Юрий Вячеславович Куликов Восток – 73:

Эту статью стоит опубликовать, есть что обсудить, особенно на фоне запрета даже в Белороусии под надуманными предлогами "Бессмертного полка".

Всех с праздником великой Победы!

Россия проиграла и продолжает проигрывать.

Почему?

***

Причина событий в Армении, точнее, неготовности к ним Москвы, та же, что и в 2014 году на Украине. Россия всегда и везде ведет диалог только с элитами, упорно не воспринимая общество как субъект взаимодействия

Также акцент делается на макроэкономику — «у нас самые мощные экономические связи», «мы поставляем вам газ по лучшей цене», «разрыв с Россией ухудшит экономическую ситуацию в вашей стране» и т.д. Это напоминает логику советских деятелей, которые до последнего высчитывали, сколько где выплавляется тысяч тонн чугуна или сколько собирается тысяч тонн хлопка, но не задумывались о том, а что же происходит в умах и душах людей. Последние были словно приложением к чугуну и хлопку, «винтиками», политической функцией которых было максимум одобрять решения партии и правительства на официальных собраниях и демонстрациях.

В то же время Запад активно работает именно с людьми. Его пропаганда нацелена именно на индивидуумов и очень проста: нужно перестроить экономику и культуру на западный манер, слушаться западных советчиков, вступить в НАТО и Евросоюз. И тогда вы все будете жить так же, как на Западе — достойные зарплаты и пенсии, изобилие товаров, вежливые и не вымогающие взятки госслужащие, справедливые суды, независимые СМИ, прозрачное и удобное налогообложение, чистые улицы, в общем, «все для человека».

Когда-то именно ради такой красивой картинки люди сами уничтожили СССР, снесли дом, в котором жили.

Кстати, совершенно аналогично действуют и исламисты, и это затрагивает все республики бывшего Советского Союза, включая в том числе и Россию. У них есть красивый образ того, куда они зовут людей — Саудовская Аравия и Эмираты, сказочные города посреди пустыни, где живут благочестивые люди в белых одеждах праведников, на каждом шагу огромные мечети, а суровые и быстрые шариатские суды обеспечивают отсутствие пьяниц и воров. И добиться всего этого изобилия и благодати просто — надо просто перестроить свою страну на манер ближневосточных монархий и ввести исламское правление.

Никому, конечно, не объясняется, а туристы не видят, что экономическое благосостояние и Запада, и ближневосточных монархий обеспечивают армии иностранных мигрантов, чей уровень жизни и наличие элементарных прав там порой весьма неопределенны.

У России такого образа на экспорт нет. Есть только набор дежурных лозунгов, походящих на заздравные тосты: «общая история», «общая Победа», «тесные экономические связи» и т.д. Но душу рядового жителя, которому не перепадают блага от этих связей, это не трогает. А вот западная или исламистская пропаганда как раз обещает счастье всем обездоленным (причем сразу, как когда-то большевики), дает идею всем пассионариям.

«Прекрасное завтра», ради которого сейчас можно неделями мерзнуть на улицах и ложиться под танки.

Ведь наивно думать, что в той же Белоруссии массы серьезно увлечены «литвинством», произведением себя от средневекового Великого Княжества Литовского. Молодежь гнетет отсутствие перспектив, низкие зарплаты, всеобщие серость и скука, как во времена застоя, когда за нормальной одеждой приходится ездить из Минска в Вильнюс или Белосток.

Второе. Иностранные державы не просто запускают идеи. Они эффективно растят кадры. Достаточно, например, проанализировать направление грантов, которые USAID (Агентство США по международному развитию) выделяет в последние годы Белоруссии — это прежде всего развитие местного самоуправления, бизнес-инициатив и т.д. Широко практикуются приглашения на семинары, на стажировку в западные вузы, СМИ (из Польши, например, на Белоруссию уже давно вещает финансируемый из бюджета спутниковый текаканал «Белсат»), компании, вплоть до государственных. Все это означает на практике подбор и выращивание «параллельной элиты», активной, образованной, опробовавшей свои силы и завоевавшей базовый авторитет на местных инициативах, готовой идти далее во власть — путем ли Майдана, выборов или естественной «смены поколений» в рядах госслужащих.

Кстати, аналогичным образом действуют и исламисты. В 1990-е годы по всем тюркским республикам бывшего Советского Союза начали открываться турецкие школы, колледжи и институты (а также газеты), которые связывали с последователями мощного «джамаата Гюлена». Эти учебные заведения, предлагавшие образование западного уровня, в том числе с качественным английским языком, быстро завоевали в Закавказье и Центральной Азии статус элитных, конечно, их выпускники имели лучшие возможности для карьеры. Как выяснилось позже, попутно в ходе обучения преподаватели приглашали лучших учеников для приватных бесед и вовлекали в ряды джамаата, тем самым последовательно готовя своих людей для вхождения во власть. В 1999 году эти школы изгнали из Узбекистана, где их преподаватели уж слишком заигрались в политику, а в 2007-м запретили и в России.

А что с нашими центрами влияния?

Нельзя сказать, что Россия не пыталась работать на этом поле. Пыталась. Но как-то очень неудачно. Религиовед Владимир Рогатин, живший до 2014 года в Николаеве и состоявший во Всеукраинском Координационном совете организаций российских соотечественников (ВКСОРС), рассказал ukraina.ru:

«Помимо нескольких членов Прогрессивной социалистической партии Украины Витренко или выходцев из нее там были либо бывшие комсомольские работники, работавшие инженерами на заводах, либо учителя русского языка, работавшие исключительно с детьми. В основном, пожилые люди. Все это определяло и характер работы, доминировавший в организации — конкурсы для детей, стенды в школьных классах, реставрация или установка памятников, связанных с историей Советского Союза и Российской империи, иногда проведение каких-нибудь конференций. Работа велась только с детьми, а школьники старших классов и студенты — самый активный сегмент общества, к тому же именно в этом возрасте люди совершают свой мировоззренческий выбор — были ими фактически брошены, а националисты с этой молодежью и работали.

В итоге, мы и имеем на Украине русскоязычных националистов — которые хорошо говорят по-русски, потому что их научили в младших классах школы, но считают себя украинцами, причем украинскими националистами, а то и неонацистами».

«Прилив новых людей в ВКСОРС в регионах Юга был минимальным, — говорит Рогатин. — В организации царила атмосфера своеобразного «междусобойчика», поэтому люди с другим подходом к работе, с новыми креативными идеями просто в него не вписывались. Тем более, уже состоявшие там люди, организации вели друг с другом конкуренцию, причем самую мелочную, за поездки на конференции, за поступавшие из Москвы ресурсы».

В итоге, отмечает он, в преимущественном русском по языку и культуре регионе Украины к началу Майдана «русское движение полностью маргинализировалось, там остались одни пожилые люди».

«И лишь события, связанные с Антимайданом, вывели на улицы молодежь, — добавляет он. — И оказалось, что активная русская молодежь была, создавала какие-то свои организации, но они находились вне зоны внимания организаций соотечественников».

Соответственно, и вне зоны деятельности Россотрудничества.

И это еще хороший пример. Чаще всего русских школ в бывших республиках СССР просто нет или они являются «резервациями» для славянского национального меньшинства, а не центрами российского влияния и воспитания местной элиты.

Не в лучшем состоянии находились и другие объединения соотечественников. В лучшие годы Россотрудничество держало их на плаву, финансируя конференции, издания книг и прочее, приглашая на пышные приемы в Россию и т.д. Но смысл проводимой работы был лидерам организаций соотечественников, судя по всему, совершенно непонятен, поэтому и работа зачастую подменялась откровенной имитацией.

А зачем, если никому не нужно?

Можно сказать (и говорят), что раз так, то тем более нет смысла вести работу по созданию «мягкой силы» за пределами России. Никаких дружбы и братства, все жестко и цинично, только наши собственные интересы. Однако, умный человек никогда не заявляет так. Те же западные державы, чьим успехам и цинизму мы подчас завидуем, не приходят ныне ни в одну страну со словами «мы явились, чтобы вас ободрать как липку». Нет, американцы приходят исключительно говоря, что несут свободу и помощь «блуждающим во тьме».

Интересно, что первым такую идею сформулировал в 2003 году не кто иной как Анатолий Чубайс, заявивший на дебатах от лица Союза правых сил, в состав руководства которого он входил, концепцию «либеральной империи»: вот крупный российский бизнес придет, да и скупит все в этих бывших советских республиках, и тем самым укрепит там наше влияние.

«Придет русский бизнес, который уже приходит в Крым, который имеет для этого все предпосылки — не только финансовые, учитывая наши традиционные связи с Крымом. Это, собственно, и будет означать то, что Крым станет намного более российским, чем он когда-то был», — далее развил эту мысль Чубайс.

Однако на практике покупка нашим бизнесом заводов или газопроводов в бывших советских республиках сплошь и рядом сочетались с демонстративным пренебрежением к живущим там — от Туркмении до Латвии — русским людям. Потому что деньги миллиардерам или топ-менеджерам дороже, и уж явно не ради «людишек» (да хоть трижды граждан России) они будут ссориться с местными князьками, которые могут обидеться и эти самые заводы взять, да и отобрать.

Скорее, будут их сильнее ублажать и финансировать, дабы столь выгодно купленное имущество не трогали.

Существенно и другое.

Отсутствие внятной идеи, образа будущего приводит не только к тому, что России нечего предложить для своих соседей в качестве причины, почему они должны быть в союзе с ней, а не с Западом или с миром ислама. Оно приводит к тому, что Россия присоединяет Крым, но аффилированные с государством банки демонстративно не работают на полуострове, заставляя полтора миллиона русских задуматься — а нужны ли они принявшей их стране?

Культурно, религиозно и этнически идентичные нам жители восточной Украины, бежавшие в Россию после разгрома Антимайдана и начала АТО, годами вынуждены обивать пороги ведомств для оформления сначала временного убежища, потом разрешения на временное проживание в нашей стране, тогда как Акбарджоны Джалиловы получают гражданство России на раз-два. Бежавшие от принудительной украинизации люди приезжают в Казань и… там их детей до недавнего времени также заставляли в школе учить татарский язык.

Россия должна сама для себя сформулировать концепцию, куда она движется и с кем хочет быть. Это жизненно важно для всего русского мира в самом широком его понимании, для соотечественников проживающих по всему земному шару.

Сейчас начинается новый этап российской истории, надежда, разумеется, на команду Владимира Путина, на сильные решения и давно назревшие инициативы.

Источник: украина.ру