Александр Викторович Шитов Восток – 85:

Непонятно, чем руководствовался глава Еврокомиссии Юнкер, заявивший на Мюнхенской конференции по безопасности о том, что Евросоюз против китайской инициативы "пояс и путь".

Во-первых, в самом Китае подчёркивают, что понятие "пояс и путь", обобщающее два отдельных понятия "Экономический ПОЯС "Шёлкового пути" и "Морской "Шёлковый ПУТЬ" 21-го века", было предложено Китаем в конце 2013 года именно как расплывчатая "инициатива", а не как, скажем, конкретный, сформулированный "проект" или "план", потому что первое в отличие от второго предполагает широту толкования, а, значит, поле для сотрудничества в этом направлении.

Во-вторых, - и это не общие слова, а конкретика, - по китайским данным к настоящему времени главными сухопутными "артериями" "Экономического ПОЯСА "Шёлкового пути" являются 57 железнодорожных маршрутов, соединяющих 34 города на территории Китая и 34 города в 12 странах Европы (!!!).

Неужели один лишь этот факт не опровергает утверждение о том, что "Евросоюз против инициативы "пояс и путь""?

В-третьих, неоднозначно и утверждение министра иностранных дел Германии Габриэля на той же Мюнхенской конференции по безопасности о том, что "Китай разрабатывает альтернативную систему Западу, которая в отличие от нашей не основана на свободе, демократии и индивидуальных правах человека".

Накануне визита Трампа в Китай глава аппарата Белого Дома Джон Келли 30 октября 2017 года заявил:"Китай "обставил" нас, но это обстоятельство не делает его нашим врагом", - и заметил, что, хотя у американцев имеются собственные представления о том, какой должна быть политическая система государства, США "не судья" властям других стран: "Представляется, что государственная система Китая работает в интересах китайского народа".

То есть, при объёме совокупного экспортно-импортного товарооборота Китая и США в размере примерно 25% от общемирового лидер Западного мира Соединённые Штаты вполне согласны с тем, что "государственная система Китая работает в интересах китайского народа", а не отрицает по мнению Габриэля "свободу, демократию и индивидуальные права человека".

В-четвёртых, непонятно, где тот же Габриэль прочёл о том, что "инициатива нового "Шёлкового пути" ... означает попытку создать всеобъемлющую систему в мире в китайских интересах".

Во всяком случае в открытых китайских источниках говорится о том, что провозглашённая Си Цзиньпином концепция "общей судьбы человечества" восходит к конфуцианскому принципу "пребывать в гармонии, но не потакать друг другу" и обусловлена взаимопроникновением интересов и проблем народов мира: как говорят в Китае, "мы среди вас, вы среди нас".

Си Цзиньпин сформулировал эту идею следующим образом: "Суть китайского проекта в том, чтобы строить общую судьбу человечества, совместно добиваться успеха и делить плоды успеха на всех".

В-пятых, единственное, в чём прав Габриэль, это в признании "китайских интересов". Поскольку, как сказал экс- министр финансов США Генри Полсон: "По сравнению с США Китай является гораздо более конкурентоспособным в сфере экономики и в ряде других областей. Однако сама по себе конкуренция не является чем-то плохим и отнюдь не означает стремление сторон ослабить друг друга.

Наоборот, конкуренция между нами может быть весьма продуктивной, но ровно до тех пор, пока она не выходит за рамки наших общих интересов". То есть, на месте Зигмара Габриэля опасаться стоит не неких китайских "планов" по созданию "всеобъемлющей системы в мире в китайских интересах", а выходом конкуренции Запада с Китаем - и в сфере экономики и не только - за пределы их "общих интересов".

Что касается идеи учреждения Международной ассоциации культурного пояса Великого Чайного Пути, то следует отметить, что при всей её концептуальности ("Путь"-"Дао" - не обыкновенный логистический маршрут, а "путь сотрудничества"), без приземлённой конкретики не обойтись.

А конкретикой, как не крути, являются те самые, лишённые высоких идей логистические маршруты.

Применительно к перспективе соединения территорий внутреннего Китая и России, а через неё - Европы, оптимальным является, конечно же, маршрут из СУАР. Он и существует, но исключительно через китайско-казахстанскую границу со всеми вытекающими вопросами, связанными с транзитом через территорию третьего государства.

То есть, проблема в отсутствии ж/д перехода через неширокий западный участок российской-китайской границы, разделяющей Алтай и Джунгарию.

Проблема эта на самом деле стратегическая, потому что без прямого ж/д сообщения на западном участке российско-китайской границы все разговоры о "поясах" и "путях" экономического, культурного и пр. сотрудничества между Россией и Китаем будут лишены практического, материального обоснования: ж/д сообщение через восточный участок границы - это многие сотни дополнительных километров пути, экономически гораздо более затратный вариант, а казахстанский маршрут - зависимость от благорасположения другого государства (яркий пример тому - транзит через Украину).