигнований и т. д., то эти вопросы, возможно, будут решены в ближайшее время в преддверии выборов в Конгресс США. А вот с утверждением «Тайбэйского законопроекта» в Конгрессе США всё весьма непросто, поскольку он вносит дисгармонию в отношения КНР и США, в отношения континентального Китая и Тайваня».

Ведущий Ван Дин:»Но мне вот, что любопытно, – почему они так усердствуют с этим законопроектом: это политическое шоу или нечто другое? Например, соображения экономического характера?»

Ли Ли:»Думаю, причины тут сложны и многогранны. Это соображения политического характера, а также экономического и военного, это целый комплекс причин. Всего несколько дней назад появился отчёт об экспорте американских вооружений в первом полугодии текущего года. Объём этого экспорта составил 46 миллиардов 900 миллионов долларов, – больше, чем за весь прошлый год. Представляете: объём экспорта американских вооружений в первом полугодии текущего года больше, чем за весь прошлый год! Связано ли это с повсеместным разжиганием конфликтов Соединёнными Штатами? Думаю, связь очевидна.

Я хорошо помню, как в апреле нынешнего года Трамп подписал меморандум, открывший путь для наращивания объёма экспорта американских вооружений, что в свою очередь открыло весьма внушительную лазейку для поставок оружия на Тайвань. Расширение экспорта вооружений, что выгодно для США экономически, продиктовано также прагматичными соображениями Трампа, который стремится за счёт экономического развития поднять электоральный рейтинг своей партии, – ведь скоро выборы в Конгресс США».

Ведущий Ван Дин:»Он стремится занять рынок и Тайвань – одна из его целей на этом пути».

Ли Ли:»Совершенно верно. Хорошо известны прочные связи Республиканской партии США и самого Трампа с американским военно-промышленным комплексом. Трамп предоставил ВПК широкие возможности для сбыта своей продукции, способствует увеличению стоимости этой продукции в целом, а ВПК в свою очередь использует своё влияние для поддержки Республиканской партии на предстоящих выборах в Конгресс, то есть, получается своего рода обмен. Не говоря уже о соображениях военного характера, когда экспорт вооружений – средство скрытого нажима на оппонентов и поддержки союзников».

Ведущий Ван Дин:»Вот Вы рассказали о продаже вооружений, а недавно прошла информация о том, что США совместно с Японией, возможно, примут участие в строительстве тайваньской субмарины».

Голос за кадром:»Как сообщили 10 сентября тайваньские СМИ, весьма вероятно, что США совместно с Японией примут участие в строительстве так называемой первой тайваньской субмарины «собственного производства». Сообщается, что после того, как в США «дали зелёный свет» американским производителям, готовым оказывать содействие Тайваню в производстве субмарины, в эту работу включается и бригада из Японии. Сообщается даже о том, что японские специалисты уже находятся на юге Тайваня, где руководят сварочными работами, которые ведут тайваньцы. В статье на сайте «The Diplomat”, озаглавленной «Будущая тайваньская подлодка – беспилотный аппарат», говорится о том, что Тайвань связывает свои самые большие надежды с США, рассчитывая на американскую помощь в деле строительства своей субмарины. Действительно ли помощь США и Японии Тайваню бескорыстна, или они преследуют своекорыстные цели?»

Ведущий Ван Дин:»Для чего США тащат сюда своего «младшего брата» Японию: чтобы дать ей заработать или чтобы «подставить» в случае неудачи?»

Дяо Дамин:»И то и другое. В принципе, чтобы дать заработать, ну, а в стратегическом плане Япония несомненно является «прокладкой» США. То, как США занялись этим аутсорсингом, устроенным Тайванем в связи со строительством судна, вписывается в формируемую администрацией Трампа стратегическую конфигурацию и в основном соответствует американским замыслам ещё со времён Обамы, связанным с изменением стратегии США в АТР, с изменением характера стратегических отношений с союзниками США в этом регионе. Прежде в Северо-Восточной Азии, да и в АТР в целом стратегия США носила исключительно двусторонний характер: США – Южная Корея, США – Япония, США -- Тайвань, являющийся для американцев стратегической точкой. А между самими союзниками США особого взаимодействия не было. Подобная стратегическая модель сильно изматывала Соединённые Штаты, ибо в случае возникновения проблем в отношениях между союзниками от США требовались колоссальные усилия для их разрешения. Если в этот раз главную роль в строительстве субмарины на Тайване будет играть Япония, то возможные проблемы, связанные со строительством, потребуют укрепления взаимодействия непосредственно между этими двумя союзниками Соединённых Штатов. Замысел администрации Трампа в том, чтобы, сохраняя стратегическое присутствие США в Северо-Восточной Азии и АТР в целом, сделать это присутствие эффективным, недорогим, не требующим от США настолько серьёзных усилий, как прежде. А, если возникнут проблемы, США будут настаивать на том, чтобы их союзники в регионе сперва непосредственно взаимодействовали и разбирались между собой для их разрешения, и только потом будут вмешиваться сами».

Ведущий Ван Дин:»Выходит, у американской администрации и особенно у президента Трампа далеко идущие планы. Хотелось бы вернуться к недавним высказываниям Цай Инвэнь по военным вопросам, в том числе по поводу строительства на Тайване так называемой субмарины собственного производства, по поводу их самостоятельного оборонительного потенциала. Сказано было очень много, говорилось о том, что, помимо строительства этой субмарины, тайваньцы будут также самостоятельно производить другую технику, в том числе беспилотники, военные суда. Однако общее впечатление такое, что всё это в некотором смысле бахвальство».

Ли Ли:»Думаю, намерения Цай Инвэнь довольно далеки от реальности. После своей победы на президентских выборах на Тайване в 2016 году она выступила с очень «сильным» лозунгом о «собственном производстве», тогда же появился план по производству вооружений, рассчитанный на 15 лет. В том числе это касается строительства судов для ВМС Тайваня, например, 60-и малых быстроходных ракетных катеров. Помимо этих катеров, тайваньцы ещё намерены самостоятельно производить субмарины. Пока не построили, но разговоры не прекращаются».

Ведущий Ван Дин:»А способна ли тайваньская промышленность обыспечить замыслы президента Цай Инвэнь?»

Ли Ли:»На мой взгляд у тайваньской промышленности имеется серьёзный недостаток. На Тайване есть определённый потенциал для производства гражданских судов, но для постройки военных судов их промышленность не годится. В чём главное отличие гражданских и военных судов? Для изготовления их корпусов используется сталь неодинаковой прочности, к тому же палуба военного судна в отличие от судна гражданского должна быть приспособлена для установки вооружения. Крупное гражданское судно водоизмещением несколько десятков тысяч тонн, сто с лишним тысяч тонн строится довольно быстро, поскольку оно пустотелое, внутри его корпуса ничего не предусмотрено. Технология же строительства военного судна сложнее, она в частности предусматривает обеспечение его живучести в случае ракетного поражения и устойчивости в момент пуска собственных ракет».

Ведущий Ван Дин:»То есть, при строительстве гражданского и военного судна реализуются совершенно разные кострукторские решения».

Ли Ли:»Да, совершенно разные, поэтому нельзя вести речь о выполнении предложенного Цай Инвэнь так называемого «грандиозного» плана развития ВМС Тайваня силами тайваньских гражданских судостроителей. Думаю, Цай Инвэнь сама понимает, что её планы по строительству собственных военных судов практически нереализуемы, но тем не менее она намечает эти цели, чтобы таким образом продемонстрировать уверенность Тайваня в своих силах, по крайне мере в вопросах обороны, чтобы, сотрудничая с другими государствамии и регионами, в том числе закупая иностранное вооружение и технику, заявлять о способности производить собственное вооружение и таким образом показывать собственную значимость. Но закупать иностранное оружие ей всё равно придётся».

Ведущий Ван Дин:»Согласен. Став президентом Тайваня, Цай Инвэнь, не переставая, говорила на военную тему, заявляя, что Тайваню необходимо то или иное вооружение, и что Тайвань будет производить его самостоятельно. Но через какое-то время выясняется, что вряд ли тайваньцы способны на это. Остаётся закупать. Разумеется, для Цай Инвэнь главный продавец оружия – Соединённые Штаты. Выходит, ей придётся менять свою концепцию «собственного производства» и платить Соединённым Штатам за оружие?»

Дяо Дамин:»Тайваньцы платят за свою защиту. Правда, сейчас процесс приобретения ими оружия стал более проблематичными, чем прежде, в том смысле, что оружие-то они закупают, но не факт, что оно используется ими, порой оно попросту простаивает. Вот и приходится тайваньцам задумываться о так называемом собственном производстве вооружений, однако закупать за рубежом необходимые узлы и комплектующие с последующей сборкой на Тайване им всё равно придётся. База тяжёлой промышленности Тайваня очень слабая, они долгие годы ничего сами не производили, никаких военных кораблей и так далее.

Последние опросы общественного мнения на Тайване показывают, что рейтинг поддержки Цай Инвэнь составляет примерно 33,6%, а не поддерживают её более 60%. Таким образом, её антирейтинг даже выше, чем у Трампа, а это значит, что она испытывает серьёзное внутриполитическое давление. Тем не менее в этих условиях она пытается реализовывать концепцию так называемой самостоятельности в вопросах обороны, которая предусматривает строительство собственных субмарин и т. д., и , кроме этого, пытается поднять экономику Тайваня.

Что касается тайваньских судоверфей, то они расположены в Цзилуне (северный Тайвань) и в Гаосюне (южный Тайвань), но строительство военных судов осуществляется главным образом на судоверфях в Гаосюне. Хорошо известно «дело Цинфу», – речь идёт о расположенной в Гаосюне судоверфи «Цинфу», где имели место многочисленные злоупотребления, связанные со строительством минных тральщиков. Компания «Цинфу» заключила договор с тайваньскими властями на строительство минных тральщиков и брала значительные банковские кредиты, но в итоге у неё образовались большие задолженности. Возможно, вся эта история очень негативно повлияет и на планы тайваньских властей, планы Цай Инвэнь по строительству собственных субмарин, посеет сомнения относительно возможности реализации этих планов.( 29 января 2009 года США объявили о продаже ВМС Тайваня двух минных тральщиков класса «Оспрей» на сумму 105 миллионов долларов, которые были закуплены тайваньской стороной и введены в строй в конце октября 2012 года.

Кроме этого, производитель минных тральщиков предоставил Тайваню право самостоятельно производить эти суда, в связи с чем было запланировано построить на тайваньских судоверфях шесть аналогичных тральщиков. В последующем со стороны подрядчика – судоверфи «Цинфу» – возникли финансово-правовые нарушения в рамках этого проекта, в связи с чем 27 октября 2017 года выступил председатель Исполнительного юаня (правительства) Тайваня Лай Циндэ. – Примечание переводчика). Думаю, в такой ситуации тайваньцам будет гораздо сложнее заниматься строительством собственных судов для ВМС, нежели просто закупать готовое вооружение. Тайваньцы будут закупать американское вооружение и таким образом платить за свою защиту, удовлетворяя интересы ряда компаний американского ВПК, стоящих за Трампом. В итоге, стремясь стать производителями собственных субмарин, стремясь стать самостоятельным «игроком», но, продолжая закупать вооружение у своего «защитника», тайваньцы по сути дела останутся американской «пешкой»».

Ведущий Ван Дин:»Получается, админстрация Цай Инвэнь рассчитывает платить Соединённым Штатам за защиту в обмен на ощущение так называемой безопасности. Однако известно и то, что в администрации Трампа существуют различные подходы к Тайваню».

Голос за кадром:»По сообщению Национального общественного радио США (National Public Radio – сообщество радиостанций США, крупнейшая некоммерческая радиостанция, которая собирает и распространяет новости с 797 радиостанций США, создана в 1970 году, расположена в Вашингтоне, представляет интересы общественного радио перед Конгрессом США. – Примечание переводчика) 11 сентября нынешнего года в продаже появилась новая нашумевшая книга Боба Вудворда (Редактор газеты “The Washington Post”, один из известнейших в США журналистов-расследователей. – Примечание переводчика) «Страх. Трамп в Белом Доме», в которой предавший гласности в 1972 году дело «Уотергейт» журналист «Вашингтон Пост», сегодня рассказывает о том, как окружение Трампа постоянно лихорадит от невероятных внешнеполитических идей президента США. Автор книги также рассказывает, как на совещании в Белом Доме Трамп спрашивал о том, «что могут получить США за защиту Тайваня». Подобная постановка вопроса раскрывает менталитет Трампа-бизнесмена, стремящегося к выгоде. Трампа абсолютно не волнует Тайвань сам по себе, Трамп всего лишь намерен разменять Тайвань на встречные уступки со стороны Китая. Так, чего же хотят для себя США в тайваньском вопросе?».

Ведущий Ван Дин:»Книга Вудворда вызвала широкий интерес. Особенно бросается в глаза слово «страх» в её названии. Ваше мнение, уважаемый Дяо».

Дяо Дамин:»Если образно описать «президентство» Трампа, то это именно «страх», стремление запугать, даже запугать весь мир. Трамп ведёт себя нетрадиционным образом, поступает вопреки здравому смыслу, его понимание президентских полномочий совершенно не такое, как у традиционного политика. Думаю, после публикации этой книги возникнет ещё один «страх». Если в Республиканской партии США, в Белом Доме, в администрации Трампа испытывают чувство страха по отношению к Трампу, к его нетрадиционному курсу, к его крайне неопределённой позиции, особенно во внешней политике, и опасаются того, что эта неопределённость для всего окружающего мира может нести угрозу и для интересов самих Соединённых Штатов, то, возможно, чувство страха по отношению к Трампу начнёт испытывать и американская общественность, американские элиты во всяком случае. Сейчас книга Вудворда очень популярна, и, как мне кажется, после выхода этой книги у самого Трампа тоже появилось чувство страха, – он опасается, что в случае доминирования Демократической партии США в Палате представителей по итогам грядущих выборов в Конгресс США оппозиция ему лично в Республиканской партии США усилится. В предвыборный период элиты Республиканской партии США, возможно, терпят Трампа, понимая, что он пользуется поддержкой базового электората республиканцев. Однако правящая верхушка Республиканской партии США в принципе заинтересована в сбалансированной, профессиональной, даже компромиссной внутренней и внешней политике, поэтому вне электорального периода, в относительно спокойное время, чувство страха по отношению к Трампу внутри Республиканской партии США будет только нарастать».

Ведущий Ван Дин:» Да, Трамп абсолютно не такой, как его предшественники в американской политике, Трамп – это другой тип президента США, отсюда страх, который испытывают по отношению к нему во властных кругах Соединённых Штатов. Но неужели Цай Инвэнь не испытывает чуство страха в отношении политического стиля Трампа? И, если испытывает, то почему тогда изо всех сил цепляется за США?»

Ли Ли:»Думаю, в Соединённых Штатах, особенно в сфере американской политики, всегда неразрывно существовали две точки зрения: концепция «отказа от Тайваня» и концепция «защиты Тайваня». В этом смысле, как мне кажется, в США тайваньской проблеме придают серьёзное внимание. Если же говорить откровенно, Тайвань для американцев – это «фигура», которой они могут пожертвовать. И, как я думаю, именно понимание данного обстоятельства, понимание того, что США могут их «бросить», вселяет страх в Цай Инвэнь. А, раз так, тайваньцам по выражению уважаемого Дяо придётся больше платить Соединённым Штатам за свою защиту. Однако, скорее всего, американцы будут продавать им отработанную технику. Тайвань ведь называют свалкой подержаных американских военных кораблей. И тайваньцы прекрасно понимают, что США продают им отработанную, бесполезную, просроченную технику, жестоко обманывая их. Но тайваньцы вынуждены платить за эти поставки, потому что таким образом они обеспечивают для себя так называемую американскую защиту.

Во многих случаях Трамп ведёт себя предельно прагматично. Действительно, с точки зрения бизнесмена иногда решение того или иного вопроса можно упростить. Однако, когда подобное упрощение становится чрезмерным, когда заведомо сложную проблему упрощают до предела, – всё это приводит к необратимым последствиям. Методы Трампа, в том числе при решении им проблемы Корейского полуострова, сводятся к тому, сколько это будет стоить, что можно получить от этого. Это примитивная логика торговца, в том числе, когда он спрашивает, что получат США в обмен на предоставляемую ими Тайваню защиту. Это крайне упрощённый подход, в результате которого не только США не получат какую-либо выгоду, но и произойдёт колоссальный откат в китайско-американских отношениях. Подобные внешнеполитические методы Трампа могут привести к примитивизации всей внешней политики США, что в свою очередь негативно скажется и на китайско-американских отношениях и на всей политической атмосфере, в которой находятся Соединённые Штаты, я имею в виду их отношение к союзникам по НАТО, их политику расшатывания, дестабилизации ситуации в регионах. Мне кажется, Цай Инвэнь чрезвычайно опасается именно такого стиля внешней политики Трампа ».

Ведущий Ван Дин:»Получается, тайваньцы, Цай Инвэнь более всего опасаются, что США могут бросить их. В то же время хорошо известно, как Трамп поставил вопрос о том, что могут получить США за защиту Тайваня. В чём отличие тайваньского и американского подходов?»

Дяо Дамин:»Прежде всего следует отметить, что вопрос, поставленный Трампом, свидетельствует о его вопиющей некомпетентности во внешнеполитических делах. Трамп интересуется у подчинённых ему высокопоставленных советников, что из себя вообще представляет проблема континентального Китая и Тайваня, какова ситуация в АТР. Он действительно очень некомпетентен. Ещё надо понять, что из себя представляет так называемый прагматизм Трампа. Классический, традиционный прагматизм политика сводится исключительно к национальным интересам его страны. А прагматизм Трампа – это не национальные интересы его страны, а застилающее всё остальное стремление к получению прибыли. Он ведь имеет в виду, какова будет материальная выгода США от защиты Тайваня. Так что, на мой взгляд прагматизм Трампа не есть классический прагматизм политика. Одним словом, Трамп – фигура, не имеющая ни малейшего опыта политической деятельности, а многие его идеи – проявление прагматизма бизнесмена. Для Трампа главное, какова будет материальная выгода от реализация этих идей, без выгоды он и пальцем не пошевелит. Возможно, когда Трамп задал вопрос, что можно получить за защиту Тайваня, а его высшие советники ответили ему, что по сравнению со значимостью китайско-американских отношений выгода для США от защиты Тайваня ничтожно мала, – Трамп сказал, коль скоро от защиты Тайваня нет никакой выгоды, нельзя ли использовать Тайвань как противовес, как инструмент торга в отношениях с Китаем. Таким образом, Тайвань сейчас для США – это некая разменная монета в отношениях с Китаем. Думаю, США будут следовать основополагающей идее трёх китайско-американских совместных коммюнике – принципу «одного Китая» и не будут открыто нарушать эту «красную черту». Однако из-за чрезвычайно высокого плюрализма, мозаичности политических взглядов в США Соединённые Штаты будут проводить так называемую «политику балансирования», политику продвижения шаг за шагом в сферу политических интересов Китая, политику приближения к упомянутой «красной черте». Вот, в Сенате Конгресса США выдвинули так называемый «Тайбэйский законопроект», а Госдепартамент США выступил с заявлением о соблюдении принципа «одного Китая», но при этом отозвал послов США из тех стран, которые разорвали так называемые дипломатические отношения с Тайванем. То есть, Сенат Конгресса США играет роль «заступающего за черту», а Госдепартамент США в целом играет роль «соблюдающего правила». В то же время, когда Госдепартамент США обращается с запросом к министерству обороны США о направлении американских морских пехотинцев в новый комплекс «Американского института на Тайване» ( “American Institute in Taiwan” (AIT) – общественная некоммерческая организация, учреждённая Госдепартаментом США в Тайбэе в 1979 году согласно Закону США «Об отношениях с Тайванем» и законам округа Колумбия (США), фактически играет роль посольства США на Тайване. Новый комплекс AIT открыт в Тайбэе 12 июня 2018 года. – Примечание переводчика), он, что, тоже играет роль «заступающего за черту»?»

Ведущий Ван Дин:»Госдепартамент США то играет роль «положительного героя» (досл. «поёт в красной маске»), то «героя сурового, грубого» (досл.»поёт в чёрной маске»). (В традиционной пекинской опере герой с красной театральной маской на лице – положительный персонаж, белая театральная маска – у персонажа злого, отрицательного, а чёрная маска – у персонажа сурового, неулыбчивого, грубого. – Примечание переводчика).

Дяо Дамин:»Министерство обороны США, кстати, отказало Госдепартаменту США, понимая, что речь идёт о «красной черте». Вот так, то, делая шаг вперёд, то, назад, американцы проводят свою «политику балансирования» в отношении Китая, слегка заступая при этом за «красную черту». Возможно, так и до основополагающего принципа «одного Китая» доберутся, что, конечно, очень опасно».

Передача завершена.