Возвращенные имена.

(Опыт работы во Фрайбургском военном архиве)

Город Фрайбург, расположенный на юго-западе Германии, знаменит не только своим старинным университетом. Там размещается уникальный военный архив. С давних времён это место являлось основным хранилищем немецких военных источников. Официально это учреждение называется «Bundes Archiv Militär Archiv», сокращённо BAMA. Переводится, как «Федеральный архив, военный архив».

Мне дважды удалось его посетить: в 2004 году и в мае этого года.

Главным во время первой, краткой поездки было понять, насколько он информативен применительно к блокаде Ленинграда и боям за наш город. Этой темой я занимаюсь свыше 20 лет. Посетив архив, я убедился, что работы для историка, владеющего немецким военным языком, там непочатый край.

Оказалось, что в архиве помимо подробнейших сведений о действиях немецких войск имеются также и некогда секретные разведывательные данные, касающиеся допросов советских военнопленных, в том числе на уровне командиров соединений и выше.

Вот, например, что удалось узнать о судьбе командира 191-й стрелковой дивизии полковника Старунина Александра Ивановича. По данным ЦАМО он попал в плен под Ленинградом зимой 1942 года и с тех пор числится пропавшим без вести. Протоколы допросов, раскрывающие его судьбу, хранятся во Фрайбурге под номерами: RH 26-254/8-11 и RH 26-254/16-20. Из них следует, что полковник был взят в плен 7 марта 1942 года разведдозором 254-й немецкой пехотной дивизии в Волховском котле под Ленинградом. Перед этим были захвачены три его офицера, политрук и шесть солдат. Один из пленных русских указал разведдозору место, где скрывался командир. При взятии его в плен возникла перестрелка, в ходе которой полковник получил лёгкое ранение. Разведдозор получил приказ доставить полковника, по возможности, живым. Остальные русские были расстреляны.

Полковнику Старунину на момент ареста было 43 года, он сын крестьянина. Во время советско-польской войны в 1920 году от простого солдата дослужился до командира роты, а затем стал штабным офицером. В 311-й стрелковой дивизии, куда он затем был переведён, его назначили начальником разведывательного отделения. В августе 1941 года дивизия потерпела тяжёлое поражение под Чудово. Старунину удалось избежать окружения, но он был арестован и обвинён в сдаче Чудово. Спустя два месяца его выпустили и назначили начальником штаба 191-й стрелковой дивизии. Дивизия принимала участие в боях за Тихвин и отличилась, нанеся удар во фланг немецкой 21-й пехотной дивизии, когда та с боями отходила от Волховстроя на юг. В феврале 1942 года Старунин стал командиром этой дивизии.

Старунин полагает, что он легко мог бы пробиться к своим, так как часами изучал систему и порядок действий немецких сторожевых постов. Но он не сделал этого, так как не хотел бросать в беде своего дивизионного комиссара. Когда комиссар умер, то все шансы на благополучный исход были уже потеряны. Когда немцы обнаружили Старунина, то он стал отстреливаться, но отказало оружие. «Мне нужно было бы погибнуть в бою», – сказал он в завершении допроса.

Мне стала интересна дальнейшая судьба командира 191-й дивизии, и я разослал материалы допроса по интернету. Неожиданно быстро получил письмо от одного молодого петербургского историка. «Полковник Старунин по прежнему считается пропавшим без вести в результате неудачной «Померанской операции», – написал он мне. – Из той операции мало кто вернулся, а штаб дивизии сгинул бесследно. Наличие такого документа в немецком архиве позволяет вычеркнуть из списка пропавших без вести ещё одного командира Красной армии, хотя я уверен, что сама запись допроса содержит массу фамилий офицеров Красной армии с разъяснением их судеб. Сколько советских солдат и офицеров можно было бы вычеркнуть из списков пропавших без вести благодаря таким вот документам, если бы этим занялось Министерство обороны России».

Отрадно, что судьба Старунина нашла отклик и у юной молодёжи Петербурга. Вот что написала ученица одной из гимназий Катя Лифинцева, ознакомившись с моей заметкой:

«Трудно не согласиться с Вами в том, что изучение секретных архивных немецких документов необходимо, чтобы иметь более полное представление о событиях, происходивших в блокадном Ленинграде. Я раньше ничего не слышала о полковнике Старунине. Прочитав отчёт о допросе пленного командира 191-й стрелковой дивизии, я вновь испытала чувство гордости за русского героя, который перед лицом смерти не отказался ни от своих убеждений, ни от Родины».

Вторая командировка во Фрайбургский военный архив оказалась тоже плодотворной. В мае 2018 года я целую неделю бесплатно пользовался его фондами. Помня слова историка о бесследно исчезнувшем штабе 191-й стрелковой дивизии, сразу же постарался найти дела, связанные с этим событием. Ожидал многого, но только не этого. Протокол допроса начальника штаба 191-й сд майора Крупичева Павла Дмитриевича оказался страшным. Открылась еще одна правда войны, которой не хотелось верить. Но документ существовал, и вот что в нем со слов Крупичева, в частности, было записано:

«Поскольку в течение 18 суток бойцы не получали никакого продовольствия, то командир дивизии разрешил употреблять в пищу мясо погибших красноармейцев. Ужаса они при этом не испытывали. Одного человека хватало на два дня для 16 бойцов. Человеческое мясо они варили. На день выдавалось по одному - двум котелкам супа. Преимущественно использовались бедренные кости и мясо с них. Пищи хватало, так как кругом лежали убитые солдаты. С началом весны, после того, как трупы стали разлагаться, старые кости пришлось варить на суп по второму разу».

Очень тяжело было продолжать работу после прочтения такого документа. Но меня ждали уже другие папки. В конечном итоге я получил четкое представление о работе Фрайбургского архива, наладил связи с его дирекцией и сотрудниками читального зала. Изучил поисково-справочную систему «Инвенио», помогающую на месте или по интернету отыскивать названия нужных документов. Зная немецкий язык, тематику, ориентируясь в боях за Ленинград в 1941 – 1944 годах, эту систему можно использовать достаточно плодотворно. К сожалению, в архиве отсутствует оцифровка, поэтому работа с самими документами эффективна либо на месте, либо дистанционно с помощью представителя поисковой службы, который за отдельную плату готов найти и переслать нужный материал.

Удалось просмотреть свыше 80 папок с документами за период с 1941 по 1944 годы, с упором на первый период войны. Некоторые папки имеют объем до 500 листов формата А4. Это самый разнообразный машинописный материал: донесения оперативного отдела по первому этапу блокады Ленинграда на уровне командования группы армий "Север", 18-й и 16-й армий, а также немецких соединений и частей, воевавших у стен города и на Невском плацдарме. Аналогичным образом был просмотрен материал разведотделов и отделений, а также тыловых структур. В результате сложилась картина не только самих боев, но и участия в них людей с обеих сторон. Есть материал и о повседневной внебоевой жизни немецких структур и русского населения на оккупированной территории.

Учитывая, что посетителям разрешено бесплатно фотографировать, посчастливилось сделать свыше 1000 снимков. Расшивать папки в архиве не разрешается, поэтому зачастую качество снимков страдает, так как тяжело полностью переснять левую часть страницы. Однако имеется возможность ксерокопировать документы с расшивкой папок по цене 0,50 евро (около 40 рублей) за страницу. В архиве существует старая система микрофильмов, однако, пользоваться ею неудобно и утомительно, притом, что далеко не все документы находятся в микрослайдах.

Некоторые документы дублируются в различных папках. Это хорошо, так как имеется возможность чаще встретить нужный материал. В сочетании с другими документами, он зачастую оказывается более ценным, чем ожидалось.

Заказ документов делается обычно в конце рабочего дня. Ограничений на количество требуемого материала не было. Дополнительно заказать документы можно и утром в течение первых полутора часов.

В архиве работает квалифицированный персонал, некоторые сотрудники - по 10-15 и более лет. Обстановка благожелательная, персонал всегда готов оказать содействие.

Загруженность читального зала небольшая. Из двадцати пяти рабочих мест, свободна всегда, как минимум, половина. На всякий случай, тем не менее, существует система заблаговременного бронирования рабочего места в читальном зале. Сделать это можно по интернету.

Подавляющее число посетителей составляют лица, имеющие частные запросы, в основном, семейного характера. Интерес к изучению истории вермахта в Германии совсем незначительный и имеет прочную тенденцию к дальнейшему снижению. Связано это в первую очередь с тем, что поколение солдат уже ушло. Для их детей, воспитанных в послевоенной Германии, критерием является цитата из статьи известного пацифиста Курта Тухольского «Солдаты – убийцы». Тема войны в современной Германии связана исключительно с преступлениями нацизма. В этом плане характерна личная позиция директора Фрайбургского архива г-на Михаэля Штайделя, подполковника в отставке: «Мы не стыдимся показывать то, за что нам стыдно». Именно он добился того, что доступ к документам и их фотосъёмка вот уже три года являются бесплатными. Такими они будут и в дальнейшем.

Каковы перспективы работы с полученными документами Фрайбургского военного архива? Предстоит провести систематизацию материалов по темам и годам. После этого необходимо будет перевести наиболее важные документы и подготовить ряд статей. Их можно было бы назвать «Белыми пятнами истории боев за Ленинград». Отдельной темой станут материалы допросов советских военнопленных и описание жизни русского населения на оккупированной территории. Сюда подошло бы название «Вернувшиеся из небытия». Небезынтересна и бытовая сторона жизни противника. В немецком архиве представлено большое количество документов тыловых служб, а также полевой жандармерии на вверенной им территории под Ленинградом. Все это, вместе взятое, позволяет надеяться на достаточно полное освещение ленинградской войны.

Насколько реально сегодня посещение Фрайбургского архива российскими исследователями? В принципе никаких проблем кроме знания немецкого военного языка и наличия денег для этого не существует. Бесплатный доступ открыт практически ко всем документам в отличие от многих наших архивов. Заказ на получение материалов можно сделать заранее по Интернету. То же самое касается карт, схем и фотографий. Учитывая, что командировка во Фрайбург – это вопрос не одного дня, то расходы будут связаны с размещением и питанием. Поблизости от архива имеется доступный по немецким меркам Центр туризма, где можно решить все вопросы. Мне ясно дали понять, что в архиве охотно примут гостей из России, представят нужные документы и будут оказывать всяческое дальнейшее содействие.

Юрий Лебедев

военный историк

член Союза писателей СПб

май 2018 года