Картинки по запросу

"Цифровая экономика": надежды, риски, возможные последствия

(информационно-аналитический обзор)

План

Глава 1. Общая оценка ситуации

1.1. Смысл слов "блокчейн" и "биткоин"

1.2. "Биткойновая лихорадка" 2017 года

1.3. Мир втягивается в "цифровую гонку"

1.4. Готовность к цифровому рынку

1.5. Бизнесмены о цифровой трансформации

1.6. Энтузиазм властей

1.7. Активность в центре и на местах

1.8. Создание национальной виртуальной валюты

1.9. Биткоин и религия

1.10. Обеспокоенность граждан

Глава 2. Что такое "цифровая экономика"?

2.1. Отсутствие единого понимания явления "цифровой экономики"

2.2. Развитие цифровой экономики в России – инициатива Всемирного

Банка

2.3. Продукт инвестиционно-поведенческого инжиниринга

2.4. Возможные последствия цифровизации

2.4.1. Блокчейн — новая институциональная технология

2.4.2. Цифровизация нормотворчества и правоприменения

2.4.3. Дезинтермедиация

2.4.4. Изменения на рынке труда

2.4.5. Что будет с высвободившимся огромным количеством людей?

2.4.6. Проблема искусственного интеллекта имеет не только

техническое, но моральное и юридическое значение

2.4.7. Доступ к биометрическим данным

2.4.8. Про Интернет вещей

2.4.9. Мировое сообщество XXI века распадается на приблизительно

400–500 локальных центров — глобальных городов

2.4.10. 20 агломераций в России

2.4.11. Глобальные города

2.4.12. Изменения в финансовой сфере

2.4.13. Все идёт к тому, что будет введена единая наднациональная

цифровая валюта

2.4.14. Цифросексуальность

2.5. Реальная власть в стране принадлежит Центробанку

2.6. Путин и Центробанк

Глава 3. Из истории вопроса, современные оценки

3.1. О создании биткоина

3.2. Про алгоритм хеширования "SHA-256"

3.3. Спецоперация "Биткоин"

3.4. Кто круче всех нажился на курсе?

3.5. Пузырь

3.6. Риски

3.7. Энергетики - единственные системные критики криптовалюты

Глава 4. Иностранный опыт

4.1. Китай изобретает цифровую диктатуру?

4.2. Aadhaar - централизованная база данных Индии

4.3. Венесуэла

4.4. Другие страны

Выводы

Вместо заключения

Глава 1. Общая оценка ситуации

1.1. Смысл слов "блокчейн" и "биткоин"

Оohoo: "В начале больших политических перемен всегда лежит некое слово. Причём слово-символ со смыслом, неясным пока даже самим владельцам этого политического ресурса. Потому ресурс и политический, что неясный смысл позволяет в любой момент повернуть оглобли в любую сторону. Потому и ресурс, что даже неясный смысл опирается на некий общий опыт общества, в том числе травматический, и позволяет канализировать накопившийся потенциал, общее стремление к изменениям в единое, пусть даже слишком широкое поначалу русло.

Четверть века назад таким магическим паролем, ведущим в будущее, была "приватизация". В прошлом (2016) году после истории с Башнефтью-Роснефтью эта тема была политически закрыта.

Сегодня уже другое слово найдено и утверждено в качестве путеводного на самом высоком уровне – "цифровая экономика". Хотя русская калька не передаёт всей многозначности и двусмысленности Digital Economics, ибо англичанская ловкость рук, вернее – пальцев (digits) вполне заменяет любое незаконное мошенничество. Собственно, связанные с этими вторыми и прочими смыслами глобальные риски для российской экономики и определяют важность нового слова в российской политике.

Нет смысла даже спрашивать, обладает ли президент России достаточной или хоть какой-то компетенцией по части цифровых технологий и их роли в экономике. Не имеет и не обязан иметь, не царское это дело. Царское дело – это такой подбор кадров руководства спецслужб и личного политического штаба, которые обязаны знать, кто и где обладает хоть какой-то компетенцией в важных державных вопросах. Вряд ли в случае с объявленной "цифровизацией" таким ключевым советником был Г. Клименко. Хотя его роль обратной связи со скромным "цифровым" сектором и онлайновыми масс-медиа тоже необходима, например, для дымового прикрытия политически более важных смыслов "цифровизации".

Другой вопрос, а есть ли вообще кто-нибудь в России и в мире, кто обладает такой достаточной компетенцией в части перспективного развития "цифровой экономики"? Похоже, пока есть только отдельные точки роста, в лучшем случае островки посреди двух общих кризисов – мирового финансового, чреватого обрушением экономики, а также кризисного тупика развития самой ИТ-отрасли, её мэйнстримных корпораций. Только не нужно путать с технологическим развитием маркетинговые ходы и прорывы в создании потребительских сект на базе адаптации уже устоявшихся технологий.

Ещё раз повторю, что под словом "цифровая экономика" каждый из кризисных секторов или "островков роста" может понимать свой отдельный смысл. Нам важнее понять, что под этим лозунгом "цифровизации" подразумевает сегодня Кремль..."[1].

Андреев: "Иностранные слова скрывают смысл, а новая технология делает его вообще недоступным пониманию, а тем более, философскому осмыслению. Давайте попробуем найти смысл того, что происходит, вернув для начала словам их значение.

Итак, блок-чейн (blockchain) - блок-цепь или цепь блоков, каждый из которых сам представляет цепочку информационных сообщений.

Короче: (информация-цепь-блок)= (блок)*NN = блокчейн. Непонятно?

Возьмём пример: слово - информационный блок звуков. Цепь слов, связанных в предложение - блокчейн.

Другой пример: набор нуклеотидов (ДНК) - ген ("блок"), цепочка генов - хромосома - блокчейн.

Третий пример: набор трудовых операций - товар, цепочка товаров - рынок - блокчейн.

Немного грубовато, с большой натяжкой, конечно, но уже более понятно. Понятно, что в мире информационного пространства происходит революция.

1. Сначала люди научили компьютеры понимать их язык - был создан код программирования и операционная система.

2. Затем компьютеры были связаны в единое информационное пространство.

3. Сегодня это информационное диффузное поле начинает делиться на информационные блоки, которые группируются в определённые цепочки, из которых строится блокчейн.

4. Эта дифференциация и связь рождает условия для нового витка эволюции, рождения качественно новых идей и продуктов во всех сферах от бизнеса до науки и философии.

Зачем он нужен? А зачем люди пользуются словами? Зачем из слов складывают предложения, мифы, стихи, учебники? Это всё блоки информации, разумно организованной, что ускоряет её усвоение и повышает ее достоверность и истинность. Например, совсем недавно люди верили в то, что солнце - это бог, живое существо. Сейчас эти взгляды несколько скорректировались.

Именно, достоверность записей в блокчейне позволила добиться максимума достоверности, исключающего возможность лжи, подделки, коррупции - и это дало возможность появления на свет нового типа валюты - инфо-монет (Биткоин, Bitcoin - это "инфобит-монета").

Я не буду останавливатся на технической стороне превращения информационных вычислений в деньги. Могу только сказать, что в основе лежит не схема пирамиды, а гениальное, элегантное математическое открытие в области криптографии (отсюда дурацкое название "криптовалюта" (на английском оно ещё неприятней "creepy" - значит, "жутко")...

А на деле речь идёт просто о новой эволюционной форме денег - инфо-деньги. Деньги полностью лишённые материальной формы, но вдобавок лишённые и любого централизованного национального гаранта. "Ничьи нематериальные деньги". Никаким золотом никакой страны не гарантированные. Неужели они кому-то нужны?

Они когда-то в 2009 году начинались с 0,1 цента за биткойн. Затем быстро сравнялись с долларом. В 2016 году они сравнялись с ценой унции золота (около 1200 долларов). В начале лета пересекли 2000, в начале этого августа 3000, а вчера (12 августа) перескочили 4000 долларов за один биткоин. Судя по этим цифрам эти "ничьи никакие инфоденьги" оказались очень горячим товаром. По сути, началась новая золотая лихорадка. Но лихрадить из-за денег - это дело не царское и не философское.

Нас интересует, что сделало этот Биткоин таким желанным и востребованным.

Первоначально деньги были сами ценным товаром, при этом, ограниченным в объёме, делимым, легко передвижимым - сначала это было золото, но затем очень быстро его заменили банк-ноты (записки банка о передаче права на пользование его золотом). Бумажная форма увеличила значительно общий объём денег и ускорило их движение, чем способствовало ускорению роста производства.

Но деньги, издаваемые национальными банками при обмене усложняли и замедляли интеграцию мирового рынка. Это привело к признанию доллара мировой валютой, как и английского языка универсальным средством общения и торговли. Однако, "головокружение от успехов" национальных хозяев этого средства международной интеграции, их злоупотребление своим центральным положением привели к глубокому кризису мировой экономической и политической системы. Доллар зашатался. Но путь назад к золоту уже невозможен. Возникли необходимые обьективные и субьективные предпосылки революции в мире финансов.

Нужна была надёжная валюта, твёрдая и стабильная как доллар, но защищённая от произвола единого центра, коррупции, перепроизводства и подделки. Биткоин, который родился как математическая модель, прошёл сначала проверку на компьютерах самых умных математиков-криптологов-программистов Израиля, Китая, Америки и России. За неполные десять лет работа по добыче биткоинов из информационной "руды" привела к созданию нового поколения супермощных компьютеров и целой новой отрасли бизнеса - "майнинг", "шахтёры" инфо-финансов. В каждый биткоин вложены часы интеллекта, мегабайты, мегаватты, поэтому сказать, что за ним ничего не стоит - это большое преувеличение..."[2].

1.2. "Биткойновая лихорадка" 2017 года

Первые криптовалюты в мире появились в 2000-х годах, но большинство россиян узнало о них лишь в 2017 году. Профессиональные участники воспользовались образовавшейся шумихой и начали проводить операции с новыми технологиями, не дожидаясь появления законодательства. Благодаря этому появилось понятие криптовалютных миллионеров, а Россия стала одной из стран-лидеров по развитию новых технологий и нового криптовалютного рынка.

Так, глава Сбербанка Герман Греф на волне других объявлений сообщил, что купил на свои первые биткоины несколько лет назад футболку, она тогда стоила 12 биткоинов. Теперь (с учётом бурного роста курса этой криптовалюты) эта футболка стала самой дорогой в его гардеробе: "Я помню свой первый опыт, я экспериментировал. Я купил некоторое количество биткоинов и заплатил за футболку 12 биткоинов. Тогда биткоин был $0,38, примерно $5 стоила футболка. Теперь эту футболку держу, потому что это самая дорогая футболка, которая есть в моем гардеробе"[3].

А первый вице-премьер Игорь Шувалов высказывался за создание крипторубля: "Но тема эта сложная. Мы когда проводили рабочую группу по блокчейну, то договорились, что будем осторожно работать, но не растягивая", сказал Шувалов в интервью телеканалу РБК.

По его словам, сейчас ФСБ "активно работает на международном уровне и участвует в том, чтобы вопросы безопасности отрабатывались с самого начала". Он подчеркнул, что криптовалюты уже нельзя "закрыть в сундук и спрятать под замок", тема будет развиваться, но так, чтобы не поставить национальную экономику под удар, а, наоборот, сделать ее более сильной. Шувалов отметил, что российские власти ориентируются и на опыт зарубежных стран, в частности Швеции и Грузии. "Мы за конкурентами наблюдаем серьезно и смотрим, где мы можем их обогнать", добавил он[4].

Однако замминистра финансов Алексей Моисеев и глава Минфина Антон Силуанов называли криптовалюты "суррогатами".

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина увидела в них признаки финансовой пирамиды, её первый заместитель Ксения Юдаева - признаки "пузыря".

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин сравнил котировки биткоина с динамикой стоимости акций крупнейшей в истории РФ финансовой пирамиды - "МММ".

Логика их слов понятна. Курс биткоина начал 2017 год с отметки в 426,3 доллара, за год он вырос почти в 47 раз. При этом резкий рост цены сопровождался периодическими не менее яркими коррекциями - вплоть до снижения на 5 тысяч долларов за сутки. Минимумом 2017 года для биткоина стала отметка в 353,2 доллара, а максимумом - в 20 тысяч долларов.

Хотя представители Банка России и правительства неоднократно предупреждали о рисках, связанных с криптовалютами, итоговую точку в длинной истории споров поставил президент Владимир Путин. Он поручил правительству и ЦБ до 1 июля 2018 года подготовить поправки в законодательство, регулирующие размещение криптовалют по аналогии с первичным размещением ценных бумаг.

Председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков пообещал презентовать 28 декабря правовую конструкцию готовящегося законопроекта о криптовалютах. По его словам, в парламент документ будет внесён позже, но принят может быть уже в конце марта, поскольку необходимо, с одной стороны, легализовать приобретение криптовалют, а с другой стороны - максимально защитить граждан от обмана.

Моисеев уже сказал, что Минфин хочет сделать законопроект максимально прямого действия, надзорным органом будет выступать Банк России. Минфин хочет ограничить объём привлечения средств через ICO одним миллиардом рублей, неквалифицированный инвестор сможет вложить не более 50 тысяч рублей. Хождение биткоинов в России разрешать не планируется, они будут приравнены к денежным суррогатам.

Но отсутствие регулирования и предостережения лишь "раздувают паруса" первопроходцев. Например, внимание на рынок криптовалют обратил Дед Мороз. Он рассказал о совете друзей выпустить свою криптовалюту "дедульки", а также о планах установки майнинг-фермы для отопления своей резиденции в Великом Устюге. Благотворительный фонд "Подари жизнь" начал принимать пожертвования в трёх видах криптовалют, в том числе в биткоинах, через партнёрский фонд в США.

Депутат Госдумы Борис Чернышов сообщил об инициативе построить майнинг-город в Сибири или на Дальнем Востоке, недалеко от крупной гидроэлектростанции. Это позволит гражданам и государству получить новый источник доходов, а в перспективе — создать конкурента Кремниевой долины, полагает он.

Не осталась без внимания российских компаний и технология блокчейн. "Российские разработчики и бизнесмены в этом году стали одними из самых активных участников крипто-сообщества. Российские имена в той или иной должности встречаются практический в каждом втором блокчейн-проекте", отметил один из основателей проекта VRT World Константин Негачев.

Сбербанк в этом году организовал первую в российской банковской практике пилотную платёжную блокчейн-транзакцию[5].

"Я считаю, что самым ярким событием, несомненно, является транзакция между Сбербанком и Альфа-банком, для консервативного банковского мира это значительный шаг вперед", считает президент Российской ассоциации криптовалюты и блокчейна (РАКИБ) Юрий Припачкин.

В течение года было создано несколько проектов на основе блокчейна, в том числе в области здравоохранения, предлагалось создать майнинг-ферму криптовалют на острове Русский, крипто-детективное агентство во Владивостоке, блокчейн-площадку в Крыму, российско-китайскую биржу по торговле древесиной.

Сотовый оператор "Мегафон" первым в России разместил облигации, расчёты по которым будут осуществляться по технологии блокчейн. "Хотя объём размещения был маленьким для крупной корпорации – всего на 500 миллионов рублей, но таким образом удалось проверить совместно с реестром и депозитарием биржи конфиденциальность данных при совершении сделок в ходе размещения бумаг", сообщила замдиректора аналитического департамента компании "Альпари" Наталья Мильчакова.

Основатель и гендиректор компании Fundery Эдуард Ланчев считает, что в основном заявленные в 2017 году проекты представляют собой лишь пилотные версии и говорить пока о серьёзных разработках не приходится. "С другой стороны, нас радует, что целый ряд крупнейших российских компаний заявили о поддержке технологии блокчейн и начале работы с ней. Этим 2017 год и запомнится больше всего", считает он.

Привлечение финансирования через ICO, правда, пока на иностранных площадках, также оказалось привлекательным для российских стартапов.

Согласно данным РАКИБ, объём ICO российских резидентов в зарубежной юрисдикции за 10 месяцев 2017 года составил 18 миллиардов рублей – фактически столько потеряла российская экономика из-за отсутствия регулирования ICO.

Первый вице-премьер Шувалов уже пообещал отстаивать возможности ICO и не дать ему "умереть"[6].

"Государство сейчас идёт навстречу нам. Мы, конечно, жалуемся, что всё медленно идёт, но всё же работа идёт. У государства есть свои опасения, они понятны. ... Я считаю, что если нам совместно с государством удастся через полгода запустить процесс ICO - это будет для нашей экономики громадный прорыв вперёд", заявил Припачкин.

Аналогичного мнения по развитию придерживается и Глеб Костарев из Waves Platform. "ICO стал мейнстримом, именно в этом году все стартапы стали обращаться по многим вопросам финансирования не к венчурным инвесторам, а к механизму ICO, и привлекать деньги через него. ... Каждый третий-четвёртый стартап, который проводил ICO, включает в свою группу представителей России", рассказал он.

"Я ожидаю, что рынок ICO в России в 2018 году ждёт либерализация, причём именно ICO имеет все возможности стать источником серьёзных зарубежных инвестиций, особенно из Китая", заключила Иванова из "Прайм Капитала""[7].

К. Самбулова: "Риторика российских властей в отношении виртуальных валют неоднократно менялась, а само понятие "криптовалюта" до сих пор официально не определено. Участники рынка ждут ясности от финансовых ведомств.

Статус криптовалют в 2017 году.

Законопроект о криптовалютах и ICO — документ, которого российский рынок цифровых валют ждет уже несколько лет. Сейчас в законодательстве нет ни определений блокчейна и криптовалют, ни их статуса.

Вчера (27 декабря 2017 года) свою версию законопроекта об ICO представила[8] Российская ассоциация криптовалют и блокчейна (РАКИБ). В документе говорится[9] о регулировании краудфандинга, к которому авторы относят и ICO. Соответственно, поправки предлагаются не к закону о ценных бумагах, а к закону о малом и среднем бизнесе. В тексте вводятся понятия "смарт-контракт" и "распределённый реестр", но при этом не упоминаются криптовалюты.

Документ предлагает ограничить объем инвестиций в один краудфандинговый проект: не более 20 млн. рублей для физлиц, не более 100 млн. рублей для индивидуальных предпринимателей (для юрлиц ограничений нет). Инвесторы должны сдавать тест на финансовую грамотность. Проводить краудфандинг предлагается только на аккредитованных государством площадках, которые обязаны раскрывать бенефициаров.

Вчера (27 декабря 2017 года) также стали известны[10] некоторые планы Минфина по регулированию ICO. Минфин планирует ограничить объем привлекаемых на ICO средств 1 млрд. рублей, а неквалифицированным инвесторам разрешить вкладывать в ICO-проекты не более 50 тыс. рублей.

Для квалифицированных инвесторов ограничения не предусмотрены. Сегодня Минфин должен представить законопроект о криптовалютах.

Что такое криптовалюта?

Оба документа оставляют много вопросов. Один из главных — что же такое криптовалюта и как легально с ней работать. Долгое время цифровые валюты относили к денежным суррогатам, хотя даже это понятие в российском законодательстве не конкретизировано: оно встречается только в 27 статье Федерального закона о ЦБ РФ и 75 статье Конституции, при этом его описание отсутствует.

По мнению руководителя проекта Сryptonomica[11], юриста и эксперта в области блокчейна Виктора Агеева, формально криптовалюты не относятся к денежным суррогатам, так как в законе говорится о сфере наличного денежного обращения.

Критерии "денежного суррогата" в законе очень размыты, и нельзя точно сказать, считаются ли криптовалюты денежным суррогатом или нет, подтверждает Роман Янковский, партнёр[12] юридической фирмы "Зарцын, Янковский и партнеры". "Запрет действует исключительно на выпуск суррогатов, а не на их использование. Также не установлены санкции за нарушение этих норм. В 2014 году, когда правительство пыталось запретить использование криптовалют, был написан законопроект об ответственности за использование денежных суррогатов. Однако так и не удалось адекватно сформулировать признаки суррогатов.

Если мы признаем суррогатами всё, что выполняет функции средства платежа, но не санкционировано государством — возникнут вопросы со "средством платежа" и соответствующим водоразделом между криптовалютами и токенами ICO.

Это большая и нерешенная юридическая история, которая связана с искуственностью самого понятия "государственных денег" с экономической точки зрения", рассуждает эксперт.

Денежные суррогаты упоминаются в письме[13] Федеральной налоговой службы (ФНС) от 3 октября 2016 года. В тексте одновременно говорится о том, что выпуск в России денежных суррогатов запрещён и что "в законодательстве РФ не закреплены такие понятия, как денежный суррогат, криптовалюта, виртуальная валюта". Далее сообщается, что "запрета на проведение операций с использованием криптовалюты" нет, но использование криптовалют может стать основанием для отнесения таких операций к сделкам, "направленным на легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем, и финансирование терроризма".

Судя по последним новостям, криптовалюты могут отнести к разряду "иного имущества", но и это определение вызывает большое количество вопросов.

Разрешить нельзя запретить.

Правовой вакуум, в котором находятся криптовалюты и ICO, не позволяют точно определить принципы работы с ними. При этом в судебной практике встречаются противоречивые решения по криптовалютам: одни суды считают[14] их "денежными суррогатами", другие признают[15], что "в РФ отсутствует какая-либо правовая база для регулирования платежей, осуществляемых в "виртуальной валюте… все операции с перечислением биткоинов производятся их владельцами на свой страх и риск".

"В России двойственная правовая система: с одной стороны "официальное" право, которое выполняет в первую очередь декоративную, а не регулятивную роль. С другой — то, что юристы называют "обычное" право: свод неписаных обычаев, которые используются именно для регулирования. Общий принцип правового регулирования в официальном декоративном праве: "лицам частного права (юридическим и физическим) разрешено все, что прямо не запрещено законом", общий принцип правового регулирования в обычном праве: "можно то, что разрешено". С точки зрения формального права операции с криптовалютой в РФ разрешены, потому что криптовалюта не упомянута в законе. С точки зрения российского "обычного права", отсутствие запрета не означает разрешение таких операций", говорит Виктор Агеев.

В уже упоминавшемся письме ФНС сказано, что "существующая система валютного контроля не предусматривает получение органами валютного контроля от резидентов и нерезидентов информации об операциях купли-продажи криптовалют". Но эта информация "может быть получена налоговыми органами".

"Моя позиция сводится к тому, что сделки по продаже и обмену криптовалюты законны. Но сделки, связанные с использованием криптовалюты как средства платежа — вне закона, потому что в таком случае действуют ограничения, прописанные в законе о ЦБ ("денежный суррогат" не может быть средством платежа). Я считаю, что по купле/продаже товаров можно использовать различные гражданско-правовые схемы для фактической продажи за криптовалюту. А вот в части оказания услуг это не получится сделать", рассуждает ведущий юрист Роскомсвободы и руководитель Центра цифровых прав Саркис Дарбинян.

По мнению Романа Янковского, российским резидентам не запрещены операции с криптовалютами (нет прямого запрета в законодательстве), однако российские банки на практике избегают участвовать в криптовалютных операциях и принимать средства от продажи криптовалют на биржах.

"Это ограничивает применение криптовалют юридическими лицами. Физлица могут использовать наличные: например, при обмене криптовалюты на фиат, такие операции совершенно законны. Другой вопрос, можно ли их оспорить или, наоборот, защитить в суде в отсутствие адекватного регулирования", указывает Янковский.

Позиция банков

"С точки зрения формального права банки не имеют оснований отказать клиенту в проведении операции по оплате приобретения или передачи криптовалюты, тем более не имеет права блокировать средства на счету (при отсутствии иных оснований). Неважно, совершаются ли такие сделки между резидентами РФ или с участием нерезидента. По действующему обычному праву до получения одобрения ЦБ РФ банки не проводят такие операции", считает Виктор Агеев.

Банк не будет блокировать счет, если источник поступлений на него — операции с криптовалютой, но передаст информацию в Росфинмониторинг, добавляет Саркис Дарбинян.

"Росфинмониторинг сказал, что любые сделки, в которых назначением платежа будет криптовалюта, они будут рассматривать как потенциально подозрительные. Сейчас многие предприниматели сталкиваются с проблемами, что оплатить денежные средства с четного счета юридического лица становится сложно, потому что банки не понимают как проводить эти платежи", обращает внимание эксперт.

"Использование криптовалют на биржах (например, в формате фьючерсов на криптовалюту) прямо запрещено ЦБ. Поэтому посредничество банков в транзакциях с криптовалютой сейчас крайне осложнено, хотя не запрещено законом. Напоминаю и об "антиотмывочных" лимитах на банковские операции: без идентификации клиента запрещено совершать операции крупнее 15 тыс. рублей; операции свыше 600 тыс. рублей подлежат обязательной проверке источника средств", говорит Роман Янковский.

Как платить налог на криптовалюту

Ещё одна проблема, связанная с неопределённым статусом криптовалют — налогообложение. Сейчас нет чётких указаний, надо ли платить налоги со сделок с криптовалютой и в каком объеме. Это зависит и от того, чем считать криптовалюту: платежным средством, имущественным активом или чем-то еще.

"С точки зрения формального права, такие операции являются объектом налогообложения НДС. Реально никто пока их не отражает в налоговом и бухгалтерском учете, и НДС с них не платит", говорит Виктор Агеев.

НДФЛ с продажи биткоинов платить необходимо, но специальных налоговых правил для операций с криптовалютой нет, отмечает Роман Янковский.

Продажа биткоинов должна считаться реализацией имущества, со всеми вытекающими выводами (и вычетами). "Ряд спорных моментов возникает при обмене криптовалюты на криптовалюту, безвозмездном получении криптовалюты или токенов ICO. По ним единой позиции надзорный орган еще не сформировал", указывает эксперт.

Заявлять о доходах путём подачи налоговой декларации — права и обязанности каждого гражданина, считает Саркис Дарбинян. "Пока никаких методик нет, налоговая не может сказать, что налоговая база была взята неправильно, потому что надо было считать не по Bitstamp, а по Kraken, на 12 часов утра или на 12 ночи. Поэтому если есть желание задекларировать, это можно сделать", заключает эксперт.

Белорусский крипторай

Тем временем в соседней Белоруссии неожиданно легализовали криптовалюты: на днях президент страны Александр Лукашенко подписал[16] декрет "О развитии цифровой экономики". В документе, который вступит в силу в марте 2018 года, говорится о криптовалютах, майнинге и блокчейне.

"В декрете установлено, что криптовалюта – это цифровой знак (токен), используемый в международном обороте в качестве универсального средства обмена. Это говорит о подходе белорусского законодателя к криптовалюте как к товару, а точнее – к имущественному праву (с точки зрения налогового права). По нашему мнению, этот подход оптимален, так как имущественное право входит в ту же категорию объектов гражданских прав, что и имущество (товары). При этом токен удостоверяет принадлежность имущественного права тому или иному субъекту, суть которого заключается в возможности использовать токен в ходе взаимодействия с другими участниками системы", говорит Надежда Хаданович, адвокат адвокатского бюро "Степановский, Папакуль и партнёры"[17]. По её словам, операции с криптовалютой будут узаконены через криптобиржи и криптообменники.

Хаданович считает, что Национальный банк Республики Беларусь или другие банки страны вряд ли откажутся проводить операции с криптовалютами, так как сам регулятор принимал активное участие в разработке декрета. Документ не устанавливает ответственность за нарушение определенного им порядка совершения операций с криптовалютами, но деятельность криптобирж и криптообменников будет контролироваться регулятором и государственными органами.

"Мы считаем, что официального курса как такового не будет, так как криптовалюта не является платежным средством и не приобрела статус валюты. Будет применяться свободное формирование курса обмена криптовалют на любые фиатные деньги, в том числе белорусские рубли, с помощью рыночных механизмов. Всё же нет ничего лучше, чем формула "спрос рождает предложение", заключает Хаданович"[18].

Г. Коган: "Уже сегодня в России 80% всех рублей — электронные. Перевод их на блокчейн — вопрос техники. Центробанк пока не создал регулирования этого рынка. Закон о блокчейн, как ожидается, появится в первой версии лишь летом. При этом ЦБ РФ открыл собственную блокчейн-платформу — MasterChain...

Судьбу биткоина предсказать невозможно. Его курс значительно менялся весь 2017 год. Кроме того, стоимость популярной криптовалюты будет зависеть от решений Центробанков нескольких стран"[19].

"МИР 24": "Интерес к майнингу и криптовалюте, кажется, приближается к своему апогею, по крайней мере, об этом говорят многочисленные жалобы граждан на мошенников, которые предлагают провести те или иные операции с биткоинами. Среди самых популярных: инвестиции по телефону, взломы электронных кошельков и покупка через брокерские компании. А самый распространённый обман – это когда никакой криптовалюты нет, рассказала "МИР 24" адвокат Екатерина Духина.

"Самый банальный способ, когда людям предлагают купить биткоины, а их даже нет. Мошенники обещают, что покупатели получат 50% прибыль в короткое время. Всё потому что большая часть людей ничего не знает о крипте, кроме того, что это очень выгодно и курс подскочил почти до 7000 долларов. Ещё один распространённый способ, когда звонят и предлагают поучаствовать в инвестициях".

Вслед за покупкой и инвестициями по распространенности идут взломы электронных кошельков.

"Ещё одно интересное мошенничество – это взлом электронных кошельков. Как только деньги переходят в digital, хакерам ничего не стоит взломать кошельки. Кстати, говорят, что в Китае операции с криптовалютой были запрещены после того, как хакеры взломали кошелек сына одного из чиновников", добавила адвокат.

Если вы решили произвести обмен криптовалюты, то лучше всего это делать через лицензированные обменные пункты, которых в России всего три (два в Москве и один в Екатеринбурге, — прим.ред), рассказал управляющий партнер инвестиционной компании Yard Сapital Сергей Переверзев.

"Криптовалюта стала хайпом, поэтому развелось много мошенников. Сегодня можно купить криптовалюту через брокерские компании, кстати, новичку зачастую это даже выгоднее, чем заниматься майнингом самостоятельно. Но, если вы решились на этот шаг, нужно выбирать только лицензированные компании, которых сейчас всего три. Как происходит обмен чаще всего? Люди просто договариваются и где-то в подвале меняют, все договоренности только на словах. Всё потому что нет никакого регулирования. А ещё запомните, что провести операции с наличными невозможно, все только через счета", сказал он...

Будущее криптовалюты напрямую связано с её безопасностью для инвесторов, считает Екатерина Духина.

"Всё зависит от того, насколько безопасно будут чувствовать себя инвесторы, как будут регистрировать кошельки и каким будет механизм взаимодействия с существующей валютой. Основные причины мошенничества в России заключаются в отсутствии регистрации и дешёвой электроэнергии, которая позволяет заниматься майнингом с утра до ночи. А вот у шведов, наоборот, уже ввели налогообложение на криптовалюту, но специфика Западной Европы такова, что бумажные деньги у них не в ходу", добавила она.

Запрещать майнинг и блокчейн в России не стоит, так как это приведёт к росту подпольных операций, а вот регистрация тех, кто занимается майнингом поможет регулированию, к тому же не отразится негативным образом на рынке криптовалюты, считает Переверзев.

"Государство не заинтересовано в теневых операциях – это нормально, это, на самом деле, эволюция рынка. Регистрация тех, кто занимается майнингом, и выдача паспортов не приведёт ни к какой смерти рынка, просто уйдут теневые игроки, они найдут какую-то новую нишу для себя. А технология блокчейна очень полезна на государственном уровне, и её можно использовать..."[20].

Dev.by: "В самом конце 2017-го в Банк России и Министерство финансов страны представили законопроект о регулировании ICO, сообщает РБК.

Заместитель министра финансов России Алексей Моисеев объяснил неожиданную мягкость документа нежеланием упустить бизнес-проекты в другие страны, включая Беларусь: "Мы прекрасно понимаем, что если мы напишем тяжёлое регулирование, пусть оно даже и будет максимально защищать участников рынка, то этот рынок просто уйдёт от нас в другие страны, в том числе и соседнюю Беларусь, которая как раз-таки пошла по очень либеральному пути", объяснил чиновник.

Законопроект вводит понятия цифрового финансового актива, цифровой транзакции и распределённого реестра цифровых транзакций. А майнинг приравнивают к предпринимательской деятельности. Подробное регулирование рынка криптовалют в документе обещают прописать чуть позже. По словам российского министра финансов, представленный текст документа — "рамочный", его дополнят и представят на рассмотрение правительства в первой половине 2018-го"[21].

Банк России не будет считать криптовалюты расчётным или платёжным средством, заявила на заседании общественного совета в Министерстве финансов РФ первый зампредседателя ЦБ РФ Ольга Скоробогатова.

"Мы не считаем криптовалюты расчетным или платёжным средством и не будем считать", сказала она. При этом замминистра финансов Алексей Моисеев уточнил, что ведомство допускает возможность использования криптовалют для инвестиций в ICO (привлечение финансирования в криптоактивах) в рамках договора мены. Он добавил, что не считает целесообразным выпуск крипторубля.

"Криптовалюта - это феномен, который имеет множество, неограниченное количество эмиссионных центров. Если мы отказываемся от конституционного принципа, что эмиссия производится Центральным банком, можно даже ничего не делать - оно [крипторубль] само возникнет. При этом мы не сможем обеспечить абсолютную надёжность транзакций в силу того что если по какой-то причине 50% + 1 валидатор (производитель - прим. ТАСС) криптовалюты скажут, что транзакция была, а на самом деле её не было, у нас не будет никакой возможности это опровергнуть", пояснил Моисеев.

Минфин предлагает определять криптовалюты как иное имущество, а не расчётно-платёжное средство - соответственно, купить на них ничего нельзя. Однако можно приобрести криптовалюту и обменять её на другое имущество.

Криптовалюта - это вид цифрового актива, создаваемый и учитываемый в распределённом реестре цифровых транзакций участниками этого реестра в соответствии с правилами его ведения[22].

Глава минсвязи РФ Николай Никифоров заявил, что криптовалюты являются не средством платежа, а всего лишь цифровым товаром.

"На самом деле это никакая не валюта с точки зрения банковского законодательства. Речь идёт, по сути, о выпуске некоего цифрового товара. Это некий цифровой токен, который можно купить и продать", цитирует ТАСС Никифорова. По его мнению, с продажи или покупки такого цифрового товара "нужно платить налог на прибыль или налог на доход для физических лиц"[23].

Министерство финансов России предложило обложить майнинг криптовалют налогом на предпринимательскую деятельность. Об этом ТАСС сообщил замминистра финансов Алексей Моисеев. "Мы относим майнинг к предпринимательской деятельности. Ею могут заниматься индивидуальные предприниматели либо юридические лица", сказал замминистра, комментируя законопроект о регулировании цифровых финансовых технологий.

Моисеев отметил, что в самом законопроекте прямых указаний на порядок налогообложения майнинга нет, таким образом, здесь будут действовать нормы действующего налогового законодательства. При этом минимального порога объёма, начиная с которого добыча криптовалют будет облагаться налогом, не предполагается[24].

А. Румянцева: "Президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) Юрий Припачкин прокомментировал RT предложение Минфина о налогообложении майнинга.

"Пока непонятно, как это учитывать и контролировать. Потому что если собирать налог, то надо его соответствующим образом модерировать. Кроме того, результаты майнинга существуют в Интернете, во всемирном пространстве, не имеют привязки и юридискции", отметил Припачкин.

Ранее заместитель министра финансов России Алексей Моисеев заявил, что ведомство предусмотрело в готовящемся законопроекте о криптовалютах пункт, который вводит налогообложение майнинга. Отмечается, что по закону майнинг будет рассматриваться как предпринимательская деятельность..."[25].

"Коммерсант": "В 2017 году криптовалюты ворвались в мир серьёзных финансов и новостных заголовков. Хотя биткойн в октябре отметил девятый день рождения, а банки и регуляторы обсуждают преимущества блокчейна и запускают собственные пилотные проекты не первый год, именно "биткойновая лихорадка" 2017 года вывела эти понятия на уровень массовой культуры. Взлёт курса самой популярной криптовалюты с $1 тыс. в январе до $20 тыс. в середине декабря и затем падение на 35% обновили пределы рыночной волатильности и породили ряд анекдотичных ситуаций — от исчезновения из продажи в РФ видеокарт до роста электропотребления во всем мире.

Настоящее криптовалютного сектора напоминает подростковый гормональный взрыв. Хочется получить признание и взрослый статус (скачки курса криптовалют чётко коррелируют с их институционализацией, будь-то признание биткойна платёжным средством в Японии или запуск торговли биткойн-фьючерсами на Чикагской бирже опционов и CME Group), но и сохранить свободный бунтарский дух. Последнее ярче всего проявилось в лавине ICO, первичных размещений токенов: возможность привлечь финансирование без контроля регуляторов и серьёзной подготовки вскружило голову многим. К середине ноября инвесторы вложили в токены свыше $3,5 млрд., а сами регуляторы (и российский Минфин) кинулись обуздывать этот "дикий Запад".

Для властей криптовалюты остаются причиной головной боли: игнорировать или запретить их невозможно, а как вводить в правовое поле, до сих пор неясно. Капитализация криптовалют уже превысила капитализацию JP Morgan, но предсказать поведение этого рынка невозможно. Реакции регуляторов почти так же хаотичны, как график курса биткойна: вслед за полной легализацией в Японии Китай закрывает криптовалютные биржи и запрещает ICO, SEC разрешает торговлю фьючерсами, но не пускает на рынок криптовалютные биржевые фонды. Венесуэла намерена бороться с инфляцией выпуском национальной криптовалюты с нефтяным обеспечением, а Белоруссия под Новый год разом легализует криптовалюты, блокчейн и смарт-контракты. Российский Минфин, в 2014 году обещавший всё запретить, переквалифицировал "денежные суррогаты" в "иное имущество" и предложил умеренно либеральное их регулирование.

Звездный час наступил и для технологии блокчейн. Число участников международного банковского блокчейн-консорциума R3 перевалило за сто, банки РФ под контролем ЦБ запустили собственный мастерчейн, а формула "блокчейн + что-нибудь" стала универсальной концепцией ICO. Вслед за банками блокчейн начали осваивать правительства — в Швеции его собираются использовать для регистрации прав на землю, в Дубае в блокчейн-реестр к 2020 году планируют перевести вообще все публичные документы, Эстония (пионер внедрения технологии в госсекторе) собирается использовать его для электронного голосования. В РФ запущены или готовятся к запуску множество региональных блокчейн-проектов — от мониторинга лекарств в Новгородской области до регистрации прав собственности на недвижимость в Москве.

Спрос на блокчейн-решения отразится и на развитии самой технологии (пока она идет двумя параллельными путями — открытых и частных реестров). Массовый приход в блокчейн государств и бизнеса пока склоняет чашу весов в сторону закрытых систем. Но в скором времени рынок могут заполонить гибридные модели, сочетающие преимущества обеих, утверждает главный инженер Ripple Стефан Томас. Степень открытости и децентрализации можно будет настраивать под нужды владельца реестра (разработку блокчейн-полуфабрикатов активно ведет Ethereum). В то же время экспоненциальный рост числа реестров потребует налаживания связей между ними — вскоре в глобальной криптоэкосистеме могут появиться транспортные коридоры для блокчейнов, по которым условные единицы стоимости будут путешествовать без привязки к конкретному токену"[26].

А. Михеев: "Блокчейн и криптовалюты ворвались в нашу жизнь поистине с космической скоростью. Ещё год назад примерно в это же самое время о цифровых активах знал в целом лишь узкий круг профессионалов. Как грамотно инвестировать в новый инструмент?

Раньше о биткоине мало кто знал, но прошёл всего лишь год, и все изменилось. Мы увидели, как создатель Ethereum Виталик Бутерин повстречался с первым лицом государства, как в столице каждый месяц проводились десятки конференций по токенам, ICO и другим доселе неизвестным явлениям, как в Екатеринбурге самой известной и востребованной из криптовалют, биткойну, поставили памятник.

Символом прошедшего 2017 года можно назвать стремительный взлёт биткоина и столь же неожиданный его обвал. Но это вершина айсберга, а в его подводной части — структурные изменения, осмысление которых важно для прогнозирования того, как рынок криптовалют будет развиваться на горизонте ближайших нескольких лет.

Самое главное такое изменение состоит в том, что, как бы ни прыгал курс биткоина, в ряде развитых стран криптовалюты — уже часть экономической реальности. Они нашли применение в электронной торговле и оплате услуг в онлайн-платежах, зачастую применяются в качестве платёжного инструмента для инвестиций в недвижимость или в финансовых операциях. Оборот биткоина уже превысил оборот средств такой известной платежной системы, как Western Union.

Однако рынок криптовалют виртуален и спекулятивен по своей природе. Криптовалюты не обеспечены реальными финансовыми активами, не соотнесены с такими базовыми классическими экономическими понятиями, как валовый внутренний продукт, национальный доход, экспорт и импорт. Доллар имеет в основе всю мощь современной высокотехнологичной американской экономики, рубль — нефтегазовые запасы страны, которых хватит на десятилетия, если не на столетия, юань — динамичный рынок потребителей из полутора миллиарда человек внутри Китая и всей планеты за его пределами.

Биткоин, эфириум и все другие альтернативные криптовалюты (собирательно называемые альткоинами), напротив, родились в недрах компьютерных сетей. В Венесуэле криптовалюту попробовали буквально на днях привязать к нефти, создав El Petro, но обратим внимание, что произошло это в национальной экономике, находящейся сейчас в пике гиперинфляции, то есть в стране, где деньги с каждым днем теряет свою ценность.

Вместе с тем, финансовая база у криптовалют существует. Тот же биткоин обладает конечным объёмом денежной массы (21 миллион монет[27]), из которой сейчас добыто уже 12 млн., и математически обоснованную конечную дату окончания майнинга — 2140 год, когда и будет добыт последний биткоин.

А это означает, что в отличие от классических денежных средств, криптовалюты не подвластны такому способу обесценивания, как денежная эмиссия — никто не может включить виртуальный станок, аналогичный печатному станку в мире классических денег, и обвалить курс криптовалюты. Возможно, именно поэтому правительство Венесуэлы схватилось за криптовалюты как утопающий за соломинку.

Вспомним также, что доллар — основная универсальная платежная единица — ещё с 1978 года, с момента окончательной смены Бреттон-Вудской валютной системы на Ямайскую, основанную на свободной конвертации валют, давно уже не привязан к золотым слиткам.

Внешний и, особенно, внутренний долг США общим объемом более $19 трлн. — это уже настолько астрономическая величина, что если два крупных кредитора Соединённых Штатов — Китай и Япония — вознамерятся обналичить свои ценные бумаги, то крупнейшую экономику мира ждёт неминуемый дефолт.

Конечно, такими деструктивными действиями ни эти страны, ни другие крупные кредиторы заниматься не будут, ведь в этом случае под обломками финансового краха окажется вся глобальная экономика без исключения, включая народные хозяйства упомянутых стран. Тем не менее из этого примера видно, что криптовалюты не более эфемерны, чем "традиционные" денежные средства.

Ещё одно уязвимое место криптовалют — вопрос о сохранности инвестиций. Недавно наделала много шуму история о том, как из-за ошибки разработчика программного кода компания Parity был вынуждена "заморозить" значительные суммы, размещённые во второй по степени популярности криптовалюте — эфириуме.

Разработчик кода, как утверждается, случайно уничтожил библиотеку данных, необходимую для использования клиентами электронных кошельков, прямой ущерб — не менее $160 млн.

Сложно отрицать, что современные криптовалюты далеки от идеала. Во-первых, бросается в глаза несовершенство вычислительного оборудования и вызванная этим фактором недостаточная скорость транзакций. Во-вторых, налицо недостаточная интегрированность с банковским сектором и финансовой системой в целом.

Однако всё же представляется, что оппоненты криптовалют путают трудности первоначального развития крипторынка с долгосрочными трендами. Законы экономики говорят, что любая новая формация в экономике или политике возникает не сразу, а постепенно: она мутирует в старой системе, постепенно трансформируя её и изменяясь при этом сама.

Так, первоначальный капитализм времен XVI века имел мало общего с современным капитализмом, точно также как современное государство — например, Россия — мало похоже на государство образца X века — Киевскую Русь.

Новая и старая формации всегда соседствуют и сосуществуют друг с другом. Взять хотя бы прискорбную историю с крепостным правом в России — по сути, рабовладением, отмененным, напомню, лишь в 1861 году, или же с отменой рабства в США, которое было окончательно запрещено Конституцией страны лишь в декабре 1865 года, после завершения гражданской войны..."[28].

Е. Кривякина: "Премьер Дмитрий Медведев назвал криптовалюты новым вызовом для правительств и бизнеса. По его мнению, сами криптовалюты могут исчезнуть уже через несколько лет. В то же время технология блокчейн, возможно, станет повседневной реальностью.

- Всех сегодня волнует вопрос: где предел этой криптовалютной гонке? Вообще, может быть, это тупиковая ветвь киберреволюции? Ведь нельзя полностью исключить, что не повторится сценарий начала 1990-х годов, когда появилось множество компаний на базе развивающегося Интернета, а в начале 2000-х эти компании в значительной степени исчезли с рынка, - заявил Медведев на пленарном заседании Гайдаровского форума, который открылся во вторник в Москве.

При этом, заметил Медведев, сама технология - Интернет - не только сохранилась, но и играет в нашей жизни сейчас ключевую роль.

- Точно так же через несколько лет могут исчезнуть и криптовалюты, а технология, на базе которой эти криптовалюты развиваются, я имею в виду блокчейн, станет частью повседневной реальности. Такой сценарий тоже не исключён, - предположил Медведев.

Он напомнил, что ещё в середине прошлого века эксперты предсказывали, что возникнет конкуренция частных электронных валют.

- Тем не менее, это новый вызов и для правительств, и дня бизнеса, и, кстати, для экспертов, отметил премьер"[29].

1.3. Мир втягивается в "цифровую гонку"

М. Деготькина: "В рамках Гайдаровского форума в РАНХиГС выступил премьер-министр Дмитрий Медведев.

Главный вызов, стоящий перед мировой экономики, по мнению премьера, - это быстро развивающийся технологический прогресс и цифровизация, которая меняет все: общественные ценности, рынок труда, финансовую сферу. "Установилась эпоха высоких гуманитарных технологий. Интеллект – это особый ресурс, один из ведущих в современной экономике, который полностью меняет её ландшафт. Особенность в том, что избыток интеллектуальных ресурсов не приводит к падению цен на них, в отличие от ресурсов материальных, например, сырья", заявил Медведев.

Говоря об тотальных изменениях в мире и России, глава кабмина добавил, что нашей стране может только пойти на руку развитие технологий, в то время как весь продвинутый мир боится безработицы из-за автоматизации и роботизации трудовых процессов. "Россия испытывает проблемы с трудовым населением из-за низкой рождаемости, так что нам нужен технологический прогресс, он может сыграть положительную роль для рынка труда. При этом требования к квалификации работников возрастут, труд должен быть более интеллектуальным, творческим", сказал "фронтмен" Гайдаровского форума"[30].

А. Сергеев: "Безусловными лидерами по развитию цифровой экономики чаще всего называют азиатские страны и государства Евросоюза. "Китай, Сингапур, Малайзия и европейские страны опережают весь мир по внедрению принципов цифровой экономики. В частности, Китай и Сингапур сочетают участие в развитии технологий государства, заинтересованного в создании важной инфраструктуры, включая разработки hardware и новых протоколов передачи данных, с чисто потребительским интересом людей к новым цифровым формам жизни", рассказывает руководитель программы "Интернет вещей" Роб Ван Краненбург. По его словам, дальше всего в этом вопросе продвинулся Сингапур, чьи власти довольно давно исповедуют идею, что без внедрения цифровых услуг невозможно полноценное развитие общества. Этот процесс возможен благодаря кооперации конечных пользователей с экспертами, которые прислушиваются к тому, каких новых услуг ждут потребители.

"В области построения цифровой экономики лидируют развитые экономики, имеющие широкое распространение каналов передачи данных, мощную инфраструктуру разработки и внедрения цифровых технологий. В России данное направление только начинает набирать обороты", говорит старший аналитик ИК "Фридом Финанс" Богдан Зварич. По его словам, основным последствием развития цифровой экономики должно стать ускорение каналов связи между поставщиками продуктов и услуг и их потребителями.

"Цифровизация экономики делает комплексный вклад в межотраслевое и межстрановое развитие. В наибольшей степени оно фокусируется на трансграничной электронной коммерции, а также развитии интернет-зависимых рынков: туризма, медиа, финансовых услуг и т. д.", рассказывает аналитик компании "Открытие Брокер" Тимур Нигматуллин и напоминает, что существует прямая зависимость между развитием информационно-коммуникационной инфраструктуры и ростом ВВП на душу населения.

Не случайно цифровизация сегодня изучается не только с точки зрения внедрения технологий. Общественные дискуссионные площадки, исследовательские институты и think-tanks изучают повсеместное внедрение новых технологий с позиции их использования в межкультурном и межгосударственном диалоге..."[31].

В вопросах цифровизации нельзя догонять, нужно быть первыми. Опыт стран, которые успешно пошли по пути цифровизации экономики, безусловно важен. О мировых тенденциях в построении цифровой экономики на площадке Аналитического центра рассказали Рандип Судан из Всемирного банка и Рафал Рогозински из SecDev Group и Юрий Хохлов из Института развития информационного общества.

Говоря о глобальных трендах в цифровой экономике, ведущий специалист и советник по цифровой стратегии и государственной аналитике Всемирного банка Рандип Судан обратил особое внимание на очень высокие темпы цифровизации. "В 2016 году глобальная экономика на 15,5% была цифровой – это около 11,5 триллионов долларов. Ожидается, что к 2025 году этот показатель вырастет до 24,3% (23 триллиона долларов)", сказал Рандип Судан. Цифровая экономика не только будет расти в 5 раз быстрее остальных нецифровых отраслей, но и создаст новые условия и возможности для их роста. Искусственный интеллект, блокчейн-технологии, цифровые двойники – эти технологии уже признаны долгосрочными тенденциями. За новыми технологиями придут новые бизнес-модели, всё произойдет очень быстро. Однако на этом фоне очевидно более медленными темпами будет происходить адаптация к ним людей, полагает эксперт.

Многое зависит от законодательства, считает Судан. И роль правительства – осуществлять грамотное регулирование в век бурного роста технологий. В качестве успешного примера эксперт назвал Сингапур, где в офисе премьер-министра работает специальный центр стратегического проектирования будущего, специалисты которого прогнозируют развитие, собирают и адаптируют для Сингапура лучшие проекты использования современных цифровых технологий.

Соучредитель и директор SecDev Group (Канада) Рафал Рогозински подробнее остановился на вопросах кибербезопасности, которые, по его мнению, нельзя рассматривать отдельно от фундаментальных потребностей безопасности. Эксперт обратил внимание на 2 важные цифры – 70% и 51%. "То, что сердце Интернета бьётся в Северной Америке – миф, - уверен Рохозински. - 70% глобального интернета находится в регионе Евразии, там же зарегистрированы и 51% всех расходов на IT-отрасль, и Россия, таким образом, находится в самом центре развития новых трендов".

Вопросы кибербезопасности эксперт связывает в первую очередь с людьми, а не с технологиями, ведь сегодня с глобальным Интернетом связаны 2/3 человечества, и в основном это молодые люди – так называемое поколение D (digital). "Это молодые люди в возрасте до 25 лет. Сегодня они входят в производительный возраст, подстегивают развитие инноваций и именно они могут потерять или выиграть от развития цифровой экономики, и это глобальный феномен", считает эксперт.

Огромными темпами растёт число пользователей всемирной паутины в Бангладеш и Мьянме. "Массовый выход в глобальную сеть влечет за собой новые вызовы кибербезопасности, потому что новые кибервозможности – это новые киберпреступления", уверен он. В сети может идти торговля людьми, наркотиками, оружием, и это не только технологический фактор.

Председатель совета директоров Института развития информационного обществаЮрий Хохлов рассказал о результатах исследования, посвящённого оценке уровня развития цифровой экономики в Российской Федерации. Впервые в мире экспертами была разработана комплексная концептуальная схема и методика оценки развития цифровой экономики в отдельной стране (Digital Economy Country Assessment, DECA), которая была апробирована на примере России. "По многим показателям Россия имеет среднемировые значения, в то же время эксперты очень высоко оценили уровень осведомлённости и мотивации использования в России современных цифровых технологий, таких как технологии искусственного интеллекта, распределенного реестра (блокчейн) и квантовых вычислений", отметил Хохлов[32].

М. Оверченко: "Шесть банков из числа крупнейших в мире вошли в проект по разработке цифровой валюты, которую они надеются со следующего (2018) года использовать для расчёта и клиринга финансовых сделок. Это Barclays, Credit Suisse, Canadian Imperial Bank of Commerce, HSBC, MUFG и State Street, сообщает Financial Times.

Криптовалюта, которую начавший разрабатывать её UBS назвал utility settlement coin (можно перевести как "практичные деньги для расчётов"), использует технологию блочных цепей, или распределенного реестра. Вместе с UBS новой валютой уже более года занимаются такие банки, как Deutsche Bank, Santander и BNY Mellon, а также брокер ICAP.

Расширение числа участников происходит в тот момент, когда проект переходит в новую фазу: его члены намерены начать более активное обсуждение с центробанками и заняться усилением защиты данных и киберсистем. Как сказал FT Хайдер Джеффри, директор по финансово-технологическим инновациям в UBS, переговоры с центробанками и регуляторами уже идут, а в течение ближайшего года банки планируют договориться с ними о взаимодействии, чтобы ближе к концу 2018 года уже начать проводить ограниченное число операций.

Технология блокчейн, которая использует децентрализованную сеть компьютеров для электронной верификации финансовых транзакций, может применяться для значительного ускорения расчетов по операциям, которые сейчас проводятся через бэк-офисы и требуют миллиардов долларов в виде обеспечения на период клиринга и перевода денежных средств. Виртуальная валюта USC должна помочь финансовым институтам расплачиваться за ценные бумаги (акции, облигации), не дожидаясь, пока будет завершён перевод реальных денежных средств традиционным образом. Вместо этого они смогут использовать криптовалюту, которая будет конвертироваться в центробанках в деньги (в любой валюте). Храниться цифровые деньги USC будут с помощью распределённого реестра, что позволит моментально обменивать их на ценные бумаги, с которыми проведены сделки.

"Сегодня распределённый реестр – одна из самых новаторских технологий. Мы видим несколько выгод от этого проекта – от снижения рисков до повышения эффективности использования капитала на финансовых рынках", говорит Ли Брейн из технологической дирекции в инвестиционно-банковском подразделении Barclays.

По словам Джеффри, в практику технология будет внедряться постепенно. Первым шагом, который и может быть реализован уже в конце 2018 года, скорее всего, станет проведение платежей в разных валютах между банками. Например, если один банк должен другому $100 млн., а тот ему – 50 млн. фунтов стерлингов, они могут почти мгновенно провести расчеты, используя USC.

Случай с ценными бумагами более сложный, поясняет Джеффри: для операции их самих нужно будет перевести в блокчейн, в противном случае получить выгоду в виде экономии времени и сокращения капитала для резервирования не получится.

Пока остаются вопросы, можно ли будет считать платежи с использованием криптовалюты и проводом её через центробанк безрисковыми и бесспорными, указывает Питер Рэндалл, основатель британского проекта Setl, который в 2015 году был создан инвесторами хедж-фондов и специалистами по трейдингу также для разработки криптовалюты и проведения с её помощью сделок на финансовых рынках. Без положительного ответа на них не удастся высвободить капитал, который сейчас необходимо резервировать до окончательных расчетов по сделкам с ценными бумагами, сказал он FT.

Джеффри называет ещё один риск для USC – выпуск центробанками собственных криптовалют, в результате чего частная цифровая валюта банков может не найти достаточно обширного применения. В частности, таким проектом занимается ЦБ Швеции. В конце 2016 года заместитель председателя Риксбанка Сесилия Скингсли говорила, что в Риксбанке надеются принять решение по поводу выпуска экроны в следующие два года. Джеффри, однако, полагает, что у центробанков уйдут "многие годы" на подготовку собственных криптовалют"[33].

В. Катасонов: "...Собственно, на вопрос, чего ждать в 2018 году, я уже ответил: ждать надо всё так же второй мировой волны мирового финансового кризиса. С учётом того, что сегодня выстроена более высокая долговая пирамида, чем десять лет назад, есть некоторая вероятность, что будущий год удастся проскочить и кризис отложится до 2019 года. Интуиция подсказывает, что вероятность начала кризиса в 2018-м можно оценить в 80%, а в 2019 году – в 20%.

Если в уходящем году тема второй волны мирового финансового кризиса находилась в тени мировых СМИ, то непропорционально большую раскрутку получила тема криптовалют. При этом масса криптовалют была мизерной. В начале 2016 года капитализация основных криптовалют в мире оценивалась в 6 млрд. долл., в начале 2017 года – примерно в 16 млрд. долл. А количество наличных денег в мире в середине текущего десятилетия оценивалось[34] в 4,5 трлн. долл., объём наличной и безналичной денежной массы – в 55 трлн. долл.

Всех гипнотизирует динамика рыночных котировок криптовалют. Взять, к примеру, биткойн, который является самой популярной криптовалютой. Когда биткойн появился на свет в 2009 году, его цена составляла менее одного американского цента. К началу 2017 года биткойн преодолел планку в 1000 долларов. В декабре 2017 года был момент, когда биткойн дотянулся до 20 тысяч долларов. Такой бешеной динамики не демонстрировали никакие другие финансовые инструменты. Общая капитализация основных криптовалют в мире в середине декабря достигла 500 млрд. долл., а на тот момент, когда я пишу эту статью (28 декабря), показатель был равен 650 млрд. долл. То есть 40-кратный рост по сравнению с началом 2017 года.

У меня твёрдое ощущение, что в течение всего года СМИ искусственно нагнетали ажиотаж на рынке криптовалют. Заказной характер большинства публикаций на эту тему бросается в глаза.

Небольшая часть публикаций акцентировала внимание на том, что, мол, новые деньги радикально изменят мир к лучшему. Дескать, люди устали от банкиров, которые наживаются на миллионах граждан, а бизнес устал от назойливого контроля со стороны кредиторов. Внушалось, что криптовалюты – свобода, в том числе от банковского диктата. Криптовалюты – частные цифровые деньги, которые создаются и обращаются в электронных пиринговых сетях, предполагающих, что все участники отношений находятся на одном уровне и имеют равные права, действуют. Никакой вертикали власти, никакого Большого брата (скажем, в лице центробанка или налоговой службы). Криптовалюты предполагают самоконтроль, основанный на использовании технологий blockchain (распределённые реестры транзакций). Каждый участник транзакций может проверить всю цепочку операций, никаких подвохов и обманов. Уже не приходится говорить о том, что каждый человек может сам создавать деньги (майнинг). И всё в таком же духе: "криптовалюты – светлое цифровое будущее человечества". О лживости этих цифровых утопий я уже писал: это информационное прикрытие проекта строительства[35] электронно-банковского концлагеря. Частные цифровые валюты – лишь пилотные проекты.

А большая часть публикаций по криптовалютам просто призывают граждан к быстрому обогащению. Если раньше эмиссионный доход получали центробанки, то теперь каждый может получать такой доход, надо лишь обзавестись соответствующим компьютером и программным обеспечением. Если лень заниматься майнингом, можешь просто инвестировать в криптовалюты. Нам уже показывают первых миллиардеров, которые приобрели это почётное звание благодаря тому, что своевременно занялись покупкой криптовалют. Не поздно и сегодня. Котировки криптовалют растут каждую неделю. Сомневающимся обещают, что биткойн у концу текущего десятилетия будет стоить 500 тысяч и даже один миллион долларов США. Такие приманки действуют безотказно. Количество людей, занимающихся майнингом и инвестированием в валюты, растёт примерно теми же темпами, что и котировки криптовалют. Об этом можно судить по количеству создаваемых электронных кошельков для хранения и накопления криптовалют. По оценкам экспертов, в последние месяцы уходящего года каждый день в мире открывалось в среднем 30-40 тысяч электронных кошельков, а общее их число измеряется десятками миллионов.

Можно прийти к выводу, что в 2017 году в связи с криптовалютами началась глобальная психическая эпидемия (или массовое беснование). Трудно сказать, когда это кончится, но котировки биткойна точно не дойдут до планки в один миллион или даже 500 тысяч долларов. Мы являемся свидетелями строительства ещё одной долговой пирамиды, которая по определению должна обвалиться. Скорее всего, это произойдёт в 2018 году. С некоторой долей вероятности обвал может быть отсрочен и перенесётся на 2019 год.

И ещё об одном событии, которое в минувшем году прошло почти не замеченным, но о котором, мне кажется, скоро вспомнят. Речь идёт о цифровой валюте, которую разрабатывает консорциум десяти крупнейших частных банков. Было несколько коротких сообщений о том, что работа над этой цифровой валютой, получившей условное название utility settlement coin (USC), уже завершается. В следующем году она должна быть согласована в центробанках тех стран, банки которых участвуют в консорциуме. Вот эти десять банков: UBS, BNY Mellon, Deutsche Bank, Santander, Barclays, CIBC, Credit Suisse, HSBC, MUFG и State Street. Согласовывать новую цифровую валюту им придётся в ФРС США, ЕЦБ, Национальном банке Швейцарии, Банке Англии, Банке Японии, Банке Канады. Это те самые центробанки, о которых я уже не раз писал как об участниках картеля центробанков (ЦБ-6), работающего над постепенным переходом мировой финансовой системы к единой наднациональной валюте. Думаю, что USC – прототип будущей наднациональной валюты.

Если мы этот мир увидим, то многие сегодняшние криптовалюты типа биткойна испарятся в нём, как утренний туман. Впрочем, тогда могут испариться и привычные валюты вроде доллара США, евро, фунта стерлингов и др. Таков план хозяев денег"[36].

"Google знает обо мне больше, чем моё собственное правительство. Мы уже наблюдали, какую роль могут играть сообщения в Twitter, всего-навсего 143 знака, на выборы в США, в Швеции тоже был скандал, связанный с использованием Facebook для влияния на выборы", заявил Вальтер Швиммер, австрийский политик, сопредседатель исследовательского института "Диалог цивилизаций", с 1999 по 2004 год возглавлявший секретариат Совета Европы. Напомним, что спецслужбы США и чиновники европейских стран обвиняли Россию в причастности к хакерским атакам во время избирательных кампаний. Политик опасается, что цифровые гиганты в будущем смогут использовать возможности своего влияния на массовое сознание пользователей для обеспечения себе преференций от государства, например по части налогообложения.

"Data — новая нефть". Этот афоризм прочно вошёл в сленг разработчиков более десяти лет назад. Его автором считают британского математика Клайва Хамби, разработавшего систему лояльности для торговой сети Tesco. Сегодня разработчики отводят технологиям ещё более влиятельную роль. Технологии становятся новым способом колонизации — цифровой колонизации, считает российский предприниматель, основатель группы компаний InfoWatch, руководитель рабочей группы по информационной безопасности АНО "Цифровая экономика" Наталья Касперская.

По её словам, преобладание в мире технологий одной страны, одной системы снова толкают мировое устройство к однополярности. "У остальных стран не остаётся выбора, технологии пронизывают их и делают абсолютно прозрачными и зависимыми", заявила она РБК+. Наталья Касперская прогнозирует: чтобы сохранить цифровую независимость, развивающимся странам предстоит развивать собственные технологии и жёстко регулировать Сеть. "Если в начале 2000-х Интернет был свободной зоной, то сегодня он все больше и больше подвергается специальному регулированию. В Китае не используют Facebook, потому что они понимают риски", говорит она.

Наибольший прирост пользователей Интернета, по данным основателя и CEO австрийской компании GLBrain Вольфганга Пинеггера, наблюдается в развивающихся странах. В Индии, например, к 2022 году более 50% населения будут пользоваться Интернетом, ежегодно число пользователей, по его подсчётам, будет прирастать на 250 млн человек. При этом экономически от глобальной Сети пока выигрывают жители развитых стран. Информационные технологии приносят эффект, когда население использует Интернет как инструмент экономической деятельности: активно покупает в Сети, пользуется картами, осуществляет переводы средств и т. п. Пока, судя по словам Пинеггера, у пользователей из развивающихся стран иные цели. По его оценке, их количество в этих государствах приближается к 73%, при этом в экономических целях Cеть будут использовать только 47%.

"Мы не можем вернуться в аналоговый мир", заявил руководитель проекта развития "Интернет вещей" в рамках программы Европейского Союза Роб ван Краненбург. По его мнению, проблема в самих политиках. "Мы потеряли честность в политике и теперь собираемся вернуть её с помощью технологий", говорит он. Диджитализация, по мнению Роба ван Краненбурга, сделает общественно-политические отношения более прозрачными..."[37].

Марк Цукерберг заинтересован в изучении криптовалют и технологий шифрования с целью их возможной интеграции в крупнейшую в мире социальную сеть. Об этом он написал в своей последней записи.

По его словам, одним из наиболее интересных вопросов в мире технологий является соперничество централизации и децентрализации, и многие начинают заниматься технологиями, поскольку верят, что они могут быть той децентрализующей силой, которая даст больше власти обычным людям.

Однако сегодня, говорит Марк Цукерберг, многие потеряли веру в это обещание. С появлением небольшого числа крупных технологических компаний и всё более частым использованием технологий для наблюдения за гражданами со стороны государства, люди убеждаются в том, что технологии скорее способствуют все большей централизации.

"В последнее время образовались такие важные контр-тренды, как шифрование и криптовалюты. Они отбирают власть у централизованных систем и возвращают её людям. В то же время с ними связаны риски более трудного контроля. Я заинтересован в более глубоком изучении позитивных и негативных аспектов этих технологий и их возможном использовании в наших сервисах", написал глава Facebook, добавив, что 2018 год будет для него серьёзным годом с точки зрения самосовершенствования.

Напомним, в прошлом году эксперты по вопросам безопасности и технологий из Facebook и Google заявили о намерении встать на защиту "цифровой демократии" США при помощи технологии блокчейн[38].

1.4. Готовность к цифровому рынку

Наша страна стала 41-й в рейтинге готовности к цифровому рынку, по версии Всемирного экономического форума. Об этом сообщила председатель Совета Федерации ФС РФ Валентина Матвиенко на заседании научно-экспертного совета и правления интеграционного клуба в Совете Федерации. "Сегодня Россия занимает 41-е место по готовности к цифровой экономике. А с точки зрения экономических и инновационных результатов использования цифровых технологий мы на 38-м месте", озвучила председатель Совфеда. Самые отстающие сферы – авиационная промышленность, космическая индустрия, машиностроение и фармацевтика.

"Нам нужен прорыв, – подчеркнула она. – Давайте сделаем прорыв". И добавила: "Если мы будем ждать, когда будут приняты новые законы, то мы просто потеряем время. Мне кажется, надо запараллелить эту работу, действовать смелее, не ждать, пока будут законы, и только потом делать следующий шаг". Регулированию в этой сфере необходимы другие подходы. Например, упрощение процедуры согласования документов. Также Матвиенко предложила развивать цифровой рынок на пространстве Евразийского экономического союза.

Ранее премьер-министр Дмитрий Медведев отмечал, что у 75% отечественных домохозяйств есть доступ к Всемирной сети, а половина пользователей предпочитают получать государственные услуги в электронном виде. По данным McKinsey, в нынешнем году доступ в Интернет был у половины населения планеты[39].

Вклад цифровой экономики в ВВП России на сегодня составляет 2,1%, вместе с мобильным сегментом – 5,06%, показало исследование "Экономика Рунета", проведенное Российской ассоциацией электронных коммуникаций (РАЭК).

"Сегодня аналитики РАЭК оценивают вклад цифровой экономики в экономику России в 2,1% ВВП, а вклад мобильной экономики — в 3,8% ВВП. Суммарный вклад составляет 4,35 триллиона рублей, или 5,06% ВВП", сказал директор РАЭК Сергей Плуготаренко, презентуя исследование в ходе конференции в МИА "Россия сегодня".

По данным исследования, влияние интернет-рынков на экономику растет на 11% в год, и к 2021 году вклад "чистых" интернет-рынков в ВВП составит 4,7%. В интернет-отрасли работает порядка 2,3 миллиона человек, включая самозанятых[40].

М. Глушенкова: "В июле экспертная группа Digital McKinsey опубликовала исследование "Цифровая Россия: новая реальность". Эксперты оценили нынешнее положение дел в нашей стране, сравнив его с положением мировых лидеров по диджитализации, и потенциал развития у нас цифровой экономики. Так вот, как утверждают специалисты Глобального института McKinsey, Россия уже живёт в цифровой эре.

Наша страна занимает первое место в Европе и шестое в мире по количеству пользователей Интернета. Смартфоны есть уже у 60% россиян, что больше, чем в Бразилии, Индии и странах Восточной Европы.

Согласно оценкам McKinsey, с 2011 по 2015 год совокупный объём цифровой экономики России увеличился на 59%, или на 1,2 трлн. руб., он растёт в девять раз быстрее, чем ВВП страны. В результате доля цифровой экономики в 2015 году достигла 3,9% ВВП, и существует значительный потенциал для её дальнейшего роста. "Сложная, но достижимая цель — утроение объема цифровой экономики с 3,2 трлн. руб. в 2015 году до 9,6 трлн. руб. в 2025-м, в ценах 2015 года", считают эксперты McKinsey.

Но если этого не произойдёт, отставание от ведущих стран в области цифровизации окажется слишком велико. Ведь даже нынешние успехи, несмотря на положительную динамику, у нас пока довольно скромные, если опять же сравнивать с другими странами. В частности, как заметили эксперты McKinsey, Россия не входит в группу лидеров развития цифровой экономики по многим показателям — уровню цифровизации, доле цифровой экономики в ВВП, достаточно существенна и средняя задержка в освоении технологий, применяемых в странах-лидерах. Так, доля цифровой экономики в ВВП России в 2–3 раза скромнее, чем, например, в США (10,9%), Китае (10%) или даже Бразилии (6,2%)...

Если раньше драйвером цифровизации были частные компании, сейчас эти процессы всё больше захватывают государственные структуры. На такую тенденцию обратили внимание и эксперты Глобального института McKinsey, отметившие, что растёт число пользователей госуслуг. По оценкам McKinsey, количество пользователей порталов государственных и муниципальных услуг в России увеличилось в два раза только за 2016 год, достигнув 40 млн. человек.

Сейчас эта цифра выросла ещё больше. Как, в частности, рассказали "Ъ" в Минкомсвязи России, к середине декабря на Едином портале госуслуг — ЕПГУ (gosuslugi.ru) зарегистрировано уже 60 млн. человек. По данным ведомства, за период с 1 января по 11 декабря 2017 года через портал было совершено 26 млн. платежей на 26 млрд. руб. (это без платежей за услуги ЖКХ — госпошлины, налоги, судебные издержки, штрафы). Эти цифры более чем втрое превышают показатели за аналогичный период 2016 года. А ноябрь 2017-го стал рекордным по количеству платежей за счёт оплат имущественных налогов — пользователи совершили 3,3 млн. трансакций.

Бурный рост числа пользователей объясняется отчасти и тем, что граждан стимулируют оплачивать услуги онлайн с помощью проверенного метода кнута и пряника. В частности, с начала этого учебного года оплата дополнительного детского образования была практически полностью в приказном порядке переведена на сайт госуслуг. Но появился и пряник: с 1 января 2017-го при оплате госпошлин и госуслуг через портал ЕПГУ была введена скидка в 30%. В результате число пользователей системы выросло на треть.

Не меньший, а может, и больший потенциал есть и ещё у одной системы — ГИС ЖКХ. Согласно оценкам Минстроя, ежегодный объём платежей за коммунальные услуги только со стороны граждан составил порядка 4,1 трлн. руб. По словам замминистра связи Михаила Евраева, число пользователей ГИС ЖКХ уже превышает 1,5 млн. человек. Всего на данный момент через ГИС проведено свыше 980 млн. платежей; что касается граждан, то они провели через ГИС ЖКХ порядка 50 тыс. операций по оплате коммунальных услуг на 135 млн. руб.

В перспективе в системе можно будет увидеть все начисления, показания приборов учета в электронной форме, историю показаний счетчиков, потребления и оплаты ЖКУ. Более того, проголосовать в электронной форме и увидеть протоколы собрания собственников жилья. Так что система имеет все шансы стать сверхпопулярной. Тем более что в ГИС ЖКХ можно будет отправить официальное обращение и получить официальный ответ от своего ТСЖ, управляющей компании и регулирующих госструктур..."[41].

Цифровой техникой умеют пользоваться 16 процентов российских учителей. Об этом на съезде партии "Единая Россия" заявила министр образования и науки России Ольга Васильева. "На сегодняшний день 16 процентов, согласно соцопросам, учителей владеют компьютером, наравне с нашими детьми вряд ли, но на уровне", сообщила Васильева. Также она добавила, что сегодняшний день требует цифровых знаний, а дети, в отличие от взрослых, получают их быстрее и легче, учителя школ, в свою очередь, не всегда умеют пользоваться современной техникой[42].

А. Дыжин: "Аналоговые методы ухода от сырьевой модели экономики исчерпаны, решено выходить через цифровизацию. 100 миллиардов руб­лей будет потрачено из средств федерального бюджета в период 2018–2024 гг. на реализацию программы "Цифровой экономики". Вопрос только в том, где добудут эти деньги...

Процессы цифровизации экономики в нашей стране идут уже давно, но до недавнего времени — без участия государства. Процессы и участники должны были сформировать своего рода критически значимую массу для того, чтобы на них обратили внимание.

Сейчас доля цифровой экономики в ВВП России, по оценкам компании McKinsey, составляет 3,9%, что в два-три раза ниже, чем у стран-лидеров, таких как США, Япония, Сингапур, Израиль. Однако положительная тенденция состоит в том, что объём этого рынка в России постоянно растет. По оценкам экспертов, цифровизация обеспечит от 19 до 34% роста ВВП страны, а сама доля цифровой экономики может составить 8–10% внутреннего валового продукта.

"Цифровизация экономики — это, несомненно, реальный и объективный мировой тренд, идущий на смену предыдущей так называемой информатизации общества, — делится рассуждениями совладелец IT компании "Айлайн Технологии" доктор физико-математических наук, профессор Дмитрий Свириденко. — Мир постепенно втягивается в гонку цифровизации, и Россия здесь не исключение"...

Надо констатировать, что большинство российских компании до сих пор не прошли даже базовый уровень автоматизации, и это, по мнению экспертного сообщества, создаёт определённые трудности для реализации идей цифровой экономики в целом. Поэтому для некоторых отраслей этот переход будет достаточно болезненным и затратным.

Что касается применения такой технологии, как "блокчейн", точнее, применения технологических решений на её основе, здесь наше отставание вообще крайне незначительно.

Руководитель Российского отделения CryptoBankOne Алексей Понамаренко: "Впереди планеты всей Япония, которая легализовала "блокчейн" и криптовалюты. Швейцария и США приняли соответствующие регламентирующие законы. Если сейчас в России в ближайшее время примут закон по ICO и по регулированию криптовалют, то мы приблизимся практически вплотную к странам-лидерам. Будем идти в ногу со временем"..."[43].

С. Ермак: "Россия в этом году начала сходить с ума по цифре: интернет вещей, индустрия 4.0, big data, предиктивная аналитика, BIM-технологии проектирования, блокчейн, криптовалюты, нейросети, искусственный интеллект, виртуальная и дополненная реальность… Пока никто до конца не понимает, что, где и как делать. Но все отчётливо осознают: если не сейчас, то уже никогда...

Новая цифровая модель развития, её эффекты, ограничения и вызовы стали одним из ключевых треков конференции "Регионы в фокусе перемен", организованной аналитическим центром "Эксперт", журналом "Эксперт-Урал" и Уральским федеральным университетом.

— Цифровизация экономики предполагает решение четырёх масштабных задач, — полагает директор департамента соцразвития и инноваций Минэкономразвития РФ Артём Шадрин. — Первая — это выведение на принципиально новый уровень отечественной промышленности. Фактически мы стоим на пороге новой индустриальной революции. Внедрение концепции интернета вещей (Internet of Things, IoT) в производстве сравнимо с появлением парового двигателя или конвейера. IoT позволяет резко увеличить эффективность труда, сократить затраты на сырьё, принимать максимально оперативные и взвешенные решения.

Вторая задача — изменение системы госуправления. Цифра в корне меняет процесс предоставления услуг, повышает их доступность и качество, упрощает межведомственное взаимодействие.

Третья — модернизация социальной сферы, развитие персонифицированной и телемедицины, инструментов ранней диагностики заболеваний, дистанционного образования и т. д.

Наконец, четвёртая задача — масштабирование непосредственно ИТ-сектора. На мой взгляд, мы недостаточно ему помогли, он остался недоинвестированным. Единственная реальная мера господдержки в данной сфере — льготы по соцплатежам...

— Очевидное узкое место цифровизации — кадры, — продолжает Артем Щадрин. — Минкомсвязи и Минобрнауки предпринимают отчаянные усилия для изменения ситуации. Они за два года на 70% увеличили контрольные цифры приёма на ИТ-направления. Но этого все равно недостаточно (недавно глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин заявил, что для активной диждитализации экономики необходимо готовить 120 тыс. специалистов в области информтехнологий ежегодно, текущая цифра — примерно 50 тысяч. — Ред.).

Председатель совета директоров ГК Naumen Александр Давыдов:

— Нужно принимать во внимание все последствия диджитализации. В прошлом году в России было автоматизировано около 500 тыс. рабочих мест, в трёхлетней перспективе этот показатель достигнет миллиона, а в десятилетней — 4 — 4,5 млн. мест ежегодно. И, если ничего не предпринимать, мы столкнёмся с кризисом: на рынке одновременно возникнет переизбыток невостребованных специалистов и недостаток нужных. Если процесс не обуздать и не направить в правильное русло, он гарантированно приведёт к негативным социальным последствиям. Центр цифровой экономики — отнюдь не машины и не роботы, а люди. И под это необходимо подстраивать всю систему. Например, мне кажется жизненно важным развитие сектора дополнительного ИТ-образования, нынешний размер которого исчезающе мал. В противном случае мы получим миллионы людей, незадействованных в народном хозяйстве.

— Развитие цифровой экономики приведёт к дезинтермедиации. В общем смысле — это устранение посредников, — размышляет заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин. — Зачем мне управляющая компания, если могу сдавать показатели прибора учёта напрямую ресурсникам? Зачем мне РКО, если я могу перечислять деньги напрямую продавцу? И это реальный сценарий: ЦБ планирует в течение двух-трёх лет перейти к удалённой идентификации физлиц, и все транзакции будут проводиться через удостоверяющий центр. Дезинтермедиация столкнётся с гигантским сопротивлением. Но дело даже не в нем. Куда девать посредников, оставшихся не у дел? Кто возместит выпадающие налоговые доходы? Куда пойдут люди, которые там работали? Вот что надо обсуждать.

Завкафедрой Высшей школы экономики и менеджмента УрФУ Евгений Синицин:

— Пока никто не может чётко ответить, что такое цифровая экономика, какие компетенции ей понадобятся. И в этих условиях мы должны готовить специалистов. Выпускников, нужных цифровой экономике, можно условно разбить на пять уровней. Первый — менеджеры, достаточно сильно разбирающиеся в ИТ, второй — прогрессоры, которые с помощью технологий могут изменить лицо компании. Третий — бизнес-аналитики, четвёртый — data scientists и пятый — программисты и разработчики ПО. Не претендуя на истину и опираясь на проекты, в которых мне доводилось участвовать, я попытался понять соотношение потребности и предложения в ИТ-специалистах со стороны не ИТ-бизнеса. И вот что получилось. Программистов мы готовим почти в два раза больше, чем действительно нужно. Зато по всем остальным направлениям — дефицит. Самый жёсткий — в сегменте data scientists и прогрессоров. Как готовить последних, мне самому до конца не понятно.

Беда высшего образования заключается в том, что мы должны обязательно все описать, стандартизировать, да ещё желательно высокие индексы цитируемости показывать. Но пора задаться вопросом, нужно ли все это цифровой экономике? Есть ощущение, что нет.

Восемь задач властей в сфере цифровой экономики на 2018 год.

1. Снять ключевые нормативные ограничения для развития, определить базовые правовые понятия и институты.

2. Разработать образовательные и профессиональные стандарты, требования к описанию компетенций цифровой экономики и запустить их пилотную версию.

3. Сформировать систему выбора перспективных направлений исследований и разработок в области цифровых технологий.

4. Создать нормативно-правовую среду, определяющую взаимодействие между участниками цифровых платформ.

5. Создать пилотную платформу для исследований и разработок по одному из направлений "сквозных" технологий.

6. Определить частотный ресурс для развертывания сетей 5G.

7. Утвердить генеральную схему размещения центров обработки данных.

8. Сформировать систему льгот и преференций, создающих условия для вложения частных инвестиций в информационную инфраструктуру.

Десять целевых показателей программы "Цифровая экономика РФ" к 2024 году.

1. В стране появилось не менее десятка глобально конкурентоспособных технологических компаний, способных создавать платформенные решения для основных предметных областей экономики (в том числе для здравоохранения, образования и умного города).

2. Успешно функционируют не менее 500 малых и средних предприятий в сфере создания цифровых технологий и оказания цифровых услуг.

3. Количество выпускников с ИКТ-специальностями в вузах превышает 120 тысяч в год, выпускников, обладающих средними ИТ-компетенциями, — 800 тыс. человек в год.

4. 40% жителей страны обладает цифровыми навыками.

5. Число реализованных проектов в области цифровой экономики объёмом не менее 100 млн. рублей достигло 30.

6. Более десяти российских организаций участвуют в реализации крупных международных проектов (объёмом не менее 3 млн. долларов) в рамках научно-технического сотрудничества в области цифровой экономики.

7. Доля домашних хозяйств, имеющих доступ в Интернет со скоростью 100 мбит/с и выше, достигла 97%.

8. Во всех миллионниках развёрнуты сети 5G.

9. 75% субъектов используют стандарты безопасного информационного взаимодействия государственных и общественных институтов.

10. Через иностранные серверы маршрутизируется только 5% внутреннего сетевого трафика Рунета..."[44].

Глава Роспатента Григорий Ивлиев сообщил о готовности ведомства к работе с технологией блокчейн. Об этом он рассказал в ходе пресс-конференции ведомства "Интеллектуальные права в контексте цифровой эпохи". "Мы готовы реализовывать самые лучшие проекты, которые сейчас существуют в технологической сфере, те, которые обеспечивают именно эту блокчейновскую систему аналитики и принятия решений. Почему блокчейн? Для нас надежнее, проще, быстрее, эффективнее", заявил он.

Кроме того, Ивлиев подчеркнул, что наиболее высокий уровень готовности к переходу на блокчейн сейчас демонстрирует банковская система. В следующем (2018) году Роспатент совместно с крупными банками планирует начать осуществление различных операций, связанных с интеллектуальной собственностью. "Мы готовы к этой технологии, мы работаем с банками над этими вопросами, это будет не просто блокчейн-регистрация, а переход прав на интеллектуальную собственность, это сопряжение интеллектуальной собственности, это финансовые операции по отчуждению и лицензированию интеллектуальной собственности", рассказал Ивлиев.

Ранее стало известно о других блокчейн-проектах, непосредственно касающихся государственных ведомств. В ноябре (2017 года) советник председателя Внешэкономбанка Владимир Дёмин сообщил, что совместная лаборатория ВЭБа и МИСиС скоро представит проект копирования данных Росреестра в блокчейн-систему. Кроме того, он рассказал, что у банка имеется серия подобных проектов с Минздравом и Роспатентом[45].

1.5. Бизнесмены о цифровой трансформации

РБК: "Российский бизнес взял курс на погружение в цифровую экономику. Однако скорость этого погружения невелика, признали участники дискуссии, организованной РБК Петербург в рамках клуба Winner. По словам бизнесменов, цифровая трансформация требует не только терпения, но и ломки стереотипов. По их мнению, стимулировать более активное внедрение "цифры" в российскую экономику может государство.

ЕГАИС как буревестник революции.

Толчком к использованию цифровых сервисов в ресторанной отрасли стало введение ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система для контроля над оборотом алкогольной продукции), привёл пример роли государства сооснователь компании DocsInBox Андрей Анфиногенов. "Регулятор выступил мощным стимулятором развития отрасли, — утверждает он. — Если два года назад ресторанный рынок был архаичным, то теперь в нем происходит цифровая революция".

Рестораторы проявляли креативность в изготовлении гамбургеров, но откладывали модернизацию бизнес-процессов, пока государство не стало жёстче контролировать этот рынок, пояснил предприниматель. За несколько недель до введения более строгих правил применения ЕГАИС, в конце 2016 года, на DocsInBox обрушился шквал заказов по автоматизации ресторанов. Сделав вынужденный шаг в цифровое будущее, бизнес получил доступ к почти бесконечному спектру возможностей, считает Анфиногенов.

"Сейчас в отрасли внедряются такие IT-системы, которые на входе могут идентифицировать гостя, выписывать электронные счета, отправлять чаевые официанту, — рассказывает Андрей Анфиногенов. — Мы знаем обо всех транзакциях между поставщиками и ресторанами, а на следующем этапе будем знать всё о сотрудниках ресторанной индустрии". "Оцифровка процессов, в том числе, меняет подход к оценке стоимости того или иного ресторанного бизнеса, — говорит он о коммерческих эффектах IT-технологий. — Теперь можно оценить ресторан на базе оценок его пользователей, а не стоимости ремонта в помещениях. Если есть 10 тысяч постоянных гостей, вот тогда ресторан чего-то стоит, а если он не приносит прибыль, хоть и выглядит дорого, то не стоит ничего".

Как пошутил один из гостей, если считать форс-мажоры, поставляемые бизнесу государством, эффективным рычагом цифровой трансформации, то Россия скоро займёт одно из первых мест по глубине проникновения новых технологий.

Найти груз по воле государства.

Одна из таких отраслей, к которой государство проявляет повышенный интерес — транспортная логистика: "Платон" — самый известный, но далеко не единственный, пример электронной системы, внедренной для повышения собираемости денег с перевозчиков грузов. "В транспортной сфере есть цифровые внедрения, которые приносят деньги, и есть те, что делаются по воле государства. Государство хочет контролировать транспортный бизнес, и понятно, что при аналоговом обмене данными это сложно сделать", отмечает советник президента ГК "Балтик Транс" Вадим Бушуев.

Примером может служить эксперимент по созданию единого портала морских портов страны, начатый государством в 2009 году. "Отправной точкой стало желание таможенной службы получать оцифрованную информацию о грузе, со всеми его характеристиками, еще до прихода судна в порт, — рассказывает Бушуев. — Но одновременно можно решить множество других задач". По словам бизнесмена, помимо таможенных служб, в реализации проекта участвуют Роспотребнадзор, пограничные службы и другие госорганы. "Формируется глобальная система сбора информации в транспортной сфере; будут оцифрованы все грузы и все этапы их перемещения, предполагается даже международный обмен данными", говорит Бушуев и оптимистично заключает: "Сегодня никто не представляет, чем это закончится".

Сейчас к государственному проекту подключился бизнес: во-первых, для того, чтобы быть в курсе того, "чем всё закончится", и, во-вторых, чтобы использовать цифровые возможности для собственного развития. "Оцифровка грузов и потоков важна бизнесу как минимум для повышения скорости обслуживания клиентов, — объясняет Вадим Бушуев. — Так, подсчитано, что сегодня средний срок нахождения иностранного груза в порту составляет 7 дней. Есть мнение, что это происходит по вине таможенных органов. Однако проведённые исследования показывают, что виноватых много, и главный виновник — отсутствие современного информационного обмена. Даже получить сведения о том, пришёл ли груз в порт, бывает непросто".

В дальнейшем интеграция данных о грузах разных транспортных компаний в одной системе позволит логистам объединяться, оказывая клиентам взаимодополняющие услуги, избавляться от лишних цепочек в бизнес-процессах и ненужных сотрудников. Правда, такая интеграция — это не ближняя перспектива, уточнил бизнесмен.

"Цифра" объединяет людей.

"Мы должны объединять людей с помощью технологий", утверждает Андрей Анфиногенов. Рестораторам новые цифровые сервисы дают возможность объединять, при желании, и закупки, и доставку блюд на дом, и финансовый учёт. "Если раньше один бухгалтер мог вести два или три ресторана, то сейчас, с помощью нашего продукта, — 5-10 ресторанов", иллюстрирует свой тезис предприниматель.

По тому же принципу, как с помощью цифровых сервисов развивается car-sharing, будет развиваться и коллективное использование данных бизнесом. Экономически невыгодно каждому "сидеть" на своей информации. Сейчас процесс такого "шэринга" стартует в российской медицине, отметил генеральный директор Лабораторной службы Helix Юрий Андрейчук.

"Когда ты можешь пользоваться данными только в периметре своей компании — это очень мало, — говорит он. — Люди ходят в разные медицинские учреждения, они не привязаны. И настал момент, когда всем участникам отрасли нужно накапливать не просто артефакты, а семантически размеченные, интероперабельные, данные. Каждому игроку важно быть валентным экосистеме".

По словам Андрейчука, сейчас государство создаёт экосистему в медицине: "Декларируются очень оптимистичные прогнозы — каждый гражданин будет иметь электронную медицинскую карту в ближайшие годы. Но, наверное, этого не случится, и развитие будет очень несимметричным по стране. Однако в Москве и Петербурге, где уже объективно многое сделано, единые электронные карты пациентов появятся довольно скоро, а это отправная точка для других прогрессивных изменений".

Другой важный шаг в эпоху обмена данных — принятый недавно закон о телемедицине. Фактически, он открыл дорогу передаче медицинской информации, будь- то биоматериал для анализа или заключение врача, в цифровом виде. Нельзя сказать, что государство в данном случае выступило трендмейкером — скорее, оно уступило напору рынка, который уже давно создавал телемедицинские стартапы и ждал законодательной возможности для их запуска. Но так или иначе, "сейчас в стране началась эра телемедицины; и это переворот в развитии отрасли", считает генеральный директор СК "Капитал-Полис" Алексей Кузнецов.

"Наш медцентр тоже создает телемедицинский стартап, — продолжает он. — Мы надеемся с его помощью дать новые возможности нашим клиентам и рассчитываем, что будем экономить на издержках".

Лень и затраты.

Как отметил директор управления по маркетингу и коммерческой деятельности группы компаний "Деловые линии" Давид Шамаев, "в России есть два главных двигателя прогресса — лень и косты [costs — затраты — ред.]". Когда потребителю лень идти в ресторан, развиваются службы доставки, а когда топ-менеджеру лень вручную управлять процессами, начинается их автоматизация. Но поскольку внедрять изменения — зачастую ещё более лень, то "косты" остаются главным мотиватором. "Разве кто-нибудь за этим столом не стремится сокращать персонал?" — обратился к собеседникам один из участников.

Обмен данными и их коллективное использование — верное средство борьбы с "костами", в том числе, через сокращение не очень нужных работников. Например, в медицине, по словам Юрия Андрейчука, накопление массивов хорошо структурированных данных скоро позволит задействовать искусственный интеллект — он заменит медработников в части рутинных процессов. В логистике формирование общих порталов — по примеру, о котором говорил Вадим Бушуев — должно высвободить армию диспетчеров и тех специалистов, которые сегодня разыскивают грузы и ускоряют их продвижение.

Но многие ли сегодня готовы обмениваться данными? "Чтобы интегрировать информацию разных компаний в общую систему, надо сначала привести е к одному формату, а пока информационные базы плохо совместимы", указывает на технические сложности Вадим Бушуев. "Я сомневаюсь, что компании захотят передавать друг другу коммерчески значимую информацию; это точно произойдёт не сегодня", говорит о более серьезных препятствиях Давид Шамаев. "Чтобы все логисты объединились и создали ресурс, позволяющий передавать грузы, не вдаваясь в название компании? Вы представляете, какое должно быть законодательство, — рассуждает он, — чтобы права всех сторон такого открытого взаимодействия были защищены?".

По его словам, есть немало резервов для технологичного снижения "костов" в пределах информационного поля одной компании, и "Деловые линии" двигаются в этом направлении. "Обладая самым большим парком грузовых автомобилей в стране, невозможно пользоваться Excel, — отметил Шамаев, — нужны другие программные продукты, влияющие на себестоимость. Благодаря им, у нас вся система перевозок — 1,5
миллиона рейсов в месяц — для нас прозрачна". "Цифровые решения помогают конкурировать, — продолжает он, — ведь перевозкой уже никого не удивишь, удивлять нужно другим. Например, используя продукт на платформе блокчейн, мы можем обеспечить клиентам тотальное страхование грузов и сроков".

Нетрендовые потребности российского бизнеса.

Но отвечая на вопрос о перспективе более глубокого погружения российского бизнеса в цифровую экономику, Давид Шамаев заметил: "Потребности бизнеса не всегда трендовые; далеко не все инновации приносят пользу, многие традиционные способы действия будут сохраняться". Схожим образом охарактеризовал Алексей Кузнецов предстоящие глубину и скорость цифровой трансформации медицины: "Отрасль консервативна, перемены требуют ломки стереотипов, которая займёт время".

Возвращаясь к теме влияния контрольной функции государства на цифровые реформы, отметим: требование повысить прозрачность может принудить компании к первым шагам в цифровой мир. Однако заставить широко использовать цифровые возможности — невозможно. Это вопрос креатива — какие цифровые сервисы предложить клиентам, как ускорить производственный или логистический процесс, с кем вступить в альянс. Креатив получается хорошо, когда он добровольный.

Скорее всего, государство может стимулировать более активное внедрение "цифры", только раскрепощая экономику — чем меньше у бизнеса опасений (в том числе, в сфере обмена информацией), больше возможностей сокращать издержки и зарабатывать прибыль, тем выше скорость внедрения высокотехнологичных решений"[46].

"В России есть компании, которые находятся на высоком уровне цифровизации. Это, например, "Сибур", "Северсталь", Магнитогорский металлургический комбинат, Сбербанк", говорит управляющий партнёр международной консалтинговой компании Odgers Berndtson Роман Тышковский. По его словам, по такому пути пошли многие зарубежные компании. Например, развитие цифровых сервисов в медицине заставило корпорацию Bayer активно адаптироваться к новой экономике: был запущен пакет акселерационных программ по поиску перспективных идей и команд в странах с наиболее сильной научной и интеллектуальной базой. В результате Bayer внедряет технологию CRISPR для редактирования генов сельскохозяйственных растений и подпитывается идеями десятков технологических стартапов, собранных со всего мира...

Развитие цифровой экономики в России, по словам экспертов, может столкнуться с новой проблемой. "Основная сложность — неразвитость гражданского общества, отсутствие налаженных органических связей между элитами и различными группами граждан. Поэтому в ближайшее время в России, без сомнения, произойдёт рост цифровой инфраструктуры в финансово-технической сфере, но это не приведёт к аналогичному росту в соседних секторах: в городской среде, автомобильном сегменте и т. д.", считает Роб Ван Краненбург. По его словам, для создания устойчивой цифровой экономики необходимо создать новые связи между элитами и гражданским обществом.

"Мы вступаем в новую эпоху, когда составной частью любой ценности или значимого явления в обществе становится прозрачность: по сути, это победа инженеров над коррупцией и незаконным обогащением правящих элит. Развитие общей инфраструктуры и новых цифровых продуктов должно показать, какую ужасающую цену пользователи переплачивали за те услуги, которые им традиционно предоставляло государство", отмечает Ван Краненбург. Поэтому, по его словам, государство будет просто вынужденно вступать в новые отношения со своими гражданами, а основной задачей станет строительство новых сообществ.

В свою очередь, добавляет Виктор Макеев из Gerchik & Co, инвестиции не в цифровизацию, а прежде всего в образование и интеллектуальную базу могут создать прочный фундамент для долгосрочных технологических трендов, текущие же проблемы бизнес способен решить и самостоятельно"[47].

1.6. Энтузиазм властей

Президент России В. Путин: "Важнейшей задачей, созвучной нашей динамичной эпохе, считаем налаживание эффективного сотрудничества по поддержке инноваций. В этой связи Россия выдвинула ряд предметных инициатив. Имею в виду унификацию правил цифровой экономики и торговли, гармонизацию национальных технических стандартов, согласование стратегий формирования высокотехнологичных рынков, создание единого понятийного аппарата для цифрового пространства"[48].

Россия работает над тем, чтобы создать единую цифровую платформу в рамках ЕАЭС, сообщил президент России Владимир Путин на встрече с руководителями печатных СМИ и информагентств.

Он сказал, что через некоторое время любой товар "будет так оцифрован и будет находиться в таких информационных цифровых платформах, что без использования информации из этих платформ вообще нельзя будет ничего построить и модернизировать. И те, кто будут обладать этими платформами, они будут хозяевами мира".

Если Россия пропустит момент создания таких цифровых платформ, то безнадёжно отстанет, сказал президент, добавив, что пока этого не случилось. В Штатах и в Европе такие платформы сейчас создаются, и Россия также работает над тем, чтобы создать такую единую платформу в рамках Евразийского экономического союза.

"Мы можем это сделать. И причём мы это можем сделать на справедливой основе, разделяя и риски, и направления деятельности между всеми участниками. Так, чтобы мы не были какими-то рабами уже имеющихся платформ, а чтобы создавали собственную. И мы можем это сделать", сказал он. Путин отметил, что в этом направлении уже "достаточно далеко" продвинулся Сбербанк. Также над этим работают в администрации президента и правительстве[49].

М. Соколова, Н. Вятчанин: "В приоритетах работы думцев на предстоящую сессию, которая начинается 10 января и завершится 29 июля, законодательное обеспечение реализации Послания Президента России, законы о развитии информационных технологий, защите прав дольщиков и поддержке предпринимателей, а также целый пакет предложений, направленных на помощь семьям с детьми.

На заседании Совета Думы 9 января принято решение рассмотреть в первом чтении законопроект о государственно-частном партнёрстве в области развития информационных систем и IT-технологий. По словам спикера Госдумы Вячеслава Володина, один из главных приоритетов работы парламентариев на весеннюю сессию — законодательное обеспечение цифровой экономики. Это наше будущее, подчеркнул Вячеслав Володин, открывающее большие возможности и перспективы. Поэтому нужно сделать так, чтобы Россия могла экспортировать новейшие разработки, чтобы в стране были условия для создания технологий, которые позволят не только улучшать жизнь людей, но и ещё больше укреплять экономику.

Всего в планах работы Госдумы на текущую сессию внушительное количество законопроектов — 1338. В приоритетах — завершение законодательного обеспечения реализации Послания Президента Федеральному Собранию 2016 года. План реализации включал 97 законов, из них в 2017 году принято 74, предстоит принять ещё 23 проекта. "Мы с Правительством над этим работаем и считаем, что работу следует ускорить", сказал Володин..."[50].

Н. Краснушкина: "Законодательное оформление развития цифровой экономики в России переходит в практическую фазу: накануне на сайте правительства были опубликованы утверждённые планы мероприятий по четырём из пяти направлений правительственной программы, включая нормативное регулирование. Впрочем, без координации усилий всех сторон и выработки единого понятийного аппарата этот процесс может затянуться — об этом накануне говорили на Охотном Ряду.

Только в этом году депутатам предстоит рассмотреть 46 проектов, связанных с реализацией программы, заявил зампред комитета Госдумы по экономической политике Дмитрий Сазонов на заседании возглавляемого им экспертного совета по цифровой экономике и блокчейн-технологиям. План по нормативному регулированию предполагает, что в 2018–2020 годах будут разработаны и приняты проекты для формирования "единой цифровой среды доверия" и сферы электронного гражданского оборота, создания правовых условий для сбора, хранения и обработки данных, а также внедрения и использования финансовых инноваций. Кроме того, предполагается стимулировать развитие цифровой экономики, совершенствовать стандарты и цифровизировать такие сферы, как судопроизводство, нотариат и сбор отчётности.

"Концепция комплексного регулирования отношений, возникающих в связи с развитием цифровой экономики", которую также предстоит разработать, должна описать включение в законодательное поле самоисполняемых контрактов, искусственного интеллекта, робототехники и киберфизических систем, а изменения законодательства предполагается гармонизировать с ЕАЭС...

С включением в процесс Госдумы количество заинтересованных сторон растёт, а координация усложняется. К структуре управления программы (она включает несколько министерств, специально созданную АНО и экспертов) добавляются три думских комитета — по экономполитике, информационным технологиям и финансам.

Собственные проекты разрабатываются и на местах: так, первый зампред правительства Удмуртии Александр Свинин предложил создать "регуляторную песочницу" для майнинга и оборота криптовалют в рамках ТОР в Сарапуле. В моногороде предлагается создать центр блокчейн-компетенций и криптобиржу — ещё до принятия закона о регулировании криптовалют. Для этого, по словам господина Свинина, потребуется получить разъяснения ФНС о порядке налогообложения доходов, Минфина — по бухучёту, Росфинмониторинга — о зачислении выручки от продажи криптовалют на банковские счета, ЦБ — о регулировании обменных операций и Роскомнадзора — о блокировке ресурсов на криптотематику.

У разработчиков правительственной программы (АНО "Цифровая экономика" и фонда "Сколково") удмуртская инициатива энтузиазма не вызвала. "Может, имеет смысл не выстраивать собственный трек, а попробовать инкорпорироваться в тот, который предложило нам правительство?" — заявил глава направления "Нормативное регулирование" АНО Дмитрий Тер-Степанов. Глава департамента развития "Сколково" Сергей Израйлит, в свою очередь, предложил создать в Госдуме проектный офис по цифровой экономике на базе фонда и взять за основу его план. "Чем раньше мы все вовлечемся в совместную работу, тем проще будет договариваться", отметил он. По словам же господина Сазонова, для синхронизации работы правительства, АНО и парламента потребуются единый понятийный аппарат и дискурс, а площадкой обсуждения может стать экспертный совет"[51].

Глава комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков предлагает создать в нижней палате парламента рабочую группу для ускорения рассмотрения законопроектов в рамках программы "Цифровая экономика". Об этом он заявил в ходе выступления от фракции на заседании Госдумы.

Как подчеркнул Аксаков, речь идёт о принятии более 50 законопроектов. "Цифровая экономика требует быстрых решений, и поэтому я от фракции "Справедливая Россия" предлагаю создать соответствующую группу, под руководством вице-спикера, наверное, это должен быть Александр Дмитриевич Жуков, чтобы эти законопроекты шли не через правительство, потому что согласительные процедуры пойдут там очень долго, мы знаем это", сказал он.

По его словам, эти законопроекты "могли бы внести депутаты". "Они нужны экономике, они нужны для прорыва нашей экономики, ну, соответственно, мы могли бы тогда организовать дружную работу разных комитетов, а там 20 законопроектов - это комитет по финансовому рынку - ну и, соответственно, помогли бы быстрее принять законы и быстрее двинуть нашу экономику вперед", пояснил он. По словам Аксакова, до 2025 года Россия могла бы утроить объёмы цифровой экономики и приблизиться к уровню развитых стран[52].

Сергей Жигарев, председатель Комитета по экономической политике, предпринимательству и инновационной деятельности Госдумы РФ считает, что мощным фактором роста должна стать цифровизация или, иными словами, информатизация экономики. Программа её развития есть и стала одним из приоритетных направлений в деятельности Комитета по экономической политике, предпринимательству и инновационной деятельности. "Цифровую экономику в мире никто не регулировал, — говорит Жигарев, — но Россия — уникальная страна, нашими специалистами созданы такие глобальные проекты, как почтовый сервер, поисковый сервер, другие интернет-услуги". Но сейчас этого мало, как считают эксперты. Есть необходимость сосредоточиться на разработках искусственного интеллекта, переводить госуслуги в цифровой формат, объединять базы данных малого и среднего предпринимательства, "оцифровывать" логистику и функционирование транспорта, формировать "умную" городскую среду. Цифровая экономика в среднем растёт на 27 процентов ежегодно, ускоряя развитие и классической экономики, прежде всего в сфере материального производства. Применительно к нашей стране, даже если будут сохранены нынешние темпы цифровизации экономики, к 2021 году в бюджет поступит дополнительно 4,5 триллиона рублей, что сопоставимо с нефтегазовыми доходами.

Но для этого необходимо создать ясное и понятное законодательство, которое будет регулировать деятельность цифровых компаний, подчеркивает Сергей Жигарев. В 2018 году начнётся создание правовых актов, формирующих понятие робототехники, искусственного интеллекта, будут определены тестовые зоны для робототехники. Это необходимо потому, что в мире уже выпускается более 27 моделей бытовых роботов, а в России известно максимум о семи таких роботах. Конкурентоспособное законодательство может стать решающим фактором в том, чтобы в сотрудничестве с международными корпорациями развивать отечественное производство робототехники как одной из важнейших составляющих экономики нового технологического уклада[53].

У президента Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) и завкафедрой инженерной кибернетики НИТУ МИСиС Ольги Усковой особый взгляд на отечественные цифровые перспективы — далёкий от оптимизма:

— Ольга Анатольевна, чего не хватает в новой программе развития цифровой экономики?

— Перечня конкретных проектов — со сроками, объёмами, фамилиями ответственных за исполнение. Создаётся ощущение, что руководство тех компаний, что входят в Совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам при президенте России, вписали что-то конкретное — например, про развитие отечественной программной защиты (чувствуется влияние Евгения Касперского), но итоговый документ трудно назвать прорывной программой, которая нацелена на то, чтобы совершить качественный скачок на рынке. Без сомнения, она сама по себе — позитивный месседж для российского общества, говорящий о том, что власть намерена сделать упор на поддержку отечественного производителя, развитие национального компьютерного софта и стимулирование спроса, но одного такого послания мало — нужно действие. Нужна конкретика, без которой движения не будет. Если власть не заявит, что, скажем, к 2024 году все поточные линии в России должны иметь не менее 50 процентов искусственного интеллекта, этого и не будет реализовано. Как США вводят технологию искусственного интеллекта в наземном транспорте? Прописав детально — какой штат, к какому сроку, в каком объёме и что должен сделать. И даже то, какая доля иностранного капитала может быть в составе компаний, занятых в этой сфере. То, о чем наши власти заявили недавно,— о развитии ПО, широкополосного Интернета и т. д., так это программа Запада... 15-летней давности.

— Может, и вовсе не строить цифровую экономику?

— Современная экономика и цифровая экономика — это одно и то же. Заблуждением было представлять президенту России построение цифровой экономики как некую новую задачу, на решение которой должны быть брошены лучшие умы и силы. Выбора тут нет: или в стране действует современная экономика и она де-факто цифровая, либо мы пашем сохой.

— Но трактор можно купить за рубежом. Зачем собственные продукты? Не изобретаем ли мы в очередной раз велосипед в глобальном мире?

— Категорически не согласна. Импортозамещение сегодня — это фактор выживания. Нужно развивать предприятия, производящие современные технологические продукты, на своей территории. А если таких предприятий нет, то нет и микропроцессоров, ПО и мы зависим от импорта всего этого из-за рубежа. Все дискуссии о том, что импортозамещение не нужно — это признание сохранения зависимости от Запада по ключевым технологическим параметрам. Сам спор на эту тему, на мой взгляд, неуместен. Все развитые страны мира с каждым годом только ужесточают правила защиты своего производителя в ключевых отраслях. Один из ярких примеров: месячной давности постановление о недопущении инвесторов из восьми стран, в числе которых Китай, Россия и Иран, даже в миноритарные доли американских компаний в области искусственного интеллекта. У нас принято беспокоиться о том, что в России не наблюдается приток капитала из-за рубежа. На мой взгляд, не о том беспокоимся: куда серьёзнее, что российские компании не могут инвестировать в технологические предприятия и разработки за рубежом. Вот где проблема! Настоящие санкции именно тут, прежде всего со стороны США. Нас как игроков высаживают с этих площадок. Но эту жёсткую санкционную меру ни власти, ни эксперты почему-то не замечают.

— А можно хоть один пример?

— В Калифорнии весьма активно приглашают молодых специалистов и IT-коллективы из России, предлагают хорошие условия, соцпакеты, но одно условие — зарегистрировать компанию в США. Мы пытались прийти как голландская или сингапурская компания — ни в какую! Только американская "прописка". И это ограничение действует не с 2014 года, а уже 15 лет. Европа не столь жёстка в ограничениях, но многие европейские компании — из числа наиболее крупных, транснациональных — подчас излишне требовательны к россиянам и их можно понять — рынок США для них в приоритете. Так что если партнёрство с россиянами вызывает недовольство за океаном, европейцы требуют от наших компаний регистрации на территории ЕС или лучше США. В общем, я бы сказала, что протекционизм сейчас — ключевой фактор формирования современной экономики. Россия лишь в слабой мере прибегает к нему и почти никак не защищает разработчиков и производителей законом.

— А есть что защищать?

— Вы сомневаетесь, что нам есть что предложить? Мало того, что есть товар, есть ещё и российский внутренний рынок — главный предмет для торговли с несговорчивым Западом. Россия — огромный рынок сбыта. Для крупнейших компаний мира Россия находится на 4-5-м месте по значимости — по величине территории, численности населения и уровню его покупательной способности, несмотря ни на какие его падения в кризис. Но это работа государства — торговаться с Западом, заставляя его пускать наши компании на тамошние рынки и поддерживая сбыт нашей инновационной продукции. Последний сегодня в куда худшем состоянии, чем в 90-е годы.

— А что именно наши компании готовы предложить?

— Могу говорить лишь за своё направление — искусственный интеллект (ИИ) на транспорте. Если в 90-е годы мы дорабатывали то, что было изобретено в СССР, потом был длительный провал в разработках, то, начиная с 2008 года, выросло сильное поколение 25-40-летних. Они уже предложили интересные технологии в сфере роботизации, ИИ и т. д., которые востребованы на международном рынке. И не просто востребованы! За ними ведётся охота, но, правда, недолго: на Западе быстро поняли, что защиты у наших разработок никакой, господдержки нет, так что там прибирают к рукам нашу интеллектуальную собственность быстро и задёшево. На мой взгляд, АСИ НТИ не выстрелил как институт, способный быстро выводить прорывные команды на рынок. Мы ждали именно этого, а АСИ стал еще одной консалтинговой структурой, не готовой к прорывным движениям. Неудивительно, что коллективы российских разработчиков уходят за рубеж, регистрируются как иностранные компании с русским R&D (налоговый резидент, не находящийся по месту жительства.— "О"). То есть налоги эти компании платят по месту новой регистрации — за рубежом. Как, например, "Яндекс": он пытается позиционировать себя как российская компания, потому что там работают россияне для российского рынка, но компания "Яндекс" зарегистрирована в Нидерландах, и, видимо, налоги она платит там, работает по западным законам и, скорее всего, для российской экономики она то же самое, что Google.

— Нет ли противоречия в том, что цифровая экономика развивается в безграничном пространстве Интернета и при этом крепчает протекционизм?

— Цифровая экономика вообще не про это — не про то, что "будут стёрты все границы". Границы становятся только явственнее. Очевидно, что нет никаких всемирных компаний: есть, скажем, Google — американская компания или Microsoft — тоже американская компания. Есть компании российские, европейские, китайские и т. д. Все они работают в рамках того законодательства, где они зарегистрированы и подвержены воздействию сверху от властей страны, поэтому в любой момент способны отключить банки, серверы, площадки, прекратить обслуживание в случае принятия разного рода санкций. Нет никакого общемирового "общака", всемирных законов, а есть цифровые продукты, которые находятся в новой среде распространения, у которых есть национальные собственники. Если Россия не будет создавать свои аналоги таких продуктов, то будет работать по чужим законам. В цифровой экономике нет места демократии и либерализму, чтобы там ни говорили.

— Значит, речь только о современных технологиях?

— Именно, а также о том, что государство обязано поддерживать эти самые технологии планово — с разработкой законодательства, с формированием рынков сбыта, с поддержкой на международных торговых площадках. Если этого не делать, новейшие разработки будут уходить в другие государства.

— Но можно ли строить цифровую экономику под санкциями в отсутствие западных технологий?

— Полнейшая чепуха. Мы, например, работаем на передовом крае современной техники и науки — искусственный интеллект для беспилотных автомобилей. И мы ни разу не столкнулись с проблемой нехватки чего-либо: если в условиях санкций нам отказывали в микросхемах или платах в США, мы легко получали нужное в Малайзии, на азиатском рынке, который не уступает западному. Эти жалобы на то, что перекроют доступ к технологиям или оборудованию — шантаж неумных экспертов, которые время от времени пугают наши власти.

— А как быть с жалобами энергетиков и нефте- и газодобытчиков?

— Это другая тема! Понятно, что большинство из них последние 10-15 лет закупали, например, SAP (Systems, Applications and Products in Data Processing — немецкая компания, производитель программного обеспечения для предприятий.— "О") на огромные суммы. За это время в России появились другие решения — лучше, дешевле, адаптированные под отечественную законодательную базу, но их не покупают. Почему? Потому что с SAP наши корпорации выстроили систему личных мотиваций (не секрет, что индекс коррупции в госзакупках зашкаливает). Директорату таких компаний и не хочется уходить от SAP, которая столь долго их подкармливала. А когда поднимается такой вопрос, то тут же возникают разговоры про то, что SAP нельзя заменить, например, на 1C-Бухгалтерию потому-то и потому-то. Здравого зерна в приводимых аргументах нет, но вокруг Владимира Путина стоят люди и бубнят: "Ну как же так! Это же уникальные технологии! Как же теперь?". Эта история — не про нехватку и санкции, а про откаты, "кривую" систему госзакупок и экономическую недальновидность. Понимание этого делает простым и объяснение, почему наши нефтяники и газовики не пересядут с американских программных продуктов и технологий на российские. И чем дольше это длится, тем под больший удар они ставят страну — ведь это ключевые отрасли для бюджета, которые в любой момент могут быть блокированы или отключены кем-то на Западе.

— С чего, по-вашему, стоит начать строительство цифровой экономики?

— Делать ровно то, что делали в эпоху пятилетних планов или во времена строительства Кремниевой долины: ставить ясные и понятные обывателю задачи, анонсировать конкретные цели и чёткие сроки. Как сегодня делают в США для перехода на роботизированные транспортные системы? Сначала "разминается" "Голливуд", создавая фантастические блокбастеры на эту тему и раскачивая воображение обывателя, затем возникает национальный герой типа Илона Маска, способного осилить задачу, и пока он этим занят, у людей перед глазами уже прокручивается их светлое будущее, когда роботы возят их с работы и на работу. Всё это помогает привлечь финансы и параллельно с разработкой создавать потребительский рынок. России хорошо бы пойти по этому же пути. Главное, чтобы технологии будущего, на которые будет сделана ставка, были из будущего, а не из прошлого, как сейчас широкополосный Интернет (он вчерашний день). Нужно ставить амбициозные задачи, например создание роботизированного автопотока и снижение смертности на российских дорогах до 2024 года. Только задачу надо ставить вкупе с финансированием и с конкретным ответственным за её реализацию. Знаю, что многие возмутятся, если привести в пример кураторство Лаврентием Берией проекта создания атомного оружия. Но ведь было же! И сработало. Сейчас, конечно, столь одиозной фигуры не требуется, но вводить ответственность за исполнение задач надо. В России её просто нет. Я не за то, чтобы, как в Китае, расстреливать за коррупцию или неисполнение поручения, но отстранять от должности и штрафовать, наверное, следует. Вспомните историю с нанопроектом... Безобразная, на мой взгляд, ситуация: на фоне заявлений Intel о том, что он планирует запустить опытную линию по изготовлению 7-нанометровых чипов, Россия подала как прорыв запуск производства с топологическим размером 130 и 90 нанометров. Стыд и позор! А денег на этот позавчерашний день угробили немало. И что, кто-то ответил за такой расход средств и такое "достижение"? Выходит, всех устроило, что изначально было запланировано инвестировать крупную сумму в отставание? Начать хорошо бы с того, чтобы ставить на руководство высокотехнологичными проектами людей, которые понимают в современных технологиях[54].

1.7. Активность в центре и на местах

Краткая хронология событий. 30 декабря 2015 года в Совете Федерации выступил директор Курчатовского института Михаил Ковальчук[55]. Он, в частности, утверждал, что сегодня возникла реальная технологическая и биологическая возможность создать принципиально новый подвид человека — "служебного человека". Свойство популяции "служебных людей", по его словам, очень простое: ограниченное самосознание, управление размножением и дешёвый корм — генномодифицированные продукты. По мнению Ковальчука, этому уже никто не может помешать — это развитие науки, и это по факту уже происходит, и мы должны понимать, какое место в этой цивилизации мы можем занять[56].

21-22 декабря 2015 года в Москве впервые прошёл российский форум "Интернет Экономика". Организатором форума выступил Институт Развития Интернета (ИРИ), экспертную поддержку форуму оказали РАЭК, ФРИИ, МКС, РОЦИТ, Координационный центр доменов RU/РФ.

Главной темой Форума стало обсуждение инициатив и предложений по развитию Интернета в России, разработанных ИРИ в рамках Долгосрочной программы развития российской части информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" и связанных с ней отраслей экономики по 8 направлениям: Интернет + Общество, Интернет + Финансы, Интернет + Город, Интернет + Торговля, Интернет + Медицина, Интернет + Образование, Интернет + Медиа, ИТ+Суверенитет.

Форум призван стать постоянно действующей площадкой для ежегодных встреч, на которой все участники (государство, "цифровой" и "офлайновый" бизнес, общество) чувствовали бы себя равноправными участниками диалога, где был бы возможен эффективный интерфейс и выработка совместных решений по развитию отрасли высоких технологий и связанных рынков[57].

По итогам Форума Председатель Совета ИРИ Герман Клименко назначен Советником Президента РФ по вопросам Интернета[58].

29 января по итогам встречи с участниками форума "Интернет Экономика" президент России В.В. Путин подписал перечень поручений, посвященных развитию Интернета в России[59]. Документ включил в себя поручения по таким направлениям, как поддержка российских ИТ-компаний, образование, финансы, информационная безопасность, промышленный Интернет (Интернет вещей).

3 февраля решением главы администрации президента РФ Сергея Иванова была создана рабочая группа "по использованию информационно-телекоммуникационной сети Интернет в отечественной экономике при формировании её новой технологической основы и в социальной сфере"[60].

Руководителем рабочей группы был назначен помощник президента РФ Игорь Щёголев, её целью стала координация исполнения поручений президента. На первом заседании рабочей группы созданы восемь подгрупп по направлениям. В течение 2016 года в поддержку исполнений поручений Президента, по данным направлениям Институтом Развития Интернета при отраслевой поддержке были проведены 8 отраслевых конференций.

29 сентября РАЭК провела презентацию первых итогов исследования "Экономика Рунета 2015-2016"[61]. Был представлен отчёт о состоянии интернет-экономики России за текущий период времени, раскрыта картина динамики её развития, показаны структура, точки роста и сдерживающие факторы. Также был проведён сравнительный анализ исследованных сегментов и других отраслей экономики, соотношение интернет-экономики и ВВП России, посчитан объем всей Экосистемы интернет-зависимых рынков. По результатам презентации был сделан вывод, что растущее влияние Интернета на офлайн-экономику позволяет говорить о формировании в России цифровой экономики, в связи с чем было принято решение с 2017 года переименовать Исследование "Экономика Рунета" в Исследование "Экосистема Цифровой Экономика России" - это те сегменты рынка, где добавленная стоимость создаётся с помощью цифровых (информационных) технологий[62].

Россия должна запустить масштабную систему развития цифровой экономики, ориентируясь на отечественные разработки, заявил президент России Владимир Путин в ходе послания Федеральному собранию 1 декабря 2016 года.

"Предлагаю запустить масштабную системную программу развития экономики нового технологического поколения – цифровой экономики", заявил Путин в ходе послания Федеральному собранию.

"В ёе реализации будем опираться на российские компании, научные исследовательские и инжиниринговые центры страны. Это вопрос национальной безопасности, технологической независимости России, нашего общего будущего", добавил президент.

Президент подчеркнул, что необходимо сосредоточить усилия на направлениях, где накапливается мощный технологический потенциал будущего – цифровые и сквозные технологии.

"Нужно также учитывать, что в цифровых технологиях кроются и риски. Необходимо укреплять защиту от киберугроз, должна быть значительно повышена устойчивость всех элементов инфраструктуры, финансовой системы, системы госуправления", заявил Путин.

"Надо провести инвентаризацию и устранить административные, правовые и любые иные барьеры, которые мешают бизнесу выходить на существующие и формирующиеся высокотехнологичные рынки, обеспечить такие проекты финансовыми ресурсами", заявил Путин[63].

8 декабря 2016 года премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минкомсвязи, Минэкономразвития, МИД, Минфину, Минпромторгу, Минобрнауки и министру Михаилу Абызову в срок до 11 мая 2017 года разработать и утвердить программу "Цифровая экономика".

Ведомствам необходимо "предусмотреть меры по созданию правовых, технических, организационных и финансовых условий для развития цифровой экономики в РФ и её интеграции в пространство цифровой экономики государств - членов Евразийского экономического союза", говорится в списке поручений по реализации послания президента Федеральному собранию на 2017 год[64].

15 февраля 2017 года председатель Госдумы РФ Вячеслав Володин подписал распоряжение о создании Совета по законодательному обеспечению развития цифровой экономики при председателе ГД.

20 марта состоялось первое заседание Совета по законодательному обеспечению Цифровой экономики при председателе Государственной Думы Вячеслава Володина.

Открывая заседание, председатель Государственной Думы Вячеслав Володин отметил важность развития российского законодательства с той же интенсивностью, что и цифровая экономика, иначе страна утратит свои конкурентные преимущества в этой сфере. Он сказал: "Важно, чтобы у нас законодательство шагало как минимум в ногу с развитием цифровой экономики, тогда за нашей страной будут сохраняться определённые преференции"[65].

"Есть опасность, что если мы не будем создавать условия, то мы будем использовать информационный продукт, производимый другими странами и потеряем преимущество, которое сегодня у нас есть", добавил председатель Госдумы.

Завершая заседание, председатель Государственной Думы обратил внимание, что по прогнозам через несколько лет IT-отрасль будет интенсивно развиваться, "уже где-то в 2022 году в Европе, появится законодательство, которое регулирует отношения человека-робота, искусственного интеллекта. Об этом тоже надо думать, учитывая развитие отрасли", сказал В. Володин[66].

С докладом на тему "Цифровая экономика: взаимодействие отрасли и государства" на заседании выступил директор РАЭК Сергей Плуготаренко. Он затронул такие важные аспекты поднятой темы, как регулирование, государственные инициативы, экспертные оценки, опыт сотрудничества, пожелания и прогнозы, а также отметил, что построение цифровой экономики требует радикального пересмотра подходов к регулированию: необходим "фазовый переход" и смена парадигмы регулирования цифровой экономики на инновационно-стимулирующий режим[67].

5 июля на очередном заседании Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам министром связи и массовых коммуникаций Николаем Никифоровым была представлена Программа "Цифровая Экономика Российской Федерации", доработанная в соответствии с поручением Президента России В.В. Путина, данного им по итогам Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), прошедшего 1-3 июня 2017 года.

Выступая на панельной дискуссии Петербургского экономического форума (1-3 июня 2017 года), которая была посвящена развитию технологии блокчейн, первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что цифровая экономика зарождалась в России как ответственность главы Минкомсвязи Николая Никифорова и его "умных коллег". Сейчас же эти вопросы, по словам первого вице-премьера, стали общей задачей.

"Нас президент — небольшую группу членов правительства — в начале второго только отпустил утра. И мы обсуждали исключительно новые технологии и цифровую экономику. И без прикрас могу вам сказать, что президент полностью заболел этим и понимает, что этот разрыв и значительные темпы роста базируются на цифровой экономике и технологическом лидерстве", отметил Шувалов[68].

Путин ответил на заявление о своём "заболевании" цифровой экономикой. Во время прямой линии Путин заявил, что "не болен цифровой экономикой", о чём сообщил недавно вице-премьер Игорь Шувалов, однако без неё у России нет будущего. Президент добавил, что для развития этого направления у страны есть все предпосылки.

Президент подчеркнул, что развитие цифровой экономики — задача номер один, которую нужно решать. "Главное, что у нас для этого есть все предпосылки — у нас очень хорошая до сих пор, слава Богу, математическая школа, программирование развивается очень активно — надо только обеспечить рынок для наших программистов и много хороших технологических заделов", пояснил Путин. "Мы сможем это сделать", заключил глава государства[69].

На полях Петербургского международного экономического форума Владимир Путин встретился с Виталиком Бутериным, основателем одной из крупнейших в мире блокчейн-платформ Ethereum. В. Бутерин рассказал о возможностях использования разработанных им технологий в России. Президент поддержал идею налаживания деловых контактов с возможными российскими партнёрами. Беседа состоялась по завершении встречи главы государства с руководителями крупнейших иностранных компаний и деловых ассоциаций[70].

Программа "Цифровая экономика Российской Федерации" утверждена распоряжением от 28 июля 2017 года №1632-р. Программой определены цели, задачи, направления и сроки реализации основных мер государственной политики по созданию необходимых условий для развития в России цифровой экономики, в которой данные в цифровом виде являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности.

Подготовлено Минкомсвязью России во исполнение перечня поручений Президента России по реализации Послания Федеральному Собранию (№Пр-2346 от 5 декабря 2016 года).

Подписанным распоряжением утверждена программа "Цифровая экономика Российской Федерации" (далее – Программа).

Программой определены цели, задачи, направления и сроки реализации основных мер государственной политики по созданию необходимых условий для развития в России цифровой экономики, в которой данные в цифровом виде являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности, что является необходимым условием повышения конкурентоспособности страны, качества жизни граждан, обеспечения экономического роста и национального суверенитета.

Для управления программой определены пять базовых направлений развития цифровой экономики в России на период до 2024 года. К базовым направлениям отнесены нормативное регулирование, кадры и образование, формирование исследовательских компетенций и технических заделов, информационная инфраструктура и информационная безопасность[71].

Программа "Цифровая экономика Российской Федерации" осуществляется в соответствии с целями, задачами, направлениями, объемами и сроками реализации основных мер государственной политики Российской Федерации по созданию необходимых условий для развития цифровой экономики Российской Федерации, в которой данные в цифровой форме являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности, что повышает конкурентоспособность страны, качество жизни граждан, обеспечивает экономический рост и национальный суверенитет.

В целях реализации Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы, утверждённой Указом Президента Российской Федерации от 9 мая 2017 г. № 203 "О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы, настоящая Программа направлена на создание условий для развития общества знаний в Российской Федерации, повышение благосостояния и качества жизни граждан нашей страны путем повышения доступности и качества товаров и услуг, произведенных в цифровой экономике с использованием современных цифровых технологий, повышения степени информированности и цифровой грамотности, улучшения доступности и качества государственных услуг для граждан, а также безопасности как внутри страны, так и за её пределами.

Цель Программы:

создание экосистемы цифровой экономики Российской Федерации;

создание необходимых и достаточных условий институционального и инфраструктурного характера, устранение имеющихся препятствий и ограничений для создания и (или) развития высокотехнологических бизнесов и недопущение появления новых препятствий и ограничений как в традиционных отраслях экономики, так и в новых отраслях и высокотехнологичных рынках;

повышение конкурентоспособности на глобальном рынке как отдельных отраслей экономики Российской Федерации, так и экономики в целом.

Цифровая экономика представлена тремя следующими уровнями, которые в своём тесном взаимодействии влияют на жизнь граждан и общества в целом:

рынки и отрасли экономики (сферы деятельности), где осуществляется взаимодействие конкретных субъектов (поставщиков и потребителей товаров, работ и услуг);

платформы и технологии, где формируются компетенции для развития рынков и отраслей экономики (сфер деятельности);

среда, которая создаёт условия для развития платформ и технологий и эффективного взаимодействия субъектов рынков и отраслей экономики (сфер деятельности) и охватывает нормативное регулирование, информационную инфраструктуру, кадры и информационную безопасность.

В связи с тем, что эффективное развитие рынков и отраслей (сфер деятельности) в цифровой экономике возможно только при наличии развитых платформ, технологий, институциональной и инфраструктурной сред, настоящая Программа сфокусирована на двух нижних уровнях цифровой экономики - базовых направлениях, определяя цели и задачи развития:

ключевых институтов, в рамках которых создаются условия для развития цифровой экономики (нормативное регулирование, кадры и образование, формирование исследовательских компетенций и технологических заделов);

основных инфраструктурных элементов цифровой экономики (информационная инфраструктура, информационная безопасность).

При этом каждое из направлений развития цифровой среды и ключевых институтов учитывает поддержку развития как уже существующих условий для возникновения прорывных и перспективных сквозных цифровых платформ и технологий, так и создание условий для возникновения новых платформ и технологий. Основными сквозными цифровыми технологиями, которые входят в рамки настоящей Программы, являются:

большие данные;

нейротехнологии и искуственный интеллект;

системы распределённого реестра;

квантовые технологии;

новые производственные технологии;

промышленный Интернет;

компоненты робототехники и сенсорика;

технологии беспроводной связи;

технологии виртуальной и дополненной реальностей[72].

В документе указаны показатели, которых необходимо достичь в результате реализации программы. В частности, к этому сроку 97% домашних хозяйств в России должны иметь доступ к широкополосному Интернету (со скоростью 100 Мбит/ с), а во всех городах с населением более 1 млн. человек должно быть обеспечено устойчивое покрытие сети 5G и выше. Планируется также, что в России появятся десять предприятий в сфере высоких технологий и столько же цифровых платформ для основных отраслей экономики, вузы будут выпускать более 120 тыс. специалистов в сфере IT в год, а "доля населения, обладающего цифровыми навыками", составит 40%[73].

На реализацию программы "Цифровая экономика" потребуется около 520 млрд. рублей финансирования, из них около 150 млрд. рублей – финансирование бюджетное, из которого уже предусмотрено около 50 млрд. Об этом в ходе заседания правительственной комиссии по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности сообщил Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций РФ.

На данный момент утверждены четыре плана мероприятий. Первый касается нормативного регулирования, второй – технологических и исследовательских заделов, которые должны создать необходимые компетенции для дальнейшей цифровой трансформации, третий план касается инфраструктуры, четвёртый – вопросов информационной безопасности.

Кроме того, планируется серьёзное внебюджетное финансирование – более 300 млрд. рублей. "Это средства наших крупнейших компаний, предприятий отрасли, которые так или иначе будут направлены на реализацию данных мероприятий", пояснил Никифиров.

Эти мероприятий позволят с января 2018 года начать реализацию программы "Цифровая экономика", рассчитанной до 2024 года.

При этом министр отметил, что планы мероприятий будут оперативно корректироваться. "Это не какая-то жёсткая правовая конструкция. Планы мероприятий будут корректироваться как минимум раз в год, а может быть, даже чаще. Основную задачу здесь выполняют предприятия, сама индустрия. Это не программа, реализуемая министерствами или ведомствами, как в традиционном смысле мы привыкли воспринимать государственные или федеральные целевые программы. Программа "Цифровая экономика" сильно отличается. Здесь во главе угла стоят интересы индустрии, тех компаний, чьими руками и создаётся преимущество, лидерство России в эту новую цифровую эпоху", сообщил он[74].

Министерство связи и массовых коммуникаций (Минкомсвязь) РФ предлагает выделить на реализацию программы "Цифровая экономика" дополнительно 3-5 млрд. рублей из бюджета в начале 2018 года. Как сообщил в интервью ТАСС в рамках Гайдаровского форума глава Минкомсвязи Николай Никифоров, эти деньги могут быть выделены из резервного фонда правительства.

"Были определённые запросы, связанные с выделением дополнительных средств. Мы рассчитываем, что определённые решения в размере 3-5 млрд. рублей будут приняты, возможно, это будет резервный фонд правительства", сказал он. Никифоров рассчитывает, что решение о выделении дополнительных средств будет принято в начале 2018 года. "Речь идёт о том, что из уже утвержденных планов мероприятия нужно делать прямо сейчас, не дожидаясь новых циклов корректировки бюджета в весеннюю, осеннюю сессию", пояснил он.

На какие именно мероприятия в рамках программы могут пойти эти дополнительные средства, министр не уточнил. "Решения финализируются, я думаю, что в ближайшее время мы их увидим", отметил он[75].

Министерство связи и массовых коммуникаций (Минкомсвязь) РФ настаивает на необходимости объединенить средства для развития цифровой экономики в отдельный обособленный фонд. Об этом глава министерства Николай Никифоров рассказал в интервью ТАСС на Гайдаровском форуме.

Идея о создании обособленного фонда для реализации программы "Цифровая экономика" впервые была озвучена министром год назад. О возможности создания такого фонда в течение 2017 года говорили вице-премьер РФ Аркадий Дворкович и помощник президента Андрей Белоусов. Однако окончательное решение принято не было.

"Наше министерство продолжает настаивать на том, что создание отдельного фонда для реализации проектов цифровой экономики было бы эффективным", сказал Никифоров. "Профильные фонды существуют у нас практически во всех отраслях - Фонд развития промышленности, Фонд развития Дальнего Востока, Фонд развития кино и так далее", добавил он, отметив, что эти фонды появились не случайно - "они являются определённым инструментом решения тех или иных задач".

Он указал, что создание фонда цифровой экономики не является самоцелью - это форма финансовой поддержки российской цифровой экономики. "Мы по-прежнему не оказываем никакой финансовой поддержки реальному развитию цифровой экономики, импортозамещению программного обеспечения - пока на это не выделено ни рубля", подчеркнул министр.

Никифоров напомнил, что, по предложению Минкомсвязи, фонд должен обособить определённую доходную часть бюджета. "Изначально предполагалось, что фонд соберёт в себе всю плату за спектр, всю плату за универсальную услугу связи. Обсуждалась история с возможным введением различных ставок НДС на лицензии в части программного обеспечения, также шли дискуссии о введении компенсационного платежа в несколько процентов закупки госкомпаний не из реестра отечественного программного обеспечения - все эти средства в перспективе тоже могли быть направлены в фонд", сказал он.

Существующим механизмам финансирования проектов по развитию цифровой экономики России не хватает гибкости, полагает министр. "Фонд обеспечит этим механизмам большую гибкость. Например, есть политическое решение президента о подключении больниц к Интернету - бросаем силы на это. Если важная задача по подключению определённых малых сёл к Интернету или обеспечить сотовой связью - выделяем средства на это", отметил Никифоров.

По его словам, нужно отдельно решать вопрос прокладки оптоволоконной линии связи на Чукотку. "Мы смогли всю страну отстроить, по Чукотке нет решения. Нам нужен механизм, который позволял бы ресурсы перераспределять. Когда все прописано - мы являемся заложниками этих механизмов", пояснил министр[76].

Законодательное регулирование. Законопроект "О цифровых финансовых активах" требует доработки, заявил министр финансов Антон Силуанов. Законопроект был представлен для обсуждения на заседании общественного совета министерства.

"Проект закона, который вы нам сейчас раздали, вообще-то он, так сказать, очень рамочный... По сути дела, знаете, как в учебнике, дают описание терминологии и всё, больше ничего. Закон должен обеспечить регулирование той деятельности, которую мы сейчас рассматриваем", сказал Силуанов.

Министр финансов отметил, что в законе необходимо прописать "что запрещено, а что разрешено". "Это должен быть полноценный закон. То, что мы сейчас рассматриваем, не может рассматриваться, так сказать, нормативное поле для регулирования цифровых технологий. Это совсем упрощенно. Нам нужно гораздо глубже проработать тему регуляторики, гораздо глубже подойти к этому проекту закона", подвёл итог Силуанов.

"Наше регулирование оно очень адекватное, минимально необходимое", сказал замминистра финансов Алексей Моисеев, напомнив о соблазне "зарегулировать всё".

Он пояснил, что проект закона в основном описывает регулирование ICO. Согласно проекту закона "О цифровых финансовых активах", максимальная сумма привлечения на ICO составит 1 млрд. руб., неквалифицированный инвестор может приобрести токены на сумму не более 50 тыс. руб.

Ранее председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков говорил, что в законопроекте о регулировании криптовалют предлагается классифицировать их как иное имущество: "Там не выделяются никакие названия: ни биткоины, ни эфиры, ни другие виды криптовалют. То есть все криптовалюты — это имущество". По его словам, в законопроекте также определяются подходы к проведению ICO: "Требования в том числе к проектам, требования к сумме инвестиций со стороны инвесторов. То есть ICO рассматривается как элемент краудфандинга, и подход такой, что инвесторы должны быть ограничены в сумме, которую они инвестируют в один проект"[77].

А.В. Мамаев, кандидат технических наук, бывший руководитель кафедры "Криптология и дискретная математика" НИЯУ МИФИ: "На днях стало известно, что Госдума решила урегулировать инвестиции с привлечением криптовалют – в частности, биткоинов и эфириумов. Соответствующие поправки планируется внести в гражданское законодательство уже осенью. Усилия чиновников и экспертов, занятых в разработке проекта, выглядят разумными. Проблема в том, что зачастую они оказываются несвоевременными. Политика повышения конкурентоспособности российской экономики, локомотивом которой должна стать сфера IT, и масштабная программа по цифровизации страны, анонсированная Минкомсвязи, натыкаются на традиционные проблемы – забюрократизированность системы и противоречивые заявления самих чиновников. Нагляднее всего это прослеживается на примере упомянутых выше блокчейна и криптовалют.

Впервые о планах легализовать криптовалюты в России было объявлено в начале июля в ходе регионального блокчейн-митапа в Казани. Глава вневедомственной рабочей группы Госдумы РФ Элина Сидоренко отметила, что у России есть шанс стать мостиком между биржевым Западом с его пониманием криптовалюты как коммодити (биржевого товара) и японским пониманием криптовалюты как средства платежа и обмена. Развитие и регулирование технологии блокчейна, лежащей в основе производства криптовалют, станут дополнительным направлением работы.

Однако Россия отстает от других стран на этом криптовалютном фронте. Германия с 2013 года стала классифицировать криптовалюты как "частные деньги", которые можно использовать для многосторонних клиринговых операций. В соседней Швейцарии парламент ещё в 2014 году приравнял биткоины к иностранным валютам. В октябре 2015 года Европейский суд (European Court of Justice, ECJ) вынес прецедентное решение, постановив, что операции обмена биткоинов на фиатные валюты освобождаются от НДС, и рекомендовав странам – членам ЕС исключить криптовалюты из числа активов, подлежащих налогообложению. Япония признала биткоины законным платёжным средством в 2016 году.

Популяризация криптовалют идёт рука об руку с развитием новых финансовых инструментов: вместе с традиционными IPO популярность набирают ICO (Initial Coin Offerings) – краудсейлы, которые идеально подходят для небольших и средних компаний на раннем этапе их развития. Уже появились платформы, позволяющие проводить ICO с покупкой токенов – активов, подтверждающих право субъекта на какой-то базис (скидки на продукты компании, преимущества при продаже или долевое участие).

Примеры успешных ICO в России уже есть: в мае ферма "Колионово" Михаила Шляпникова из Подмосковья собрала в рамках кампании более 500 тыс. долл., в июне челябинский стартап ZrCoin, специализирующийся на производстве циркония, привлёк 7 млн. долл. от 4 тыс. инвесторов. Компании размещались на платформе Waves, созданной россиянином Александром Ивановым. Но ICO проводятся в серой зоне, никак не урегулированной законодательством.

Другая проблема заключается в том, что многие бизнесмены для реализации ICO выбирают зарубежные платформы. К этому их подталкивают не только функциональные удобства, объём рынка, но также неурегулированность российского законодательства и противоречивые заявления чиновников.

В феврале 2014 года Росфинмониторинг в информационном письме "Об использовании криптовалют" объявил, что использование криптовалют при совершении сделок является основанием для отнесения подобных операций к сделкам, направленным на отмывание доходов и финансирование терроризма. В марте 2015 года замминистра финансов Алексей Моисеев анонсировал принятие закона о наказании за использование "денежных суррогатов" на территории России, к которым формально относятся и криптовалюты.

Эти заявления диссонировали со словами главы Сбербанка Германа Грефа, который в ходе форума в Давосе заявил: "Криптовалюты – это очень интересный международный эксперимент, который ломает парадигму валютной эмиссии. И их определённо не стоит запрещать, но следует попытаться понять, изучить и, возможно, начать правильно регулировать". Греф даже направил письмо в администрацию президента РФ, Центробанк и Министерство финансов с просьбой не накладывать ограничения на использование виртуальных валют и электронных платежных систем, назвав подобное колоссальным шагом назад. Противоречия на высоком уровне отпугнули многих инвесторов и бизнесменов..."[78].

Создание единой цифровой валюты в рамках БРИКС. Единая цифровая валюта может появиться у стран БРИКС и Евразийского экономического союза. Такую идею прорабатывают в российском Центробанке. При этом финансовый регулятор не готов признать криптовалюты платёжным средством[79].

Д. Сикорский: "Создание единой цифровой валюты в рамках БРИКС или Евразийского союза действительно возможно – считает заместитель первого проектора РЭШ, профессор финансов Олег Шибанов.

Крипторубль может стать основой интеграции в рамках БРИКС и Евразийского союза. Таким образом, Олег Константинович прокомментировал заявление заместителя председателя Центробанка РФ Ольги Скоробогатовой, которая в рамках обсуждения законопроекта о регулировании криптовалют отметила, что главный российский регулятор считает перспективным создание не крипторубля, а цифровой валюты для больших международных площадок.

В качестве примера Скоробогатова привела такие российские проекты, как БРИКС и Евразийский Союз, где применение технологий криптовалют будет способствовать увеличению объема торгового обмена между странами-членами.

Заместитель первого проректора РЭШ, профессор финансов Олег Шибанов в разговоре с ФБА "Экономика сегодня" заметил, что это действительно перспективное направления для России в плане использования подобных технологий.

"Дело в том, что блокчейн и криптовалюты имеют большую перспективу там, где нужно, во-первых, чтобы стороны без доверия друг к другу совершали обмен товарами, услугами и деньгами, а, во-вторых, в международных платежах, где существует необходимость быстрого проведения транзакций", констатирует Шибанов.

Криптовалюта БРИКС будет лишена недостатков биткоина. Использование криптовалют позволит ограничить влияние системы SWIFT.

Таким образом, здесь играют роль два главных фактора – это скорость и доверие, поэтому, когда мы рассуждаем о применении криптовалют в торговом обмене между странами, входящими в объединение БРИКС, то быстро понимаем, что это действительно может дать весомый практический результат. Особенно в том случае, если данная технология будет внедрена качественно и оперативно.

"Можно сделать вывод, что это, скорее всего, позволит значительно упростить торговлю товарами между странами, входящими в это объединение. Ведь сегодня международные расчёты идут обычно в долларах и для того, чтобы подтвердить доставку товаров, необходимо потратить чрезвычайно много времени. Это недели, а иногда и значительно больше по той причине, что всё это делается через систему SWIFT, т. е. систему международных платежей", резюмирует Шибанов.

Соответственно, если внедрить сюда технологию криптовалют, то можно будет обойти эти ограничения, сэкономить время и в рамках БРИКС или Евразийского союза уйти от зависимости от системы SWIFT, которая сегодня всецело контролируется Соединёнными Штатами.

"Соответственно, если здесь в качестве инструмента будут использоваться криптовалюты, то смарт-контракты, т. е. те контракты, которые выполняются только в том случае, если подтверждено получение товара, будут проходить автоматически. В такой ситуации оплата будет следовать за получением товара, и это сэкономит очень много времени", заключает Шибанов.

Эксперт считает, что в силу этого введение данных технологий внутри БРИКС или Евразийского Союза действительно перспективно, поскольку это позволит убрать большинство транзакционных издережек.

"Вследствие этого, и возникают надежды на то, что торговля между странами-членами БРИКС от этого увеличится. Про Бразилию говорить, конечно, сложно – слишком уж она далеко расположена от России, но в торговле с Индией и Китаем это реально может принести существенный результат, поэтому подобная криптовалюта нам бы точно всем пошла на пользу", констатирует Шибанов.

Другой вопрос, что волатильность курса биткоина и всех других криптовалют на сегодня настолько высокая, что этот финансовый инструмент годится только для спекулянтов и лиц, которые с помощью него хотят провернуть незаконные сделки, а не для торговли между странами, тем более, в таком огромном объёме, который сегодня происходит в рамках системы БРИКС.

"Проблема с волатильностью будет решена, поскольку когда мы говорим о биткоине, то речь заходит о ничем не обеспеченной криптовалюте, поэтому неудивительно, что у неё имеются проблемы со спросом и предложением и, соответственно, возникает серьёзное колебание цены. В случае же появления такого финансового инструмента в рамках БРИКС возникнет принципиально новая ситуация – это будет уже нормальная валюта, эмиссию которой осуществляют государства", резюмирует Шибанов.

Технология блокчейн может серьёзно упростить товарный обмен.

Таким образом, необходимо сделать вывод, что криптовалюта БРИКС будет привязана к национальным валютам стран-участниц этого экономического объединения.

"Соответственно, в случае криптовалюты, которая станет смесью рубля, юаня, рупии и бразильского реала, а также, возможно, и других национальных валют, таких проблем с волатильностью, как сегодня у биткоина, не будет. Соответственно, фактор национальных валют уберет всю эту спекулятивную составляющую", заключает Шибанов.

Это обстоятельство нивелирует большинство отличий от классических национальных валют и тех финансовых инструментов, которые сегодня объединены под коллективным термином криптовалюты.

"Благодаря технологии блокчейн эта криптовалюта БРИКС будет привязана к центробанкам стран-членов, а также к той финансовой политике, которую они проводят в жизнь. Соответственно, стоимость подобной криптовалюты будет определяться стоимостью национальных валют БРИКС, и это приведет к стабильности курса", констатирует Шибанов.

Вообще, в случае с криптовалютами основная новинка заключается не в электронных деньгах – подобными технологиями мы пользуемся уже в течении десятков лет, а в технологии блокчейн, которая является новым способом хранения данных.

"Фактически это те же электронные деньги, но в несколько новом формате. По сути своей, здесь ничего нового не изобретается с точки зрения общего подхода, но качественно возрастает удобство подобных транзакций", резюмирует Шибанов"[80].

Подготовка кадров. В сентябре 2017 года в МГИМО создан Центр цифровой экономики и финансовых инноваций. Его возглавила профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, руководитель рабочей группы Госдумы России по оценкам рисков оборота криптовалюты Э.Л. Сидоренко.

За четыре месяца своего существования Центр совместно со Школой бизнеса МГИМО организовал два потока курсов повышения квалификации "Правовые основы регулирования блокчейн-технологий", выиграл грант для молодых учёных по развитию в рамках Центра Лаборатории оценки финансовых инноваций, подписал предварительное соглашение с ВЭБ о сотрудничестве по развитию научных исследований в сфере цифровой экономики.

В рамках этого сотрудничества Э.Л. Сидоренко провела открытую лекцию по правовому статусу криптовалют в Центре блокчейн-компетенций ВЭБа, на которой присутствовал заместитель председателя Правительства России И.И. Шувалов.

Кроме того, директор Центра ЦЭФИ выступила с докладом о развитии законодательства в сфере цифровизации экономики России на площадках ОЭСР (заседание Комитета по цифровой экономике ОЭСР (20-21 ноября 2017 г., ОЭСР, г. Париж), ООН (круглый стол "Предупреждение финансовых преступлений", круглый стол "Коррупция в спорте" Конференции стран-участниц Конвенции ООН против коррупции (6-10 ноября 2017 г.)) и ЕАЭС (доклад "Интеграция стран-участниц ЕАЭС в условиях цифрового пространства" на совещании экспертов ЕЭК "Криптовалюты: место в системе денежного обращения и влияния на макроэкономику" (г. Москва, 18 декабря 2017 г., ЕЭК)[81].

Московский городской педагогический университет (МГПУ) в 2018 году откроет Институт цифрового образования, который будет готовить "учителей будущего" по междисциплинарным программам, ориентированным на цифровые технологии, рассказал РИА Новости ректор вуза Игорь Ремаренко.

"18 декабря мы объявим конкурс на разработку лучшей концепции Института цифрового образования. И замысел создания такого института — это акселерация всех научных разработок и адекватных им образовательных программ, связанных с использованием цифровых технологий в системе образования", рассказал Реморенко.

"Это, в первую очередь, для студентов, для подготовки вот этих самых учителей будущего. Мы бы хотели те школы, которые используют цифровые технологии, подпитывать в плане научных разработок", пояснил он.

По его словам, на практике работа будет вестись по нескольким ключевым направлениям: содержательная и методическая поддержка системы московской электронной школы; мониторинг психофизиологического состояния школьников и фиксация того, насколько каждый из них включен в учебный процесс; а также большие данные в системе образования, то есть сбор портфолио и результатов обучения из разных источников.

"Там будут междисциплинарные программы, которые учитывают различные направления подготовки, различные профили педагогического образования. То есть предполагается, что цифровые профили будут не только традиционно в подготовке математиков и информатиков, но и специалистов в области искусства, спорта, школьного здравоохранения и так далее", рассказал ректор.

Он также сообщил, что к реализации проекта планируется приступить сразу после завершения конкурса, на который будет отведено порядка двух месяцев. "А дальше — принятие уже организационных решений. К новому учебному году, мы планируем, что он откроется", добавил Ремаренко[82].

А. Устинова: "Дальневосточный федеральный университет (ДВФУ) создаёт первый Центр цифровой экономики на Дальнем Востоке и объявил о наборе управленцев в команду. В числе задач центра будет формирование компетенций в области искусственного интеллекта (ИИ), квантовых технологий, робототехники, виртуальной и дополненной реальности (VR и AR), использования больших данных, создания цифровых двойников при инженерных разработках и нейротехнологий в управлении инженерной средой.

Как отметил ректор ДВФУ Никита Анисимов, создание в Дальневосточном федеральном университете такого центра - это веление времени. "Развитие цифровой экономики - мировой тренд, но мы должны не просто следовать в фарватере, а спроектировать будущее и сформировать его на Дальнем Востоке", добавил он.

Отбор на позицию руководителя Центра цифровой экономики ДВФУ проводится по методике Агентства стратегических инициатив в три этапа: сначала кандидатам будет предложено решить удалённо рабочие кейсы, а затем лучшие из них получат приглашение на деловую игру, по итогам которой будут отобраны специалисты для прохождения финального собеседования.

Вице-президент по региональному и международному развитию фонда "Сколково" Юрий Сапрыкин поддержал инициативу ДВФУ. Он добавил, что любые инициативы, способствующие развитию Дальнего Востока в целом и цифровой экономики в частности, - полезны. Заместитель руководителя департамента регионального развития фонда "Сколково" Юрий Сибирский полагает, что одной из сильных сторон Центра цифровой экономики ДВФУ будет близость к странам Азиатско-Тихоокеанского региона и обмен опытом в этой области с университетами Японии, Китая и Южной Кореи.

Заместитель директора по коммуникациям и развитию департамента развития и планирования фонда "Сколково" Алексей Соколов считает, что данная инициатива похожа на "создание в хорошем смысле популярной вывески к тому, что уже давно работает". Он заметил, что формируемый центр - это образовательная и научно-исследовательская инициатива по вопросам сквозных технологий. По его словам, она важна для реализации направлений "Кадры и образование" и "Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов" программы "Цифровая экономика РФ". Таким образом, резюмировал Алексей Соколов, создаётся образовательная и исследовательская инфраструктура цифровой экономики России, обеспечивающая кадровый и исследовательский потенциал.

Юрий Сапрыкин выразил готовность всячески содействовать развитию данной инициативы, тем более что у фонда с ДВФУ запущен совместный проект "Технопарк Русский", который позволит коммерциализировать разработки, создаваемые в стенах вуза.

Руководитель Экспертного центра электронного государства (ЭЦЭГ) Павел Хилов полагает, что такие центры будут создаваться и далее. Однако он отметил, что эту инициативу можно будет оценивать только после того, как будут видны и понятны итоги работы таких центров.

Среди аналогов Центра цифровой экономики на Дальнем Востоке Павел Хилов назвал несколько образований. Например, в июле 2017 года в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова (МГУ) создали Национальный центр цифровой экономики. Главными задачами центра стали обеспечение научного и научно-методического сопровождения цифровой экономики России и подготовка необходимых кадров.

В августе прошлого года в Томском государственном университете систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР) создан Центр цифровой экономики. А в сентябре 2017 года в Московском государственном институте международных отношений (МГИМО) образован Центр цифровой экономики и финансовых инноваций.

Экспертные советы, центры компетенций, рабочие группы создаются в регионах. В частности, как напомнил эксперт ЭЦЭГ, в августе прошлого года была создана межведомственная группа по развитию цифровой экономики Свердловской области. Структура призвана уделить внимание созданию опорной инфраструктуры цифровой экономики, обеспечению всеобщей цифровой грамотности населения, поддержке компаний, являющихся центрами компетенций в сфере цифровых и других сквозных технологий"[83].

К. Колесникова: "В МГУ имени М.В. Ломоносова стартует курс для студентов всех факультетов: "Большие данные в современном мире". Новая программа по Big Data уже побила все рекорды популярности: в течение суток на него записалось 500 слушателей.

- Мы привлекли хороших учёных, в том числе академиков, и в ближайшее время сможем дать конкретные результаты. Основой цифровой экономики станут Big Data - большие данные, базы данных. Надо видеть сотни миллионов, даже, миллиарды показателей. И тогда можно уже с помощью математических методов моделирования более точно прогнозировать развитие экономики, говорит ректор МГУ Виктор Садовничий.

Ежедневно человечество производит около трех миллионов терабайтов данных. Этот поток информации имеет огромную ценность для специалистов из разных областей (начиная лингвистикой и заканчивая авиаконструированием). С помощью анализа больших данных исследователи обучают как искусственный интеллект, моделируют лекарства.

МГУ - один из ведущих российских научных центров в работе с большими данными. Как передает пресс-служба вуза, ещё в 2009 году здесь появились самые мощные в России суперкомпьютеры. Зачем они нужны? К примеру, с помощью суперкомпьютера можно смоделировать на атомном уровне покрытие для зеркал. А ещё - рассчитать устойчивость инженерных конструкций к потокам воздуха, разработать алгоритмы в области персонализированной медицины. Кроме того, в 2017 году в МГУ заработал Национальный центр компетенций в области цифровой экономики"[84].

В Москве. РБК: Ещё один печальный случай произошёл в России не с покупателем, а с продавцом криптовалюты. В ноябре 2017 года в одном из московских офисов проходила крупная сделка по продаже биткоинов. Когда продавец перевел требуемое количество единиц покупателю и готовился получить 15 млн. рублей наличными, в помещение ворвались несколько похожих друг на друга бородатых мужчин. Крепкие люди заявили, что покупатель — мошенник, которого они давно разыскивают. С этими словами они забрали биткоины, самого покупателя и рубли, которые последний, вроде, как раз готовился отдать продавцу. Как выяснилось позже, на улице бородачи и покупатель благополучно разбежались: спектакль о "мошенничестве" был разыгран ими ради того, чтобы обобрать продавца.

Чтобы потерять цифровые деньги, необязательно быть обворованным. Достаточно просто запамятовать, куда дел уникальный код, который подтверждает владение биткоинами или любой другой криптовалютой. Такие данные рекомендуют не хранить в "облаке" — только на бумажных носителях или, на худой конец, на жёстком диске. Но ведь потерять такую запись проще простого. Винить будет некого, а доказать в таком случае свои права на цифровую валюту невозможно.

Например, в ноябре 2013 года неназванному жителю Великобритании пришлось срочно искать на свалке старый жёсткий диск, который он опрометчиво выбросил. Посмотрев по телевизору новости о росте курса биткоина, любитель избавляться от хлама с ужасом вспомнил, что в 2009 году купил 7,5 тыс. единиц криптовалюты и сохранил уникальный код на компьютере. Ему так и не удалось найти диск и код, которые сделали бы его на $7,5 млн. богаче"[85].

В августе 2017 года "в центре Москвы открылся первый обменный пункт биткоинов. Его создатели утверждают, что действуют абсолютно легально, не нарушая никаких законов.

Пункт обмена биткоинов под названием BTC24pro открылся на Новом Арбате, сообщило издание ForkLog, которое специализируется на новостях о криптовалютах. Издание сообщило, что пока клиентам пункта доступны только операции по продаже биткоинов, а обмен проводится исключительно в частном порядке.

Один из организаторов обменника, назвавшийся Виталием, сообщил РБК, что пока пункт работает только с биткоинами, однако в планах есть и обмен других криптовалют.

По его словам, решение открыть пункт было принято после того, как власти отказались принимать закон, запрещающий оборот криптовалют на территории России (12 августа "Интерфакс" со ссылкой на источник, близкий к финансово-экономическому блоку правительства, сообщил, что Генпрокуратура, Минюст, Минфин, ЦБ и аппарат правительства согласились в том, что оснований вводить уголовную ответственность за оборот биткоинов нет).

Раскрывать затраты на открытие пункта обмена собеседник РБК отказался. Он также не уточнил объемы операций, которые запрашивают клиенты. "​Людей, которые обменяли биткоины на валюту, было немного, вот со вчерашнего дня мы запустились, до этого мы подготавливали обменник", сказал он. По его утверждению, у пункта обмена "есть возможность менять крупные суммы до 1 млн. руб.".

Собеседник РБК также отметил, что никакой документации для открытия обменника не потребовалось. "Всё абсолютно легально, нет никакого закона, который мог бы регламентировать эту деятельность", сказал он..."[86].

А. Косован: "Пункт обмена биткоинов, который я не мог найти полчаса, даже пользуясь картой, ничем не отличается от обычного пункта обмена валют: крошечная комнатка, куда могут поместиться лишь пара человек, железное окно с двойным защитным стеклом, за ним операционист. Мы поздоровались через стекло, он попросил меня закрыть за собой дверь и только после этого выдвинул кассовый лоток, чтобы мы лучше слышали друг друга.

— Я бы хотел купить у вас биткоины.

— Мы их не продаём, только покупаем.

Потом я узнал, что даже если бы продавали, позволить их себе я бы не смог — один биткоин стоит несколько десятков тысяч рублей...

О том, зачем может пригодиться пункт обмена биткоинов, операционист рассказал следующее: "Во многих онлайн-банках есть лимит на суточный перевод, например 500 000 рублей. На 100 рублей больше вы уже не переведёте, так что вам придётся использовать карту другого человека или ждать до завтра — всё это связано с неудобствами. К тому же карта, на которую несколько дней подряд переводят крупные суммы, может вызвать подозрения у службы безопасности банка: не криминалом ли занимается этот человек, не отмывает ли деньги. Можно получить банковский перевод, но это займёт несколько дней. А вот если у человека есть биткоин-кошелек, он может получить перевод биткоинов на любую сумму, а потом обменять их у нас. Всё это выглядит малопонятным, потому что наше общество почти в первобытном состоянии, а на Западе криптовалюта уже несколько лет используется в быту. Чтобы операции с биткоином были законными, чтобы нас услышали — мы должны показать, что мы вообще есть. В правительстве увидят нашу деятельность, проанализируют и дальше будут ограничивать или наоборот поощрять".

В Европе, США, Израиле и Канаде с 2013 года биткоин-банкоматы, через них можно пополнить свой биткоин-кошелёк, а потом потратить криптовалюту, например, на оплату подписки Xbox или приложений из магазина Windows. Или купить на неё одежду, что-то в музыкальном магазине или просто выпить кофе. Но пока это уникальные случаи, о которых пишут в СМИ. Массового применения в повседневной жизни у биткоинов нет...

Никита Масленников, эксперт по экономике Института современного развития, рассказал "Снобу" об угрозах, которые может в себе нести криптовалюта: "Для владельцев биткоинов есть риски в колебании курса криптовалюты, а в правоохранительных органах опасаются, что преступные группировки могут создать закрытую сеть по обмену биткоинами и мгновенно переводить друг другу деньги, которые будет невозможно отследить. Во многих странах такой вариант изучается — американцы научились достаточно эффективно пресекать подобные начинания. Пока что информация обо всех транзакциях общедоступна".

Похожего мнения придерживается Олег Осоргин. Он рассказал, что технология, на которой построена криптовалюта, делает ведение бизнеса прозрачным, потому что все транзакции с её использованием можно увидеть. В безопасности использования такой валюты предприниматель не сомневается: "Жульничать с биткоинами невозможно, потому что алгоритм криптошифрования очень сложный и не поддаётся взлому на текущий момент".

Никита Масленников также рассказал, какое место биткоины могут занять в будущем: "Представьте, что идет мощная технологическая волна, а криптовалюты — это брызги, лишь производная от технологических решений, за которыми последует новая технологическая революция. Сбербанк в исследовательских подразделениях активно исследует возможность применения криптовалюты, в ЦБ также есть группа, изучающая финансовые технологии нового поколения. Цифровые валюты развиваются, и финансовые аналитики сравнивают их с изобретением интернета. Если биткоины войдут в массовую жизнь, вся система изменится: преобразятся отношения между контрагентами, появятся новые услуги, скорость предоставления уже существующих изменится, со стороны правительства появятся новые надзирающие структуры. Подобных трансформаций финансовой системы было несколько за мировую историю: сначала был бартер, потом в качестве денег начали использовать слитки металлов, позже из них стали чеканить монеты, дальше возникли банкноты, а теперь появляются цифровые деньги. Если монеты — это феодализм, то ассигнации — это капитализм, а сегодняшняя ситуация — свидетельство перехода мира в совершенно новое качество. Уже сейчас банкноты теряют свою популярность, постепенно мы переходим на пластиковые накопители. Ни один специалист не скажет с полной уверенностью, что именно происходит, но то, что к происходящему нужно присматриваться, а не препятствовать развитию — это несомненно. Думаю, что в ближайшие 10-15 лет мировая финансовая система изменится в корне""[87].

"Коммерсант": "В рамках конкурсного производства при банкротстве физлица может быть создан прецедент — освобождение криптовалюты от включения в конкурсную массу. Именно на этом настаивает банкрот. Законодательно статус криптовалют в России не определён — законопроект об их регулировании находится в стадии разработки. Таким образом, пока криптовалюта не признаётся имуществом, а значит, и основания для включения её в конкурсную массу нет. Арбитражный управляющий с этим не согласен, спор должен решить суд. Если он встанет на сторону банкрота, у российских должников вполне может появиться лазейка для вывода активов, причем фактически бесконтрольного, опасаются эксперты.

Информация о том, что в Арбитражном суде Москвы будет рассмотрено дело о включении в конкурсную массу банкрота-физлица активов в криптовалюте, появилась в одном из юридических блогов. Подробности дела "Ъ" рассказал назначенный судом финансовым управляющим Алексей Леонов. Признанный осенью 2017 года банкротом Игорь Царьков был поручителем по корпоративному кредиту, который не был погашен. В 2017 году он обратился в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве, которое было удовлетворено. Выполняя функции по формированию конкурсной массы, господин Леонов запросил у должника информацию о его имуществе, в том числе о наличии криптовалюты. Игорь Царьков сам сообщил, что имеет "крипто-кошелёк", но попросил не учитывать криптовалютные активы при формировании конкурсной массы, сославшись на то, что их нельзя считать имуществом по российскому законодательству.

В России статус криптовалют пока не определён. Подготовить законопроект, регулирующий цифровые финансовые активы, в котором может быть определена возможность обращения взыскания на криптовалюту, президент Владимир Путин поручил правительству и Банку России несколько месяцев назад (см. "Ъ" от 12 октября 2017 года). Финальный вариант проекта должен быть представлен в первом полугодии 2018 года. Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков 9 января уточнил, что законопроект поступит на рассмотрение не раньше февраля.

Пока же вопрос о правомерности включения криптовалюты в конкурсную массу остаётся открытым. Ответственные за разработку проекта ЦБ и Минфин не ответили на запрос "Ъ". В Минэкономики сообщили, что говорить об использовании криптовалюты в процедуре банкротства до утверждения её определения преждевременно. В Росфинмониторинге отметили, что поскольку законодательно статус криптовалюты не определен, она не может рассматриваться как имущество, включаемое в конкурсную массу.

Но юристы с таким подходом не согласны. "Этот вопрос активно обсуждается сообществом арбитражных управляющих,— рассказывает Алексей Леонов.— Я полагаю, что любая имеющаяся у несостоятельного должника криптовалюта вне зависимости от способа фиксации прав должна быть включена в конкурсную массу". При этом, уточнил юрист, сейчас в соответствии с гражданским процессуальным законодательством криптовалюта не входит в перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. По словам партнёра "Юрпартнёръ" Александра Федорова, если у должника есть криптовалюта, нужно её каким-то образом вводить в коммерческий оборот. "Если должник не раскроет информацию о принадлежащей ему криптовалюте лично, это можно будет сделать по решению суда, в том числе получив доступ к электронной переписке или проанализировав банковские операции должника", подчеркивает он.

Точку в этом споре предстоит поставить арбитражному суду уже в феврале.

Эксперты опасаются, что изъятие криптовалюты из состава конкурсной массы станет опасным прецедентом. "Это серьёзно нарушит права кредиторов, предоставляя должникам возможность уменьшения размера активов путём исключения из их состава высоколиквидных криптовалют,— считает господин Леонов.— И даст должникам механизмы обхода ограничений, которые на них налагает закон "О несостоятельности (банкротстве)"". По словам господина Фёдорова, это первая попытка в России ввести криптовалюту в конкурсную массу. "Нужно также понять, каким образом её реализовывать, понадобится ли использовать существующие или создавать новые площадки по торговле криптовалютой и т. д.", поясняет он.

Отдельно может встать вопрос и о том, когда была приобретена криптовалюта, чтобы установить факт попытки сокрытия активов. Такая информация может быть у Росфинмониторинга, считают эксперты. Совершение сделок с криптовалютой может являться основанием для отнесения их к операциям, направленным на легализацию доходов, полученных преступным путём, и финансирование терроризма. Однако собеседник "Ъ" в Росфинмониторинге пояснил, что служба в принципе не проверяет происхождение тех или иных активов по запросам арбитражных управляющих, хотя и получает их регулярно. "Мы отвечаем на подобные вопросы лишь правоохранительным органам", отметил он"[88].

Новороссийск. В ноябре 2017 года в попытке добыть немного виртуальных денег житель Новороссийска устроил в своей квартире майнинг-ферму. "Майнят", то есть добывают в сети, биткоины при помощи комплекса устройств, в которые входят видеокарты. Процесс "добычи" биткоинов существенно увеличивает нагрузку на сети, а также нагревает воздух в квартире. В результате что-то пошло не так, и квартира поклонника высоких технологий сгорела[89].

Обнинск. В октябре 2017 года житель города Обнинска купил[90] биткоины с рук у цыган. Сделка состоялась возле местного универмага. Как позже рассказал правоохранителям покупатель, он заплатил 1 тыс. рублей, а "интеллигентного вида" продавцы, в свою очередь, передали ему пару монет, пояснив, что это и есть биткоины. Придя домой, мужчина понял, что перед ним подделка. Дальнейшая судьба монет, покупателя и благообразных цыган неизвестна.

О. Кузнецова: "...Что это виртуальная валюта, а не физические деньги, горе-покупатель, вероятно, не знал. Биткоин нельзя купить или продать в банке, обменять в обычном пункте обмена или получить в банкомате. Сделать это можно только онлайн: на бирже, сайте-обменнике или у частного лица – опять же только в Интернете. Не знают об этом даже вроде бы сведущие и продвинутые предприниматели.

– Когда наша компания выступала на форуме в "Крокус Экспо", мы раздали участникам сувенирные "золотые" биткоины, – рассказывает эксперт по криптовалютам Даниил Сидьков. – Спросили: что это такое? 30 процентов были уверены, что монеты – настоящие биткоины. А там, между прочим, были представители крупного и среднего бизнеса, топ-менеджеры...

Практически любая сделка при покупке биткоина ничего не гарантирует и ничем не застрахована. В России он не признан государством как валюта и никак не регулируется законодательно. Обычно схема покупки биткоина выглядит так: покупатель отправляет деньги продавцу онлайн-платежом на карту или банковский счёт с пометкой "частный перевод" и только после этого получает криптовалюту. Интервал – от пары часов до нескольких суток.

Самый простой способ стать жертвой мошенников – зайти на фальшивый, или, по-другому, фишинговый, сайт.

– Мошенники используют URL-адреса (название домена сайта, которое вводится пользователем в окно браузера. – Авт.), похожие на URL-адреса настоящих обменников, – объясняет Сидьков. – Адрес может отличаться всего на одну букву, тут нужна внимательность.

Эксперт советует не заходить на интернет-обменники через всплывающие окна рекламы – велика вероятность нарваться на сайт-фальшивку. Если собираетесь купить "крипту", в том числе биткоин, имеет смысл изучить в Интернете самые популярные и надежные обменники, их условия, отзывы тех, кто уже воспользовался их услугами.

Купить биткоин можно и на интернет-бирже. Это самый надёжный способ. Но для того, чтобы покупать или продавать на европейских биржах, нужно верифицироваться: представить целый пакет документов – от копии паспорта до справки о доходах. Процесс непростой и долгий, может занять несколько месяцев. К тому же придется завести счёт или карту в европейском банке.

С обменниками заморочек меньше и путь покупки короче: для оплаты используется любая платежная система: QIWI, "Яндекс.Деньги" и другие. Но даже если обменник давно работает, по нему много положительных отзывов и нет информации о пострадавших, все равно нет гарантий, что именно вас не кинут и вы получите свои биткоины после перевода денег.

– Мы проверяли обменники, покупали криптовалюту, и при этом каждый раз бенефициары – лицо, которому переводятся деньги – на сайте были разные, – говорит Сидьков. – Я не исключаю, что это могут быть сотрудники сайта, но могут быть и абсолютно левые люди...

Если деньги хранят в бумажниках, то биткоины – в цифровых кошельках на специальных сайтах. Владелец криптовалюты регистрируется, создаёт кошелёк и получает цифровой ключ к нему. Он как код к обычному сейфу: потеряли или доверили его кому-то – считайте, что попрощались со своими цифровыми сбережениями. Но и после того, как вы положили "крипту" в кошелек, расслабляться рано.

– Существуют троянские (вирусные. – Авт.) программы, которые ищут биткоины и передают ключи злоумышленнику, – объясняет Иван Тихонов, основатель сайта о криптовалютах bits.media. – Также мошенники высылают письма с предупреждением, что ваш кошелёк атакован и нужно сменить цифровые ключи. Вы переходите по фальшивой ссылке на абсолютно другой, мошеннический сайт и теряете свои биткоины.

Обладателю криптовалюты могут предложить положить её на депозит, как в обычном банке. Ваши виртуальные денежки лежат, а на них капают проценты. Биткоиновые депозиты, по словам экспертов, стопроцентная разводка вроде "МММ". Может, поначалу вам и будут выплачивать какие-то реальные деньги или начислять проценты на криптовалюту, но потом предприимчивые "банкиры" исчезнут вместе с вашими деньгами. Ведь у них есть цифровые ключи.

То же самое с доверительным управлением, когда некто опытный предлагает передать криптовалюту в его надёжные руки, чтобы он её сохранил и приумножил. Передать в доверительное управление евро и доллары можно без особых рисков. В конце концов, если управляющий захочет их прикарманить, можно будет обратиться в суд, тот рассмотрит договор на доверительное управление и постановит вернуть деньги владельцу. С криптовалютой юридические договоры не работают. Биткоины для суда – не деньги, а фантики. Хоть и очень дорогие..."[91].

Биткоин в Казани. Игорь Кох, заведующий кафедрой ценных бумаг, биржевого дела и страхования Казанского финансового университета, отвечает на вопросы.

- Игорь Анатольевич, многие говорят, что в Казани появились площадки, на которых люди пытаются заработать деньги на криптовалюте - биткоине. Что Вы об этом знаете?

- Я тоже не раз слышал о подобных площадках. Видимо, есть те, кто предоставляет возможность людям поучаствовать в рынке криптовалют. Тут может быть два варианта: либо это площадки, которые позволяют участвовать в майнинге, либо площадки, которые позволяют покупать и продавать криптовалюту. Насколько я знаю, и те, и другие возможности есть, в том числе и в Казани.

- Когда это закончится?

- Почему в этом году появился большой интерес к криптовалютам? О них известно ещё с 2010 года, но до этого года они были интересны только узкому кругу энтузиастов. В 2017 году криптовалюты вышли на широкий, публичный рынок. Отчасти это связано с активной популяризацией, а также с тем, что много информации о них появилось в СМИ и социальных сетях. Основные участники рынка криптовалют начали вовлекать в эту сферу рядовых граждан. Плюс ко всему интерес к криптовалюте способствовал дополнительному спросу на неё, что в свою очередь подтолкнуло цены вверх. Соответственно, когда цены начали расти, причем стремительно, еще большее количество людей проявили интерес к данному бизнесу. Закончится это тогда, когда в процесс будут вовлечены все, кто хотел и мог быть вовлечённым.

- За последний год самая популярная криптовалюта - биткоин - стремительно увеличивалась в цене. Можно ли предположить, что биткоин ждёт такое же стремительное обесценивание?

- К обесцениванию биткоина приведёт прекращение притока новых покупателей. Учитывая, что биткоин не имеет какой-то собственной стоимости и ценности, кроме спекулятивной, рост продержится ровно до тех пор, пока желающих купить будет больше, чем желающих продать. Это классический принцип пирамиды: пока приходят новые вкладчики и приносят новые деньги, пирамида существует и раздувается. Но как только желающих купить становится меньше, чем желающих продать, всё моментально лопается. Я затрудняюсь спрогнозировать, на сколько ещё хватит этой "криптовалютной лихорадки", но всё равно конец будет тем же.

- Прогореть можно сильно. Сейчас популярны и менее известные криптовалюты. Связано ли это с тем, что в биткоин вложилось уже достаточное количество людей?

- Да, конечно, потому что любой адекватный человек понимает, если за год биткоин вырос в 20 раз, как произошло за этот год, то уже меньше шансов, что он будет расти и дальше с такой же огромной скоростью. Это уже невозможно. Поэтому часть спроса переключается на другие криптовалюты, которые потенциально или теоретически могут дать такой же результат. Пока ни одна аналогичного результата, как у биткоина, не демонстрировала. Опять же в силу того, что биткоин является наиболее известной и разрекламированной криптовалютой. Про эфириум кто-то слышал, про лайткоин, догекоин слышали меньше, про рипл почти никто не слышал. А всего их, по разным подсчетам, больше тысячи. Просто многие никому не известны. Учитывая ажиотажную "перегретость" рынка биткоина, покупать его уже боязно, а вот какую-то дешёвую и малоизвестную валюту покупают с меньшим опасением. Биткоин - это уже крупные суммы, и если на нём прогоришь, то сильно.

- Только осторожно! Тогда стоит ли вообще рисковать и входить в игру?

- Биткоин в своей основе - пустышка, пузырь. Нет никаких объективных оснований для того, чтобы он рос. Весь рост - это чистая спекуляция. Процесс может закончиться неожиданно и очень быстро. Поэтому тот, кто сейчас вкладывает в криптовалюты, должен понимать, что, возможно, завтра он проснётся и половины его денег просто не станет.

Многие помнят, что такое МММ, ведь сами через это проходили. По сути рынок криптовалют - это та же самая пирамида. Когда в самом начале биткоин создавался, он, возможно, и не планировался как пирамида, но развивается этот рынок по законам пирамиды. Люди перепродают друг другу биткоины всё дороже и дороже, причём понимая, что никакой ценности за ними нет. Как только прекратится поток новых людей, готовых покупать биткоины за деньги, а те, кто купил раньше, захотят от них избавиться, система рухнет. Это экстремально опасно.

Сложно отговаривать взрослых трезвомыслящих людей от подобных вложений. Да, это высокоспекулятивное вложение, можно потерять что-то, но если они готовы потерять и согласны рискнуть, то почему бы и нет. Но считать вложения в криптовалюты вложениями надёжными и безопасными - большая глупость. Осторожность должна быть в первую очередь.

Если известно, что за последние три месяца биткоин вырос в три-четыре раза, то это не говорит о том, что за следующие несколько месяцев он вырастет во столько же раз. Как раз может быть наоборот, ведь, как я уже упомянул, потенциал может быть исчерпан, дальше расти будет некуда. Также немаловажно то, что все эти операции не имеют правовой защиты. Если вы купили биткоин, но остались в чем-то обманутым, невозможно претендовать на судебную или правовую защиту. На территории России в своё время создавались площадки по торговле криптовалютами (криптобиржи) и прочие институты рынка, но все они были ликвидированы в связи с тем, что это просто не имеет законного основания.

- Анонимность к добру не приведёт. Центральный банк России настроен жёстко против искусственно созданных денежных единиц. С чем связана такая позиция?

- В соответствии с действующими законами и элементарной экономической логикой Центральный банк против наличия в стране каких-то параллельных рублю платёжных средств, тем более не регулируемых законом и никем не контролируемых. Это законное право и обязанность ЦБ поступать именно таким образом.

С другой стороны, криптовалютные операции - это в значительной степени криминальные платежи: наркоторговля, торговля оружием, коррупция, финансирование терроризма, уклонение от налогов и государственного финансового контроля. Я не думаю, что ЦБ и правительство РФ легализуют в полном объёме эти операции. В перспективе это может быть сделано при условии, что криптовалюты будут признаны финансовыми инструментами, подобными ценным бумагам, и их выпуск будет подлежать регистрации, какому-то контролю, а также станет прозрачным переход этих средств от одного лица к другому.

На данный момент этот рынок полностью анонимен. Все операции производятся через электронные криптокошельки, которые может завести себе каждый. При этом не требуется никакой личностной идентификации. Операции по таким кошелькам прозрачны: легко можно узнать, с какого на какой был сделан перевод, но невозможно узнать, кому принадлежит тот или иной кошелёк. Именно поэтому криптовалюты столь привлекательны для противозаконных операций. А это вызывает большое недовольство со стороны государственных органов.

- В Казани не так давно устанавливали терминалы, в которых можно было приобрести биткоины. Но это ведь тоже незаконно...

- Насколько мне известно, на следующий день прокуратура демонтировала эти терминалы. Совершая криптовалютные операции, вы с точки зрения российского закона ходите по грани: они по-прежнему остаются в "серой" зоне.

- Стоит вспомнить МММ. Какой совет Вы можете дать тем, кто всё же решил заработать?

- В некоторых странах ажиотаж дошёл до того, что люди закладывают квартиры и вкладывают деньги в криптовалюты. К сожалению, это в точности повторяет ситуацию с МММ. Люди так же закладывали последнее, брали в долг, несли деньги в МММ и потом оказывались ни с чем. Ни в коем случае нельзя вкладывать деньги, которые вы не можете себе позволить потерять. Это спекулятивная игрушка.

Хотите поиграть - играйте, но когда идете в казино, вы должны понимать, что те деньги, которые с собой взяли, можете проиграть и уйти ни с чем. Даже сейчас курс не только растёт - время от времени он ещё и падает. Бывает, что за один день разница между максимальными ценами и минимальными достигает 3 тысяч долларов. То есть в один день вы можете потерять 3 тысячи долларов с каждого биткоина. Никто не дает никаких гарантий и защиты - всё полностью на свой страх и риск. Если вы это осознаете, то, пожалуйста, играйте. Возможно, выиграете, а возможно, и нет.

Это нужно знать. Криптовалюта - искусственно созданная денежная единица, которая существует только в виде электронных записей. С её помощью точно так же, как и обычной валютой, можно расплачиваться за товары и услуги, переводить от одного владельца к другому, покупать и продавать её. Но превратить в бумажные или металлические знаки невозможно.

Биткоин - самая первая и самая популярная криптовалюта в мире.

Майнинг - единственный способ выпуска криптовалют.

Вновь выпущенные единицы криптовалют получают в качестве вознаграждения те, кто предоставляет свои компьютерные мощности для обслуживания сети. Размер вознаграждения устанавливается разработчиком программного кода криптовалюты[92].

Иркутск. "Вести": "Мощный выброс адреналина и не раз на этой неделе чувствовали сотни владельцев биткоинов по всему миру. Самая популярная криптовалюта устанавливала новые рекорды и в итоге пробила отметку в 10 тысяч долларов. Аналитики тут же назвали это "началом новой эры". Использование цифровых валют становится всё более масштабным. На крипторынок сейчас заходят крупные банки, автомобильные производители, ритейл-гиганты, биржи.

Криптовалютная лихорадка охватила мир. Теперь на кону — не золото, а биткоины, эфиры и ещё более тысячи зашифрованных монет, которые ежесекундно добывают специальные компьютеры, объединившись в единую сеть.

Криптовалюта давно вышла за рамки просто майнинга, когда кто-то держал у себя дома парочку видеокарт. Теперь здесь крутятся большие деньги, которые приносят быстрый и баснословный доход.

— Я сейчас покажу вам свой портфель. Это очень секретная информация, конечно. Здесь у меня получилось сделать за 10 дней 180 тысяч.

Максиму Тарасенко около двадцати. Он пока не закончил вуз, зато хорошо разбирается в биткоинах и блокчейнах. И даже выпустил свою криптовалюту — нимфу, которая участвует в торгах на биржах. Его компания, связана с ещё одной, пока мало кому понятной аббревиатурой ICO. По сути, это новый способ привлечения денег в криптовалютах. В случае с Максимом, это кредитная площадка, где за его токены-нимфы можно брать взаймы и покупать цифровую валюту. Но правила таких инвестиций законодательно тоже не прописаны.

— Это зарождающийся рынок такой, как приватизация была в 90-х. Тотальный хаос. Тотальная неопределённость. Но здесь встаёт такой вопрос — мы либо действуем сейчас, когда неопределенность высока и используем эти возможности. Либо ждём, когда всем станет ясно, как с этим работать. И в этот рынок придут невероятные капиталы, невероятная конкуренция, говорит основатель криптовалютной кредитной платформы Максим Тарасенко.

Сколько майнят в Иркутске, трудно подсчитать. Как курс биткоина, растут фермы и количество желающих лёгкого заработка. Дешёвая электроэнергия, необходимая для непрерывной работы машин, превратила город в криптостолицу. Теперь здесь есть кафе, где расплачиваются биткоинами, школа блокчейна и даже дом, который отапливается за счёт компьютеров, добывающих криптовалюту.

— Это на многое похоже. И похоже на золото, но это не золото. И не акции. Это живёт по другим законам, которые нужно понять, говорит владелец майнинговой фермы Юрий Дромашко.

У Юрия Дромашко крупнейшая майнинговая ферма. На первом "Criptofestе" в Иркутске — он один из экспертов по биткоину. Участники — из Москвы, Новосибирска, Красноярска. Главная тема — криптовалюта. На чем её майнить, нужно ли в ней хранить деньги, куда вкладывать и противоречит ли всё это закону.

Мероприятий, посвященных криптовалюте, такого уровня в Иркутске, пожалуй, ещё не было. Когда участники не только те, кто в теме. Сегодня здесь бизнесмены, политики, финансисты и даже пенсионеры.

Пенсионерка Елена Березина долго присматривалась к криптовалюте, пока однажды не решила рискнуть. Первые биткоины бывший экономист купила втайне от мужа. На свою пенсию.

Я ему ничего не сказала. Взяла на 200$. Это был февраль месяц. Там ежедневные начисления были. Ежедневно заходила и смотрела, что у меня с этих 200 долларов смотрю капают, капают каждый день. На росте валюты и работе трейдеров я заработала неприличную для пенсионеров сумму. Это исчисляется тремя нулями, говорит участница Criptofest Елена Березина.

Теперь она сама участвует в финансовом проекте, связанном с криптовалютой. Вместе с подругой, тоже, кстати, пенсионеркой, снимает офис и внимательно следит за мировым курсом биткоинов и эфиров.

— Первым делом мы открываем компьютер и сразу заходим в таблицу coincap. Это международная биржевая таблица в живом режиме, где каждая валюта показывается сколько она сегодня стоит. И вторая таблица, как она стоила на сутки раньше. Конечно, цифры радуют. Очень радуют, участница Criptofest Елена Коновалова.

Ажиотаж вокруг криптовалюты все больше настораживает финансовых экспертов. Огромные скачки курса, отсутствие правового регулирования — то, что так манит майнеров, они относят к большим рискам.

— Сейчас есть все признаки, что это мыльный пузырь. То есть это определённая волотильность, невозможность проанализировать этот актив, то есть его нельзя признать стабильным. Поэтому рекомендовать я не могу вкладываться, говорит независимый финансовый советник Елена Синильникова.

Впрочем, это и есть мыльный пузырь, считает иркутянин Владимир Попов, написавший о криптовалютах книгу. Майнингом он начал заниматься шесть лет назад. Теперь у него блокчейн-проекты. И на эти технологии будущего, по его словам, сейчас и следуют обращать внимание инвесторам.

Люди, которые вкладывают деньги, не понимая во что, они не понимают, что такое биткоин и как его использовать, и при этом его используют. Ну, конечно, это пузырь. Нужно понимать, что любой пузырь схлапывается и и потом начинается нормальный рост, говорит основатель Иркутского блокчейн-сообщества Владимир Попов.

Золотая лихорадка, научный прогресс, мошенничество? Пока одни мечтают попасть в клуб миллионеров, другие верят в это, как в сказку"[93].

Нижний Тагил. Сryptofeed: "Слава Нижнего Тагила становится ещё больше, ведь теперь в честь города назвали криптовалюту родом с Урала. Новая монета призвана объединить уральские предприятия и пользователей.

Создатели криптовалюты, получившей ещё одно название – "Уральские франки 2.0", использовали исходный код Litecoin. Tagolcoin работает на алгоритме Scrypt. Своё детище они считают общественно важным проектом: "Мы не хотим, чтобы уральские предприятия и простые уральские пользователи зависели от иностранного интеллекта, банков и долларовой экономики. Однажды Урал уже шёл во главе технологического перевооружения России – настало время вернуть первенство региону"...

Сейчас цифровые деньги с Урала бесценны: их стоимость не известна, ведь ни на одной криптовалютной бирже они пока не представлены. Разработчики сообщают, что существует вероятность обмена Тагилкоина на BTC, ETH и другие валюты...

Уральская цифровая монета – не первая ласточка "национальных" криптовалют. Ранее о намерении выпустить криптовалюту El Petro в Венесуэле заявил президент страны, отметив, что обеспечивать её будут природные богатства: золото, нефть и алмазы"[94].

А. Ласкутова: "...Стоимость одного тагилкоина оценивается в 25 руб., однако формирование цены уральских виртуальных денег, как и любой другой "молодой" криптовалюты – процесс довольно хаотичный.

Из-за неопределённости законодательства, регулирующего криптовалюты, создатели первых уральских электронных денег – тагилкоина, соглашаются общаться с журналистами исключительно на условиях анонимности. Создателей валюты трое. Себя они называют "воинствующими гуманитариями", штурмующими просторы IT-индустрии.

Для создания собственной криптовалюты потребовалось немного: два настольных компьютера, ноутбук и выделенный прокси-сервер. Стартовый капитал – 3 тыс. руб., которые пошли на оплату интернет-подключения, регистрацию домена и аренду серверов, рассказали создатели.

Выбор названия уральской криптовалюты они объяснили желанием реабилитировать имя Нижнего Тагила: "Благодаря стараниям столичных "юмористов", вполне обычный топоним "Тагил" приобрел совершенно неприемлемую с нашей точки зрения коннотацию. Разгульный кутеж, вопли с балкона и виски, утянутый прямиком с барной стойки – образ, конечно, известный, но совершенно не соответствует тому, что знаем мы. Тагил, прежде всего, это красивая таёжная река, а Нижний Тагил мастерская талантов, город трудовой славы нашей страны. Надеемся, что название "Тагилкоин" вернет гражданам правильное понимание значения слова".

С момента запуска криптовалюты команда авторов заработала 6 тыс. руб., которые покрывают затраты на Интернет, домен и аренду серверов. Продажу тагилкоинов они считают выгодным бизнесом для себя.

"Золотые горы мы не обещаем никому. Тагилкоин реальная криптовалюта, а не сомнительные краундфандинги типа ICO. Акции конфетной фабрики "Заря", как вы догадываетесь, мы не предлагаем", отмечают авторы.

Сейчас тагилкоинами можно оплатить ставки на матчи.

ICO (первичное размещение токенов для финансирования какого-либо проекта), о которых говорят уральские криптовалютчики, привели к пропаже в 2017 году $300 млн. – это средства, которые украдены хакерами. Как подсчитали в "Лаборатории Касперского", от действий мошенников в области ICO пострадали более 60 тыс. человек. При этом объём привлеченных через ICO средств в 2017 году оценивается в $3,5 млрд., тогда как через IPO был привлечен $1 млрд. ...

Всплеск интереса к криптовалютам активизировал работу так называемых "компаний по продвижению блокчейна" и "по развитию биткойна". К криптовалютам они, как правило, никакого отношения не имеют, основной их вид деятельности – продажа членства в закрытом клубе. Вход стоит $200-$1000, часть денег, по словам создателей, уходит на покупку биткойнов, другая – на выплаты другим членам клуба, которые пришли раньше. Основной доход участника формируется за счёт продажи пакетов новым членам. Процент прибыли от якобы купленных компанией на средства клиента биткойнов для него самого незначительный. И тут уже действительно мы видим схему, знакомую со времён МММ. По словам юриста Соколовского, такая деятельность основана на сетевом маркетинге и, согласно закону, имеет право на существование. Однако, необходимо учитывать, что как и в любой другой системе сетевого маркетинга, в данном случае схема может существовать лишь до того времени, пока новые пользователи будут получать прибыль, превышающую затраты.

"После того, как грань будет пройдена, такие системы обрушатся и тем самым повлекут за собой крах многих участников системы, за исключением организаторов. Но здесь, так же как и в случае с проведением ICO без намерения развивать проект, под который происходил сбор средств, к криптовалютам привлекается негативное внимание государства, что отрицательно сказывается на возможном регулировании криптовалют в целом", говорит Соколовский.

Другая деятельность, вызывающая вопросы о законности – работа физических криптообменников. Новость об открытии такого в центре Екатеринбурга облетела интернет. Но уже спустя два месяца найти заветный подвал корреспонденту Накануне.RU не удалось. Арендаторы соседних помещений рассказали, что объявление об обмене биткойнов на валюту вывешивали собственники одного из ломбардов, но быстро его сняли.

В России подобные обменники могут работать только нелегально, так как любая деятельность по обмену и перечислению средств может проводится лишь по банковской лицензии, а самим банкам работать с криптовалютами "не рекомендует" ЦБ, говорит генеральный директор площадки взаимного кредитования "Город Денег" Владислав Олейников. Работа таких обменников в ряде случаев может квалифицироваться как незаконная предпринимательская деятельность, добавляет Соколовский.

"По опыту, большинство организаторов/владельцев криптообменников ведут деятельность и извлекают прибыль без образования юридического лица или регистрации в качестве ИП. Соответственно, в таком случае сам факт деятельности без образования юридического лица или без регистрации в качестве ИП является незаконным, вне зависимости от того, связано ли это с криптовалютой или нет. Кроме того, они не платят налогов со средств, полученных за обмен валют, а также не проводят идентификации покупателей и источника происхождения средств, вносимых за криптовалюту", говорит он..."[95].

Киров. О. Михайлова, город Киров: "Жители нашего города рассказали, как они "разбогатели" на биткоинах, параллельно объяснив, как это работает...

Евгений, 29 лет.

Биткоинами я начал интересоваться ещё в 2011 году. Прочитал статью на хабре (habrahabr.ru), сначала посмеялся, не поверил, что это может работать. Но про тему не забыл. В дальнейшем, когда натыкался на какие-то новости или статьи, вчитывался. Потом вступил в группу ребят, которые занимаются майнингом и покупают битки. В конце 2012 года сделал свой первый вклад. Я понимал, что за пару дней ничего не получу, поэтому мой вклад был разумный, это были не все мои сбережения.

Каждый день я следил за курсом, биткоин рос медленно. Я уж приготовился к тому, что дождусь свой капитал только к пенсии. (Смеётся) И тут началось! В 2013 году биткоин начал "скакать". Каждый день я богател примерно на 10%. Я просто пялился целыми днями в курс и не мог поверить. Был очень встревожен, коллеги по работе вообще не понимали, что со мной. Когда я говорил про свои биткоины, они чуть ли не пальцем у виска крутили.

Когда мои биткоины подорожали уже где-то в 1500 раз со дня покупки, я озадачился их выводом, то есть продажей. Тогда ещё сложно было на них что-то купить, поэтому перепродать было единственным выходом. В общем, я продал половину. И это было сложно. Половина осталась в кошельке, и я продолжил наблюдать. Цена росла, я докупил ещё немного, потом продал. В общем, это длинная история. В итоге на криптовалюте я заработал где-то около трёх миллионов рублей. На самом деле, это совсем не много. Я знаю людей, которые действительно разбогатели на этой фигне.

Сейчас я не советовал бы вкладывать все свои средства в криптовалюту. Если уж тратить деньги, то не на битки, а на что-то другое. Но для этого нужно серьёзно погрузиться в изучение прогнозов и криптовалют вообще, следить за курсами и так далее. Свой пик биткоин уже преодолел, вряд ли он сильно взлетит в ближайшее время.

Ильяс, 27 лет.

Я работаю айтишником в одной крупной кировской компании, поэтому о криптовалюте знаю давно. Мне не очень интересно было вкладываться в битки, я хотел узнать, как это работает. Посмотрел несколько видео о майнинге и загорелся целью сделать свою небольшую "ферму". На тот момент у меня был один более-менее мощный процессор с нормальной видеокартой. Я помайнил пару-тройку дней, за это время биткоин подорожал в несколько раз. Я решил не тормозить и утроить мощности. У меня как раз хватило денег, чтобы купить ещё два компа и несколько видеокарт (их всё равно потом пришлось докупать). Но нужны были ещё кое-какие комплектующие и система охлаждения. Деньги занял у родителей. Всё заработало, пока намайнил около 50 монет. Конвертировать не буду, чтобы не шокировать.

Пока не выводил эти деньги никуда. Даже если биток рухнет в несколько раз, я всё равно буду богат. Летом планирую путешествовать по Европе на свои накопления. Теперь это можно делать и без продажи биткоинов. Многие авиакомпании и гостиницы предоставляют услуги за биткоины, не говоря уже о ресторанах и кафешках. Даже в Кирове принимают битки. В кофейне "Восход", например, можно расплатиться из виртуального кошелька.

Не думайте, что майнить легко. У меня сгорели три видеокарты и оплавилась проводка. Ещё пришлось менять щиток, да и от счетов на электричество у многих глаза бы вылезли на лоб. Так что, ребята, проще купить битки, чем их майнить. Но второе интереснее. Конечно, при условии, что вы хоть что-то понимаете в криптографии и хешировании.

Дмитрий, 32 года.

Я на криптовалюте собрал все подводные камни. Заинтересовался этим, как и многие мои знакомые, лет шесть назад. Вообще, сперва в биткоинах разобрался друг, ну а я, как говорится, заповторял. В то время криптовалюта казалась чем-то нереальным. Нет, не так. Возможность заработка на блокчейне казалась задумкой для лохов. Я очень долго вникал, не мог разобраться с биржей. Сейчас ситуация получше, но раньше на бирже криптовалют можно было мозг сломать. Ничего непонятно. Я вложил в свои первые битки какие-то копейки. За первые два месяца курс вырос на 50%. Я испытывал странные чувства – вроде как и деньги есть, и одновременно их нет. Хотя какие деньги. Я купил в начале 2011 года 10 биткоинов за 10 баксов. Ближе к лету я уже заработал около 500 долларов.

Окрылённый успехом, я вложился ещё. Купил 50 биткоинов на бирже и начал ждать. В июле курс биткоина упал с 30 долларов за штуку до 10. Я остался в минусе и забросил эту ерунду, разочаровавшись. Второй раз я разочаровался, уже в себе, в 2013 году. В это время за одну монету можно было выручить тысячу баксов! Ну, собственно, с тех пор курс биткоина то растёт, то падает. В основном, конечно, растёт. Я собираюсь вложиться в другую криптовалюту, потому что биткоин сейчас дорогой для меня, семейного человека, да и не верится мне, что он ещё будет расти. Так что пока анализирую рынок, смотрю вебинары и пытаюсь угадать, что выстрелит через несколько лет.

Что будет с биткоином через пару лет – неизвестно. Многие сравнивают его с "ваучерами" из 90-х. Это сравнение неслучайно: на биткоинах смогли заработать те, кто раньше всех понял выгоды. Как утверждают федеральные аналитики, биткоин ещё немного вырастет после резкого падения на предпоследней неделе декабря. Но имейте в виду, это не точно"[96].

Краснодар. В России директор одного из дилерских центров попытался продать седан Bentley Flying Spur за биткоины. Об этом сообщает пресс-служба прокуратуры Краснодарского края.

Как сообщается, 13 декабря 2017 года прокуратура вынесла предостережение директору одного из местных дилерских центров за попытку продать Bentley Flying Spur за 55 биткоинов (почти 100 тыс. долл. по курсу на момент написания новости).

"Выпуск и обращение криптовалюты децентрализован, отсутствует возможность его регулирования, её оборот не требует ведения отчётности, в том числе налоговой. Анонимность платежей позволяет использовать криптовалюты в теневой экономике, а при необходимости — в процессе легализации доходов, полученных преступным путём", говорится на сайте прокуратуры. По требованию ведомства объявление о продаже Bentley за биткоины было удалено[97].

Мурманская область. Мать и сын из посёлка Зеленоборский оказались обмануты продавцом майнинг-фермы. Потерпевшие рассказали полицейским, что увидели объявление на одном из интернет-сайтов. Условия сделки показались родственникам весьма выгодными и они вступили в соответствующую электронную переписку с продавцом.

Под предлогом оплаты договора их попросили перечислить по 150 тысяч рублей на указанный номер карты банка, сообщает УМВД России про Мурманской области. После перевода денег, дальнейшее общение с продавцом майнинг-фермы оказалось невозможным. Потерпевшие обратились в полицию, которая выяснила, что карта мошенника была оформлена в Москве[98].

Пермский край и Удмуртия. И. Волин: "...Компания "Т Плюс" реализовала две электростанции, расположенные в Пермском крае и Удмуртии.

Покупателем стал бизнесмен Алексей Колесник, который является руководителем ООО "Губахинская энергетическая компания (ГЭК), в которую входят оба объекта. Суммарная мощность — 33,6 мегаватт, стоимость — около 160 млн. рублей. "Продажа генерации была вызвана убыточностью прежде всего Кизеловской ГРЭС, снабжающей теплом город Губаха", отмечает "Коммерсант".

Бизнесмен подтвердил газете, что рассматривает вариант с майнингом криптовалюты, но ждёт принятия соответствующих законов. Сейчас статус цифровых денег в России не определен и, хотя операции с ними никак не регулируются, вывод криптовалюты в фиат может рассматриваться властями как незаконные финансовые операции. Колесников сообщил, что основной план использования энергии — обеспечение дата-центра, в котором кроме майнинга можно хранить данные, большой объем которых должны собирать интернет-сервисы и операторы, согласно закону Яровой[99].

Стоимость электроэнергии в России не столь высока, как во многих странах зарубежья, но и там майнинг занимает всё больше количество умов. Поэтому бегло оценив состояние рынка альтернативной энергетики становится понятно, что текущих мощностей с избытком хватает для питания частных домов, но вот для добычи криптовалюты нескольких киловатт будет явно недостаточно, да и стоимость использования возобновляемых источников зачастую не покрывается доходностью от майнинга.

Таким образом, Россия всё ещё остается в авангарде стран, располагающих наиболее оптимальными условиями для развития добычи криптовалют. Конечно, есть ещё Китай, Япония и даже Штаты. Но там ситуация значительно сложнее, поскольку тот же Китай опять решил заняться регуляцией рынка и с ICO правительство переключилось на расход электроэнергии. Общемировой тренд таков, что на данный момент майнеры уже в обозримом будущем начнут угрожать стабильности энергоснабжения населённых пунктов и критических точек инфраструктуры с повышенными требованиями к качеству питания. И тут Россия, опять, так сказать, "впереди планеты", поскольку наблюдается значимое перепроизводство электричества.

Полагаю, что в мире начнётся чёткое разделение потребляемой энергии на "бытовую", "коммерческую" и, собственно, под майнинг. Разделение, скорее всего, будет происходить по базовому ограничению потребляемой мощности (5 кВт на одну "фазу" в РФ действуют уже сейчас и это не связано с майнингом), а поиск нелегальных майнеров будет осуществляться в контрольном режиме: расход, визуальная и шумовая оценка.

Уйдёт ли майнинг в "подполье" — нет, не уйдёт. Другой вопрос, что между государствами никогда не будет единой политики относительно криптовалюты и её добычи, поскольку всё намного сложнее, чем контроль межбанковских операций...

Развитие частной энергетики конкретно для майнинга сейчас выгодно только в строго определённых странах. Слишком высокая мощность требуется для бесперебойного обеспечения аппаратуры, а в противном случае предприятие будут ждать колоссальные убытки, ведь фермы чрезвычайно трепетно относятся к качественному питанию. Поэтому пока не ожидаю бурного роста продаж электростанций "в народ""[100].

Как отмечает член экспертного совета Госдумы РФ по законодательному обеспечению развития финансовых технологий и сооснователь международной сети профессиональных инвесторов в цифровые активы CryptoLife Петр Дворянкин, климат и стоимость электроэнергии в России создают ситуацию, выгодную для майнинга.

"Стоит обозначить, что Россия обладает рядом преимуществ для майнинга, в том числе, такими как относительная дешёвая электроэнергия и холодный климат, что, опять таки, помогает сэкономить затраты на охлаждение майнингового оборудования в процессе работы. Не удивительно, что появляются крупные игроки, которые уже на инфраструктурном уровне, таком как приобретение электростанций, минимизируют свои затраты на процесс майнинга", пояснил он.

"С точки зрения России, это перспективное направление, так как чем больше биткоинов и другой криптовалюты будет "намайнено", тем больше её окажется на руках у соотечественников и тем больше налогов поступит в наш бюджет (так как скоро будет принят закон о налогообложении майнинга)", добавляет Дворянкин.

Директор по инвестициям фонда Cryptolife Fund Мансур Гусейнов также считает майнинг рентабельным: "С точки зрения экономики, рентабельность майнинга сейчас очень высокая, окупаемость средних по размеру проектов составляет менее года. Основная статья операционных расходов — электричество, поэтому покупка собственных генерирующих мощностей логична. Риски таких проектов — продолжительное снижение стоимости криптовалют".

Старший аналитик компании "Альпари" Роман Ткачук рассказал, что выгодность майнинга уже начала снижаться: "За последний год рентабельность майнинга заметно снизилась — число майнеров возросло, а сложность "добычи" каждой следующей единицы биткоина (или другой криптовалюты) также возросла".

"На текущий момент наибольший интерес представляет промышленный майнинг. В случае реализации проекта по майнингу основные затраты идут не на электроэнергию и зарплату обслуживающему персоналу, а на покупку оборудования на базе процессоров и видеокарт", также рассказал он.

По его оценке, промышленные майнинговые фермы на 250 КВт стоят порядка 20-50 миллионов рублей, в зависимости от качества. "Мощность Сарапульской ТЭЦ в Удмуртии может обеспечить порядка 30-40 таких ферм – это потребует вложений порядка 1 миллиарда рублей. При успешной реализации срок окупаемости проекта составит порядка года, что делает его привлекательным для инвесторов", подсчитывает Ткачук[101].

Сервис Copernicus Gold (CPN Gold). С. Ермак: "...Весной (2017 года) журнал "Эксперт-Урал" начал проект "Компании, меняющие мир". В нём мы раз в пару месяцев планировали рассказывать о молодых и не очень уральских (или с уральскими корнями) фирмах, чьи идеи, инициативы, разработки способны лечь в основу экономики завтрашнего дня. Но найти подобных героев оказалось ой как непросто. Зачастую за революционными идеями стояли разработки двадцатилетней давности или того хуже — фантазии, которые вряд ли когда-то воплотятся в жизнь.

Подарок нам сделал Владимир Фролов — один из самых известных уральских финансистов, бывший совладелец банка "Северная казна" и Инбанка, технологический евангелист, истово верящий в силу математики. В августе 2017-го он с интернациональной командой вывел на рынок Сингапура платёжную систему Copernicus Gold[102], виртуальная валюта в которой привязана к золоту.

На дворе май 2013-го. Владимир Фролов, несколько месяцев назад продавший долю в Инбанке (входил в структуру Номос-банка), празднует 65-летие. Возраст, по достижении которого он обещал дочери оставить предпринимательство и начать отдыхать.

— Чтобы поддерживать мозг в тонусе, я принялся за разработку нескольких прожектов, — вспоминает Фролов. — Самым масштабным и интересным из них была мировая финансовая система, в основе которой лежала валюта, обеспеченная золотом. Несколько месяцев я жил с этой идеей один на один. Но потом мне стало скучно: ни зрителей, ни дискуссии, ни аплодисментов, ни критики. Я решил изложить свои мысли в Facebook. Друзей отбирал тщательно, в контакты попадали программисты, журналисты, бюрократы, аналитики, научные сотрудники.

Комментаторы довольно скоро начали указывать на проблемы теории Фролова. Самой серьёзной из них, пожалуй, оказался закон Коперника — Грешема. Он был окончательно сформулирован еще в середине 1500-х и гласит, что худшие деньги вытесняют из обращения лучшие. Объяснить его механизм просто. Представим, что у России есть тысяча тонн золота, и правительство приняло решение выпустить обеспеченный этим запасом рубль. В то же время на рынке присутствуют ничем не обеспеченные фиатные деньги, эмиссия которых не ограничена. Рано или поздно все золотые рубли будут выкуплены и полностью выйдут из обращения. В истории подобное случалось уже не раз. Один из ярких примеров — крушение Бреттон-Вудской системы в 1971 году.

Как бы неправдоподобно это ни звучало, но Владимир Фролов с командой выходцев из "Северной казны" и Института математики и механики УрО РАН сумели найти решение проблемы. В его основу лег, казалось бы, простейший принцип: когда спрос на золотую валюту растёт, бери фиатные деньги и докупай металл, когда интерес спадает — уменьшай запас.

— Когда я обсуждаю метод с друзьями, они обычно восклицают "это же очевидно", — улыбается Фролов. — Предлагал найти решение проблемы Грешема нескольким далеко не самым глупым людям. Через три месяца они, как правило, приходили ни с чем. Я сам справился с задачей далеко не за один день. Каких только конструкций в процессе поиска я не нагородил, каких только способов защиты не напридумывал. В теории подход действительно выглядит незатейливо, но реализовать его на практике чрезвычайно сложно. Факторов, влияющих на запас, масса — выходные и праздничные дни, плавающий курс золота, мерность слитка, срок локализации металла, интенсивность и неравномерность покупки и продажи (одно дело, когда все время берут по 10 — 20 граммов, а другое — когда 1 грамм, 7 кг, 20 кг, 40 граммов). Поддержание ликвидности в таких условиях — нетривиальная математическая задача. У нас она полностью автоматизирована. Робот ежесекундно определяет оптимальный запас золота, исходя из сформулированных нами целевых установок.

Решение проблемы Коперника — Грешема было сформулировано командой Фролова ещё в июне 2014-го. Около двух лет понадобилось, чтобы довести его до ума. В июле команда Фролова подала заявку на защиту алгоритма в Ведомство по патентам и товарным знакам США. Год доработки — и документ был получен.

— Для глобальной финансовой системы это был прорыв, — констатирует Владимир Фролов. — Все разговоры о невозможности существования валюты, обеспеченной золотом, остались в прошлом.

Но этот прорыв не давал ответа на другой вопрос, порожденный все теми же комментаторами Facebook, — каким образом перемещать валюту по миру.

Фролов понимал, что действующая в середине 2000-х система платежей безнадёжно устарела. Её основы были заложены ещё в 1960-х и за 50 лет подвергались лишь незначительным изменениям. Яркое доказательство архаичности — трансграничные переводы. Сегодня они идут 3 — 7 дней из-за наличия массы посредников и необходимости удостоверения. А их средняя цена (включая конвертацию) составляет 8,5%. В то же время, скажем, текстовые сообщения мы отправляем в любую точку планеты за секунды и микроскопические деньги.

Ещё один пример морального устаревания традиционной платежной системы — операционный день. Допустим, вы отправляете деньги из Токио в Берлин. В Японии — 25 ноября, а в Германии — 24-е. Чтобы обеспечить проведение операции из будущего в прошлое, банкам приходится придумывать массу "костылей".

Спасением для Copernicus стал блокчейн. Во-первых, он позволяет напрямую связать плательщика и получателя и исключить из цепочки банки и институт удостоверителя. Во-вторых, в этой технологии нет понятия времени, она может спокойно провести операцию за номером 1254117 из Токио в Берлин. И никакой коллизии не возникает. В-третьих, блокчейн несоизмеримо лучше защищён от DDOS-атак. И, наконец, использование этой технологии исключает фальсификацию баланса (кто бы что ни говорил, но в банке такое вполне возможно).

— На различных конференциях мне часто приходится слышать докладчиков, которые продвигают единственную мысль — "в блокчейне ничего нельзя затереть", — сетует Владимир Фролов. — А дальше они начинают фантазировать, в каких отраслях и процессах это преимущество может сыграть важную роль. Я называю таких людей "свидетелями блокчейна", которые обладают поверхностным знанием предмета. Мы же довольно быстро поняли, что данная технология не универсальна.

За основу в Copernicus Gold решили взять блокчейн биткоина. Причин несколько. Во-первых, он изначально затачивался под проведение транзакций. Во-вторых, к моменту начала разработки платёжной системы он уже давно стоял на рынке и был неплохо отполирован.

— Тем не менее мы потратили на "допиливание" более года, — констатирует Фролов. — Почему? Прежде всего потому что он тормозной. Его предел — семь транзакций в секунду. Это уровень деревенского банка, а не глобального продукта. Нам нужно было увеличить показатель до нескольких сотен, а лучше — тысяч. Другой момент — блокчейн биткоина не позволяет проводить операции в физическом онлайне (он, как и нынешние банки, предоставляет информацию о списании средств, но в реальности платеж совершается позже). Далее — биткоин моновалютен, нам это не подходило. И последнее — технология, на которой мы базировались, не сидит под регулятором. Она анархична и общедоступна. Но надо понимать, что система без идентификации клиента и финмониторинга не имеет перспектив. Где сегодня разрешена к хождению криптовалюта? Да практически нигде.

С момента старта разработки Copernicus Gold прошло 4,5 года. Команда проекта выросла до нескольких десятков человек. В него было вложено около 5 млн. долларов (1 миллион из них — собственные средства основателей, остальное — инвестор, имя которого не раскрывается). Сегодня в системе зарегистрировано несколько тысяч пользователей, у неё заключены соглашения с крупнейшими мировыми золотыми и валютными брокерами. Но работает компания пока только в одной юрисдикции — сингапурской. На первый взгляд, результаты не такие уж и впечатляющие: мировой ИТ-рынок знавал истории успеха и позадорнее.

— Запуск на рынок глобального проекта — задача чрезвычайно трудоёмкая, и подход "прыг-скок-побежал" здесь не работает, — замечает Владимир Фролов. — Ядро системы было создано к лету 2016-го, несколько месяцев мы его тестировали и только потом начали "цеплять" сервисы (так гораздо проще вычислять причину возникающих ошибок). Больше года наша система "крутилась" на стенде, за это время мы внесли в неё около тысячи изменений. Если бы мы бросили клич "приходите к нам, миллиарды" без всей этой подготовки, то непременно бы провалились.

Сингапур тоже оказался нелегким испытанием. Для Фролова и его команды это была совершенно незнакомая среда. С отсутствием настольных компьютеров, странными понятиями об удобстве интерфейса, длительными сроками заключения за, казалось бы, не слишком тяжкие преступления и невероятным комплаенсом.

— Первую юрисдикцию, как, впрочем, и место регистрации компании (Амстердам. — Ред.) выбирал инвестор, — рассказывает Владимир Фролов. — До запуска с нами в Сингапуре никто даже разговаривать не хотел: ни карточные провайдеры, ни валютные или золотые брокеры. Стартовав, мы, сразу направились к технологическим лидерам. Они спрашивают: сколько у вас транзакций. Мы: ноль. Они: и зачем вы тогда нам нужны? Пришлось идти к технологическим аутсайдерам, проводить несколько тысяч операций, возвращаться. Но этих доказательств состоятельности оказалось мало. Началась долгая процедура Know You Client с необходимостью отвечать на бумажные письма и предоставлять заверенную нотариусом копию водительских прав. Она заняла примерно пять-шесть месяцев.

Чтобы открыть счёт в сервисе coper­nicusgold.com, нужна пара минут. Покупать валюту можно в любых объёмах, начиная с тысячной доли монеты, обеспеченной соответственно, 0,001 грамма золота. Пока система работает только с одним хранилищем, расположенным в Сингапуре (в будущем пул планируется расширять).

Преимущества перед традиционными способами приобретения золота очевидны. Первое — не нужно платить 18% НДС. Второе — Copernicus оперирует реальным металлом, в то время, как, например, спец­счёт в банке — это всего лишь обязательство финструктуры выплатить вам средства по текущему биржевому курсу.

— Нас часто спрашивают, а что с вами будет, если золото вырастет в цене в два раза, — комментирует Владимир Фролов. — Да хоть в пять. Это не окажет на нас никакого влияния. Металл уже куплен и лежит в хранилище. И если у вас есть 200 граммов золота, которое резко выросло в цене, мы не несём потерь — мы зарабатываем на комиссиях с транзакций, а не со ставок на цену металла.

Третье преимущество технологии Фролова: допустим, вы можете купить грамм физического золота, но он будет стоить существенно дороже, нежели тот же самый грамм в слитке (в России разница достигает нескольких десятков процентов). Команда научилась это обходить, она консолидирует металл и продаёт его по ценам мерного золота. Четвертое преимущество — платформа Copernicus полностью роботизирована, она круглые сутки может проводить транзакции, а также постоянно отслеживает ситуацию и своевременно пополняет или продаёт золото из собственных запасов компании, обеспечивая ликвидность системы. И, наконец, пятое преимущество — сервис позволяет проводить транзакции не только в крипто-, но и в фиатной валюте (в теории — в любой). Захотел перевести в тенге или в норвежские кроны — пожалуйста. По словам Фролова, конвертация стоит в пять раз дешевле, чем у любого участника рынка.

О планах участники проекта не распространяются. На сайте Copernicus указано, что в декабре 2017-го клиентами системы должны стать жители 30 стран, а в 2018-м компания выпустит мультивалютную (доллары США и Сингапура, евро, фунты стерлингов, золото) карту Visa, которая позволит клиентам оплачивать товары и услуги более чем в 36 млн точек по всему миру.

О России Фролов говорит с явным сочувствием:

— Сегодня в нашей стране в год продаётся всего 4 тонны золота. Это кошкины слезы. Один китаец или индус в среднем покупает в десять раз больше металла, нежели россиянин. О европейцах я вообще молчу. Отсутствие рынка золота — большая трагедия для России, потому что мы лишены стабилизатора. Если рубль вдруг начнёт крениться, то куда все побегут? В доллар. Но в банках его почти нет, им прокредитованы госкорпорации и крупные компании. Мы могли бы создать в России розничный рынок золота, если бы не было столько препонов и препятствий по открытию такого рода бизнеса. Мы могли бы стабилизировать отечественный финансовый рынок.

Пока пользователями Copernicus являются обычные люди. Команда рассчитывает на привлечение партнёров, которые будут через систему проводить платежи и предоставят своим клиентам возможность покупать золото.

Понятно, что золотая виртуальная валюта едва ли сможет заменить фиатные деньги (для этого просто не хватит ни текущих, ни будущих запасов металла). Не сможет она и перевернуть глобальную финансовую систему. Но чистые устремления Владимира Фролова, безусловно, вызывают уважение. И если сервис в конечном счёте изменит воззрения хотя бы нескольких десятков миллионов человек, мы уже не зря о нём написали...

Всего в мире хождение имеет около 20 электронных (и крипто-) валют (во вторых системах встроен модуль для майнинга), привязанных к золоту. По словам Владимира Фролова, платформа Copernicus Gold отличается от конкурентов тем, что золотая и все фиатные валюты находятся непосредственно внутри системы. Потому пользователям не нужно будет платить комиссии за вывод/ввод денег и их конвертацию. Рай для спекулянтов"[103].

В. Позыванчук: "В финансы математика-экономиста Владимира Фролова привела любовь к вычислениям и бедность. В конце 1980-х годов он работал в Академии наук СССР. Это были тяжёлые времена: финансирование на исследования выделять перестали, у научных институтов не было денег даже на зарплаты, а не то что на новую вычислительную технику. Специалисту по экономическому моделированию просто не на чем было работать, вспоминает профессор. На Западе переходили на миниатюрные и мощные персональные компьютеры, а в лабораториях академии стояли допотопные и медленные монстры. В науке с таким оборудованием делать было нечего, нужно было искать работу где-то на стороне, объясняет Фролов.

Определиться с карьерой помог звонок. "Однажды позвонил директор Ижевского механического завода и говорит: мне нужно автоматизировать управление экономикой завода, сделаешь? Я отвечаю: нужны современные компьютеры. А он так легко: купим". Через месяц на завод из США привезли несколько десятков персональных компьютеров. Фролов начал строить модель для управления экономическими процессами на заводе. Одной из главных задач была оптимизация налогов. Фролов говорит: "В начале 1990-х в стране одновременно де-факто действовали три налоговые системы. Чтобы оптимизировать расходы, каждый квартал можно было с одной перескакивать на другую. Мы занимались тем, что считали, когда выгодно сделать такой переход. В итоге завод порядочно сэкономил: по крайней мере затраты на компьютеры окупились многократно".

На Ижевском механическом заводе Фролов проработал около трёх с половиной лет. Но захотел вернуться в Екатеринбург, когда оттуда пришло предложение возглавить вычислительный центр при администрации области. Эта работа закончилась для учёного скандалом: через полтора года Фролов "не под запись" рассказал журналисту историю про то, как бизнес в России использует лазейки в законодательстве для ухода от налогов. Через пару дней материал вышел под заголовком "Профессор Фролов учит не платить налоги", вспоминает он.

Стоившая учёному работы в администрации публикация имела и другой эффект: к нему стали обращаться за консультациями местные бизнесмены. Несколько лет Фролов вёл семинары по налоговой оптимизации, затем помогал крупному промышленному бизнесу судиться по штрафным санкциям.

Дело было поставлено на поток и приносило крайне приличный доход, утверждает Фролов, не называя точных цифр. Встал вопрос: куда вложить заработанное? "Тогда все решения принимались с ходу, и когда знакомый предложил: давай банк сделаем — я долго не раздумывал", вспоминает Фролов. В середине 1990-х учёный с партнёрами, бывшими коллегами по Академии наук, стал совладельцем небольшого банка "Северная казна". В него были вложены не только деньги — несколько сотен тысяч долларов, заработанных за предыдущие годы, — но и много интеллектуального труда и технологий, утверждает Фролов, ставший председателем совета директоров.

Например, в "Северной казне" создали одну из первых в России математическую модель скоринга (система оценки клиентов), добившись довольно низкого процента просрочки по кредитам — около 1%, утверждает экс-банкир. Модель оценивала платёжеспособность не по данным о доходах, которые предоставлял заемщик, а по его социально-демографическим показателям и имуществу, объясняет он: "Робот анализировал, какой у клиента автомобиль, сколько он тратит на телефон, Интернет, в какой квартире он живет. Это, кстати, была непростая задача — оценить класс жилья в городе, где ты никогда не был. И весь этот анализ в нашем банке делался автоматически".

История создания "умного" банка закончилась в кризисном 2008 году: акционеры "Северной казны" продали акции Альфа-банку. Но неудача не остановила Фролова: почти сразу после продажи "Северной казны" он приобрёл долю в другом банке — "Уране" (позднее переименован в Инбанк).

В этот раз банкир, вновь возглавивший совет директоров, с самого начала пытался сделать ставку на ИT и создать нишевой интернет-банк. Но уже через три года покинул свой пост и вышел из состава акционеров. Причину ухода Фролов не обсуждает, но верит, что без накопленного за время банкирства опыта он бы не смог сделать новый проект — платёжную систему на блокчейн-платформе...

Сервис Copernicus Gold (CPN Gold) был запущен в Сингапуре летом этого (2017) года..."[104].

В дружественной Абхазии. В. Шария: "Министр экономики Адгур Ардзинба подтвердил, что собственная криптовалюта у Абхазии может появиться уже этой осенью, а полномасштабно вводить ее в экономику правительство собирается к весне 2018 года

Что это – очередные Нью-Васюки или экономический шанс, который непростительно будет упустить? Нежданно-негаданно в фокусе общественного внимания в Абхазии оказалась перспектива создания в частично признанной республике собственной криптовалюты. Случилось это в первую очередь потому, что большим энтузиастом и лоббистом данного начинания является министр экономики Адгур Ардзинба.

В частности, немалое внимание привлекли и бурную дискуссию на интернет-форумах вызвали два его интервью ГИА "Апсныпресс". Второму из них было предпослано такое вступление: "Блокчейн – это новая реальность, которую невозможно остановить! Как говорится, каменный век завершился не потому, что закончились камни, просто человечество научилось добывать и использовать металлы". И далее: "Предыдущая беседа с министром экономики Абхазии Адгуром Ардзинба о формировании в стране полноценной цифровой экономики с использованием криптовалют и технологии блокчейна вызвала у читателей "Апсныпресс" большой интерес и новые вопросы"...

Я не буду сейчас делать вид, что смыслю что-то в криптовалюте, блокчейнах, майнингах и так далее. Так же, думаю, как это тёмный лес и для 99% нашей аудитории. Моя задача здесь не ратовать "за" или "против", а дать картинку того, как воспринято на данном этапе разными людьми это новейшее мировое веяние применительно к Абхазии.

Сошлюсь, прежде всего, на публикацию, которую на абхазских сайтах не размещали, а потому она известна в Абхазии очень немногим. Это большущий репортаж Ильи Жегулева в российском интернет-издании Meduza с подзаголовком "Как в непризнанных республиках вокруг России пытаются зарабатывать на криптовалютах"[105].

Чтобы добывать криптовалюты, необходимо много электричества – и чем оно дешевле, тем майнинг выгоднее. Одним из главных российских криптовалютных центров стала Иркутская область, где энергия дешевле всего по стране, но в непризнанных мировым сообществом государствах вокруг РФ она зачастую стоит ещё меньше. (Так, в Абхазии – 40 копеек за киловатт-час для физических лиц и 80 копеек для юридических.) Неудивительно, что энтузиасты и даже чиновники из Абхазии, ДНР и Приднестровья начинают говорить о возможном криптовалютном будущем этих территорий. После этого вступления к публикации её автор описывает следующее.

7 октября сего года в большом зале московского "Градский Холла" собрались почти 600 человек, которые заплатили по 60 тысяч рублей за то, чтобы послушать обсуждение настоящего и будущего криптовалют. Организаторы конференции "Blockchain: обратной дороги нет" – компания Blockchain Solutions Group – не ожидала такого аншлага, и в зале пришлось ставить дополнительные стулья. Ближе к вечеру дело дошло до презентаций блокчейн-стартапов. Одним из первых стал проект из Абхазии: на сцене появился мужчина в тройке, на экранах возникли фотографии гор.

"Это серьёзный проект, который может изменить индустрию в целом. Вы сможете участвовать в развитии страны. Строить инфраструктурные проекты, принимать и оплачивать продукты и любые товары и услуги с помощью криптовалюты", рассказывал Евгений Галиахметов, управляющий партнер компании BCSG.

На экране мелькали слайды, иллюстрирующие этот потенциал: трёхлетнее освобождение от всех налогов для всех участников рынка при любых расчетах при использовании криптовалюты; затем – чёткое, прозрачное налогообложение в этой сфере. На все необходимые нужды, согласно презентации, Абхазии требуется миллиард долларов, которые республика планирует получить с помощью выпуска ограниченного числа токенов под названием ARC – Abkhazian Republic Coin. Ограниченная эмиссия рифмуется с площадью страны – на 8600 квадратных километров предполагается выпустить не больше восьми миллиардов виртуальных монет. Таким образом, Абхазия планирует преодолеть 25-летнее забвение и привлечь зарубежные инвестиции: в отличие от обычных денег, хождение криптовалют пока нельзя никак отследить, и под существующие в отношении не принятой в ООН республики ограничения инвесторы не подпадут.

В реальность этих планов трудно было бы поверить, пишет Илья Жегулев, если бы на конференции в "Градский Холле" не присутствовал всамделишный министр экономики Абхазии Адгур Ардзинба. Он подтвердил: собственная криптовалюта у Абхазии может появиться уже этой осенью, а полномасштабно вводить её в экономику страны правительство собирается к весне 2018 года. Собравшиеся оценили эти планы положительно: Евгений Галиахметов даже предположил со сцены, что через несколько лет Абхазия может вовсе отказаться от обычных денег и целиком перейти на криптовалюты.

Ардзинба, утверждает "Медуза", сам выходил на московских специалистов и проводил консультации по своему проекту. Криптобудущее Абхазии уже даже согласовано с президентом России Владимиром Путиным: по словам источника, близкого к правительству Абхазии, во время своего визита в республику Путин разговаривал об этом с президентом Раулем Хаджимба и одобрил планы абхазских властей. Разработка абхазской криптовалюты идёт в закрытом режиме; по информации "Медузы", только в Министерстве экономики над проектом постоянно работают десять человек.

"В Абхазии, учитывая экономическое положение и ограничение, связанное со статусом республики – ведь у нас нет широкого политического признания, – мы постоянно находимся в поисках нестандартных решений, которые позволили бы нам выйти на приемлемый уровень развития, – поясняет Адгур Ардзинба. – Стандартные схемы тоже необходимы, но рывок можно сделать, только используя нетривиальные вещи".

Я связался с Адгуром Ардзинба и попросил его прокомментировать сенсационные утверждения в публикации Ильи Жегулева. Министр сказал, что публикацию, конечно, читал, но, по его словам, автор "Медузы" многие сведения "собирал во время разговоров на сухумской набережной". Так, Адгур Амиранович не подтвердил ни "отмашку" Путина на создание абхазской криптовалюты, ни то, что в Минэкономики Абхазии десять сотрудников постоянно трудятся сейчас над её разработкой.

От развёрнутого интервью "Эху Кавказа" Адгур Амиранович на данном этапе воздержался, поскольку, видно, пока ему нечего добавить к уже сказанному в его последних интервью по теме, но пообещал, что в декабре, когда появится новая информация, возможно, даст пресс-конференцию. Он сказал также, что внимательно следит за обсуждением его интервью в абхазском интернет-сообществе. И его ничуть не удивило, что, как всегда, нашлось немало людей, принимающих всё в штыки.

Действительно, если учесть, что среди завсегдатаев интернет-форумов преобладают критически и даже язвительно настроенные наблюдатели, то вполне ожидаемыми были такие комментарии: "Очередной лохотрон"; "Я восхищаюсь нашим министром. Если начнет писать научно-фантастические романы, будет круче Брэдбери. Может наконец реальным сектором экономики займется?"; "Разговоры про криптовалюту на фоне стоящего уже 25 лет без ремонта Дома правительства впечатляют"; "Те, кто не смог (хотя был обязан) сделать "самокат", заявляют, что приступают к изготовлению "ракеты". Как им поверить? В аграрной республике, зарастающей травой, рынок не обеспечен мясом, овощами, фруктами и т.д. собственного производства"; "Если мы не наведём справедливый порядок в своем доме, то скоро нашей единственной криптовалютой станут фундук и сушёная хурма"; "И то, если мраморные клопы позволят".

Однако нашлись и те, кто стал активно возражать пессимистам: "Молодцы ребята! Эта тема сейчас самая актуальная в мире. Если у вас получится, то это будет нереально круто. Я верю в вашу молодую команду. Не слушайте недоброжелателей и – вперёд, за Родину. Вы очень много хороших инициатив предлагаете! Дай вам Бог удачи!"; "Эти ребята реально работают, и слава Богу, что РДХ поддерживает инициативную молодежь. Они в Очамчыре построили завод, построили теплицу, запустили молокозавод, проводят обучение молодых бизнесменов и делают много другого. У нас принято всех подряд критиковать. А что касается криптовалюты, это очень интересно и очень правильно. Я буквально сейчас зашёл на их сайт, и там много информации. Просто не все до конца понимают, что это, в том числе и я. Я просто верю в молодое поколение"; "Вот народ у нас – сидел бы сейчас Адгур тихо, не умничал бы и не высовывался – и не было этого сарказма, правда?".

Ещё один форумчанин ответил маловерам цитатой из интервью Адгура Ардзинба: "Я понимаю и принимаю позицию многих скептиков и людей, которые с осторожностью относятся к подобного рода идеям. Но здесь важно понимать главное: когда эти технологии будут понятны и доступны всем, когда крупнейшие страны станут эмитентами собственных криптовалют, окно возможностей для Абхазии закроется, и мы упустим свой исторический шанс""[106].

И. Юдинцев: "Ничего не имею против цифровой экономики, агломерации и прочих инноваций-модернизаций, но когда вдруг все в один голос и, что самое удивительное, в один и тот же день начинают твердить, что только и ждали, когда начнём строить цифровую экономику, и что вот настал самый подходящий момент для создания агломерации, то почему-то в такое хоровое пение не верю.

Вот уважаемый профессор с умным видом приводит плюсы цифровой экономики, причём делает это со свойственной ему системностью и глубиной анализа. И аргументы звучат убедительные, и диаграммы наглядно показывают все преимущества новой для нас идеи. Но как вспомню, что ещё пару месяцев назад этот же профессор столь же убедительно докладывал о стратегическом видении будущего региона и не было в этой его вдохновенной футурологии никакой цифровой экономики, так меня, как киношного тёзку, терзают смутные сомнения.

А вот не менее уважаемый депутат, уже успевший высказаться в пользу агломерации, тычет пальцем в смартфон и набирает в строке поиска эту самую одобряемую им агломерацию. А неподалеку журналист уж выставляет на сайт одобрительный комментарий этого депутата.

Чуть ли не половина нашей многое прошедшей и пережившей региональной элиты готова маршировать строем под любым новым знаменем, развёрнутым начальством, и петь строевые песни. И это не к начальству претензия, а к нам самим. Потому что мы опять дружными рядами печатаем шаг и на каждом таком шаге со всей силы наступаем на одни и те же грабли..."[107].

1.8. Создание национальной виртуальной валюты

Президент Владимир Путин после совещания по цифровым технологиям в финансовой сфере поручил правительству и Банку России к 1 июля 2018 года обеспечить регулирование публичного привлечения денежных средств и криптовалют путём размещения токенов (ICO). Регулирование предполагается ввести по аналогии с тем, как оно осуществляется при первичном размещении ценных бумаг IPO.

Также за этот срок правительству и ЦБ предстоит обеспечить законодательное определение нескольких понятий, в том числе "технология распределённых реестров", "цифровой аккредитив", "цифровая закладная", "криптовалюта", "токен", "смарт-контракт". Эти определения должны быть установлены "исходя из обязательности рубля в качестве единственного законного платежного средства в РФ".

Ранее руководители министерств и ведомств договорились о необходимости регулирования процессов эмиссии криптовалют, их обращения и майнинга. Минфин уже до конца года планирует определить базовые регуляторные позиции для нового рынка и "сделать рамочный закон"[108].

10 октября Путин признал, что криптовалюты в мире набирают популярность, становясь полноценным платежным средством, но при этом заявил, что эта сфера несёт серьезные риски, в том числе касающиеся отмывания денег и финансирования терроризма.

"Криптовалюты в некоторых странах стали или становятся полноценным платежным средством, а также и инвестиционным активом становятся. Вместе с тем, использование криптовалют несет и серьезные риски, я знаю позицию Центробанка", сказал тогда Путин.

По его словам, "прежде всего это возможность отмывания капиталов, полученных преступным путем, ухода от налогов и финансирование даже терроризма, ну и, конечно, распространение мошеннических схем, жертвами которых, безусловно, могут стать рядовые граждане".

Ранее глава Центорбанка Эльвира Набиуллина неоднократно выступала против предложения узаконить криптовалюту. В начале октября она заявила, что ЦБ по-прежнему не поддерживает развитие криптовалют как платежного средства и считает нецелесообразной их легализацию на российской бирже.

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин сравнил ажиотажный спрос на криптовалюты с самой известной российской финансовой пирамидой - МММ[109].

Ю. Полякова, В. Горячева: "...О том, что российские финансовые власти приняли принципиальное решение о регулировании обращения криптовалют и майнинга ("производство" виртуальных денег с помощью специальных устройств), сообщил министр финансов Антон Силуанов 11 октября...

Наработки по регулированию криптовалют у профильных ведомств уже есть. Чтобы рядовые граждане не пострадали, Минфин предлагает вообще "отключить" их от криптовалют и смежных сегментов. Как уточнил в беседе с "Ъ" замминистра финансов Алексей Моисеев, к сделкам с криптовалютами в России будут допущены только квалифицированные инвесторы (лица, обладающие степенью профессиональной осведомленности, которая позволяет работать с "более рисковыми" финансовыми инструментами). По закону, к квалифицированным инвесторам относятся юрлица с собственным капиталом не менее 200 млн. руб. и физлица с размером имущества (в виде денег на счетах, вложения в драгметаллы, ценные бумаги) не менее 6 млн. руб. Господин Моисеев подчеркнул, что сделки с криптовалютами логично проводить только на бирже. "Критично важным", обязательным элементом системы должно стать регулирование площадок, на которых идет обмен криптовалют, а также идентификация лиц, вовлеченных в эту сферу, заявил "Ъ" статс-секретарь Росфинмониторинга Павел Ливадный.

Есть у Минфина и представление о регулировании майнинга криптовалют. Так, по словам Алексея Моисеева, заниматься им должны только юрлица и индивидуальные предприниматели, при условии их обязательной регистрации. Лицензировать майнинг, по его мнению, могла бы Федеральная налоговая служба (ФНС). Официально в ФНС ситуацию не комментируют. Однако, по словам собеседника "Ъ", знакомого с ситуацией, такие вопросы, как лицензирование майнинга, сейчас там не рассматриваются, поскольку "они слишком специфичны".

Единственным из трёх названных разработчиков правил регулирования рынка криптовалют, кто отказался комментировать тему, стал ЦБ. До сих пор глава Банка России Эльвира Набиуллина неоднократно выступала против использования криптовалют, как денежного суррогата и разновидности частных денег. "Считаем, что в нашей стране легализовывать криптовалюты как денежные средства нельзя", говорила она.

Участники "крипторынка" грядущему регулированию предсказуемо не рады. "Ограничения могут сделать нелегальной большую часть взаиморасчетов с помощью криптовалют, а также затруднят привлечение фондирования в виде ICO",— говорит основатель и гендиректор блокчейн-платформы LAToken Валентин Преображенский. По его словам, сейчас криптовалютами в основном пользуются инновационные разработчики, а не квалифицированные инвесторы. "Если сделки с инструментом можно будет заключать исключительно на бирже, частные предприниматели не смогут выпускать и продавать токены напрямую своим пользователям,— указывает он.— В результате блокчейн-проекты могут переехать туда, где более благоприятные условия — в Цуг, Японию или даже в США". По мнению Павла Ливадного, такие опасения напрасны — регулирование не может негативно повлиять на рынок. "Приведу пример с введением регулирования в сфере электронных платежей,— пояснил он.— Сначала тоже спорили о целесообразности регулирования, а теперь этот рынок, наоборот, бурно развивается"[110].

Н. Кротов: "Российское Министерство финансов приступило к исполнению инициативы обложить налогом деятельность по "добыче" криптовалют, как в случае с любой другой предпринимательской деятельностью. Уже в первом полугодии 2018-го соответствующий законопроект, как ожидается, будет готов к обсуждению.

"Есть отсылка на нормы налогообложения майнинга, что президент и поручил нам сделать. Мы относим майнинг к предпринимательской деятельности", заявил заместитель министра финансов Алексей Моисеев.

По его словам, в случае принятия закона попытка человека заняться майнингом "будут слегка вне закона".

Как следует из идеи, высказываемой в Минфине, майнеры будут вынуждены официально регистрироваться в лучшем случае в качестве ИП, а то и юрлица.

Что касается перспектив создания в России собственной национальной криптовалюты, вроде той, которую сейчас Венесуэла планирует обеспечить миллиардами баррелей нефти, то в российском профильном ведомстве к идее Кремля относятся скептически. Сам Моисеев признался, что "даже не понимает, что такое крипторубли". По словам замминистра, создать крипторубль можно, но тогда придётся отказаться от принципа, что эмиссию производит исключительно Центробанк. При этом невозможно, по мнению Моисеева, гарантировать стопроцентную надежность транзакций.

Слухи же о налогообложении майнинга ходят довольно давно и тема становится всё более актуальной одновременно с ростом курса самой популярной мировой криптовалюты биткоин. Когда о необходимости регулирования этого рынка заявил Владимир Путин, стало ясно, что формализации сферы не избежать. На данный же момент в стране юридически не закреплены даже сами понятия "криптовалюта" и "блокчейн"[111].

Н. Нелюбин: "Криптовалюты сегодня создают уже не только и не столько "конечные пользователи", сколько целые государства. О собственной криптовалюте намекал Китай, Индия против биткоина, но за свою цифровую валюту. Президент Венесуэлы Николас Мадуро уже объявил о создании в стране собственной государственной криптовалюты El Petro. А Эстония выступает за эсткойн – параллельную национальную валюту для обслуживания цифровой экономики. Практически тем же, но у себя, занимаются Арабские Эмираты. В середине декабря о создании собственного аналога биткоина заявила Турция.

Россия тоже хочет быть "впереди планеты всей". Но конкретики пока мало. Первый законопроект о регулировании криптовалюты поступил в Госдуму пару недель назад. Его разработчики предлагают[112] создать специализированную биржу и отечественный аналог биткоина. Впрочем, позже на уровне заместителей министра финансов прозвучали предостережения и намёки на уголовное преследование за криптовалютные увлечения.

"Я за то, чтобы у нас была национальная криптовалюта, потому что конкретно Bitcoin – это инструмент, который, во-первых, не нами придуман, во-вторых, 75% биткоинов находится в частных руках, у ограниченной группы лиц, которая может делать с курсом всё, что угодно: могут "уронить", могут придержать свои биткоины, тогда курс будет расти искусственно", – не так давно высказывалась о национальной криптовалюте президент группы компании InfoWatch и сооснователь "Лаборатории Касперского" Наталья Касперская.

"С экономической точки зрения создание национальной криптовалюты выглядит абсурдным, – меж тем придерживается другой точки зрения Тимур Нигматуллин. – Так как подобная криптовалюта скорее всего не будет полностью деценентрализированной (и у нее не будет иных преимуществ перед ТОП-3 криптовалют). Соответственно, она не будет пользоваться существенным спросом на глобальном рынке".

"Россия способна создать криптовалюту, другой вопрос нужно ли это, мнения расходятся! – говорит думский криптовалютчик Артём Кольцов. – Это может быть неким входом иностранного капитала в криптоэкономику страны, но предварительно надо разобраться с определением криптовалюты и законодательства".

Пока в стране не определён ни статус криптовалют, ни понятия "токен", "смарт-контракт" и прочие премудрости блокчейна. Правительство и ЦБ должны успеть разобраться в них и разработать все документы к июлю 2018 года.

Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов предложил ввести и законодательные определения блокчейна, токена и майнинга. "Сейчас регулирования нет как такового, – отметил бизнес-омбудсмен. – В результате наши компании регистрируются в Японии. А государственный подход "штормит" от варианта всё запретить до желания создать российский крипторубль"[113].

Призыв Титова прозвучал на следующий день после пресс-конференции президента Владимира Путина, который, по словам вице-премьера Игоря Шувалова, заболел цифровой экономикой ещё в минувшем июне. Однако сам президент ничего об этом так и не сказал. За него на этот счёт отчитался советник, экономист Сергей Глазьев. "Цифровой рубль гарантирует нам полную защиту – от мошенничества, от воровства"[114], уверен внезапный лоббист цифровой экономики. Но конкретики и здесь пока нет. "Это может достаточно быстро произойти", туманен в оценках даты рождения крипторубля господин Глазьев"[115].

М. Голенищев: "Криптовалюты могут использоваться для обхода антироссийских санкций. Такое предложение высказал известный экономист, советник президента РФ Сергей Глазьев, выступая на совещании по вопросу определения правового статуса криптовалют и их законодательного регулирования в администрации президента РФ.

По мнению господина Глазьева, в условиях вводимых против России ограничений у страны есть "объективная потребность" в криптовалютах и высказался за создание национальной криптовалюты, пишет "Коммерсантъ".

Глазьев пояснил изданию, что выпуск цифровых денежных единиц "будет иметь такое же фундаментальное значение, как и эмиссия национальных денег". По его словам, выпускаться такая валюта должна только по решению властей – "никакой майнинг невозможен"[116].

Банк России начал работу над созданием национальной виртуальной валюты. Об этом сообщает РИА Новости[117] со ссылкой на заместителя председателя Центробанка Ольга Скоробогатова.

"До виртуальной национальной валюты мы точно дойдём. Над этим мы уже начали работать", заявила она в ходе Петербургского международного экономического форума. Скоробогатова отметила, что все регуляторы пришли к мысли о необходимости создания национальной криптовалюты. По её словам, ЦБ через месяц представит вариант нормативных документов по налогообложению криптовалют как цифрового товара. Неделей ранее "Коммерсант" сообщил о планах ввести национальную криптовалюту. По данным издания, основные принципы функционирования криптовалюты в условиях российского рынка уже разработаны[118].

А. Евстигнеева: "В представлении большинства майнинг (добыча) крипты выглядит, как исполнение традиционной русской мечты. Сидеть дома, ничего не делать и получать невероятное богатство.

На самом деле майнинг — не такое простое дело, как может показаться. Хотя его смысл объяснить довольно легко. Биткоин выдается из решения математической задачи. Нужно всего лишь подобрать специальный ключ — хэш. Это число, которое состоит из предыдущего хэша для блока, суммы хэшей последних транзакций и случайного числа. Теоретически сделать это можно дома при помощи ручки и бумаги, перебрав миллион разных комбинаций. Причём чем больше нулей в начале хэша, тем больше он подходит. Подобрать такой ключ по вероятности примерно то же самое, что сразу на 16 игровых кубиках выкинуть 6.

Россия входит в список стран, где майнинг наиболее популярен. Больше всего добычей криптовалют занимаются в Европе и Азии. Но особую славу на этом поприще снискал Китай. Фотографии китайских биткоин-ферм обошли весь мир. Компании F2Pool, AntPool, BTCC и BW делают 60% всех новых биткоинов. Есть свой успех у Грузии, родины компании BitFury. Эта система владеет 15% всех биткоинов. Для сравнения: калифорнийская "21 Inc." майнит всего 3% рынка.

Майнинг становится всё сложнее. Если ещё в начале (2017) года с этой задачей справлялись домашние системы на шесть видеокарт, то теперь уже нужны серверы, специально созданные под добычу биткоинов. Дело в том, что с каждым ходом математическая задача для получения биткоина усложняется и для её решения требуются большие компьютерные мощности. Это очень дорого и неэффективно для отдельного майнера. Поэтому на рынке и появились компании, которые сделали майнинг прибыльным бизнесом. И 95% биткоинов принадлежит 5% пользователей.

В итоге сложилась довольно странная и даже беспрецедентная ситуация. 6 млн. человек на планете активно занимаются добычей ресурса, реальная стоимость которого — ноль. Со стороны это может показаться абсурдом. Это не хлеб и даже не золото. Что заставляет людей так верить в компьютерный код? Сторонники биткоина находят два основных аргумента в этом споре.

Во-первых, доллар с 1933 года не привязан к золоту. Вся мировая финансовая система строится на абстракции. "Создание" денег происходит в тот момент, когда банк выдаёт кредит: он буквально "рисует" ссуду в активах и затем рисует эту же сумму зеркально в пассивах, для закрытия которых привлекает вклады населения и прочие средства. Например, на один рубль, "напечатанный" Центробанком, коммерческие банки выдают 10 рублей кредитов. Так работает вся мировая система, никак не привязанная к реальным активам. Конечно, есть некоторая корреляция с ростом экономики и госдолгом страны — эмитента валюты, но эта связь с каждым годом становится всё более условной.

Во-вторых, биткоин позволяет решать задачи, которые не по силам бумажным деньгам. Переводами в криптовалюте можно обмениваться моментально, при этом не надо предъявлять паспорт и объяснять банку свои мотивы. Финансовая система, создававшаяся сотни лет по пути ужесточения регулирования, была за пару лет низвергнута миром криптовалют. Швейцарский сборник правил "Базель", миллионы документов по организации банковской деятельности, сложные законы денежно-кредитной политики — всё это было беспощадно проигнорировано. Здесь кроется и философский вывод: ужесточение регулирования неизбежно приводит к революции, флагом которой стал биткоин...

В России ICO существует и даже получило поддержку со стороны первого вице-премьера Игоря Шувалова. В условиях санкций криптоинвестиции могут оказаться серьёзной поддержкой для российских стартап-проектов. При этом бизнес-идей в IT у нас хватает. Как шутят эксперты, "ни одно ICO в мире не проходит без русского имени". Причём интерес к блокчейн-технологиям у россиян, похоже, в крови. Помимо разработчиков, внимание к ним проявили Александр Абрамов, Роман Абрамович и Александр Фролов, которые намерены инвестировать в них через фонд Target Global. В наличии у него биткоинов признавался и глава Сбербанка Герман Греф..."[119].

Планам о создании крипторубля, судя по всему, сбыться не суждено - заместитель министра финансов России Алексей Моисеев заявил, что это нецелесообразно. "Если честно, я даже не понимаю, что такое крипторубль", заявил Моисеев, отметив, что электронный рубль - вполне понятное явление, и, например, сервис Яндекса эффективно, быстро и надёжно исполняет все транзакции без возникновения риска.

Моисеев отметил, что "можно, конечно, сделать крипторубль", если государство откажется от конституционного принципа эмиссии денег ЦБ РФ (стоит отметить, что идея об эмиссии крипторубля исходила как раз со стороны центробанка). Вместе с тем, заместитель министра отметил, что подумать о регулировании обращения криптовалют в России необходимо, обратив при этом внимание на то, что государство стремится избежать чрезмерного регулирования цифровых активов, но купля-продажа должна проводиться через организации, имеющие лицензии на проведение торгов.

"Это может быть даже товарная биржа [ранее на Мосбирже говорили об отсутствии планов запускать фьючерсы на биткоин]", заметил Моисеев, обратив внимание на то, что Белоруссия выступает в качестве конкурента России в области инфраструктуры для криптовалют.

Банк России решил мыслить масштабнее. В ЦБ РФ сошлись во мнения с Минфином: первый заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова заявила, что "введение национальной валюты ... кажется не совсем оправданным с точки зрения макроэкономики, населения". По её словам, целесообразнее создание более глобального проекта, и в 2018 Банк России начнёт обсуждать с партнерами по ЕАЭС и БРИКС возможность создания единой наднациональной цифровой валюты[120].

1.9. Биткоин и религия

Д. Седлов (4 августа 2017 года): "В России появилась первая в мире "кошерная" криптовалюта — Bitcoen, которая разработана специально для еврейской общины, говорится в пресс-релизе одноимённой компании. Как указывают разработчики, главное отличие Bitcoen от других цифровых активов заключается в том, что эта криптовалюта разработана не для спекуляций, а для расчётных операций между иудеями со всего мира, впрочем, купить её сможет любой, кто пожелает.

Новая криптовалюта будет контролироваться исключительно представителями еврейской общины, утверждает основатель проекта​, предприниматель Вячеслав Семенчук.

Первоначальные инвестиции в проект Bitcoen, по словам стартапера, составили $500 тыс. В настоящее время уже разработана технологическая инфраструктура для Bitcoen (блокчейн) и проведены тестовые операции с новой валютой, утверждает он. Массовой выход криптомонет на рынок запланирован через месяц, когда проект проведёт ICO, на котором планируется привлечь $15–20 млн. При этом на следующей неделе компания намерена провести предварительное ICO с закрытой подпиской, в ходе которого она рассчитывает получить $1 млн. на развитие проекта. По словам Семенчука, книга заявок на покупку монет в ходе обоих размещений уже заполнена. Среди покупателей — представители крупных финансовых и промышленных структур со всего мира, говорит бизнесмен. Впрочем, имена инвесторов он не раскрывает. После ICO новая валюта может начать торговаться на криптовалютных биржах. "Сейчас мы ведем переговоры примерно с сотней площадок из существующих 3 тыс.", добавляет Семенчук.

В рамках проекта планируется выпуск 100 млн. "кошерных" криптомонет, их количество не может изменяться ни одной стороной, а стартовый курс одного Bitcoen будет равняться $1. Через два года компания рассчитывает увеличить капитализацию новой криптовалюты до $1,5 млрд. Если стартапу удастся достичь этой крайне амбициозной планки, "кошерный биткоин" может стать седьмой по капитализации криптовалютой в мире — после Bitcoin, Ethereum, Ripple, Bitcoin Cash, Litecoin и NEM.

К концу этого (2017) года проект планирует привлечь к партнёрству более 2 тыс. магазинов и компаний в России, которые смогут принимать к оплате Bitcoen, отмечает Семенчук. При этом подключиться к платёжной системе сможет лишь тот бизнес, который продает кошерные товары и оказывает услуги, не противоречащие законам иудаизма. "Все платежи будут происходить анонимно и без валютного контроля из любой точки мира через компьютер или смартфон с помощью специального кошелька", уточняет Семенчук.

Как отмечается в релизе, единственным контролирующим органом новой криптовалюты будет "Совет шести", состоящий из шести человек. Предполагается что в него войдут шесть уважаемых в еврейской общине персон, каждая из которых представляет своё направление (бизнес, политика, финансы, технологии, общественная деятельность, культура). Имена этих людей компания Bitcoen не раскрывает. Каждый член совета будет иметь одну часть цифрового приватного ключа. "Только сложив шесть ключей вместе в специальной комнате и проголосовав, совет может принять совместные решения — например, по вопросам изменения объемов выпуска криптомонет", подчеркивается в релизе.

Пресс-секретарь главного раввина России Берла Лазара Михаил Лидогостер подтвердил, что проект Bitcoen получил поддержку. По его словам, общины заинтересованы в этой криптовалюте, потому что еврейский закон накладывает значительные ограничения на финансовые операции для иудеев — главным образом на кредитование. "Мы рассчитываем, что использование Bitcoen упростит для нас расчеты в рамках еврейского закона", говорит Лидогостер.

Как сообщили РБК еще два члена еврейской общины, попросившие об анонимности, предполагается, что благодаря специальной криптовалюте члены общины смогут давать друг другу деньги взаймы, а также перечислять нуждающимся десятину (маасер) — десятую часть своего дохода, как того требует еврейский закон. Согласно его канонам евреи могут платить маасер далеко не с каждого заработка — в частности, закон запрещает уплачивать десятину с банковских денег.

Сама идея запуска специальной криптовалюты, которая позволила бы представителям определённой конфессии проводить финансовые операции без нарушения религиозных норм, не является ноу-хау Bitcoen, комментирует управляющий партнер United Traders Анатолий Радченко. В качестве примера он упоминает похожий цифровой актив для мусульман — ArabCoin, запуск которого в ОАЭ был анонсирован ещё в 2016 году. Правда, пока он не вышел на рынок. "Предполагалось, что ArabCoin позволит мусульманам давать друг другу взаймы и зарабатывать на операциях, поскольку с точки зрения исламских финансов сделки с криптовалютами не нарушают требований Корана", говорит финансист. Согласно материалам разработчиков, стартовый курс "арабского биткоина" будет привязан к ценам на физическое золото, составляя одну пятую от средней стоимости унции за 24 месяца. Всего планировалось выпустить 84 млн. криптомонет.

Директор аналитического департамента "Альпари" Александр Разуваев считает, что в случае успешной реализации проекта "кошерной" криптовалюты опыт Bitcoen может стимулировать развитие рынка криптовалют с религиозной подоплёкой. "Введение новых передовых технологий даст сигнал для других религиозных банков, например того же Банка Ватикана, к применению инновационных методов передачи и учёта информации, а также сокращению расходов на текущую деятельность", убеждён Разуваев..."[121].

В канун Нового года, в эфире передачи "Церковь и мир" на телеканале Россия, Главе отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополиту Волоколамскому Илариону был задан вопрос: "Еврейская община уже заговорила о том, чтобы выпускать кошерную криптовалюту, а русская церковь не задумывается о каком-то православном аналоге Биткоина? Благословляет ли церковь своих чад-финансистов заниматься майнингом?".

"Я не могу со 100%-ой уверенностью сказать, что где-то в недрах каких-то церковных структур не происходит осмысления этих новых явлений, но мне кажется, что мы даже не готовы ещё вполне дать какую-то чёткую оценку этим явлениям. Мне лично представляются, что, когда речь идет о криптовалюте – речь идет об очередном витке создания мыльного пузыря, создания той финансовой пирамиды за которой реально ничего не стоит.

Давайте вспомним с чего начиналась банковская система – с того что люди конвертировали какие-то материальные блага в деньги, затем эти деньги начали отдавать в банки, и вот эта система ростовщичества, кстати против которой всегда церковь выступала, она была узаконена и стала неизбежной. Но то что ещё до недавнего времени обеспечивалось каким-то золотовалютным запасом, сейчас уже ничем не обеспечивается. Например, как известно, долларовые купюры – их в мире гораздо больше чем мог бы обеспечить золотой запас США. То есть долларовые купюры уже не привязаны к каким-то материальным ресурсам. Иначе говоря, доллар сегодня стоит столько, сколько мы хотим. В своём роде доллар это уже криптовалюта потому, что мы не знаем каким образом, управляется его движение, каким образом он то растёт, то падает и сколько реально в мире находится долларовых бумажек.

Так вот, криптовалюта это ещё один шаг в сторону дальнейшей диссоциации денежной массы теперь уже в виде просто электронных цифр от каких-то реальных материальных ресурсов.

Чем это грозит человечеству – мы пока точно не знаем. Мы видим, что появляется некое сообщество, внутри которого эта криптовалюта высоко котируется. Но реально за этими цифрами никакой материальной составляющей нет – и в этом главная опасность криптовалюты.

Я думаю, что очень важно исследовать нравственную составляющую этого явления, и в какой-то момент церкви, наверное, придется тоже принять участие в осмыслении этого феномена", сказал митрополит Иларион[122].

Английская компания Life Change создала первую в мире христианскую криптовалюту "Христкоин" или "Коин Христа", заявив, что люди смогут заработать через благотворительность и религиозные практики.

Пока не уточняется о каких суммах говорят создатели криптовалюты, но уже известно, что желающие заработать смогут сделать это на публичном чтении Библии, добровольческих акциях и участии в церковных мероприятиях.

Создатели христианской криптовалюты призывают верующих оставить свой след в мире, поддерживая гуманитарную деятельность, инвестируя в криптовалюту, получая дополнительный доход и поддерживая свою церковь через десятины и пожертвования[123].

8 июля 2017 года в Ефремове (Тульская область) на территории Свято-Троицкого прихожане храма совершили молебен о прекращении майнинга. Что такое майнинг, пожалуй, даже не слышали большинство наших патриотически ориентированных читателей, а вот многочисленные верующие из Ефремова, обратившиеся для проведения молебна против бесовщины, в ходе которой "кибершахтёры" добывают криптовалюту, знают. Возможно, майнингом в Ефремове занялись не от хорошей жизни, поскольку именно в этом городе закрываются предприятия и нет достойных рабочих мест[124].

Руководитель информационного отдела Тульской епархии игумен Агафангел прокомментировал "Тульской прессе" сообщение о проведении в Свято-Троицком храме Ефремовского района молебне об отмене майнинга. "Молебен 8 июля в храме был, но он был о прекращении дождя господу Иисусу Христу и святому пророку Божию Илии. А всё остальное - это выдумка"[125].

Патриарх Кирилл заявил, что Русская православная церковь очень обеспокоена угрозой развития цифровых технологий в экономике. По его словам, отказ от наличности может ограничить человеческую свободу.

"Это (переход на банковские карты) обеспечит прозрачность, контроль, ну, и все те аргументы, с которыми многие хорошо знакомы. И всё это так. А если вдруг в какой-то момент исторического развития доступ к этим карточкам будет открываться в ответ на вашу лояльность?", задался он вопросом.

Он рассказал об "одной из европейских стран", где тем, кто хочет получить гражданство или вид на жительство, предлагают посмотреть ролик, в котором рассказывается о жизни государства, а также "в красках" представлена тема ЛГБТ.

"По просмотру этого ролика задаётся вопрос: вы со всем этим согласны? Если человек говорит, да, я согласен, я принимаю, это для меня всё нормально, он проходит отсев... А, если доступ к финансам будет ограничен вот такого рода условиями?", сказал патриарх в эфире телеканала "Россия"[126].

1.10. Обеспокоенность граждан

Религиозные деятели. В.П. Филимонв: "14 декабря 2017 года, по благословению Высокопреосвященнейшего Исидора, митрополита Екатеринодарского и Кубанского, председателя Высшего общецерковного суда, на собрании духовенства Екатеринодарской епархии с докладом по наболевшим проблемам цифровой идентификации личности выступил настоятель храма в честь Успения Пресвятой Богородицы города Сочи протоиерей Леонид Власов.

Отец Леонид открыто обозначил вопросы, о которых, сожалению, в среде духовенства принято либо умалчивать, либо говорить с усмешкой. Как показывает опыт, такое отношение священнослужителей к этим проблемам вызвано их полной некомпетентностью и нежеланием вникнуть в суть происхо дящего на наших глазах кардинального переустройства мира – построения единого глобального цифрового общества, имеющего явно выраженный богоборческий характер.

Между тем, в документе "Позиция Церкви в связи с развитием технологий учёта и Православной Церкви 4 февраля 2013 года[127] отмечается: "Проблемы, связанные с электронной идентификацией личности, учётом и обработкой персональных данных, продолжают накапливаться и усложняться. Сегодня необходимо продолжить богословское, нравственное и гражданское осмысление этих проблем".

С февраля 2013 года прошло уже почти пять лет. За это время процессы внедрения новейших технологий электронной идентификации личности приняли лавинообразный характер и обнажили свою античеловеческую, антихристианскую сущность. Поэтому связанные с этим проблемы имеют, прежде всего, значение духовное и непосредственно касаются спасения безсмертной души человеческой, что будет показано ниже. Но прежде – слово доброго пастыря отца Леонида Власова на Епархиальном собрании, прошедшем в городе Краснодаре 14 декабря 2017 года:

"Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыка!

Дорогие отцы!

Благодарю Вас за возможность выступить на нашем собрании.

На прошедшем Архиерейском Соборе Святейший Патриарх Кирилл говорил о необходимости глубокого осмысления соборного устроения нашей Церкви и применения соборности на практике так, чтобы услышан был голос каждого ее члена. В связи с этим, в надежде на твердость первосвятительского слова быть услышанным, со страхом и смирением решил высказать всем Вам одну наболевшую для большой части верующих проблему – отношение духовенства к проблемам цифровой идентификации личности и системам автоматизированной обработки персональных данных.

Из Священного Писания и поучений святых отцов нам известно о предстоящих гонениях на христиан последних времён. Они будут скрытые, лукавые, под видом всякого блага. Известно и от пророчеств святых отцов, что лишь немногие увидят отступление от истинной веры и смогут избежать антихристовой печати. Все мы помним с Вами и слова Священного Писания о вечной, непрекращающейся вражде мира против нас – православных христиан – истинных последователей Христа Спасителя. Исходя из этого понимаем, что нынешняя дружба мира с Церковью лишь видимость, лукавство и рано или поздно вновь сменится жестокими гонениями. Это понимание заложено в документе Освященного Архиерейского Собора 2013 года "Позиция Церкви в связи с развитием технологий учёта и обработки персональных данных"[128]. Его актуальность подтверждена постановлениями последнего Архиерейского Собора. Много важного сказано в этом документе, но хочу обратить Ваше внимание на то, что этот документ не только не осуждает христиан, отказывающихся подписывать согласие на обработку персональных данных, не принимающих новую идентификационную систему, но, наоборот, утверждает эту позицию как религиозно мотивированную. Этот замечательный документ совершенно верно напрямую связывает развитие технологий учёта и обработки персональных данных с проречениями Откровения святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Этот документ призывает власть и общество не принуждать верующих к использованию цифровых идентификаторов и не принуждать подписывать согласие на обработку персональных данных. Ни в одном тезисе этот документ не призывает верующих отказаться от своих убеждений и, смирившись, принять СНИЛС, ИНН, банковскую карту или подписывать со спокойной совестью согласие на обработку данных".

Давно уже не является секретом: построение единого наднационального глобального цифрового общества идёт по плану, утверждённому на самом высоком политическом уровне в Окинаве, Женеве и Тунисе ещё в начале 2000-х годов. С 2003 года, ежегодно, с участием представительной делегации РФ, по этому поводу проводятся Всемирные встречи на высшем уровне (WSIS – World Summit on the Information Society) под эгидой МСЭ – Международного союза электросвязи (ITU – International Telecommunication Union), в который входят представители 193 государств мира и около 700 частных корпораций, включая всемирно известные транснациональные в области IT-технологий. Основная концепция МСЭ: "Верны идее соединить мир!".

Последний саммит WSIS состоялся в Женеве в июне 2017 года. На нём обсуждались вопросы ускорения развития глобального цифрового общества и построения электронных правительств в различных странах по единым международным стандартам на единой информационной и программной платформе...

Один за другим проходят в России представительные форумы, на которых рассматриваются планы внедрения цифровых технологий во все сферы жизнедеятельности информационного сетевого общества, в котором человеку отводится роль управляемого "биообъекта".

Эти проекты носят поистине шокирующий характер. Они ведут к разрушению государства и уничтожению богоданной свободы человеческой личности. Несколько слов о некоторых из них.

5 сентября 2017 года в кулуарах Восточного экономического форума (ВЭФ) вице-президент Сбербанка Андрей Шаров сообщил журналистам о том, что Сбербанк планирует реализовать проект, в рамках которого сотрудники отделений будут выполнять функции работников многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ), начиная от выдачи российского паспорта и заканчивая регистрацией квартиры.

По сути, речь идёт о передаче государственных функций частным банковским учреждениям с иностранным участием! "Это значит, что вы сможете зарегистрировать квартиру, получить паспорт или водительские права в банке. Планируем, что это пойдёт в 2019 году", сказал Шаров. По его словам, тестирование нового проекта будет идти в течение 2018 года, так как это принципиально новая модель обслуживания для банка...

25 сентября 2017 года в корпоративном университете Сбербанка входящем в четыре глобальные ассоциации корпоративных университетов (EFMD, ASTD, ECLF, Global CCU), прошло выездное заседание Совета по законодательному обеспечению развития цифровой экономики при председателе Государственной Думы ФС РФ Вячеславе Володине.

В своём выступлении на заседании министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров не только подчеркнул: "В ближайшие три-пять лет решится, сможет ли Россия "оседлать цифру” или останется в числе догоняющих", но и сообщил о "введении в России так называемого цифрового кодекса – единого документа, объединяющего регулирование в сфере цифровой экономики"...

27 сентября 2017 года Государственная Дума одобрила в первом чтении законопроект об удалённой идентификации клиентов банков с помощью биометрии. "Проект федерального закона разработан в целях обеспечения надлежащего нормативного правового регулирования использования механизма интерактивной удаленной аутентификации и идентификации клиента кредитной организации – физического лица с использованием его биометрических персональных данных, а также сведений о нем, содержащихся в единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА), позволяющего кредитным организациям открывать счета (вклады) клиенту – физическому лицу без его личного присутствия с использованием сети интернет", говорится в пояснительной записке.

"Многие страны уже применяют биометрию для идентификации, и если мы будем стоять на месте и все время бояться новшеств, в том числе применять их на финансовом рынке, то очевидно мы будем отставать от так называемых передовых стран в этом плане", сказал в ходе пленарного заседания председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. В ходе дискуссии между парламентариями стало совершенно очевидно, что они, включая самого Аксакова, не совсем понимают, о чём вообще идёт речь. Вот такая печальная история...

15 декабря 2017 года законопроект был принят во втором чтении. О какой свободе и неприкосновенности частной жизни можно будет говорить в случае реализации этого антиконституционного "нормативного акта"?

27 сентября 2017 года в Совете Федерации ФС РФ состоялось закрытое экспертное совещание Комитета Совета Федерации по экономической политике по теме "Современные тенденции цифровой трансформации финансовых систем: цифровые деньги для цифровой экономики России".

Именно так, "закрытое экспертное совещание"! Внимание собравшихся было акцентировано на необходимости срочной и эффективной реализации программы "Цифровая экономика", утвержденной распоряжением Правительства РФ от 28 июля 2017 года № 1632-р. Выступали главные эксперты в отрасли блокчейн-проектов, майнинга и продажи криптовалют, по правовому регулированию в этой области и по блокчейн-образованию...

Выступая 4 октября 2017 года на открытии Форума "Финополис 2017", председатель Центробанка РФ Эльвира Набиуллина заявила: "Возможно, нам придется кардинально переосмыслить необходимость многих привычных нам вещей, таких как деньги, например. Но совершенно точно, что финансовому сектору предстоит создать новые бизнес-модели на основе цифровых технологий и переосмыслить своё место в мировом устройстве". Обратите внимание: речь здесь идет о необходимости упразднения наличных денег и месте России в системе "нового мирового порядка"...

Торгово-финансовая система, включающая электронную идентификацию и аутентификацию граждан и введение электронных безналичных расчетов, имеет целью полное порабощение людей через отмену наличных денег, жёсткий и всеобъемлющий контроль товарообмена и движения виртуальных денежных средств на электронных банковских счетах граждан. Это неуклонно ведет к построению мироустройства, абсолютно аналогичного описанному в 13-й главе Откровения святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

12 октября 2017 года в Сочи на конференции "Взгляд в цифровое будущее" Михаил Осеевский, президент ПАО "Ростелеком", выступил с сенсационным заявлением: ""Ростелеком” обсуждает с правительством Москвы биометрическую идентификацию людей для автоматической оплаты проезда в транспорте. В частности, это позволит ускорить движение пассажиропотока на метрополитене". По словам Осеевского, это намного быстрее, чем оплата с помощью действующих сейчас проездных, поскольку "сканирование лица можно делать в потоке, а турникеты уже станут не нужны".

Идентификация пассажиров будет осуществляться с помощью Национальной биометрической платформы, над построением которой работает "Ростелеком", который является активным участником всех описанных выше Всемирных встреч на высшем уровне по построению глобального цифрового общества (WSIS).

Технология, предназначенная для цифровой идентификации граждан в различных сферах жизни, будет работать с единой национальной базой биометрических параметров. Запуск платформы запланирован на 2018 год...

В процессе своей жизнедеятельности "оцифрованный" человек будет везде оставлять за собой "электронные" следы и постоянно находиться в поле зрения компьютерной системы. То есть, где бы ни появился, что бы ни совершил тот или иной "номер", система это зафиксирует и отложит в соответствующий этому "номеру" файл-досье с точно таким же номером. Причем вся эта информация будет не только храниться, но автоматически анализироваться с целью принятия управляющих решений в отношении конкретного человека. Каждый его шаг будет проверяться, как тест на лояльность к системе. В этом заключается суть автоматической идентификации "биообъекта" по его цифровому имени. Не случайно в Окинавской "Хартии глобального информационного общества" и документах WSIS неоднократно говорится о необходимости достижения полной транспарентности или прозрачности общества.

Для всех его членов будут установлены единые правила поведения, основанные на законах "сетевой логики" и "системного поведения". Несомненно, что эти правила будут несовместимы с христианским образом жизни...

О главных тенденциях развития новой системы идентификации говорил Герман Греф: "Людей заменят их цифровые копии. Постепенно каждый из нас в качестве реального человека будет интересовать мир всё меньше и меньше. Зато значение нашей онлайн-копии – цифрового аватара, страничек в соцсетях – наоборот, станет неуклонно повышаться, поскольку сможет сказать о своём физическом человеке очень много. Всех будет интересовать ваша цифровая копия, которая хранится на облаках, а не вы... При этом важно понимать, что все мы будем абсолютно прозрачны для цифрового мира. Практически ничего не удастся скрыть. Далеко не все готовы смириться с таким положением дел, но это ключевой тренд на ближайшие годы", развёл руками Греф...

Это уже не просто тотальный контроль. Это – рабство, которого ещё не видывало человечество!... Это время уже наступило, и молчать об этом нельзя!"[129].

Н. Куликов: "...Некоторые эксперты обеспокоены будущим, в котором машины могут стать полностью разумными, рациональными существами с эмоциями, сознанием и самосознанием.

"Разработка сильного искусственного интеллекта будет означать конец человеческой расы, — утверждает Стивен Хокинг. — Как только человечество разработает искусственный интеллект, он разовьётся сам и начнёт перестраивать себя со всё возрастающей скоростью. А люди, ограниченные медленной биологической эволюцией, не смогут с ним конкурировать и будут вытеснены".

Более 8000 человек, в том числе Хокинг, Ноам Хомски и Илон Маск подписали открытое письмо-предупреждение против возможных "подводных камней", связанных с развитием искусственного интеллекта.

В то время, как большинство богословов не уделяет должного внимания ИИ, некоторые теологи убеждены, что автономное развитие искусственного интеллекта затронет и фундаментальные вопросы христианства, а также иных религий.

Галилео Галилей лихо бросил вызов традиционным христианским интерпретациям библейских отрывков о том, что Земля является центром Вселенной. Чарльз Дарвин в 1800-годах популяризировал теорию естественного отбора, тем самым полностью перечеркнув традиционные христианские представления о происхождении жизни. Многие крупные научные достижение имели существенные религиозные последствия. Не исключено, что ИИ может стать самой большой угрозой для теологии в истории человечества.

Уже сейчас роботы становятся слишком похожими на людей. Человек пытается конструировать машины по образу и подобию своему, как Бог когда-то, возможно, сотворил его самого. Разумные, созданные человеком и зависимые от него роботы вполне могут смотреть на своего создателя, как на Божество и поклоняться ему.

Для того, чтобы полностью понять влияние религии на отношение к робототехнике, мы должны вспомнить, что религиозные учения придерживаются доктрины, согласно которой только Бог может дать жизнь. Только Бог есть в начале, и все живые существа являются его творением. Таким образом, любой человек, который вдыхает жизнь в неодушевлённый предмет, берёт на себя роль Бога, и становится ложным кумиром. Поэтому христианские фундаменталисты испытывают чувство отвращения к роботам, наделенным ИИ: Бог создал людей, а эти люди начали создавать роботов.

Можно взглянуть на проблему и под иными углами. Кто предскажет, как искусственный интеллект и роботы повлияют на религиозные взгляды человечества? Если мы создадим существа по образу своему, какие отношения будут у них с нами и с Богом? Действительно ли они будут духовными существами? С антропологической точки зрения стоит задуматься о том, как религиозные общины будут реагировать на существа с ИИ. Какой будет реакция, когда робот захочет зайти в церковь? Будут ли там рады роботам? Это может казаться надуманным, но некоторые направления религии уже рассматривают варианты трансгуманистического будущего.

Недавно Associated Press сообщило о разработке робота, придуманного иранским конструктором для обучения детей правилам молитвы. Робот-гуманоид, названный Veldan (что означает "Youth of Heaven"), был разработан с использованием набора Robotis Biolid южнокорейской фирмы Robotis.

"Когда вы видите реакцию на лицах детей, вы понимаете, насколько им интересно видеть, как наука о робототехнике была замечательно использована для религиозной цели. Я уверен, что Veldan будет очень эффективен в обучении молитвам", — говорит конструктор.

Включение роботов в христианское сообщество потребует, вероятно, пересмотра некоторых учений и ритуалов. По католическим и протестантским традициям грешники участвуют в искупительных действиях Христа через ритуал хлеба и вина, которые символизируют тело и кровь Сына божьего. Роботы не смогут участвовать в ритуале, пока не научатся есть и пить. Это станет проблемой для католических, епископальных, пресвитерианских церквей, а также для некоторых других религий. В религиях, в которых делается акцент на слушание Слова, а не на ритуал общения, особых проблем возникнуть не должно.

Вероятно, когда-нибудь религиозные сообщества станут формировать моральные ценности помощью роботов, запрограммированных с помощью доктринального и этического программного обеспечения. Таким образом машины, в дополнение к своим основным функциям, смогут участвовать в миссионерской деятельности.

Имея возможность общаться с другими роботами, а также с людьми, роботы, скорее всего, будут оценивать то, что слышат, по критерию — является ли это с их точки зрения правдой или неправдой. Вопрос, к чему это приведёт?

Наконец, религиозным учреждениям придётся столкнуться с вопросом — что делать, когда робот, являющийся членом группы верующих, устареет? Должны ли роботы быть запрограммированы на прекращение собственной жизнедеятельности? Не будет ли это самоубийством? Или печальная обязанность по выключению будет переложена на плечи их владельцев? И не будет ли это трактоваться, как убийство? Кстати, не исключено, что некоторые из владельцев не пожелают и не смогут отключить своих "питомцев".

Вероятно, в религиозной общине возникнет значительная оппозиция отключению устаревающих роботов из числа тех, кто будет использовать роботов в качестве учителей для своих детей, в качестве супругов или друзей. Возможно, выйдет новый закон, согласно которому устаревшие роботы будут помещены в поддерживаемые сообществом подобия домов престарелых. Конечно, есть проблема в том, что роботы при должном уходе могут существовать значительно дольше человека, практически вечно. Было бы непрактично обеспечивать их ресурсами для жизнедеятельности неограниченный по времени срок. Вместо этого я бы предположил, что прекращение жизни робота должно было бы быть собственным выбором робота. Данный вопрос в таком случае будет аналогичен добровольной эвтаназии или же даже самоубийству.

В дополнение к вышесказанному невольно возникает вопрос: как, собственно, отнесётся обладающий самосознанием робот к понятию "религия"? Всё ли в данном аспекте человеческого существования покажется ему логичным, захочет ли он, если ему будет дано право на собственное мнение, иметь с религией хоть что-то общее? И если нет, то как к этому отнесутся люди, для которых религия занимает не последнее место в жизни? Будут ли роботы причислены к атеистам?

На данный момент вопросов гораздо больше, чем ответов. Но задуматься над возможными ответами стоит уже сегодня"[130].

Учёные и предприниматели. П. Кантышев: "В 1950 году британский математик Алан Тьюринг предложил тест для определения мыслящей машины. Человек должен задавать вопросы двум собеседникам, про которых знает лишь то, что один из них – человек, а другой – компьютер. Машина проходила тест, если ведущий определял, кто есть кто, неверно или даже сомневался. Сейчас компьютерам уже удаётся запутать судей теста Тьюринга, выдавая себя за детей.

Тьюринг задумался о способах выявления роботов задолго до появления первых из них. Теперь роботы везде: летают в космос, собирают автомобили, пылесосят квартиры, ищут в интернете информацию по запросу человека. Но настанет ли день, когда робот сочтёт, что он лучше знает, чем ему заниматься?

В 1984 году на экраны вышел фильм Джеймса Кэмерона "Терминатор", в сюжете которого заложено опасение, что созданный человеком искусственный интеллект (ИИ) – суперкомпьютер Skynet – однажды выйдет из-под контроля человечества и уничтожит его.

Возможно, в реальности дело обстоит не так драматично, тем не менее год назад десятки известных ученых, предпринимателей и инвесторов подписали открытое письмо с призывом уделять более пристальное внимание безопасности и общественной полезности разработок в области ИИ. Среди них – основатель компаний SpaceX и Tesla Илон Маск и астрофизик Стивен Хокинг..."[131].

Десятки известных учёных, предпринимателей и инвесторов, чья деятельность связана с искусственным интеллектом (ИИ), подписали открытое письмо с призывом уделять более пристальное внимание безопасности и общественной полезности разработок в области ИИ. Среди них основатель компаний SpaceX и Tesla Илон Маск и астрофизик Стивен Хокинг.

Письмо и сопроводительный документ, составленный общественной организацией "Институт будущего жизни" (Future of Life Institute, FLI), появились в обстановке растущей обеспокоенности по поводу влияния ИИ на рынок труда и даже на долгосрочную перспективу выживания человечества в условиях безудержного роста возможностей машин.

"Потенциал ИИ огромен, поэтому очень важно исследовать возможности его оптимального использования и того, как избежать сопутствующих ловушек, - говорится в письме FLI. - Нужно, чтобы наши системы ИИ делали ровно то, чего мы хотим от них".

Институт FLI был основан в прошлом году энтузиастами, в числе которых создатель Skype Яан Таллинн, чтобы стимулировать исследования с "оптимистическим видением будущего" и "минимизировать риски, стоящие перед человечеством". Прежде всего речь идёт о рисках, связанных с развитием ИИ. Маск и Хокинг входят в консультационный совет FLI наряду с актером Морганом Фриманом и другими известными людьми. По мнению Маска, неконтролируемое развитие ИИ "потенциально гораздо опаснее ядерного оружия".

Кроме Маска и Хокинга подписи под документом поставили исполнительный директор Института исследований машинного интеллекта (MIRI) Люк Мюльхаузер, профессор физики MIT и нобелевский лауреат Фрэнк Вильчек, многие специалисты из Google, IBM и Microsoft, а также предприниматели, основавшие компании DeepMind и Vicarious, специализирующиеся на системах ИИ.

Составители письма не ставят цель напугать общественность, желая лишь подчеркнуть как положительные, так и отрицательные аспекты, связанные с ИИ. "Сейчас все сходятся во мнении, что исследования ИИ уверенно прогрессируют, а влияние ИИ на общество будет усиливаться, - говорится в письме. - Открывающиеся возможности огромны, ведь всё, что может предложить цивилизация, создано интеллектом человека. Мы не в состоянии предсказать, чего можно будет достичь, если этот интеллект будет умножен средствами ИИ, но проблема избавления от болезней и бедности уже не кажется бесконечно трудной".

В наш быт уже входят многие разработки в области ИИ, включая системы распознавания речи и изображений, беспилотные транспортные средства и т. п. По оценке наблюдателей из Кремниевой долины, в этой области сейчас работает более 150 стартапов. Разработки в области ИИ привлекают всё больше инвестиций, всё больше компаний вроде Google развивают проекты на базе ИИ. Поэтому, как считают авторы письма, сейчас самое время уделить повышенное внимание возможным последствиям этого бума для социальных, экономических и юридических сторон нашей жизни.

"Многие специалисты по экономике и компьютерным наукам понимают, что необходимо тщательно исследовать пути максимизации выгод от использования ИИ и минимизации негативных побочных эффектов, включая рост неравенства и безработицы", - говорится в письме FLI[132].

"Царьград": "В июля 2017 года Илон Маск, известный бизнесмен-миллионер, на встрече Национальной ассоциации губернаторов (США) неожиданно назвал искусственный интеллект (далее – И.И.) главной угрозой для человечества.

"Искусственный интеллект - тот редкий случай, когда нам нужно быть активным в регулировании, а не реагировать, - заявил миллионер, - Потому что к тому времени, когда мы будем реагировать, станет уже слишком поздно". После этого Маск призвал законодателей серьёзно подумать над вопросом.

Конечно, роботы – это уже не сказка в духе "Мира Дикого Запада", а реальность. Последние успешные эксперименты по автоматизации процессов уже привели к тому, что люди лишаются рабочих мест, а многие профессии отпадают за ненадобностью. Даже если и не произойдёт "бунта машин", через несколько десятилетий может наступить момент, когда человек окажется не у дел.

Среди новых опасностей, считает Маск, участие ИИ в информационных войнах, подделка учётных записей и манипуляция информацией.

Впрочем, из уст бизнесмена, представляющего крупнейшие корпорации, такое заявление, пожалуй, выглядит несколько подозрительно. С чем может быть связано заявление Маска и насколько ИИ является угрозой для человечества, Царьграду объяснили эксперты в сфере IT.

Аналитик холдинга "Финам", эксперт по IT Леонид Делицын пояснил, во всех случаях, когда в дело вмешиваются законодатели и начинают определять круг допустимых активностей, чаще всего выигрывают крупные корпорации.

"Потому что им легче договориться с законодателями о степени вмешательства в эту сферу. Они могут пролоббировать свои интересы", - отметил эксперт.

Маск, безусловно, один из самых успешных лоббистов в Соединённых Штатах, добавил Делицын. "Насколько я знаю, выражалась озабоченность проникновением китайского капитала в американские фирмы, которые занимаются разработкой в области искусственного интеллекта.

И озабоченность, в частности, тем, что им уже трудно помешать получать доступ к любым разработкам и достижениям в этой сфере. Соответственно, потенциально это обозначает, что Китай может укреплять свою армию и силовые структуры за счет передовых разработок", предположил эксперт.

Но скорее всего Китай проникает не в такие корпорации, как у Илона Маска, а в компании поменьше. Поэтому можно предположить, что если такие компании столкнутся с законодательными ограничениями и барьерами, им придется согласовывать все детали. А это станет некоторым барьером на пути доступа китайских силовиков к достижениям в Штатах, объяснил Делицын.

"В таком случае позиция Маска становится логичной - его корпорации, Google, Apple и другие монстры, извлекут некоторую выгоду из сотрудничества с государством. Может быть, будут какие-то заказы, в это время мелкие конкуренты будут приторможены", сказал эксперт.

Комментируя саму проблему робота и человека, Делицын напомнил, что прецеденты по борьбе с развитием технологий были – например, движение луддитов, у которых станки забрали рабочие места.

"Безусловно, мы видим, какую революцию сейчас испытывает рынок такси, как у них падают цены. Потому что в этот мир пришла автоматизация заказов и, в общем-то, система становится всё более оптимизированной. Таксистов вынуждают брать очень мелкие заказы, которые они, может быть, не брали бы в обычной ситуации, покрывая их за счет цен, и т. д.".

В перспективе из-за роботизации действительно могут исчезнуть некоторые профессии. Это коснётся сфер, где используется человеческий интеллект или низкая квалификация. Речь идёт, например, как об аналитиках и журналистах, так и о таксистах.

"Быстро будут автоматизироваться сферы, связанные с обработкой больших объёмов информации, особенно с рутинной обработкой больших объемов информации", - пояснил Делицын, напомнив о судьбе бухгалтеров. "Поговаривают даже о том, что благодаря технологии block chain юридические специалисты окажутся под угрозой".

"Сильнее пострадают те сферы, где человек выполняет рутинную работу, которую не очень приятно выполнять и которую, может быть, человек выполнять и не должен. То есть та, которая наиболее легко автоматизируется", резюмировал эксперт...

Как отметил в интервью "Царьграду" член "Ассоциации руководителей служб информационной безопасности", руководитель комитета Межрегиональной общественной организации" Александр Токаренко, ИИ может стать угрозой для людей. "Естественно, если люди между собой не могут договориться, то как они договорятся с интерактивным интеллектом?".

По прогнозам эксперта, реальной проблемой для людей это может стать где-то через столетие. На вопрос о том, как можно избежать катастрофы, Токаренко напомнил о трёх законах робототехники Айзека Азимова.

"Если искусственные вычислительные системы будут придерживаться вот этих норм, изначально создаваться по ним, то, может, нам ещё что-то светит".

При этом, по оценке эксперта, главная угроза – не в потере рабочих мест, и не в создании фейковых новостей (с этим и так прекрасно справляются сами люди), а в создании автоматизированного оружия.

Такие системы уже есть – и не дай Бог в них появится интеллект. Вот тогда у человечества возникнут огромные проблемы.

В свою очередь, директор компании "Ашманов и партнеры" Игорь Ашманов не согласился с тем, что заявление Илона Маска нужно воспринимать серьёзно. По его мнению, это скорее жулик, который спекулирует на горячих темах.

"Это бредовые идеи и апокалиптические прогнозы о том, что мы все погибнем и все пропадем. Они, в общей сложности, обычно нужны для получения медийного покрытия", считает эксперт.

"На мой взгляд, главной угрозой человечества являются такие, как Маск. То есть, безответственные жулики, которые пытаются нам втюхать цифровое общество. А для нас они особенно опасны в связи с тем, что НАСА изучает цифровую колонизацию. Он, конечно, не всё делает сам - кто-то передает ему технологии НАСА, вносит деньги, повышает оценку его компании".

В целом, по мнению Ашманова, ИИ как злая угроза – довольно раздутая в фильмах тема. "На самом деле, гораздо хуже интеллект, в которого волю заложили люди. Например, автоматические дроны, при помощи которых американцы в пяти-семи странах охотятся на людей".

Уже сейчас ИИ, встроенный в этот дрон, позволяет ему лучше распознавать цели, но пока не принимать решения. Но это решение не за горами. "В итоге это будет не искусственный интеллект, который захватил власть, а боевая собака, которую натравливают на людей вполне конкретные люди", полагает Ашманов. Поэтому основную опасность для нас, как всегда, представляют люди, а не искусственный интеллект, резюмировал эксперт"[133].

Главным является вопрос о власти. В.П. Филимонов: "Люди, внедряющие в сознание граждан России понятия "цифровое общество" и "цифровая экономика", выполняют стратегическую задачу, возложенную на них определёнными силами. Задача эта заключается в передаче управления нашей страной транснациональным структурам.

Цифровое общество – это, прежде всего, глобальный проект, целью которого является построение нового рабовладельческого общества, управляемого посредством использования информационно-коммуникационных технологий, основанных на применении микроэлектроники, локальных и глобальных компьютерных сетей, которые собирают, обрабатывают, генерируют и распределяют информацию через системы глобальных телекоммуникационных сетей. Поэтому цифровое общество, по сути своей, является сетевым информационным обществом...

Антихристианская, антигосударственная и античеловеческая сущность информационного сетевого общества была откровенно раскрыта ещё в 2002 году в программных статьях главного аналитика верхней палаты российского парламента Александра Давыдова "О некоторых социально-политических последствиях становления сетевой структуры общества", "Сеть как основная форма грядущей организации общества" и "К вопросу о перспективах возникновения корпоративных юрисдикций", опубликованных в "Аналитическом вестнике" №17(173) Совета Федерации РФ[134].

В них, в частности, говорится: "Сегодня мировое сообщество в целом, и Россия в частности, переживают "бесшумные", но весьма радикальные изменения общественного устройства. Суть этих изменений состоит в пусть неравномерном, из-за особенностей жизненных укладов разных народов, но вместе с тем совершенно неуклонном установлении прямых и равноправных связей всех со всеми. Интернет-технологии, сделавшие возможность создания таких связей общедоступной и свободной от пространственно-временных ограничений, становятся вещественной основой нового, "сетевого" общественного уклада...

Наличие прямых равноправных связей всех со всеми, являющееся определяющим качеством сетевого общества, дает всем участвующим в них лицам такой прирост дееспособности, от которого невозможно отказаться. Причина этого в том, что основанная на упомянутых выше связях сетевая организация взаимодействия, которую для краткости можно назвать сетевым обществом, или Сетью, порождает следующие обстоятельства. Во-первых, резко снижается потребность в построенных на чиноначалии управленческих конструкциях... Во-вторых, социальный статус участвующих в каком-либо деле перестает быть довлеющим обстоятельством, определяющим их поведение... В-третьих, совершенно очевидно, что сетевая организация взаимодействия резко повышает скорость решения практически любых вопросов... Вышеизложенное дает веские основания полагать, что в ближайшее время произойдут серьезнейшие социально-политические изменения...

Мировым сообществом будет коренным образом пересмотрено понятие "государственный суверенитет". Ведь в настоящее время суверенитет государства – это, по сути, суверенитет бюрократической системы управления, взявшей на себя право тем или иным способом осуществлять верховную власть на некоторой территории.

Сеть выступает более эффективным, чем государство, организатором взаимодействия, а значит, и лучшим гарантом уже имеющихся свобод личности, предоставляя ей, при этом, новые свободы... Одна из самых очевидных из них – это свобода от государственной бюрократии, или, говоря другими словами, – свобода от гражданства. Сеть – это общество суверенных личностей, а не общество граждан...

Государство, как структура, будет утрачивать связь с какой-либо конкретной территорией, приобретая все более международный характер... Государство, становясь под давлением Сети все более прозрачным для общества, неизбежно будет терять свои основные политические качества... По мере воплощения данной тенденции понятие "государственный суверенитет" потеряет прикладной смысл, потому что государство уже не будет обладать атрибутами, такими, например, как территория или внутренние дела, которые в настоящее время позволяют применить к нему термин "суверенитет"...

В сфере государственного строительства нужно не обособляться, а превращать интересы страны в интересы партнеров по мировому сообществу... В этой связи следует ожидать того, что все более откровенно руководящую роль будут играть негосударственные инструменты идейного воздействия на властную элиту, формирующие у нее единство мнений и действий. Такие как Трёхсторонняя комиссия и Бильдербергский клуб..."...

Многие не задумываются, что главнейшим предметом глобализации и построения глобальной Сети является вопрос о власти. Сегодня можно говорить о захвате власти на планете ограниченным кругом лиц с целью установления мирового господства и порабощения остального человечества. Важнейшим инструментом создания этой единой транснациональной власти является введение всемирной системы тотального контроля и жёсткого управления каждым человеком и обществом в целом.

Идеальным воплощением такой системы и является цифровой социум. По сути – это построение невиданной в истории человечества всемирной антихристианской тоталитарной технотронной тирании, при которой законы управления кибернетическими системами переносятся на человеческое общество, а новейшие информационные технологии легко могут быть использованы для давления на человека с целью его политического, экономического, идеологического и духовного порабощения.

Ключевым моментом построения сетевого общества ("новой цифровой цивилизации") является цифровая идентификация личности – это главный инструмент построения технотронной тирании, при которой уничтожаются суверенные государства, а человек уподобляется вещи, товару.

Здесь ещё раз необходимо напомнить, что цифровой идентификатор присваивается в первую очередь человеческой личности и служит при этом ключом доступа к имеющему такой же код файлу-досье человека в базе данных. Управляющая система оперирует информационными файлами отдельных людей (их электронными досье) и, как следствие, самими людьми. Понятно, что конечным объектом управления для системы является конкретный человек, отождествленный (идентифицированный) с соответствующим ему файлом, а не какая-то запись о нём в базе данных.

Это уже не свободный человек и гражданин, который выступает как субъект права от своего имени, а "биообъект" – узел глобальной компьютерной Сети, идентифицированный своим уникальным цифровым кодом, обязанный подчиняться действующим в ней законам и правилам "сетевой логики"...

Мой доклад на первой Международной научно-практической конференции "Духовные и социальные проблемы глобализации", прошедшей 3-4 мая 2001 года под эгидой Санкт-Петербургской духовной академии и Санкт-Петербургского государственного университета, назывался "Глобализм как идеология подмены Нового Завета утопией "нового мирового порядка""[135]. Уже тогда в нём были раскрыты основные аспекты построения глобального цифрового общества и главные угрозы этого строительства для суверенного государства, свободы личности и спасения души..."[136].

С. Глазьев: "Цифровая революция создаёт условия для быстрого увеличения доли неоантропов за счёт сокращения доли так называемого диффузного типа - людей с манипулируемым сознанием, руководствующихся устанавливаемыми стереотипами социального поведения и легко поддающихся внушению. В этом смысле человечество ждёт качественный эволюционный скачок за счёт кратного увеличения творческой активности людей. Но в каком направлении они будут самореализовываться - созидательном или разрушительном - зависит от этических норм и государственных политик ведущих стран мира.

Не исключен вариант и самоистребления человека путём создания саморегулируемой "цивилизации роботов" в рамках ведущейся США гибридной войны за удержание глобальной гегемонии"[137].

Gala_gala15: "Весьма любопытный текст-размышление о будущем человечества и "человеков", вне зависимости от местообитания, страны проживания, политической системы и прочих неэкзистенциальных сущностей.

"Уже через пару поколений человечество разделится на два биологических вида. Полукиборгов, живущих дольше и лучше – и биомассу, не нужную даже в качестве мартышек на конвейере, согнутых спин на плантациях или пушечного мяса на войне. Инвестировать в их здоровье, образование и благосостояние государства больше не будут. И люди уже это чувствуют.

Об этом пишет социальный психолог Давид Эйдельман в статье под заголовком "Элиты и ненужные люди", опубликованной израильским порталом Relevant.

Почему неприязнь "народа" к собственным элитам — это один из главных ресурсов современного авторитаризма в различных формах? Почему это явление усиливается в последние десятилетия? На этот вопрос есть множество прежних ответов. Но все они не совсем актуальны.

Эксплуатация? Можно было бы объяснить все традиционным словом "эксплуатация". Но трудно обвинить программиста в эксплуатации работника соседней чайной фабрики - даже если он зарабатывает в разы или даже на порядок больше. Программист чайной фабрикой не владеет. И даже, может быть, пакетики с чаем не использует.

Вряд ли престижного адвоката можно обвинить в эксплуатации сапожника из того же города. Он его работу не потребляет. Она ему не нужна.

Как не нужен и сам этот сапожник, который не в состоянии оплатить его дорогостоящие услуги, то есть эксплуатировать адвоката и его офис.

Национальное и глобальное. Можно было бы сказать, что элиты становятся все более космополитичными и глобальными, а массы потянуло в национализм и культурное своеобразие. Но это такое странное культурное своеобразие: массы ходят с детьми в мировой Макдональдс, а элита питается салатами, выращенными неподалеку.

Безусловно, глобальная экономика играет роль в этих процессах. Но ситуация тут значительно сложнее и запутаннее.

В то время как элита вкушает прелести глобального мира, нищеброды оказались не уникальными и своеобразными. Они просто чужие на этом празднике жизни.

Они, конечно, могут найти себе душевное утешение в национальной гордости и религиозном мракобесии, но это не делает их хранителями национальной культуры, традиций, духовности.

Кто выиграл от глобализации? Считается, что глобализация лишь усугубляет неравенство доходов: с 1980 по 2000 год более богатые страны (если богатство измерять величиной ВВП на душу населения) демонстрировали более высокие темпы роста, чем более бедные. Богатые страны становились ещё богаче; из этого следовало, что торговля, аутсорсинг, зарубежные инвестиции и прочие компоненты глобализации — не что иное как инструменты, с помощью которых развитые страны укрепляют свою экономическую гегемонию.

А если изменить единицу анализа? Ведь нас интересуют не бедные страны, а бедные люди. А самый высокий процент бедных людей в мире приходится на Китай и Индию — огромные страны с миллиардным населением. И вот там бедные не беднеют.

В течение нескольких последних десятилетий они развивались ускоренными темпами. Большая часть бедного населения планеты проживает в двух гигантских странах, которые в настоящее время бурно развиваются, все больше и больше интегрируясь в мировую экономику. Особенно до недавнего кризиса. Уровень благополучия людей в этих странах вырос в несколько раз.

Если анализировать положение людей, а не стран, то глобальное неравенство стремительно сокращается. Бедные люди в бедных странах становятся богаче.

Жертвы глобализации. Одними из главных жертв глобализации стали бедные люди в богатых странах. Они проиграли более всех. Они проиграли от того, что производства переносятся в страны с более дешевой рабочей силой.

Они проиграли от того, что более дешевая рабочая сила вторгается в их страны в виде мигрантов и демпингует, отнимая их места работы, способствуя тому, что их доходы не растут, а уменьшаются.

Они проиграли оттого, что технологическая революция, обеспечивавшая рост производительности труда, стала резко сбавлять темпы в шестидесятые годы.

Они проиграли от того, что доходы от капитала в течение последних нескольких десятилетий росли быстрее, чем производительность труда.

Каждый пятый американец без высшего образования за последний год ни разу не работал. Но наряду с безработными растет количество работающих нищих, которым занятность не гарантирует достойную жизнь.

"А мы?!". Был советский анекдот. Брежнев выступает с докладом: "А в следующей пятилетке мы будем жить ещё лучше", делает паузу для аплодисментов. Молчание. Он повторяет: "А в следующей пятилетке мы будем жить ещё лучше". Может, не расслышали? Снова: "А в следующей пятилетке мы будем жить ещё лучше". Из зала робкое: "А мы?!"

Мне кажется, что очень похожее ощущение сейчас у очень многих в западных странах. У тех, кто еще недавно, обосновано или нет, считал себя представителем среднего класса, а потом выяснил, что он относится к "новым нищим", которые отличаются от "нищих" более благополучных времен только тем, что это - работающие нищие. Работа перестала быть спасением от нищеты.

Неравенство и нестабильность. Зарплата не растёт, а цены — наоборот, качество жизни ухудшается, гарантий и стабильности не чувствуется. И люди чувствуют разочарование. Это разочарование переходит раздражение, когда они слышат ежедневные заверения, что дела пошли на лад, экономика растет, пухнет и богатеет.

Об экономическом росте рассказывают политические лидеры. Об этом твердят главы корпораций и экономические комментаторы. О новых возможностях и перспективах трубят СМИ. А люди видят, что стали жить хуже.

Так о чём они говорят?!

Неравенство увеличивает нестабильность в обществе. Под угрозой оказались не только социальная справедливость, но и демократия как таковая. Не стоит удивляться, если отчаявшиеся люди будут искать выход в радикальных рецептах. Сегодня капитализм сталкивается с угрозой собственному существованию.

Обиженный электорат. Именно эти обиженные глобализацией люди являются потенциальным электоратом популистов, которые обещают защищать интересы своего народа, предлагая простые решения сложнейших проблем, находя то, что кажется более привлекательным, чем здравые решения: козлов отпущения.

Именно эти люди - главный электорат "Брекзита" и Трампа. Бунт примитивной ксенофобии направлен одновременно против глобальных элит, которые игнорируют их страдания, наживаясь на глобализации, и самых бедных — пришлых мигрантов, которые "воруют" рабочие места, угрожают национальной безопасности и культурной идентичности.

Часть обвинений также направлены против групп и движений, которые подрывают традиционный образ жизни и борются с традиционными ценностями.

"Белое быдло". Первой и главной группой населения, которая поддержала Трампа были белые не очень успешные мужчины. С доходами средними и ниже. С образованием средним и ниже. В возрасте среднем и выше. Мужчины серединной Америки, далёкой от глобальной жизни океанских побережий. Мужчины "ржавого пояса", где тянутся километрами брошенные монстры опустевших заводов.

Их обманул глобальный мир, возглавляющая его Америка, "американская мечта". Их подвела динамика демографии, технологическая революция, изменение на рынке труда, гендерное равноправие. Их презирают элиты и оттирают мигранты.

"Вчера прибывший" (вчера — понятие растяжимое у озлобленных людей) латиноамериканец согласен делать ту же работу за гораздо меньшую зарплату. Вчера прибывший индус-программист более востребован на рынке труда. Закрывшийся завод ушёл к китайцам, где выпускать продукцию намного дешевле.

Презрение элит. А элиты страны, люди получившие престижное образование, хорошо зарабатывающие, либерально настроенные, — они относятся к этим парням с нескрываемым презрением: как к неудачникам, мракобесам, невеждам, гомофобам, ксенофобам.

С презрением к этим людям относятся и штурмующие карьерные лестницы молодые люди, которые, пусть и очень юны сейчас, в будущем имеют все основания стать зажиточными, хорошо образованными представителями прогрессивных кругов. Ну, или хотя бы казаться такими.

Надежды лузеров питают. На прошлогодних выборах в США Трамп дал этим людям надежду. Трамп дал им надежду, что "все будет по-прежнему", что он депортирует из страны латиноамериканских иммигрантов и запретит мусульманам въезд в страну, введет протекционистские меры против китайских товаров.

Трамп обещал, что он вернет им прежний уклад, прежний статус, прежнюю работу. Которая невозвратима - как торжество угольной промышленности и главенствующая роль конницы в армии.

А Хиллари им ничего не обещала. Только обзывала всю дорогу: "За Трампа голосуют неудачники". Для них Хиллари была знаменем всего враждебного им, всего, что относится к ним как к "жалким и ничтожным", "быдлу" и "белому мусору".

Популизм ненависти. Нгэйр Вудс (декан Института управления имени Блаватника и директор программы международного экономического управления в Оксфорде) недавно опубликовала статью о новой ксенофобии, успехе популизма ксенофобов-политиков, о том, почему демократический мейнстрим на Западе все больше сдает позиции.

"Сегодняшний популизм пропагандирует новую опасную разновидность ксенофобии, ставящую наши общества под угрозу разрушения. Политикам он предлагает лёгкий способ быстро превратить страх и бессилие людей в опьяняющую смесь гнева и убеждённости.

Он уверяет запуганных избирателей (зачастую пожилого возраста), что, говоря словами сторонников "Брексита", они могут "вернуть себе контроль" над своей жизнью и своей страной, прежде всего тем, что отвергнут иностранцев.

Демография делает новую ксенофобию особенно опасной. В большинстве стран Запада общество становится всё более разношерстным. Латиноамериканцы теперь составляют 17,6% населения США. Одна треть лондонцев родилась за пределами Великобритании. Во Франции, по оценкам, 10% населения исповедует ислам. А в Германии примерно 20% населения имеют иммигрантские корни".

Поэтому сегодня так велик соблазн добиваться голоса избирателей, сея семена враждебности, играя на антагонизме. Если политический капитал делается на кликушестве об опасности мусульман, то не стоит удивляться, что это порождает преступления против мусульман на почве ненависти, ежедневное дискриминационное отношение. И в ответ — кто бы сомневался — террористические акции со стороны мусульман.

Перед прыжком. Сейчас человечество находится перед очередным технологическим прыжком "четвёртой промышленной революции". Развитие биотехнологий, появление искусственного интеллекта, возможность убрать огромное количество людей с конвейера — возможно не сулит ничего хорошего не только лузерам глобализации в богатых странах, но и огромному количеству людей в бедных, которые стали жить лучше.

Невеселый прогноз для будущих поколений опубликовал в The Guardian известный израильский философ истории Юваль Ной Харари — автор интеллектуального бестселлера "Sapiens: Краткая история человечества".

По мнению Харари, до 2100 года человечество разделится на касты сверхлюдей и бесполезных, которые останутся за бортом.

Харари пишет, что в современную эпоху равенство стало доминирующей ценностью в человеческих обществах почти повсеместно. Отчасти это было связано с ростом новых идеологий, таких как гуманизм, либерализм и социализм.

Но это произошло и благодаря промышленной революции, сделавшей массы более важными, чем когда-либо ранее. Индустриальные экономики полагались на массы простых рабочих, как армии полагались на массы простых солдат.

Правительства как при демократии, так и при диктатуре инвестировали в здравоохранение, образование и благосостояние масс, потому что им были нужны миллионы здоровых рабочих для работы на фабриках и миллионы верных солдат для службы в армии.

Ныне мы вступаем в постиндустриальный мир, в котором массы остаются не у дел. Без них можно обойтись. Отвергнутых современной экономикой граждан называют глобальным бесполезным классом.

Ненужные люди. Роботизация экономики — это не только технически прекрасно и научно прогрессивно, но и социально страшно. Потребуется гораздо меньше дешевого конвейерного труда.

Работы, которую машины не смогут делать лучше человека, будет очень и очень мало. Исчезнут миллионы и миллионы вакансий. Исчезнет и множество старых добрых профессий.

Угрожает этот технологический прогресс не только работягам, но и инженерам. Искусственный интеллект приходит в мир, где работает 70 миллионов инженеров, большая часть которых занимается поиском в Интернете аналогов, доработкой и привязкой к местности уже существующих решений. Зачем ему столько?!

Лучшие армии полагаются уже не на миллионы рядовых призывников, а на относительно небольшое число высокопрофессиональных солдат, которые пользуются высокотехнологичным снаряжением, а также на автономные беспилотники, роботов и киберчервей. Уже сейчас большинство людей в военном смысле бесполезны.

Биотехнологии — не только здорово, но и дорого. Сегодня мы наконец видим, что преждевременное и неправильно понятое пророчество Ницше о "сверхчеловеке" становится возможным. Сейчас разрабатываются новые биотехнологии, благодаря которым человек сможет значительно улучшать свои физические и умственные способности, используя достижения науки и техники.

Овладеть собственным носителем — своим телом. Проектировать его. Изменять, совершенствовать по мере необходимости. Жить долго. Легко справляться с заболеваниями. Но доступ к этим новым технологиям в первую очередь получат те, кто сможет за них заплатить.

В условиях быстрого прогресса в сфере биотехнологий и биоинженерии мы можем впервые в истории прийти к возможности превратить экономическое неравенство в биологическое.

Два сценария. Собственно, у будущего есть два возможных сценария. Либо элиты вынуждены будут просвещать и интегрировать в новый мир широкие массы, для чего придётся отказаться от презрительного взгляда на них.

Либо от демократии и идеи равенства элиты захотят отказаться. И человечество через пару поколений (а возможно и раньше) разделится на два биологических вида.

Одни будут выглядеть как полукиборги, которые смогут жить значительно дольше, качественно лучше, не нуждаясь в прочей биомассе даже в качестве мартышек на конвейере, согнутых спин на плантациях или пушечного мяса на войне.

Если массы утратят свою значимость для экономики, обороноспособности, государства, то исчезнет, по меньшей мере, часть стимулов инвестировать в их здоровье, образование и благосостояние.

И нельзя сказать, что массы этого не чувствуют. Даже если не очень разбираются в новых тенденциях"[138].

Звучит несколько устрашающе, но логика рассуждений вполне себе здравая, не находите? Разве не эти самые процессы мы можем наблюдать сейчас практически во всех странах мира, вне зависимости от их места в мировой "табели о рангах"?

P.S. Но это всё на благословенном Западе, куда так стремятся наши элиты...
Что же до России, то вот, кстати, к чему, по идее, должна привести активно пропагандируемая и навязываемая сейчас властью "цифровая экономика" - начавшись с невинных коммуникационно-почтовых услуг - к полной компьютеризации-роботизации-вирутализации реальной экономики, а это десятки миллионов людей, выброшенных на улицу, ставших ненужными и, кто бы мог подумать, ещё более благоденствующая, теперь уже "электронно-цифровая" элита.

Вот цитаты из материала, вышедшего сразу после Питерского экономического форума в начале лета, обрисовывающий перспективы цифровой экономики для населения, а не той узкой группы элит, которая ее насаждает, рисуя картины всеобщего благоденствия.

"Цифровая экономика – это иллюзия, которой нам морочат голову"[139].

Остановить "оцифровку" граждан. В.П. Филимонов: "Уже не раз приходилось писать, что в начале третьего тысячелетия от Рождества Христова впервые в истории человечества на самом высоком политическом уровне были заключены революционные международные соглашения о построении на планете Земля единого наднационального всемирного сообщества оцифрованных "электронных граждан".

В 2000 году на встрече в Окинаве президентами стран "большой восьмерки" была подписана "Хартия глобального информационного общества" - программный политический документ, определяющий "формирование и развитие" единого наднационального глобального сетевого информационно-сотового общества ХХI века (сокращенно - глобального цифрового общества). В этой "Хартии" прямо говорится о "революционной экономической и социальной трансформации", которая "коснётся образа жизни людей, их образования, работы и взаимодействия с властными структурами".

Затем в 2003 году в Женеве и в 2005 году в Тунисе состоялись Всемирные встречи на высшем уровне по вопросам построения единого глобального цифрового информационного общества (WSIS - World Summit on the Information Society) с участием представительной делегации РФ во главе с министром информационных технологий и связи Леонидом Рейманом. На них были приняты и подписаны всеми участниками программные документы: "Декларация принципов: построение информационного общества - глобальная задача в новом тысячелетии" и "План действий по построению глобального информационного общества", а также "Тунисское обязательство" и "Тунисская программа для построения глобального информационного общества".

После Тунисской встречи в 2005 году, начиная с 2006 года, вплоть до 2017 года саммиты WSIS проходят ежегодно, как правило, в полузакрытом режиме (на 2018 год встреча уже запланирована).

На них подводятся итоги деятельности правительств в области информатизации за прошедший год в соответствии с принятыми в Женеве и Тунисе документами. Эти форумы проходят под эгидой МСЭ - Международного союза электросвязи (ITU - International Telecommunication Union), объединяющего 193 государства мира и около 800 частных корпораций, включая ведущие транснациональные компании в области IT-технологий.

Представители правительства РФ высокого ранга ежегодно (с 2003 по 2017 год) принимают в этих встречах самое активное участие, рассказывая о проделанной работе в области внедрения в России электронного правительства по единым международным стандартам на единой информационной и программной платформе (строится с участием США и транснациональных структур Евросоюза - подробнее будет показано ниже), систем электронной идентификации граждан с "целью улучшения качества их жизни" и электронных "документов" единого всемирного стандарта.

В частности, ещё 28 мая 2015 года, когда в Женеве проходил очередной саммит WSIS, в эфире телеканала "Россия 24" министр массовых коммуникаций и связи РФ Николай Никифоров выступил с заявлением[140] о том, что Россия полностью готова к переходу на так называемые "электронные паспорта" мирового стандарта: "Я даже взял с собой прототип электронного паспорта гражданина - сегодня ещё у нас законодательством не предусмотрено, но технически мы к нему полностью готовы. Он будет использоваться тогда, когда мы будем прикладывать его к какому-либо считывающему устройству, это не только платежи, это вопросы идентификации, оказания электронных услуг". Никифоров отметил, что параметры этого "электронного документа" "определены в соответствии с мировыми стандартами"... "Сегодня этот вопрос (соответствия мировым стандартам) урегулирован, и мы ждем дальнейшего развития этой технологии в России", - заключил министр.

Но что значит внедрение в РФ "электронного паспорта" мирового стандарта? Как говорится в документах по построению единого глобального общества, одним из необходимых условий для его построения является наличие у всех граждан планеты "электронного удостоверения личности" единого всемирного стандарта, которое "позволяло бы взаимодействовать с электронным правительством в любое время, в любой точке планеты посредством информационно-управляющих сетей и технологий".

11 июля 2005 года на сессии ИКАО в Монреале были утверждены единые всемирные стандарты машиносчитываемых "электронных паспортов" для "граждан мира сего" в системе "нового мирового порядка" антихриста, включающие дополнительные биометрические параметры - помимо трёхмерного образа лица, предлагается использовать биометрические параметры радужной оболочки глаза или дактилоскопию в качестве вспомогательной технологии. Об этом было сразу объявлено в срочном выпуске ИКАО для печати.

Одновременно такое техническое устройство, постоянно сопровождающее человека, является идеальным средством его автоматической идентификации, позволяющим осуществлять тотальный контроль над личностью и жёсткое управление ею по заданному алгоритму - навязывать людям правила поведения, угодные хозяевам глобальной системы. Внедрение электронных "документов" единого мирового стандарта - это тоже глобальный проект наряду с уже описанными ранее, способствующий строительству всемирного богоборческого режима (введение этих "документов" в РФ временно отложено до президентских выборов 2018 года).

Причем в положениях ИКАО конкретно говорится, что номер паспорта или электронной карты "присваивается государством... с целью придания особой отличительной черты документу", а личный идентификационный номер - "любые специальные знаки... которые присваиваются владельцу государством", причём количество знаков в личных номерах, используемых в различных странах может быть переменным. В пока ещё действующих бумажных документах в машиносчитываемых записях имеющиеся пробелы заполняются знаками-заполнителями (<) до установленного международным стандартом единого фиксированного числа символов (ИКАО Doc9303 Т.1), а для электронных "была специфицирована стандартная "логическая структура данных", предназначенная для программирования чипа, с тем чтобы чипы, запрограммированные в одной стране, можно было считывать в любой другой стране" (ИКАО Doc9303 Т.2. I-1)...

Несложно увидеть, что глобальное цифровое общество, построение которого идёт все ускоряющимися темпами, в своём развитии представляет собой глобальную (транснациональную) кибернетическую систему тотального контроля и жесткого управления каждым человеком и обществом в целом, основанную на технологиях цифровой идентификации личности и однозначно ведущую к физическому и духовному порабощению людей...

Вероятно, уже приведённых сведений о саммитах WSIS по построению единого глобального цифрового общества XXI века и реализации принятых на них решений было бы достаточно, чтобы увидеть угрозы, которые несут эти процессы суверенитету государства и богоданной свободе каждой личности, но есть и другие яркие признаки, о которых нельзя умалчивать.

Прежде всего, не следует забывать, что 18 июня 2013 года на встрече "большой восьмёрки" в Северной Ирландии была подписана "Хартия открытых данных", подготовленная с целью развития и реализации положений окинавской "Хартии глобального информационного общества" и Итоговых документов Всемирных встреч по построению единого глобального цифрового общества в Женеве и Тунисе. Страны G8 призвали к принятию нового документа все государства мира: ""Хартия открытых данных" - это новая глобальная инициатива по раскрытию данных, находящихся в распоряжении правительственных и коммерческих организаций всех стран мира с целью обеспечения прозрачности их работы", говорится в документе.

Открываются все сведения, касающиеся жизнедеятельности государства и общества - деятельность правительства, законотворчество, бюджет, финансы, промышленность, энергетика, сельское хозяйство, добывающие отрасли, лесное хозяйство, наука, транспорт, образование, здравоохранение, топография, статистика и прочие отрасли. Можно ли после этого говорить о каком-то государственном суверенитете? Вся информация в открытом доступе! Во всемирном масштабе!

Национальные границы практически становятся прозрачными. Фактически объявлен переход к единому глобальному законодательству в налоговой и других сферах, и все законы, принимаемые в отдельных странах, должны ему соответствовать. Об этом говорится в Коммюнике лидеров "Группы восьми", подписавших "Хартию открытых данных".

Поразительно, что в России положения "Хартии открытых данных" были закреплены национальными нормативными актами ещё до её принятия[141] на встрече G8 18 июня 2013 года (!).

А вскоре после подписания "Хартии" в "Российской газете" появилась статья со знаковым заголовком "Росстат, откройся"[142]. В ней, в частности говорилось: "До конца года госорганы опубликуют в Интернете 800 баз данных... Вся информация, собранная в Росстате, появится в открытом доступе. Речь идет о переводе в формат открытых данных всего хранилища Росстата... В конце октября должны быть опубликованы пакеты Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр), министерства природных ресурсов и экологии. В ноябре планируется публикация наборов открытых данных от минобрнауки, минтруда, минздрава и минобороны. В декабре должны быть раскрыты пакеты МВД, минфина и минюста. Кроме того, до конца года могут быть опубликованы данные Генпрокуратуры и Федеральной службы судебных приставов".

Вот так "провинциальные менеджеры" (именно таким термином именует национальные правительства президент Центра глобальных интересов (Вашингтон, США) Николай Злобин - авт.) становятся полностью подотчётными перед глобальной властью...

В статье "Щупальца Всемирного Банка охватили Россию"[143] подробно рассказано о международном семинаре, проходившем в Москве 20 декабря 2016 года под председательством Андраша Хорваи - директора и постоянного представителя Всемирного Банка (The World Bank - ВБ) в РФ. На нём был окончательно решён вопрос о включении России "в процесс глобальной цифровой трансформации" под управлением ВБ, о чём сообщалось на его сайте: "Развитие цифровой экономики в РФ - инициатива Всемирного Банка и его партнёров из органов власти, российских бизнес-структур, институтов гражданского общества и научно-образовательного сообщества... Рабочая группа подготовит основные рекомендации и принципы, которые будут способствовать достижению положительных эффектов от цифровой трансформации... Данные рекомендации составят основу аналитического доклада "Цифровая экономика: Перспективы для России", работа над которым будет завершена к июню 2017 года и будет основываться на результатах обсуждений и опыта развития цифровой экономики в Великобритании, США, Южной Корее, Сингапуре, Австралии, Эстонии, Федеративной Республике Германии, Китае, Индии, Израиле и других странах"...

Парадокс заключается в том, что, несмотря на жёсткие санкции и явные военные приготовления со стороны Запада, РФ продолжает выполнять взятые на себя кабальные "международные обязательства" по вхождению в единое глобальное цифровое общество!..."[144].

Gala_gala15: "Главный, наиактуальнейший, вопрос 2017-го - не тот, о каком большинство из нас думает. Он звучит так: "Кому нужна и зачем создаётся единая база данных о каждом россиянине?" (официальная формулировка - "Единый реестр сведений о населении"). О каждом из нас, подчеркиваю, исчерпывающая, охватывающая все стороны жизни.

Полная и универсальная база-реестр, включающая все сведения о человеке, от имущества, карьеры и трудоустройства, образования, семейной ситуации и медицинской информации до любых поездок, покупок и развлечений.

Всё то, вплоть до мельчайших операций, что имеет (оставляет) какой-то электронный след в сети.

Кто бенефициар этого "электронно-цифрового концлагеря" фактически?

Почему его ускоренными темпами взялись создавать в 2017-м году?
При том, что доступ к нему получат многочисленные коммерческие организации, занимающиеся его разработкой и затем использованием, прежде всего, банки (и айти-компании) и, соответственно, их служащие, а также все, кто в состоянии этих служащих заинтересовать в получении информации о конкретном гражданине, например?

Вот майская публикация, для тех, кто пропустил: "Минюст рассказал о создании единой базы данных обо всех гражданах России[145].

Министерство юстиции России ведёт работу над созданием единого реестра населения, в котором будут указаны сведения обо всех гражданах России. Об этом сообщила директор департамента правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Минюста Александра Дронова, передаёт РИА Новости". По её словам, ведомство совместно с Министерством финансов и Федеральной налоговой службой с начала 2017 года занимается созданием данного реестра.

Дронова рассказала, что "во главу ресурса ставится человек", к которому "подстыковываются различные связи". Она отметила, что создание реестра — "беспрецедентно" для России, однако в некоторых зарубежных странах подобный учет "давно и эффективно существует". Дронова пояснила, что в России никогда не было "единого ресурса", где были бы указаны сведения о населении страны".

Как у экспертов, так и у общественности возможность создания единого источника информации обо всех гражданах страны вызвала серьёзные сомнения и недовольство, связанные, главным образом, с гарантиями обеспечения безопасности сведений, которые планировалось накопить в системе.

Во-первых, эти опасения касались возможных злоупотреблений при использовании информации, хранящейся в СПУН, со стороны должностных лиц, имеющих доступ к системе. Основанием для их появления служит продажа на улицах и рынках городов страны и частичное опубликование в Интернете баз данных ГИБДД, МВД, налоговой инспекции и др., а также телефонных компаний и сотовых операторов связи.

Во-вторых, не исключён и несанкционированный доступ к системе извне. В настоящее время уже известны случаи, когда, взломав систему или купив на черном рынке базы данных, преступники получали возможность использования персональных данных граждан и с их помощью тщательно прорабатывали схемы различных преступлений.

Кроме того, базы данных обладают возможностью интеграции, а, следовательно, организации поиска нужной информации во множестве баз данных и объединения её в полное досье на интересующего гражданина.

Более того, серьёзные опасения вызывает невозможность ограничить распространение баз данных (так называемая "сверхтекучесть"), так как кроме рабочих и резервных копий может быть создано и создается множество неучтённых копий.

Так происходит утечка персональных данных[146].

Вот обращение общественности к президенту от июня 2017-го года -
"Остановить "оцифровку" граждан и спасти страну от ловушки "цифровой экономики"!"[147].

Накануне.RU публикует обращение участников экстренного собрания общественности к Владимиру Путину.

Уважаемый Владимир Владимирович!

В декабре 2016 года Вы откликнулись на мнение общественности и отменили закон об информационной системе "Контингент", за что мы Вам очень благодарны.
Несмотря на это, группой чиновников вновь создаётся аналогичный реестр, в который войдут сведения о каждом человеке от рождения до смерти: данные из ЗАГСа, министерств, ведомств, служб, организаций и т. п.

Каждому из граждан планируется присвоить несменяемый и пожизненный 12-цифровой "уникальный идентификационный номер, который заменит имя человека". Человек станет только приложением к его "идентификатору", который как любые "персональные данные" уже сегодня по закону можно "активизировать", "обработать", "блокировать" или "уничтожить".

Нигде в мире не создаётся тотальных баз данных, поскольку это несёт с собой риски их несанкционированного использования и построения системы тотального контроля над гражданами.

Согласно обнародованным планам, предполагается, что Правительство передаст российским банкам функции "Многофункциональных центров" (МФЦ) по выдаче предпринимателям документов и функции "Паспортно-визового сервиса" по выдаче гражданам паспортов, после чего банки смогут распоряжаться всеми "идентификаторами" личности граждан, то есть иметь доступ к информации, составляющей их личную и семейную тайну, охраняемую ст. 23 и 24 Конституции РФ.

Это создаёт опасность для личной безопасности граждан, поскольку почти все банки в России являются частными и в своей деятельности руководствуются соглашениями с другими банками о взаимном обмене информацией.

На наших глазах информация о человеке становится товаром в глобальной банковской системе, при этом следует обратить внимание на то, что использование данных человека для хищения его финансов или разрушения репутации уже получило название "кражи личности", эпидемия которой давно бушует на Западе.
Разработанный чиновниками Минкомсвязи РФ, представленный на ПМЭФ-2017 и размещённый в электронных СМИ проект "Цифровая экономика РФ" также вызывает самые серьёзные опасения экспертов.

Несмотря на своё название, проект не содержит сведений об экономике, но предлагает план построения нового, "цифрового общества", в котором предусмотрена и по годам прописана тотальная "оцифровка" граждан, всех сфер жизни общества и всех областей государства.

В настоящее время во всём мире нет единого определения "цифровой экономики"; так, Всемирный банк предлагает формулировку, что это – "система экономических, социальных и культурных отношений, основанных на использовании цифровых информационно-коммуникационных технологий".

Такие характеристики обычно используются для описания процессов внутри общества, и в "Цифровой экономике" речь как раз и идёт об общественных процессах – их принудительной трансформации и построении с помощью цифровых технологий новой общественной формации.

Для этого предлагается вместо государства создать интернет-платформу (озвученное в СМИ предложение Кудрина); вместо его функций – мобильные приложения и электронные ресурсы для дистанционного взаимодействия; вместо гражданства – идентификацию и аутоидентентификацию.

Под предлогом введения "телемедицины" готовится "национальная биометрическая платформа", где будут собираться биометрические данные каждого человека.

Также продолжительное время в правовом поле России продавливается закон о всеобщей геномной регистрации и геномном паспорте для каждого человека.

"Электронное правительство" нового "цифрового" общества будет оплачиваться населением за счёт получения платных электронных услуг, вместо наличных денег готовится введение "криптовалюты" ("биткоины", "руткоины" и т. п.), представляющей собой лишь цепочки символов, цифровые комбинации, которые имеют мифическую стоимость, не подтверждённую базовым активом, на котором обязательно базируются любые деньги, а вместо госуправления – технология "блокчейн": децентрализация экономики и власти, растворение механизмов управления и уничтожение самого института государственности.

Это – громадная мистификация, компьютерная игра на уровне цивилизации, которая, тем не менее, по мере вовлечения в неё России, втянет в воронку обеспечения дутого пузыря псевдоактивов все ресурсы страны, включая самих граждан.

При этом никто из инициаторов столь масштабных изменений жизни нации внятно не раскрывает предусмотренные меры безопасности для населения, государства и даже не прогнозирует сценарий развития событий в случае энергетического кризиса или простой блокировки подачи электричества.

Таким образом, в случае реализации данных планов, под предлогом мифического "экономического рывка" нарушатся конституционные права граждан России, человек лишится личности, а управление многими стратегическими функциями и ресурсами государства перейдёт под внешний контроль.

Безусловно, на информационные вызовы нужно уметь и успевать отвечать, и Россия должна знать, как ей себя вести в случае, когда весь мир настраивается на цифровые стратегии.

Но никто из возможных игроков на этом поле не в состоянии простроить долговременного прогноза развития ситуации и скоропалительное ввязывание в непродуманные в части рисков и опасностей инициативы несёт с собой по-настоящему фатальные последствия.

Принимая без широкого обсуждения новую стратегию развития общества, каковой, по сути, является проект "Цифровая экономика РФ", государство, по мере её реализации, может в какой-то момент оказаться в ситуации мгновенного коллапса. Это – вопрос государственной безопасности, требующий срочного вмешательства соответствующих органов.

Уважаемый Владимир Владимирович! Господин Президент!

Просим Вас

Остановить создание единого реестра граждан в рамках программы "Электронная Россия" и проекта "Цифровая экономика". Отложить принятие проекта "Цифровая экономика" до его широкого общественного обсуждения и консультаций с широким экспертным сообществом.

Обращение поддержали 276 человек.

6 июня 2017 г., Москва..."[148].

Gala_gala15: "Значение цифрового аватара станет неуклонно расти, люди будут "абсолютно прозрачными": ничего не удастся скрыть", заявил на лекции в Калининграде одиозный глава СБ РФ, прославленный многими высказываниями и деяниями, не оставляющими ни малейших сомнений в его антироссийской и русофобской сущности.
Тем самым, Греф только подлил масла в огонь разгорающихся страхов на тему "Электронно-цифровой концлагерь"[149].

Президент-председатель правления Сбербанка Герман Греф рассказал на лекции в Калининграде о перспективах "цифровой" эры и особенностях развития бизнеса в новой технологической реальности, отметив, что "реальный" человек, на его взгляд, постепенно будет интересовать мир всё меньше, а значение его цифрового "аватара" станет неуклонно расти, люди будут "абсолютно прозрачными": ничего не удастся скрыть.

Очень важный технологический сдвиг связан с тем, что за последние годы машины научились не только хорошо разбирать устную речь человека, но и освоили язык жестов, добавил Греф. "Мы будем всё больше и больше использовать разного рода интернет-приборы. Ни запретами, ни регулированием этот процесс не остановить. Считайте, что это медицинский факт — именно так всё и будет развиваться. А раз так, то все мы и дальше будем оставлять цифровые следы, по которым нас совсем не сложно найти и сделать о нас далеко идущие выводы", заключил он[150].

Глава 2. Что такое "цифровая экономика"?

2.1. Отсутствие единого понимания явления "цифровой экономики"

Идея "цифровой экономики" зародилась в конце ХХ века. В 1995 году американский информатик Николас Негропонте[151] в своей книге "Being Digital" сформулировал концепцию электронной экономики, основанной на переходе человечества в своей хозяйственной деятельности от обработки атомов к обработке электронных битов. По сравнению с традиционным рынком классических товаров и услуг, преимущества новой экономики основаны на отсутствии веса товаров, виртуальности хозяйственных связей, значительном уменьшении потребностей в сырье, ненужности громоздкой транспортной инфраструктуры, возможностях быстрых глобальных перемещений, использовании новых цифровых валют и т. п.[152].

На сегодняшний день в мире не существует единого понимания такого явления, как "цифровая" экономика, зато существует множество определений[153].

По определению Всемирного банка цифровая экономика – система экономических, социальных и культурных отношений, основанных на использовании цифровых информационно-коммуникационных технологий[154].

В указе Президента РФ от 9 мая 2017 года № 203 "О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы" содержится официальное государственное определение: "Цифровая экономика - хозяйственная деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объёмов и использование результатов анализа которых по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг"[155].

В программе "Цифровая экономика Российской Федерации", утверждённой распоряжением Правительства РФ от 28.07.2017 № 1632-р даётся следующее определение: "Цифровая экономика представляет собой хозяйственную деятельность, ключевым фактором производства в которой являются данные в цифровой форме"[156].

А. Данилов-Данильян: "..."Цифровая экономика — это не отдельная отрасль, по сути, это основа, которая позволяет создавать качественно новые модели бизнеса, торговли, логистики, производства, изменяет формат образования, здравоохранения, госуправления, коммуникаций между людьми, а следовательно, задаёт новую парадигму развития государства, экономики и всего общества" — эти слова произнёс на ПМЭФ-2017 глава государства.

Что это за основа? Автоматизация и роботизация? Компьютерные технологии? Электронный документооборот? Большие данные? Дистанционное воздействие на технологические процессы? И чем всё это отличается от ранее использовавшихся терминов, например от ИКТ — информационно-коммуникационных технологий?

Вопросы далеко не праздные: с одной стороны, в одном из докладов Boston Consulting Group 2016 года сказано, что в ближайшие десять-двадцать лет в результате цифровой революции в мире исчезнет 50% профессий. (Хотя массовой безработицей это не грозит, ибо возникнут другие профессии, сервисы и бизнесы, уменьшится рабочая неделя.) С другой стороны, в отношении цифровизации в мире в целом доминирует оптимизм. Это видно как из книги организатора Давосского форума профессора Клауса Шваба "Четвёртая промышленная революция", так и из текста стратегической декларации "Строительство дигитализации для взаимосвязанного мира", принятой в апреле 2017 года на встрече министров цифровых экономик стран G20, а также не входящих в "большую двадцатку" стран, преуспевших в цифровой экономике - Испании, Норвегии, Нидерландов и Сингапура. Но в том же докладе Boston Consulting Group поставила Россию лишь на 39-е место среди цифровых экономик мира. Как сказал президент "Деловой России" Алексей Репик, "Корейцы говорят, что они маленькая страна в обычной географии, поэтому им нужно становиться большой страной в цифровой географии. Я могу сказать, что мы в цифровой географии должны соответствовать своему физическому размеру". Трудно не согласиться.

Цифровая экономика — это экономика, основанная на цифровых компьютерных технологиях. Соответственно, цифровизация — это превращение привычной нам экономики в цифровую, когда компьютерные технологии проникают во все сферы жизни, от проектирования и изобретательства до конечного потребления и быта. Виртуальный мир быстро превращается в производительную силу, внедряется в физический мир и требует аккуратного, незапретительного регулирования. Ещё чуть-чуть, и он де-факто, а не в страшных снах политиков и футурологов начнёт влиять на исход голосований, автономно управлять работой систем жизнеобеспечения, менять владельцев собственности и различных прав. Но с другой стороны — создавать новые бизнесы, вовремя сигнализировать о состоянии здоровья людей, упрощать жизнь посредством Интернета вещей. И наша страна уже сейчас в гуще всех этих процессов.

Стихийное развитие цифровизации в России будет и дальше способствовать росту конкурентоспособности страны на внутреннем и мировом рынках товаров и услуг. Но для того, чтобы Россия вошла в число законодателей мод в сфере цифровой экономики, нам нужно оперативно перенять опыт "бережного" государственного регулирования и защиты добросовестного бизнеса у трёх мировых лидеров дигитализации — США, Южной Кореи и Сингапур"[157].

Т. Романова: "Термин "цифровая экономика" сегодня часто используется в СМИ. Политики, бизнесмены и учёные пользуются этим определением в своих докладах и выступлениях, повествуя о перспективах финансового развития.

Расширенный подход к этому понятию определяет, что цифровая экономика – это хозяйственное производство, использующее цифровые технологии. В мире, где более 40% населения во всех сферах жизни пользуются сетью Интернет, виртуальная торговля достигает невероятных объёмов. Оцифрованные денежные отношения стали безопаснее и оперативнее.

Виртуальная часть жизни стала тем местом, где создаются новые продукты и идеи. Тестирование и апробация свежих изобретений становятся проще, ведь больше нет необходимости проводить реальные краш-тесты продукции. Компьютерная визуализация позволяет оценить все достоинства и недостатки нового продукта без лишних финансовых затрат.

Цифровая экономика – развивающаяся ускоренными темпами сфера жизни, которая, по мнению экспертов, полностью переформатирует привычные хозяйственные связи и существующие бизнес-модели.

Развитие цифровой экономики происходит очень быстрыми темпами. По оценкам финансистов, в ближайшем будущем всех участников этого сектора ждут немалые "цифровые дивиденды". Среди них снижение уровня безработицы, понижение издержек при производстве товаров.

Инструменты, которые предлагает цифровая экономика, позволяют полностью удовлетворить потребности клиента и повысить производительность труда. Электронная коммерция способна ослабить кризисы с помощью ускоренной реализации услуг и продукции, виртуальные платежные системы ускоряют товарообмен, интернет-реклама по своей эффективности превосходит все известные ранее способы оповещения о новом виде товара (услуги)"[158].

Редакция газеты "Тюменская область сегодня" провела цикл встреч "Прикосновение к будущему", посвящённых развитию новых технологий в регионе. Первым гостем стал Константин Бажин – генеральный директор ООО "КБ-Информ".

– Константин, как вы понимаете термин "цифровая экономика"?

– Имеется много объяснений этого понятия. Я бы сказал, что цифровая экономика – это киберфизическая система, которая интегрально взаимодействует как с виртуальной, так и с физической частями окружающего нас мира. Суть её в том, что виртуальные явления – идеи, замыслы, технологии, в целом то, чего достигает человеческий интеллект, переводится в цифровой формат. И этот огромный массив данных, вся оцифрованная с помощью компьютеров информация становится производительной силой. Данная система обладает возможностью не только обеспечить предоставление потребителям необходимых для них товаров и услуг, но и производить сами товары и услуги...

Кардинальное отличие современной цифровой экономики в том, что она является средством предоставления информации, товаров и услуг потребителю, то есть всем нам. Клиентоориентированность – один из основных признаков цифровой экономики...

– В одном из ваших интервью прозвучало такое высказывание: "Информация – оружие будущего. Гонка вооружений уже началась. Где наше место в новой системе координат?" Как бы вы сами ответили на этот вопрос?

– Думаю, что все мы, и читатели газеты не исключение, видим приметы нового мира. Это и геометрический рост массивов информации, и создание виртуальной реальности, появление криптовалюты – биткоина. Это другой мир, другая реальность. Не надо бояться новой реальности, надо умело встроиться в неё. Как только мы примем "правила игры" цифрового мира, то окажемся в числе ведущих государств в данной сфере. В нашей стране выстроена эффективная система информационной безопасности, однако вместе с тем для Российского государства очень важно активно строить архитектуру цифровых сервисов и государственных услуг, постоянно их совершенствовать, повышая качество. Тогда успех в "цифровом завтра" нам обеспечен[159].

Елена Ларина - ведущий аналитик Института системно-стратегического анализа (ИСАН), эксперт в сфере информационных технологий, член Сообщества практиков конкурентной разведки.

По её мнению, распространение в мире "цифровой экономики" – это объективный результат развития общества. Россия значительно отстаёт в этой сфере, и мы вряд ли построим цифровую экономику в ближайшее время, однако для нас в этой сфере не всё потеряно в связи с тем, что в России есть кадровый потенциал, а также технологический задел, наработанный в СССР.

Член Брянского регионального отделения Изборского клуба профессор БГТУ Вячеслав Мирошников представил альтернативное мнение относительно"цифровой экономики". По его мнению, она лишь одна из сторон совершающейся великой мировой электронно-информационной революции, однако накачена мифами. Учёный представил своё видение процесса распространения цифровой экономики в России, а также оценил его перспективы и возможные угрозы[160].

"В настоящее время в экспертном сообществе отсутствует единое и согласованное определение понятия "цифровая экономика". В программе "Цифровая экономика Российской Федерации" этот термин увязан с новым технологическим укладом, где данные в цифровой форме станут ключевым фактором производства", сказала эксперт Аналитического центра Татьяна Еферина, выступая на круглом столе "Новые возможности в эпоху трансформации".

Татьяна Еферина отметила, что цифровая экономика приносит не только дивиденды в виде расширения торговли, оптимизации производственных процессов, повышения качества услуг и др., но и формирует условия для социальных рисков. Это, в первую очередь, углубление социального неравенства из-за отсутствия у некоторых социально-демографических групп доступа к современным средствам коммуникации. "В данном случае мы говорим о "цифровом разломе" по возрасту, уровню дохода, образованию, типу населённого пункта. Так, по данным социологических исследований, всемирной сетью пользуются 94% россиян от 14 до 23 лет, 37% - в возрасте 54–63 и лишь 13% населения старше 64 лет", сказала эксперт.

"Подводным камнем" цифровой экономики может стать и структурная безработица из-за растущих требований к технологическим и социальным навыкам, считает Еферина. В связи с этим уже сейчас необходимо предусмотреть меры социальной защищённости.

"Что нужно предпринять, чтобы цифровая экономика "взлетела" в России? Ключевые факторы успеха - решение поставленных в Программе задач. Особый акцент необходимо сделать на вопросах доверия, поддержки инновационной активности бизнеса на основе цифровых технологий, поддержки поисковых и прикладных исследований", - уверена эксперт. Сегодня, согласно опросам, каждый третий россиянин сталкивался с действиями злоумышленников в Интернете, рассказала Еферина. Большинство опрошенных испытывают опасения относительно возможной кражи денег с банковских карт и электронных счетов, а также кражи персональных данных. Более половины респондентов считают, что у государства не должно быть доступа к персональной информации и переписке.

Особенно актуальным для развития России становится вопрос поддержки поисковых и прикладных исследований, обеспечивающих технологическую независимость по направлениям сквозных цифровых технологий. Для этого в Программе предусмотрено отдельное направление "Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов". Предполагается формирование институциональной среды для развития исследований и разработок, технологических заделов и компетенций в области цифровой экономики[161].

Экосистема цифровой экономики - партнёрство организаций, обеспечивающее постоянное взаимодействие принадлежащих им технологических платформ, прикладных интернет-сервисов, аналитических систем, информационных систем органов государственной власти Российской Федерации, организаций и граждан[162].

Никто толком не знает, что такое новый технологический уклад. О цифровой экономике и её последствиях размышляет в интервью "Русской народной линии" профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов:

"Президент заявил о переходе к новому технологическому укладу. Но никто толком не знает, что такое новый технологический уклад. Даже президент Всемирного экономического форума Шваб, который в 2016 году представил в Давосе свою книгу "Четвёртая промышленная революция", не смог чётко объяснить, что собой представляет новый технологический уклад. Правда, когда я вчитывался в некоторые страницы труда доктора Шваба, то стал понимать, что это некий синтез технологических преобразований в сфере материального производства, биотехнологий, в живых организмах, в том числе в человеке.

Если продолжать читать работу Шваба, которая является не причудой профессора, а неким программным документом, который обсуждался на Давосе-2016, то на выходе получается киборг, кентавр и продукт синтеза компьютера, робота и человека.

Я не знаю, насколько понимает наш Президент, что скрывается за туманными формулировками "цифровая экономика", "цифровое общество". На самом деле, есть подозрение, что этого не понимают и руководители правительства России, министерство финансов, Центральный банк. Или делают вид, что не понимают, потому что три-четыре года тому назад, когда появились первые признаки использования российскими гражданами и организациями криптовалют, были жёсткие заявления по поводу того, что это незаконное платёжное средство, которое не предусмотрено Конституцией России. Поэтому пользователи криптовалют будут нести ответственность. За три-четыре года произошла революция. Буквально недавно заместитель министра финансов Моисеев заявил о том, что правительство готовится легализовать, регулировать и контролировать криптовалюты.

Криптовалюта - это совместный проект американских спецслужб и креативных ребят из Кремниевой долины, которые занимаются различными IT-проектами, стартапами и т. д. По замыслу инициаторов проекта этот криптовалютный пузырь должен принести бешеные деньги. Но, с другой стороны, он приведёт к дестабилизации мировой экономики и к построению цифрового и банковского концлагеря.

Некоторые надеются, что криптовалюта поможет защититься от влияния финансовых монстров. Но эти разговоры для дилетантов, которые с трудом понимают, что такое блокчейн, пиринговые сети, Big Data. Их гипнотизируют малопонятные термины, за которыми скрывается электронный банковский концлагерь.

Конечно, на первый взгляд пиринговые сети несут равенство и свободу, потому что вроде бы над участниками экономических сделок не стоят никакие институты - Центробанк, финансовый надзор. Но это всего лишь разговоры, потому что специалисты прекрасно знают, что есть конфликт с пиринговыми сетями.

Информационные технологии необходимы для того, чтобы мы формально развивались, но нельзя превращать эти технологии в некий фетиш и палочку-выручалочку. Но эти разговоры из той же оперы, что и басни о постиндустриальном обществе. Материальное производство всегда было и остаётся фундаментом любой экономики. Цифровые и компьютерные технологии лишь могут совершенствовать материальное производство, но не отменять его. Некоторые считают, что можно жить только за счёт цифровых технологий, но это откровенные пузыри. Надо понимать, что у нас крайне мало оригинальных цифровых технологий, поэтому можно сделать вывод, что они создавались по заказу американских спецслужб со всеми вытекающими последствиями. Мне трудно судить, знает ли об этом Президент"[163].

Сергей Михеев: Цифровая экономика, действительно, зарождается, существуют определённые виды деятельности, которые можно к цифровой экономике отнести, к примеру, многочисленные интернет-сервисы, которые действительно по своей капитализации превосходят некоторые нефтяные компании. Это правда. Можно ли игнорировать существование такого феномена? Нет, нельзя. Но можно ли надеяться на то, что эта цифровая экономика заменит всю остальную экономику? Нет, нельзя, и более того, надеяться на это крайне опасно. Потому что цифровая экономика создаёт в основном виртуальные деньги.

Да, она подтягивает кое-какую смежную отрасль производства, инфраструктуру, но в целом она, скорее, сокращает рабочие места, чем создает. Кроме всего прочего, продукт цифровой экономики чаще всего виртуальный, его нельзя потрогать, а люди живут в мире реальных вещей, и эти реальные вещи кто-то должен производить.

Неизбежно то, что нужна экономика, производящая вещи, которые можно потрогать руками, продукты питания, которые можно съесть, одежду, которую можно надеть на себя – такая экономика всё равно остается основой экономического благополучия и процветания.

Вопрос: Мы стремимся к тому, от чего весь мир сейчас уходит?

Сергей Михеев: Да, недаром тот же самый Дональд Трамп собирается возвращать реальную экономику в США. Ведь Трамп победил под лозунгом "Вернём производство в свою страну обратно, сделаем Америку великой опять". А ведь, казалось бы, в Америке есть Google и Apple – все прелести цифровой экономики, какого рожна ещё надо Трампу?

Проблема в том, что цифровая экономика создаёт иллюзию, некий кластер обогащения небольшой группы людей. Для подавляющего большинства населения она не даёт практически ничего, кроме новых видов развлечений. А рабочие места эта сфера почти не создаёт. Потому Трамп пытается вернуть производство в Америку и будет продолжать это делать. Китай стал ведущей экономической державой тоже потому, что производит реальный продукт.

Вопрос: Но цифровая экономика может быть фактором роста экономики?

Сергей Михеев: У меня есть ощущение, что сейчас этими модными разговорами про цифровую экономику чиновники хотят затуманить нам взгляд на реальное положение вещей и довести до абсурда – что нам вообще никакая экономика не нужна. В лучшем случае это опасная иллюзия, а в худшем – откровенная манипуляция...

Вопрос: Говорят, что Советский Союз пропустил какие-то этапы технологической революции, и нам приходится наверстывать их сейчас? Вот, оказывается, почему у нас всё плохо – СССР виноват, что у нас нет цифровой экономики, а Кудрин и компания сейчас, наконец, всё быстро решат?

Сергей Михеев: На самом деле, я считаю, что не от этого были проблемы у СССР. Да, может быть, Советский Союз увлёкся геополитикой, может быть, он слишком жёстко давил частную инициативу, в том числе социальным государством, что нельзя назвать минусом – социальное развитие было на высоте. Но сейчас выдавать цифровую экономику за новый этап технологического развития, которая якобы решит все проблемы – это примерно такой же обман, что и другие многочисленные реформы.

Нам 25 лет пудрили мозги этими реформами, рассказывая о том, как новые менеджеры всё ловко решат. А теперь пришли к тому, что якобы надо отобрать деньги у пенсионеров, повысить пенсионный возраст. В таком случае, чем вы занимались 25 лет, реформируя пенсионную отрасль – вы нас просто обманывали? Здесь может случиться точно так же.

Вопрос: Как Вы считаете, российские IT-компании конкурентоспособны на глобальном уровне?

Сергей Михеев: Ну, наверное, они могут быть конкурентоспособными, существует поисковая система "Яндекс", есть Mail.ru и прочие сервисы, ресурсы. Я не говорю, что их не надо развивать. Я говорю, что из этого не надо делать панацею, якобы решающую все проблемы. Да, пусть они развиваются, несомненно, им надо помогать. Но нет смысла убеждать людей в том, что цифровая экономика заменит нам всё.

И всё равно нам постоянно суют в глаза эту капитализацию Google, а капитализация – это просто положение на бирже, это важно для спекулянтов. Капитализация – это для игры на ценных бумагах, но в реальности ничего не создает. И на самом деле ни к валовому внутреннему продукту, ни к благосостоянию людей, ни к доходу бюджета это вообще не имеет никакого отношения. Все эти "капитализации" – вещи, которые невозможно потрогать руками.

Может быть какая угодно капитализация, но к реальной жизни она имеет достаточно отдалённое отношение. Да, люди, которые руководят Google, имеют очень хорошие доходы, да, люди, которые спекулируют на ценных бумагах, на биржах, могут делать деньги из воздуха, но на этом всё, больше ничего!

Вопрос: Высокая капитализация цифровой экономики – это не гарантия того, что будут созданы высокотехнологичные рабочие места? Ведь нам говорили про 25 млн. таких рабочих мест – это нереально?

Сергей Михеев: Капитализация не равна количеству рабочих мест, и вместе с этим капитализация не приносит столько же дохода в бюджет государства. 25 млн. – откуда они возьмутся, эти рабочие места-то? Это понять совершенно невозможно, по крайней мере, интернет-сервисы такого количества рабочих мест не дадут. Можно даже посмотреть статистику – наиболее успешные компании, тот же Google, не дают роста рабочих мест. Некоторые приводят иногда пример продвинутого "Сбербанка", а вы посмотрите, как Герман Греф сократил персонал "Сбербанка" – на 3 тыс. человек. Ну, и что? Бизнес ищет только одного – меньше вложить, больше получить. Сократить количество рабочих мест – а как быть с государством? Будут новые миллионы, которые "не будут вписываться" в вашу цифровую экономику? Цифровая экономика пусть развивается, но не надо друг другу пудрить мозги по поводу того, что это решает все проблемы, и так мы войдем в будущее – это же смешно.

Вопрос: Но цифровая экономика хотя бы будет стимулировать обучение высококвалифицированных специалистов, давать работу именно такого качества?

Сергей Михеев: Наши программисты самые лучшие в мире? Самые лучшие, ну да – а где они работают? На нашей земле вырастают, в наших вузах учатся – и уезжают работать в США. Поэтому мы от них практически ничего не имеем. Надеяться на этих людей, как на основу российской экономики, мягко говоря, бессмысленно. Даже если мы будем создавать им примерно такие же условия, как в Штатах, всё равно какая-то часть из них будет туда уезжать, так как границы открыты. Да, нужны будут и другие рабочие места, которые будут выполнять социальную функцию, которые будут поддерживать города и поселки, в которых эти высокотехнологичные предприятия будут находиться – это понятно, но это капля в море. Цифровая экономика – это очень хорошо, но для узкой доли населения.

Вопрос: Сергей Александрович, ну вот ещё один аргумент, цифровая экономика подразумевает и распределение доходов, этакий "цифровой коммунизм", разве нет?

Сергей Михеев: Не будет никакого "цифрового коммунизма", потому что это противоречит природе современной капиталистической системы. Есть ли реализованные примеры? Реализованных примеров не существует. Никто даже не собирается этого делать. Была попытка в Швейцарии провести закон о социальном доходе, но там речь идет не о цифровой экономике, а о банковском бизнесе. И всё же Швейцария – это маленькая страна. Я что-то больше нигде в мире не видел примеров, чтобы кто-то пытался перераспределять доходы в пользу бедных. Приведёт это к тому, что людей будут сводить к минимальному пособию, чтобы они вымирали. Это путь к смерти.

Если вы хотите пересадить ненужное вам население на пособие, и оно станет потихоньку вымирать, а небольшое количество людей будет со сверхдоходами от этой цифровой экономики – никакого "цифрового коммунизма" это не будет означать, это будет означать вымирание одних и все более очевидное процветание других. Я думаю, что все это – не более чем "езда по мозгам", в том числе ради получения дотаций из бюджета.

Думаю, что всё понятно? Та же тема, что и везде - противостояние узкого слоя элиты и многочисленных, становящихся ненужными, большинства людей, но с местными особенностями особо циничного и людоедского российского капитализма.
Новомодная "цифровая экономика", насаждаемая властными либералами в России - путь обогащения либерально-компрадорских элит и создания многомиллионной касты лишних, ненужных людей, да ещё цинично подаваемая под соусом некого "нового технологического уклада", который, якобы, улучшит экономическую ситуацию и положение населения.

У западной элиты в аналогичной ситуации два пути, как было сказано в первом материале, аналогии в данном контексте вполне уместны - так какой из них выберет российская элита?"[164].

2.2. Развитие цифровой экономики в России – инициатива Всемирного Банка

Развитие цифровой экономики в России – инициатива Всемирного Банка и его партнёров из органов власти, российских бизнес-структур, институтов гражданского общества и научно-образовательного сообщества, целью которой является формирование многостороннего партнерства заинтересованных сторон на национальном и региональном уровнях для развития цифровой экономики в России. Главная задача – совместная разработка рекомендаций для заинтересованных сторон по созданию фундаментальных основ развития цифровой экономики в России[165].

Цифровая экономика всё активнее входит в нашу жизнь. Делает ли она её удобнее или, наоборот, разрушает?

В 2017 году Правительство РФ утвердило программу "Цифровая экономика РФ". По замыслу её создателей, цифровизация различных сфер жизни общества позволит облегчить наш труд и сделать наш быт комфортнее, "повысит конкурентоспособность страны и качество жизни граждан". А вот кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО, специалист по новейшей истории Запада Ольга Четверикова утверждает, что истинная цель цифровизации — тотальный контроль за всем и вся.

Никому не спрятаться

Владимир Кожемякин, "АиФ": Ольга Николаевна, Вы называете цифровую экономику "электронным концлагерем". Но разве новейшие технологии не облегчают жизнь людей?

Ольга Четверикова: Разумеется, технологии сами по себе не могут быть хорошими или плохими. Они — только инструмент. Вопрос лишь в том, в каких целях они используются.

— Например, сегодня можно оплачивать через Интернет практически все услуги и товары, не стоять в очередях за билетами в театр, на поезд или самолёт, за талоном к врачу в поликлинике. Школьные карты дают родителям возможность видеть, когда ребёнок вошёл в школу и когда её покинул, контролировать его покупки в школьном буфете. Через мобильное приложение в смартфоне удобно вызывать такси. А скоро появятся и беспилотные автомобили...

— Все те удобства, которые Вы перечислили, лишь частично отражают суть цифровизации жизни. Но есть и другая сторона, о которой обычно молчат. Цифровая экономика, как нам говорят её гуру, — это не какая-то отдельная сфера услуг, а целая система, призванная в корне поменять госуправление, бизнес, здравоохранение, медицину, транспорт, ЖКХ и пр. Речь идёт о трансформации всего общества. И прежде всего о тотальном сборе персональных данных, в том числе биометрических.

Адепты новой системы провозглашают: мы уже, по сути, живём в цифровом обществе, а раз так, то скоро вся информация о каждом человеке будет доступна тем, кому это требуется. Причём вы, реальный человек, станете интересовать мир всё меньше и меньше, а вот значение вашего цифрового аватара (дубликата), наоборот, будет неуклонно повышаться, поскольку он сможет сказать о вас очень многое. Всех будет интересовать ваша цифровая копия, которая хранится на облаках, а не вы. Мы будем абсолютно прозрачны для воротил цифрового мира — при всём желании никому ничего скрыть не удастся. Далеко не все готовы смириться с таким положением дел, но, увы, это ключевой тренд на ближайшие годы...

— А кому и зачем это нужно?

— Тут нет особого секрета. В центре цифровой экономики находится клиент, вокруг которого располагаются производители товаров и услуг, желающие до него дотянуться. Последняя "информационная миля" на этом пути — частная жизнь человека — является самой дорогой. Все за неё бьются, потому что компаниям и банкам хочется знать о клиенте абсолютно всё.

"Дирижёры" цифровизации уже провозгласили конец анонимности как таковой. Мол, если для вас ещё существует такое понятие, как личная жизнь, то, ребята, забудьте о нём. Предполагается, что каждый человек в этом "новом дивном мире" будет повсюду оставлять свои цифровые следы, по которым его несложно найти или сделать о нём далеко идущие выводы. Даже если вы захотите что-то оставить в тайне, то с помощью специальных аналитических систем это вполне может быть раскрыто. А любой отказ подчиниться идее всеобщей подключённости, желание покинуть эту "матрицу" будет рассматриваться как нечто подозрительное, попытка что-то утаить и даже нарушить закон. Соответствующие службы будут заводить досье на "спрятавшихся" и применять к ним более жёсткие меры, включая строгий контроль в аэропортах и даже ограничения на поездки.

Всё решат без нас?

— Но, может, ничего страшного тут нет, и это всего лишь издержки производства? В конце концов, если спецслужбы по электронным следам вычислят реального террориста, честь им и хвала. Применять во вред нормальным людям собранные о них данные никто не будет. А слежка, например, за интернет-запросами клиента может вестись для его же удобства, чтобы облегчить человеку ориентацию в непрерывно усложняющемся мире товаров и услуг и подсказать, что и где лучше купить. Ведь конечный выбор всё равно остается за самим человеком.

— Эта идиллическая картинка имеет мало общего с реальностью. Отношения человека и цифрового мира — это ситуация, когда, что называется, "без меня меня женили". И в войне за клиента побеждает не тот, кто создаст более привлекательный образ своего товара или услуги, а тот, кто узнает о своём потенциальном клиенте абсолютно всё. В этой борьбе дозволены все методы. Не секрет, что сегодняшний маркетинг использует психотехники НЛП (нейролингвистического программирования. — Ред.), характерные для оккультных сект. Человек оказывается объектом манипулирования, поэтому и покупает не столько необходимые ему вещи, сколько то, что ему навязывает реклама. Если раньше сам клиент определял, что ему нужно, то сегодня это определяет соответствующая компания. В обществе потребления это стало такой же нормой, как раньше было обязательным ходить на демонстрации и выкрикивать лозунги.

— Но ведь система тотального контроля служит в том числе и борьбе с криминалом — если всё будет прозрачно, значит, и у злоумышленников станет меньше возможностей совершать преступления.

— Такие утверждения — всего лишь попытка оправдания, предлог для осуществления совершенно иных целей. Обратите внимание, что, на самом деле, по мере совершенствования методов электронного контроля преступлений в мире совершается не меньше, а больше. А сами преступления становятся всё более изощрёнными. "Цифра" и онлайн далеко не всегда идут на пользу безопасности. Например, внедрение технологий, которые позволят банкам использовать удалённую идентификацию клиента по биометрическим данным, в том числе по его внешности, может резко повысить риски хакерских взломов и утечек личных сведений. Ведь внешность человека можно легко подделать, сымитировать, просто взяв его фотографию из соцсети.

Роботы против людей

— Вы утверждаете, что цифровая экономика убьёт множество профессий — водителя, продавца, врача, учителя... Что крупный бизнес стремится выкинуть живых людей из большинства сфер, чтобы сэкономить. Всё, мол, переводится в "цифру" не с целью облегчить труд, а чтобы убрать человека из большинства сфер деятельности... Однако системы с искусственным интеллектом уже сейчас много где используются — от финансов до транспорта. Например, на биржевых торгах, на роботизированных производствах, в медицине, где роботы-хирурги проводят сложнейшие операции, или в сельском хозяйстве, где беспилотные комбайны с помощью компьютерного зрения убирают хлеб, дроны воюют с террористами вместо живых солдат и т. п. Элементы ИИ есть во многих компьютерных офисных программах. Что в этом плохого и угрожающего?

— Роботизация наносит сильнейший удар по работникам среднего класса. Растёт значение, с одной стороны, высококвалифицированных специалистов, способных делать то, на что неспособна машина. А с другой стороны, увеличивается число работ, не требующих вообще никакой квалификации. К чему, например, приводит распространение онлайн-торговли через интернет-магазины, в которую вовлечены массы людей? Этой сфере нужна уже целая армия курьеров, которые будут доставлять товары. Зато другие категории работников зачастую оказываются за бортом. Цифровизация погружает нас в глубину средневековой архаики. Люди будут выкинуты со своих рабочих мест, попадут на биржу труда, но не найдут другой работы. Если только мы все не пойдём работать курьерами.

— Но ведь устройства с искусственным интеллектом тоже должны обслуживаться и контролироваться людьми. Очевидно, что машины не заменят человека и там, где необходимы абстрактное мышление, свобода воли, способность оценивать и принимать решение в непредсказуемой ситуации, интуиция и другие чисто человеческие качества. Может, надо просто подумать, куда и как грамотно перенаправить потоки высвобождающихся кадров?

— Для того чтобы обслуживать роботов, нужно гораздо меньше кадров, чем того требует обычная экономика. А куда деть всех остальных? В России сегодня и так 22 млн. бедных и 4,3 млн. безработных. А ультрасовременные технологические новшества, в том числе цифровые, делают жизнь удобнее только в некоторых сферах, например банковской. В других же секторах они скорее затрудняют жизнь людей. Электронные дневники, например, усложнили работу учителей, которые теперь вынуждены часами сидеть у компьютера, заполняя их, и им не хватает времени собственно на обучение детей, из-за чего качество образования падает "ниже плинтуса". Каждый из нас становится в цифровой экономике просто неким оператором, а нормальная жизнь превращается в систему технических операций.

Так и хочется сказать: люди, свихнувшиеся на роботах, просто морочат нам голову.

— Признайтесь, такие люди как Вы не напоминают вам луддитов, которые в Средние века рушили машины, или сторонников философа Руссо, призывавшего отправиться назад к природе, уйти в леса?

— Наоборот, я только пытаюсь доказать, что мы имеем дело не с техническим прогрессом, а с его имитацией. Цифровизация в нынешнем виде — это огромный симулякр, который никоим образом не стимулирует развитие реальных научно-технических проектов. Почему? Если раньше мир делился на развитые страны и развивающиеся, то сегодня в рамках развитых стран образуются инновационные центры, кластеры. Транснациональные корпорации из развитых стран насильственно деиндустриализуют все остальные страны и внедряют в остальном мире свои технологические сектора, которые являются как бы продолжением их тела, помогают обслуживать мировую корпоратократию. Это наносит в том числе сильнейший удар по нашей фундаментальной науке, вернее, по её остаткам.

В частности, программа цифровой экономики, которая была принята в РФ летом этого года, стала результатом реализации инициативы Всемирного банка, и встроена в общую программу цифровизации, которая осуществляется по всему миру. В результате, мы, фактически, оказываемся в ситуации, когда каждый наш шаг будет контролироваться неизвестными нам хозяевами.

— А может быть, нужно не проклинать цифровизацию, а постараться учесть угрозы, которые она несёт, по возможности минимизировать издержки, адаптироваться к переменам будущего и научиться комфортно жить в нем, используя преимущества цифровой экономики себе во благо?

— И это тоже. Однако цифровизация должна знать своё место. Нам нужно внедрять новейшие технологии в промышленность и сельское хозяйство, в ключевые отрасли, обеспечивающие национальную безопасность. Оцифровка же данных в норме — это только микроскопическая часть всей экономики и жизни общества. Если поставить её во главу угла, то мы сами себе построим концлагерь. Нельзя делать из "цифры" электронную клетку, и сажать туда человека[166].

На сайте представительства Всемирного банка в России написано (20 декабря 2016 года): "Развитие цифровой экономики в России – инициатива Всемирного Банка и его партнёров из органов власти, российских бизнес-структур, институтов гражданского общества и научно-образовательного сообщества, целью которой является формирование многостороннего партнёрства заинтересованных сторон на национальном и региональном уровнях для развития цифровой экономики в России. Главная задача – совместная разработка рекомендаций для заинтересованных сторон по созданию фундаментальных основ развития цифровой экономики в России.

Для этого из сотрудников Всемирного Банка, ведущих международных экспертов и представителей ключевых партнеров с российской стороны будет сформирована Рабочая группа по развитию цифровой экономики в России. По итогам серии локальных семинаров, международных видеоконференций и онлайновых консультаций, Рабочая группа подготовит основные рекомендации и принципы, которые будут способствовать достижению положительных эффектов от цифровой трансформации, таких как устойчивый экономический рост, создание новых высокотехнологичных рабочих мест, повышения качества предоставляемых услуг, а также позиционирования России как страны-лидера с развивающейся цифровой экономикой.

Данные рекомендации составят основу аналитического доклада "Цифровая экономика: Перспективы для России", работа над которым будет завершена к июню 2017 года и будет основываться на результатах обсуждений и опыта развития цифровой экономики в Великобритании, США, Южной Корее, Сингапуре, Австралии, Эстонии, Федеративной Республике Германии, Китае, Индии, Израиле и других странах.

На первой международной видеоконференции совместно с ведущими сотрудниками Всемирного банка, международными экспертами из профессионального сообщества экспертов, лидеров и практиков высокого уровня (HELP) и их российскими коллегами будут обсуждаться основные понятия и принципы развития цифровой экономики, лучшие практики и факторы успеха"[167].

20 декабря 2016 года в Москве под председательством Андраша Хорваи – Директора и постоянного представителя Всемирного Банка (The World Bank) в РФ прошёл международный семинар Всемирного Банка "Концепция, международные тренды и видение цифровой экономики – на пути к долгосрочной стратегии".

На почётном месте рядом с Хорваи находился Н.А. Никифоров – министр связи и массовых коммуникаций РФ. "Участники семинара обсудили задачи и основные понятия цифровой экономики, экономические и социальные выгоды от ее развития, роль государства в этом развитии, а также потенциальные риски и способы их снижения. В дискуссии также участвовала министр Евразийской экономической комиссии по внутренним рынкам, информатизации и информационным и коммуникационным технологиям Карине Минасян, представители Аналитического центра при Правительстве РФ, Европейской комиссии, Всемирного банка, российские и международные эксперты", сообщает официальный сайт Минкомсвязи.

В своём выступлении Николай Анатольевич отметил: "Для нашего министерства задача по развитию цифровой экономики имеет прикладной характер. В первом полугодии 2017 года мы должны представить программу, которая ускорит цифровую трансформацию экономики России.

Предполагаем, что она будет состоять из двух блоков, один из которых будет связан с необходимым регулированием и трансформацией конкретных традиционных отраслей. Второй блок будет связан с развитием необходимой инфраструктуры: он затронет темы развития телекоммуникаций, микроэлектроники, человеческого капитала. В него будут включены темы обеспечения безопасности, такие явления, как интернет вещей. Рассчитываем в 2017-2018 году внести поправки в законодательство, которые определяли бы цифровую стратегию развития экономики России на ближайшие пять лет. Внедрение цифровой экономики должно улучшить жизнь миллионов людей в нашей стране".

"Министр особо подчеркнул, что работа по развитию цифровой экономики в России ведется в тесном сотрудничестве с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), и ряд норм и вопросов регулирования будет решаться на уровне этого международного союза. Напомним, тема создания единого цифрового пространства как необходимой составляющей процесса интеграции стран-участниц союза и их включения в процесс глобальной цифровой трансформации системно обсуждается с представителями ЕАЭС в рамках рабочих встреч в Минкомсвязи России и прочих международных мероприятий", отмечается на сайте Минкомсвязи[168].

Б. Славин: "Всемирный банк в 2016 году выпустил аналитический доклад "Цифровые дивиденды"[169], который сначала привлёк к себе внимание членов Совета Евразийского экономического союза, а потом уже, по всей вероятности, и высших органов российской власти. Но в докладе Всемирного банка как раз обосновывался тезис, что нельзя развивать только технологии, надо выстраивать и соответствующее новым цифровым возможностям управление, отношения между субъектами экономики, названные в докладе, в противовес цифровым, "аналоговыми" компонентами. В пояснительной записке авторы писали: "Основной посыл доклада состоит в следующем: необходимо, чтобы стратегии цифрового развития были гораздо шире стратегий развития ИКТ". Но этот посыл для российских чиновников уже не важен, лозунг о построении цифровой экономики в России попал в речь президента, и сразу началась гонка между группами влияния за право стать основным бенефициаром новой программы. Цифровые дивиденды из аллегории превратились в реальную и лакомую цель.

В первое время на роль разработчика новой программы претендовал Всемирный банк, у которого был собран солидный статистический материал, имелись хорошие контакты с большой группой российских экспертов, дружественные отношения с Аналитическим центром при правительстве. Но и другие группы претендовали на то, чтобы сказать своё слово в области цифровизации России. Это и экспертный совет открытого правительства, и эксперты Столыпинского клуба под предводительством Бориса Титова, и аналитики Центра стратегических разработок Алексея Кудрина.

Однако в сражении за флаг цифровизации победу одержал тандем помощников президента Андрея Белоусова и Игоря Щёголева. Несмотря на то что программу развития цифровой экономики было поручено готовить Минкомсвязи (которое опиралось на возможности Всемирного банка), помощники президента перехватили инициативу, подключив ресурс Агентства стратегических инициатив (АСИ). Чиновники правительства не выдержали напора со стороны амбициозных представителей агентства, поддержанных администрацией президента, и к марту 2017 года вынуждены были согласиться на лидирующую роль АСИ, тем более что сроки представления программы президенту стремительно сокращались – в июне она должна была лечь на стол Путину. Статус-кво был подтвержден распоряжением Путина о создании рабочей группы Экономического совета при президенте по направлению "Цифровая экономика", сопредседателями которой и стали Белоусов и Щёголев.

Ещё ранее приказом главы Минкомсвязи была создана представительная группа экспертов в области цифровых технологий. Их было решено использовать для разработки программы цифровой экономики. Понятно, что в отведенные сроки (оставались только апрель и май) с учетом того, что эксперты по-разному понимают термин "цифровая экономика", разработать что-то серьёзное, даже с опытом АСИ в организации интеллектуальных штурмов, невозможно. Поэтому организаторы пошли по традиционному для чиновников пути – сделать то, что в такие сроки возможно, и назвать результат той самой программой, которую уже разрекламировали.

Программу сразу было решено представить в форме vision – т. е. картины того, какой Россия должна стать к 2024 году, чтобы считаться цифровой. И перед экспертами была поставлена задача нарисовать этапы цифровизации страны по таким направлениям, как государственное регулирование и управление, информационная инфраструктура и безопасность, исследования и разработки, кадры и образование, умный город и цифровое здравоохранение. Поскольку экспертов было много, а помечтать никому не сложно, программа быстро наполнилась огромным числом пунктов, в которые входили как примитивные цели, типа "к 2017 году создан совет по цифровой экономике", так и трудно измеряемые задачи, например, "к 2018 году созданы условия для привлечения частных инвестиций в развитие орбитальной группировки". Поскольку никакой идеологической основы в программе нет, громоздкий перечень задач, непонятно как и за чей счёт реализуемых, стал не более чем плохо структурированным набором хотелок"[170].

2.3. Продукт инвестиционно-поведенческого инжиниринга

Е. Ларина: "...Осенью 2017 года в Лиссабоне прошло крупнейшее совещание команд, работающих над блокчейн-проектами, инвесторов и аналитиков. На конференции была озвучена любопытная цифра. Если принять за 100% всех наиболее известных банкиров, инвестиционных аналитиков и политиков, публично высказавшихся на тему криптовалют, то более 70% назвали криптоэкономику пузырём, а почти 25% — схемой Понци или финансовой пирамидой. В этой связи есть смысл тщательно проанализировать факты. Это позволит понять, с чем мы имеем дело, простите за каламбур, на самом деле, и имеет ли смысл инвестирование обычных людей в блокчейн-проекты.

Схема Понци, известная в России, как финансовая пирамида Мавроди, была впервые активно задействована 100 лет назад в Соединённых Штатах. Схема Понци, так же как и пирамида Мавроди — это инвестиционная операция, когда компания платит обещанный доход за счёт нового капитала, привлеченного от более поздних инвесторов. Любой россиянин, помнящий 1990-е годы, никогда не повторит ошибки западных экспертов, называющих криптовалюты финансовыми пирамидами. Пирамиды всегда сами котируют инвестиционный продукт и устанавливают курс инвестиционного товара, например, билетов МММ. Коль скоро криптоактивы в основном получают оценку не в результате самокотировок, а на торговых площадках, которые с определённой условностью называют биржами, то о схемах Понци и финансовых пирамидах речи идти не может.

Почему в подавляющем большинстве, а не вообще? Токены, торговый оборот которых не превышает 100 000 долларов в день, могут быть, по сути, финансовыми пирамидами. При маленькой ликвидности сами эмитенты токенов зачастую покупают и продают свой продукт, тем самым манипулируя с курсом. Однако удельный вес такого рода команд в общей капитализации не превышает 2-3%, хотя по числу ICO речь идёт не о десятках, а о сотнях. В любом инвестиционном бизнесе можно найти подобную и даже большую долю псевдоактивов, инвестирование в которые является чистым обманом. Для тех, кто хочет поглубже вникнуть в историю и суть финансовых пирамид, могу предложить блистательный двухтомник Сергея Голубицкого "Как зовут вашего бога? Великие афёры XX века"[171].

Даже при беглом изучении финансовых пирамид становится понятно, что большая часть токенов не из их числа. Гораздо сложнее дела обстоят с финансовыми пузырями. Взгляд на криптовалюты как на финансовый пузырь — это сегодня господствующая точка зрения не только среди банкиров, инвесторов и политиков, но и достаточно популярный взгляд внутри самого блокчейн-сообщества.

На приведенной выше схеме можно увидеть наиболее известные в финансовой истории пузыри. Ещё в 1841 году пузыри были описаны в книге Чарльза Маккея "Наиболее распространённые заблуждения и безумства толпы"[172]. До сих пор эта книга остаётся настольной для финансистов и инвесторов. Однако в книге Маккея не дано объяснение природы пузырей. Большую часть из них он сводил к откровенному мошенничеству и обману. В реальности всё намного сложнее. Когда лопались пузыри, разорялась не только малообразованная толпа, но и опытные финансисты и представители истеблишмента. Даже великий И. Ньютон потерял все свои деньги в пузыре акций Южных морей.

Окончательно разобрались с природой пузырей только в XX веке. Экономическую основу пузырей впервые раскрыл и исследовал Хаим Мински в своей великой книге "Стабилизируя нестабильную экономику"[173]. Социально-психологический и поведенческий аспект инвестиционных пузырей подробно исследовал недавний лауреат Нобелевской премии Р. Шиллер в книге "Иррациональный оптимизм. Как безрассудное поведение управляет рынками"[174].

Если финансовые пирамиды — это всегда мошенничества, то финансовые пузыри порождаются сочетанием избыточных денег у инвесторов с особенностями психологии толпы, которой правят страх и жадность. В классической теории финансовых пузырей, разработанной в том числе Р. Шиллером, образование и сдутие пузырей объясняется следующим образом. Под влиянием роста курса того или иного актива формируется ажиотажный спрос. В результате рыночная цена актива всё больше превышает так называемую справедливую цену. Это приводит к эффекту снежной лавины. В результате в определённый момент наиболее дальновидные инвесторы решают зафиксировать прибыль и продают актив. Когда медведей — играющих на понижение — становится достаточно много, процесс массовой покупки сменяется лавинообразной продажей. Пузырь лопается, а активы обесцениваются, зачастую до нуля.

Именно эта схема используется подавляющим большинством экспертов — теоретиков и практиков — для понимания будущего биткойна и токенов в целом. Бессмысленно спорить, что психология толпы в полном объёме реализуется на инвестиционных рынках. Опытные инвесторы знают, что рынками движут страх и жадность. И криптовалюты — лучшее подтверждение этой биржевой истины. Внешняя похожесть динамики цен на криптоактивы с визуальным представлением пузырей прошлого и стала, как представляется, главным фактором определения криптоактивов как финансового пузыря.

Однако человек, внимательно прочитавший Мински, Шиллера, Сорнетти и других глубоких исследователей поведенческих финансов, неизбежно задумывается. Теория гласит, что финансовой основой формирования пузыря являются не только избыточные денежные ресурсы, но и тенденции ценных бумаг и других инвестиционных активов отклоняться от так называемой справедливой цены.

Вот тут-то собака и порылась.

Инвесторы знают, что справедливая цена — это цена, в которую включены экономически обоснованные издержки, а прибыль не превышает среднюю по схожим сегментам финансовых рынков.

Здесь и возникают недоумённые вопросы. Какие издержки считать обоснованными, а какие — нет, применительно к токенам? Какую прибыль считать среднерыночной? В нынешней финансовой системе не существует понятия среднерыночной прибыли для инвестиционных активов хотя бы потому, что основные игроки на финансовых рынках — крупнейшие банки и компании по управлению активами, типа BlackRock, — получают миллиардные прибыли просто из воздуха, не неся по сути никаких издержек. Например, в течение 2010-2017 годов они получили на длительные сроки триллионы долларов и других резервных валют непосредственно от центральных банков, в худшем случае под 2-2,5%, а иногда и дешевле.

Складывается парадоксальная ситуация. Безусловно, динамика курса биткойна и в целом рынка токенов действительно один в один напоминает, а сегодня уже и превосходит динамику финансовых пузырей прошлого. Присутствуют в поведении на крипторынках и все признаки психологии толпы, управляемой страхом и жадностью.

Однако возникает вопрос. Пузырь — это суть криптоактивов, либо форма мобилизации средств, которая скрывает что-то гораздо более глубокое и важное? Для ответа на вопрос вглядимся в прошлое и ещё раз вернемся к схеме, иллюстрирующей пузыри прошлого. Среди них есть один, который был пузырём по форме, и инвестиционным инструментом по существу.

В 2000 году лопнул один из величайших пузырей, так называемый "пузырь Dotcom" или акций интернет-компаний. Несмотря на внешнюю схожесть с пузырями прошлого, он имел и ключевое отличие от них. Раньше, когда пузыри лопались, цены активов снижались практически до нуля, а соответствующие проекты и бизнесы закрывались.

Однако с высокотехнологичным пузырем получилось совершенно иначе. Именно после схлопывания пузыря на свет появились Google, Facebook, Twitter, второе дыхание получили Microsoft, Apple, Amazon и т. п. В процессе схлопывания пузыря интернет-экономика как направление бизнеса не погибло. Напротив, в нулевые годы оно развивалось по экспоненте. При схлопывании пузыря произошло перераспределение финансовых ресурсов от покупателей акций в пользу базовых собственников высокотехнологичных компаний. В своей массе они не потратили эти деньги, как, к сожалению, это делает большинство российских квазикапиталистов — на яхты, дома в 500 комнат и бентли, — а вложили в бизнес, прежде всего, в развитие информационных технологий.

Любопытно, что схлопывание пузыря высокотехнологичных компаний произошло не стихийно, а после настойчивых усилий администрации Билла Клинтона разделить Microsoft как монополиста на две или три компании с разными владельцами. Летом Dotcom-пузырь лопнул, а осенью преемник Клинтона Альберт Гор проиграл Джорджу Бушу-младшему, возможно, в результате мошенничества с избирательными автоматами в штате Флорида. Как бы там ни было, никто больше в Америке делить Microsoft и другие интернет-гиганты пытаться не стал.

Несложно заметить, что на длительной временной шкале, казалось бы, катастрофическое падение цен на акции высокотехнологичных компаний выглядит небольшим колебанием, а резкое снижение капитализации — базисом для дальнейшего роста.

Это позволяет высказать гипотезу, что в Америке в конце XX века был впервые разработан и на деле опробован механизм, по сути, безлимитного финансирования высоких технологий, прежде всего за счёт американских частных инвесторов, венчурных фондов и различных зарубежных инвесторов. Его основой было соединение инвестиционной инженерии с управлением массовым поведением.

Грубо говоря, существует три типа экспоненциального роста инвестиционных активов: в результате использования финансовых пирамид; стихийного формирования инвестиционных пузырей; и формирование курса активов на основе инвестиционно-поведенческого инжиниринга...

Таким образом, в своей основе криптоактивы — это не финансовые пирамиды и пузыри, а продукт инвестиционно-поведенческого инжиниринга..."[175].

2.4. Возможные последствия цифровизации

2.4.1. Блокчейн — новая институциональная технология

Шин Лора: "Блокчейн может быть одной из величайших технологий для спекулятивного трейдинга в истории. С момента создания формальной системы собственности 300 лет назад и изобретения письма за 3000 лет до того ни одна технология так не упрощала торговлю и не создавала новые финансовые рынки

Главный вопрос криптомира всегда состоял в следующем: каково лучшее применение для биткойна и криптовалют в реальном мире? Это цифровые деньги? Новое золото? Средство обращения для чёрного рынка? Сейчас, после стремительного взлёта популярности ICO и цен на биткойн, мы можем сказать со всей определённостью: спекуляция.

И это не плохо. Большая часть торгов на финансовых рынках совершается не для обмена товарами и услугами, а для спекуляции. На рынке Forex, самом ликвидном рынке в мире с ежедневным объёмом торговли в $5 трлн., более 80% торгов носит спекулятивный характер. Без спекулянтов рынки были бы менее ликвидными и работали бы хуже...

Трансформационный эффект блокчейна может быть так же велик, как и последней крупной торговой технологии, западной формальной системы собственности, которая ускорила индустриальную революцию. Де Сото пишет: "Точно так же, как озеру нужна гидростанция для того, чтобы производить энергию, активы нуждаются в формальной системе собственности, чтобы создавать стоимость. Без формальной собственности, которая позволяет выявить их экономический потенциал и преобразовать его в форму, которая легко было бы перевозить и контролировать, активы точно вода в озере высоко в Андах — нетронутый запас потенциальной энергии".

Именно система собственности превратила физические активы в капитал, нечто, что можно измерить, продать и использовать для развития производства — подлинное богатство народов по Адаму Смиту. Система собственности радикально снизила барьеры для торговли и спекуляций, ускорив наступление эры ликвидности и глобальных рынков капитала. Блокчейн может сделать то же самое"[176].

Крис Берг, Синклер Дэвидсон и Джейсон Поттс из RMIT Blockchain Innovation Hub (Мельбурн, Австралия) рассуждают, почему блокчейн может стать более подрывной технологией, чем так называемые "многоцелевые технологии", которые изменили общество за последние несколько веков.

"Криптоэкономика превратилась в богатое поле для исследований, но изучение блокчейна не следует предоставлять лишь программистам и специалистам по теории игр.

Появление технологии блокчейн поднимает множество сложных вопросов в экономике, государственной политике, юриспруденции, социологии и политической экономике. То, что мы называем "институциональной криптоэкономикой" основывается на простом тезисе: блокчейн — это не просто новая многоцелевая технология, а новая институциональная технология.

Возможно, это прозвучит педантично, но разница между этими двумя понятиями огромна. Многоцелевые технологии помогают нам делать что-то лучше, быстрее и дешевле. Экономисты рассматривают многоцелевые технологии (например, энергию пара или полупроводники) как великолепные двигатели экономического роста.

Разумеется, блокчейн — это технология широкого применения. Но не всё так просто.

Блокчейн — это скорее новый механизм для координирования экономической активности и управления отношениями между отдельными людьми. Блокчейн открывает новые возможности для обмена, сотрудничества и создания сообществ, возникновение которых было невозможно из-за высоких расходов на информацию и транзакции.

Мы ожидаем, что блокчейн, являясь новой институциональной технологией, разрушит и преобразует экономическую активность и социальную организацию. Институциональная криптоэкономика — это новая аналитическая модель, которая изучает этот эволюционный процесс.

Прежде всего отметим, мы уверены, что подход к трансакционным издержкам[177] Оливера Уильямсона, который в 2009 году получил Нобелевскую премию по экономике, — это идеальная теоретическая модель для изучения блокчейна. Уильямсона прежде всего интересовало понимание того, какие решения из категории "сделать" и "купить" приходится принимать компаниям.

Что лучше: приобретать исходные ресурсы на открытом рынке или производить их самостоятельно?

Этот выбор определял границы компании, которые, в свою очередь, определяли структуру стимулирования сотрудников, принимающих решения.

Уильямсон описал поведение человека так: ключевым фактором, определяющим границы фирмы, является "оппортунизм" или "достижение собственных целей обманными способами".

Сочетание оппортунизма и специфики активов (которые определяют то, как инвестиции могут быть перепроданы или перераспределены для других целей) означало, что такое сложное экономическое поведение было необходимо в крупных корпорациях. Такое положение вещей подразумевало необходимость в крупных инвестициях финансового капитала. Таким образом, мы наблюдали доминирование капитализма акционеров в XIX и XX веках.

Блокчейн разрывает отношения между размером, оппортунизмом и спецификой активов.

Блокчейн в корне устраняет оппортунизм (т. к. является технологией "без доверия") и позволяет использовать специфичные активы малому бизнесу, который поддерживается крупными инвестициями не финансового, а трудового капитала. Таким образом, рыночные стимулы глубже проникают в структуру компаний и решают проблемы коллективного производства.

Для многих индустрий блокчейн радикально изменит границы компаний, позволив отдельным людям торговать своими талантами и навыками в среде, в которой нет крупных корпораций.

Конечно, исчезновение крупных компаний было предсказано уже давно. Но сейчас мы верим, что эти предсказания сбудутся во многих индустриях или в даже в их большинстве.

Упадок капитализма акционеров скажется на экономике самом обществе. Он окажет новое давление на проблемы трудоустройства, неравенства, политической власти и структуры законодательного регулирования. Он открывает множество великолепных возможностей. Модель Уильясона также помогает понять, как блокчейн изменит и усовершенствует предоставление услуг страхования, общественных благ и защиты личной информации.

Многие говорят, что мы становимся свидетелями зарождения "блокчейн-революции". Институциональная криптоэкономика предлагает удивительный способ понять, какие черты прежней системы мы потеряем, и что придёт им на смену"[178].

Роджер Вер, очень заметная фигура в криптовалютном сообществе, объединился с предпринимателем и криптовалютным евангелистом Оливье Янссеном, чтобы создать совершенно новую страну. В этой стране не будет правительства, она будет построена на принципах философии анархо-капитализма[179].

Александр Даценко, аналитик, ООО "МедиаГруппа Апокриф"; Мирослав Макстенек, советник генерального директора ОПК Ростех:

"Что есть криптовалюты, и как они соотносятся с цифровой экономикой? Откуда? Зачем? Жили же без них. Казалось бы.

Спрос рождает предложение, и если мы поймём, кто создаёт спрос на существование криптовалюты, поймём и сферу их использования. Проще всего было бы обвинить производителей видеокарт, например. Но, на самом деле, в жизни зачастую всё происходит иначе.

Принято считать, что человеческое общество развивается, и это развитие выражено в сменах экономических укладов, каждому периоду развития соответствуют свои технологии, финансовые в том числе. Расчёты обеспечивали экономику с каменного века. Наверное, тогда это был натуральный обмен. Но развитие средств производства, новые возможности, обусловленные прогрессом, потребовали новых систем расчёта, сформировали требования к ним, и вот в мире появилось мерило стоимости – золото и серебро, затем монеты из них, затем прогресс потребовал появления расчётных векселей, банков и банкинга, бумажных ассигнаций и привел нас к безналичному расчёту.

Технологическое и техническое развитие человечества, новый уклад жизни, прогресс всякий раз создавали спрос на новые системы расчёта для обеспечения существования и развития общества. И вот теперь мир на пороге возникновения новой экономики, экономики цифровой (в дальнейшем – ЦЭ). Нового технологического уклада.

Как бы ни заклинали реальность, мол, цифровая экономика – всего лишь компьютеризация, вроде как: компьютер в бухгалтерию поставили, арифмометры выбросили, еще пару человек наняли и воцарилась цифровая экономика. А вот и нет. ЦЭ – это целый комплекс преобразований, в перспективе вообще отменяющий бухгалтерию как технологию.

На данный момент развитие мира привело к ситуации, когда любые ограничения мешают этому развитию. ЦЭ убирает границы, но способ измерения и оформления её с помощью обычных финансов, даже безналичных, – не более чем паллиатив. Ребёнок вышел из колыбели, и ему уже нет нужды в бутылочке с соской. Он сам идёт на кухню, учится отрезать и жарить на сковороде мясо. И это уже не изменить. Вы же не станете упорно тащить своё подросшее дитя в колыбельку? Настало время перемен. Но новые отношения требуют новых инструментов.

И тут появляются криптовалюты. Дорога ложка к обеду. Хотя появились они как попытка усовершенствовать обычную систему переводов.

Компьютеризация и необходимость контроля за финансами привели к глобальному переводу денег из реальности в виртуальность, к уходу их в безналичную форму существования.

Мир безналичных расчётов имел и имеет свои уязвимости. Одна из них – вопрос доверия. Это вообще вопрос всех расчётов, любых. Нужен инструмент, который доказывал бы факт платежа, то есть путь денег должен быть прозрачным и в то же время оставлял отправителя и получателя анонимными – для увеличения рынка применения инструмента. Решение проблемы доверия между участниками сделок.

Добавьте достойную защиту от спама и получите новую информационную технологию, легшую в основу существования биткоина, например. Защита от спама заключается в том, что плательщик совершает ряд действий, подлинность которых тут же может проверить получатель. То есть биткоин, по сути, – "сумма технологий", созданных для улучшения существующей системы.

И вдруг… Оказалось, что криптовалюты – идеальный инструмент для ЦЭ. Не просто идеальный, а необходимый для её сколь-нибудь полноценного существования. Чего бы там ни хотелось печатателям денег, надувателям пузырей и адептам контролируемого транснациональными корпорациями глобализма, мир развивается по своим законам, а эти законы не учитывают чьи-то даже очень искренние и горячие пожелания.

Инструментом, обеспечивающим существование ЦЭ в соответствии с ее запросами, являются криптовалюты. Сходимость их философии, принципы их существования говорят нам об этом; это сама суть и криптовалют, и ЦЭ: прозрачность и безопасность; децентрализация; возможность не только купить за обычные деньги, но и самостоятельно добыть средства в рамках ЦЭ.

Отсюда уже выводится необходимость анонимности. Почему? Да потому что иначе система не будет работать с полной отдачей.

В случае реализации ЦЭ с системой расчётов в виде криптовалют весь мир, все процессы в мире вынуждены будут меняться. Да, возможны афёры, серьёзные потери, новые неприятности, как они были возможны и происходили при вводе бумажных денег ассигнаций, векселей. Кстати, первые банкноты появились в XVII веке: несколько банков выпустили долговые обязательства единого образца. Но настоящая востребованность и настоящие проблемы пришли гораздо позже. И первая инфляция, и первые фальшивые деньги. Но все эти сами по себе серьёзные затруднения не отменили конечной победы бумажных денег. Так и в случае с расчетами в криптовалютах – всё будет, и афёры будут, и неожиданные трудности с последствиями. Но ничего не отменят.

Кстати, вполне вероятны и умышленные афёры с криптовалютами. Афёры, призванные выработать неприятие криптовалют, с последующей попыткой перехвата управления в той или иной форме. Для проведения подобных операций необходимо влияние на рынок транзакций, и попытки обрести такое влияние старыми методами уже предпринимаются.

Бумажные деньги поменяли мир. И криптовалюты поменяют.

Ну и, как в случае с любым серьёзным новшеством, безусловно, воспоследует множество неожиданностей, даже сюрпризов, в области применения. Похоже на казус мясокрутки Будаха из повести братьев Стругацких "Трудно быть Богом": мясокрутку вместо кухни стали использовать для пыток в Весёлой Башне.

Сюрпризы ожидают всех вообще. Государства как самостоятельные политические единицы, терроризм как явление, центробанки как механизмы регуляции финансов, биржи как продавцов всего, способы и схемы существования целых отраслей промышленности. Поменяются сами понятия "выгодно" и "невыгодно". Государство вообще утратит многие возможности к регулированию, но обретёт новые. Жизнь меняется и тянет человечество за собой. Если кто-то не успеет и будет продолжать расчёты в наличном рубленом серебре – отстанет, станет не нужен и исчезнет. Это и есть прогресс. Это ни хорошо, ни плохо, это неотменяемо. Луддиты пробовали бороться – не преуспели.

Одна из основ настоящей ЦЭ – не просто избавление от регулирования, а полная (или почти полная) замена юридических ограничений новыми технологиями. Как если бы убрали ГАИ в связи с применением технологии телепортации. ГАИ просто не нужна. Ну, можно и не убирать, конечно, – всё-таки пласт культуры.

Однако не все так радужно. Есть и серьёзные опасения: не очередной ли это пузырь?

Но все явления современной жизни должны будут найти своё отражение и свой путь в новой, настоящей цифровой экономике. А значит, и вопросы финансирования терроризма никуда не денутся. Равно как и финансирование вообще всего. Другое дело, что непонятно – как скоро это случится, станет ли финансирование терроризма наполнением рынка криптовалют, займёт ли какую-то часть рынка уже теперь, или он будет приведен туда естественным развитием событий.

Можем ли мы уже сейчас описать новый мир? Досконально нет, но можем предположить, каким тот будет. Для этого надо рассмотреть его в свете попыток противостояния его наступлению институциями мира текущего, нынешнего. И сделать выводы о судьбе этих самых институций – тогда возможно получить приблизительную картину будущего.

Одним из таких способов является метод когнитивного, факторного картирования. Когда в проблемной области выявляются факторы, влияющие на проблему, и изучается структура зависимостей между факторами, а также динамика изменения значимости факторов ("Что будет, если усилится фактор ICO?", например)...

Обнаруживаются и тревожные факторы. И речь даже не о "финансировании террора". Это как раз понятно: интерес к анонимной и распределённой финансовой системе со стороны криминальных, террор-, разведструктур обусловлен самой природой этих организаций. На самом деле, это крайне тревожные сигналы для каждого из нынешних крупных игроков, определяющих судьбы мира. Те, кто получит стартовые преимущества, – будут сильны. Кто схватится за старое – проиграет. Не нужно противостоять, нужно возглавить. Перспективы – самые захватывающие. Решатся и исчезнут многие глобальные проблемы. Но возникнут новые. Поменяется всё. От возможностей человечества по освоению космоса до психики людей.

Да, есть вопросы. Когда именно? Как именно? Насколько быстро? Что станет с нынешними системами расчётов? Но это все вопросы технические. Такие вопросы возникнут для любой отрасли человеческого бытия.

Гораздо более серьёзны проблемы, связанные с управлением политическими процессами. Мы увидим – и уже видим, – как привычные приёмы управления общественным мнением, способы решения международных проблем, институты, призванные управлять глобальными процессами, становятся неэффективными. Мир стал изменяться – и изменяться быстро. Мы на пороге глобального лавинообразного его изменения. И изменение это произойдёт по новым правилам. Правилам, не известным до конца никому. Никто пока не знает, как осуществлять управление новым миром. Каким он будет? Что это за правила? Особенно в той части изменений, что волнуют так или иначе каждого из нас. Каким образом новый технологический уклад отразится на сегодняшних глобальных угрозах? А он, несомненно, отразится. В следующих статьях цикла мы попробуем высказать свою скромную точку зрения на эти вопросы. Попробуем понять: каким именно образом будет изменяться окружающий нас мир"[180].

Турбокапитализм - экономика нового типа. Википедия: "Турбокапитализм (англ. turbo capitalism) — экономика нового типа, в которой все процессы происходят быстрее, главным образом за счёт глобализации и информатизации. На таком рынке большая доля торговли идёт в виртуальном пространстве, а капитал освобождается от государственных и национальных границ. Термин был впервые употреблён американским экономистом Эдвардом Люттваком.

С одной стороны, турбокапитализм ускоряет экономические процессы и способствует росту благосостояния некоторых слоёв общества. Но в то же время, турбокапитализм приводит и к поляризации доходов. Немногие государства борются с проблемой бедности в достаточной мере, а меж тем происходит дематериализация реального сектора экономики, что, в свою очередь, ухудшает состояние среднего класса в плане рисков (существует возможность как выгодно вложить деньги, так и скатиться в нищету) и граждан с изначально низким уровнем дохода. Более того, в развивающихся странах такие условия позволяют богатым слоям подмять под себя всю экономику и национальные богатства, тем самым ухудшая жизнь остального населения"[181].

Турбокапитализм - это тот же капитализм, только здесь всё происходит стремительней[182].

Википедия: "Эдвард Люттвак (Edward Nicolae Luttwak, р. 4 ноября 1942 года в Араде, Румыния) — американский политолог и экономист, историк, специалист по международным отношениям и военной стратегии. Автор многочисленных работ по истории и внешней политике — как времён древнего мира, так и наших дней.

Политический консультант Государственного департамента и Министерства обороны США. Старший советник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон). Советник президента Рейгана.

Люттвак родился в румынском Араде в еврейской семье, до 11 лет жил в Италии и Израиле, затем поступил в школу-интернат в Великобритании. Изучал аналитическую экономику в Лондонской школе экономики, которую окончил в 1964 году. В 1964—1966 годах преподавал в Батском университете. После работы в Лондоне, Париже и Иерусалиме, Люттвак в 1972 году переехал в Соединённые Штаты для учебы в аспирантуре университета Джона Хопкинса, где в 1975 он получил докторскую степень.

Впоследствии в качестве приглашённого профессора он преподавал в Университете Джонса Хопкинса и в Джорджтаунском университете. Большую часть своей биографии Люттвак работал консультантом Министерства обороны США, Совета национальной безопасности, Госдепартамента Соединённых Штатов, Министерства ВМФ США, Армии США, ВВС США, а также нескольких министерств обороны стран НАТО.

Говорит на иврите, французском, испанском и итальянском языках. Ввёл в оборот социальных наук такие понятия как турбокапитализм и геоэкономика"[183].

Forbes побеседовал с, вероятно, самым влиятельным и молодым игроком рынка криптовалют. Задумывая несколько лет назад новую криптовалюту Ethereum её создатель Виталик Бутерин даже не подозревал, во что выльется его проект. После достижения определённой планки успеха программист собирался вернуться к написанию статей для издания Bitcoin Magazine и, возможно, восстановиться в университете и продолжить учебу.

Однако, сейчас эфир имеет рыночную капитализацию в размере около $120 млрд., поэтому в то, с чего все начиналось, верится теперь с большим трудом. Сам Виталик в подкасте Unchained, где обсуждаются последние новости в мире криптовалют и блокчейна, признаётся: "На своих ранних этапах развития эфир определённо не был проектом столь амбициозным, каким он стал спустя несколько месяцев, и отнюдь не отличался такой далеко идущей концепцией, которую я продвигаю сейчас".

Бутерин также не ожидал всего круговорота событий, с которыми эфиру к настоящему моменту пришлось столкнуться: создания фонда Ethereum Foundation в Швейцарии, направляющего развитие криптовалюты в нужное русло; кража токенов на сумму $50 млн. долларов из DAO, децентрализованного автономного венчурного фонда, который функционировал на платформе Ethereum; последующий раскол сети Ethereum и возникновение новой криптовалюты Ethereum Classic; нередкие DDoS-атаки и трудности, связанные с расширением платформы.

Более того, изначально программист предполагал, что эфир будет применяться для довольно немногочисленных целей: "Если случилось то-то — отправить $5 на счёт такой-то; если случается что-нибудь ещё — отправить $5 ещё на какой-нибудь счет. Вот и всё, как я мечтал, для чего станут использовать эфир. Но со временем люди начинали придумывать ему все новые и новые области применения — а давайте внедрим эфир в Интернет вещей, в демократизацию процессов блокчейна, в системы идентификации, цепей поставок, в сетевую инфраструктуру, управление доменными именами и т.д. Список пополнялся новыми предложениями и рос просто на глазах".

Когда мы с Виталиком заговорили о разнице между его видением и реальностью, я процитировала его слова из статьи издания Wired 2016 года. Тогда Бутерин говорил: "Лично я считаю, пусть большие начальники обломаются. У них денег и так навалом". Поэтому теперь спросила его: если он до сих пор придерживается такого мнения, то почему членами некоммерческой организации Ethereum Enterprise Alliances являются такие корпорации как банк JPMorgan Chase, нефтегазовый гигант BP и Microsoft?

Он ответил: "Я действительно считаю, что блокчейн даёт уверенность тем, кому не хватает финансов, способности договариваться или, может быть, умения располагать к себе других. В подобной структуре находится место и для крупных компаний — по моему мнению, они берут на себя очень важную роль в процессе. Я уверен: те, кому хватает ума сделать первый шаг и кто готов поддерживать технологии, а не бороться с ними, смогут сохранить свои позиции и остаться при сложившихся обстоятельствах в выигрыше". Он объяснил это на примере компании Microsoft — в 90-х её воспринимали как злобного монополиста рынка, но сейчас на фоне таких интернет-компаний как Facebook, всецело контролирующих данные пользователей, Microsoft уже не кажется таким страшным злодеем.

Дело в том, что благодаря Microsoft "пользователи могут самостоятельно контролировать собственные данные. В случае же с интернет-гигантами пользователи перестают быть их клиентами и вместо этого становятся для них продуктом. А для Microsoft люди по-прежнему остаются клиентами, поэтому у данной компании намного меньше причин и мотивов продавать кому-либо их личные данные.

Мы также обсудили твит, в котором Бутерин задался вопросом о том, заслужило ли криптовалютное сообщество совокупную рыночную капитализацию в размере $500 млрд. В подкасте Unchained он иронически отметил: "Если я был так расстроен суммой в $500 млрд., то от $740 млрд. я бы расстроился ещё больше". Программист упомянул несколько социальных проектов как, например, Всемирную продовольственную программу при ООН (хотя она использует мощности частного блокчейна), и объяснил, что подобные проекты пока не могут перейти на публичные типы блокчейна из-за совершенно других масштабов системы.

Рассуждая на тему государственного регулирования эфира, мы обговорили, есть ли для программиста некая точка невозврата и чтó произойдёт, если он покинет Ethereum (над такой возможностью он задумался в одном своем недавнем твите). Если же говорить о технических аспектах, то мы не обошли стороной алгоритмы достижения консенсуса при создании умных контрактов: доказательство выполнения работы и доказательство по владению доли, а также возможные негативные последствия от включения в структуру государственного регулирования и то, чем обернется наращивание её масштабов..."[184].

М. Котенко: "Виталик Бутерин в своём Twitter он пригрозил покинуть крипторынок, если участники платформы не начнут совместную работу по развитию блокчйн индустрии, а так и будут гоняться за цифрами на своем криптовалютном счёте.

Все криптосообщества, включая Ethereum, должны осознать различие между зарабатыванием цифровых миллиардов и настоящей пользой для общества. Также он заявил, что сегодня львиная часть энергии сообщества израсходуется на работу ради роскошных автомобилей, высокого социального статуса и неуместных шуток о криптовалютах.

Он назвал своё сообщество ещё слишком незрелым и заявил, что если и дальше всё будет продолжатся в таком духе, то он выйдет из дела. При этом Бутерин отметил, что все ещё питает большие надежды относительно великого будущего для технологии блокчейн и криптовалют"[185].

Т. Нигматуллин: "Криптовалюты уже стали "новой нормальностью" в глобальной экономике. Просто так запретить их не удастся при всем желании.

Появление электронных денежных средств было во многом предопределено самим процессом глобализации. В современном мире с его лёгким доступом в Интернет и свободой перемещения какие-либо обязательства по раскрытию информации о контрагентах, долгое проведение межбанковских платежей, неудобства, связанные с открытием банковских счетов и высокими комиссиями, кажутся атавизмом.

Первые электронные деньги (PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги и проч.) с разной степенью эффективности решали эти проблемы и были настоящим технологическим прорывом. Однако регуляторы под разными предлогами ужесточали правила игры, пока не свели на нет все преимущества электронных денег первой волны. Процедуры открытия полноценного счёта стали столь сложны, а требования регуляторов к бизнесу столь многочисленны, что большинство подобных сервисов были вынуждены объединиться с теми же банками, либо резко сбавили темпы роста и начали развивать другие направления. К тому же банки заметно улучшили качество своих платёжных сервисов из-за конкуренции"[186].

В чём особенности блокчейна? Как он изменит привычный строй экономики? Что ждёт нас в недалёком будущем?

Мир изменчив. За несколько веков мы совершили научный прорыв, который существенно изменил общество. На смену многоцелевым технологиям пришёл блокчейн, появление которого, возможно, в будущем, назовут революцией нашего времени.

Слово "блокчейн" всё активнее входит в обиход. Но процент людей, понимающих его значение, ужасно мал. А ведь эта технология прямо сейчас меняет нашу жизнь!

База данных с публичным доступом – самая простая трактовка понятия "блокчейн". В блокчейне может храниться любая информация, от сведений о бракосочетаниях до данных о совершаемых банковских операциях. Реестр распределён на тысячах ПК по всему миру. Его актуальная версия доступна каждому пользователю, делая сервис прозрачным для всех.

Блокчейн – совершенно уникальный метод регулирования отношений в обществе. Он предоставляет ряд необходимых факторов для создания различных групп, появление которых ранее было не осуществимо из-за слишком больших трат на транзакции, к примеру.

Сфера влияния блокчейн не ограничена экономикой или правоведением. Технология касается политики и даже социологии. Ей не характерны свойства многоцелевых технологий, упрощающих людям жизнь, это институциональная криптоэкономика, пример аналитической модели, не имеющих аналогов в мире.

Экономист, лауреат Нобелевской премии, создал подход, который можно применять и к изучению предпосылок возникновения блокчейна. Исследователь стремился обозначить границы компаний, на примере того, как они принимают решения из разряда "производить" или "купить" (речь об Оливере Уильямсоне[187]). Оказалось, что их выбор точно указывал, что границами компаний было желание достичь цели не совсем честными способами.

Союз этого факта со спецификой материальных активов, открыл новое обстоятельство, заключающиеся в том, что наличие упомянутого выше желания, в крупных компаниях необходимо. Как следствие, два предыдущих столетия характеризовались доминированием акционерного капитализма.

Цепь между желанием достичь чего-либо обманным путём и активами, а также размером, была разорвана. Блокчейну чужды технологии "без доверия", он открывает специфичные активы для малого бизнеса, в который инвестируют трудовой капитал. Структура компаний меняется, и среда крупных корпораций постепенно исчезает. Теперь каждый отдельный работник может продавать свои таланты вне установленных рамок.

Произойдёт то, что предсказывали уже давно. Власть акционеров утратит силу. Эра корпораций закончится. Экономика, да и само общество будет стремительно меняться. Уильямсон создал модель, которая уже сейчас помогает понять, как блокчейн усовершенствует защиту персональной информации, как улучшит качество жизни, как изменить систему.

Институциональная криптоэкономика помогает проследить то, в каком мире мы жили предыдущие 200 лет, и в какую эпоху мы нынче совершаем переход. На наших глазах разворачивается новая революция – мир окутывает блокчейн. Она затронет политику, сферу трудоустройства, решит актуальные вопросы неравенства в обществе, преобразует законы, правила и изменит отношения между людьми.

Интересно быть современниками глобальных перемен. Есть люди, которым до сих пор неизвестно о блокчейне, но факт остается фактом, изменения уже начались[188].

KrakeH.: "Начну с того, что деньги – это инструмент, с помощью которого осуществляется обмен товарно-материальными ценностями и услугами. Факт получения товарно-материальной ценности или услуги подтверждается путём передачи денежных средств от потребителя поставщику. Деньги у поставщика не останутся, он их передаст дальше сам став в роль потребителя чего-либо. Такова функция этого инструмента, не больше, но и не меньше. Обычные деньги никому не принадлежат, кроме Центральных банков (ну, или ФРС, если речь идет о долларе).

На энергетическом уровне, деньги - это тоже инструмент, с помощью которого происходит энергетический обмен между людьми. Сначала я думал, что, как и всё материальное – деньги это иллюзия, но потом я понял, что ошибаюсь. На энергетическом уровне деньги это очень мощный инструмент по перекачиванию жизненной энергии между людьми и от них. К кому идёт откачка? Конечно, к хозяевам денег. Кто они – придумывайте сами.

Теперь насчёт Биткоина. О, это гениальное изобретение, его влияние на весь наш мир будут изучать в веках. Если обычные деньги просто инструмент по перекачке энергии, то Биткоин – это Насос, Водоворот, Мегатруба по высасыванию жизненной сути из людей. Это лавина набирающая оборот, захватывающая в себя всё на своем пути, играющая на самых низких чувствах – жадности, стяжательства, жажды халявы. Эта сущность, не буду утверждать, что она обладает разумом, но благодаря своим уникальным особенностям она развивается, размножается, мутирует и улучшается. Эфир, даш, рипл, всё многообразие, все сотни и даже тысячи криптовалют – это Биткоин, с большой буквы, единый во многих проявлениях себя.

Сложно говорить о Биткоине (ещё раз, под этим терминам я имею в виду все криптовалюты) не скатываясь в хайп, но в чём же гениальность его изобретателя? Биткоин – тоже инструмент, со своими плюсами и минусами, но, благодаря его развитию, плюсов становится все больше и больше, а минусы исправляются. В отличии от "фантиков" - билетов "МММ", которые в 1994 году были просто бумагой, а в 2011-12 годах просто цифрами на сервере, биткоин не является "просто цифрой на сервере". Его нельзя взять и стереть, как это было всегда с пирамидами, когда их основатели собирали кэш и исчезали. Децентрализованная сеть компьютеров, поддерживающая его блокчейн, делает его существование независимым от отдельного сервера, а сама суть структуры делает уникальными каждую транзакцию (обмен) биткоинами. Что делает его самым мощным финансовым инструментом, который когда-либо придумывало человечество. И он будет существовать, пока существует хотя бы одна копия блокчейна и есть Интернет.

Биткоин – кровь от крови, плоть от плоти современной финансовой системы мира. Её самых "несправедливых" особенностей. Его ценность формируется также, как формируется ценность любого другого финансового инструмента.

Биржи! Люди покупают и продают, потом снова покупают и снова продают и так каждый день, семь дней в неделю, без перерывов и выходных. Любой товар, любая услуга может быть представлена на бирже и именно биржевая цена – есть цена данного товара/услуги. Это принято абсолютно всеми и никто не пытается подвергнуть этот постулат сомнению. И всем наплевать, какое реальное количество средств или труда было затрачено для получения того или иного товара. Есть цена на бирже – и всё! Вы живёте в Африке и в тяжёлых условиях, вручную, всей деревней выращиваете агропродукт? Точно такой же агропродукт выращивается на огромных полях в автоматизированном режиме в десятке развитых странах, его слишком много, у него копеечная цена на бирже, труд всей вашей африканской деревни – стоит копейки, которых даже вам не хватит на жизнь. Ну, разве, что если вы сами его съедите, правда если сами заплатите за него...

"Благодаря" своей неубиваемости, биткоин выкачивает энергию жизни и из будущего, из поколений ещё не родившихся людей. Ведь какое будущее их ждёт? Будущее, где все 21 миллион биткоинов уже намайнены, распределены и хранятся на "холодных кошельках" в бронированных сейфах в подземельях цитаделей, вместе с этим же распределены все другие ресурсы Земли? Вы хотите родиться в таком будущем? Вот лично я верю в перерождение, и совершенно не хочу родиться в мире, где всё поделено, и никаких перспектив. Хотя… кто сказал, что я уже не родился в таком мире?

Ладно, у меня есть более позитивный прогноз по развитию ситуации, потом напишу. Но помните – думать о том, что могло бы быть – отдавать энергию прошлому, думайте о том, что есть сейчас, кто вокруг вас, кого вы любите и кто любит вас"[189].

2.4.2. Цифровизация нормотворчества и правоприменения

Департамент проектной деятельности правительства обратился к Дмитрию Медведеву с предложениями по. Перевод устаревшей правовой системы на цифровые рельсы поможет улучшить бизнес-климат, считают авторы проекта. Речь идёт о создании "электронных кодексов" по французскому образцу, генерации типовых судебных решений при помощи искусственного интеллекта (ИИ) и создании автоматизированной системы контроля судебной практики.

"Несовершенство российской правовой и судебной системы является одним из основных препятствий для инвестиций и развития российской экономики", говорится в письме главы проектного офиса правительства Андрея Слепнева премьер-министру Дмитрию Медведеву (есть у "Ъ"). Проблемами российского права в нём названы устаревшее, непрозрачное и избыточное регулирование, возможность неоднозначного толкования правовых норм, затянутые сроки рассмотрения дел и коррупция. Решить эти проблемы за счёт традиционных механизмов не получится, признают в проектном офисе, предлагая призвать на помощь современные технологии во главе с ИИ.

Первым этапом предлагаемой цифровизации правовой системы должно стать выявление "устаревших, неработающих, а также неэффективных и неоднозначных норм" в массиве правовых актов и актов правоприменения. Результатом может стать как корректировка конкретных норм, так и разработка общих рекомендаций по "качественному нормотворчеству".

Следующий шаг — создание "электронных кодексов", "единых нормативных документов, различные части которых принимаются различными уровнями власти в соответствии с их компетенцией"; в пример приводится опыт Франции. Речь идёт о создании государственных электронных справочно-правовых систем: действующие нормы предлагается каталогизировать в духе "качественного нормотворчества", а в будущем онлайн-кодексы станут официальным местом публикации новых норм.

На третьем этапе предполагается создание автоматизированной системы поддержки правовых решений (СППР) на основе ИИ, включая сервисы автоматизированной генерации документов по типовым делам. Одновременно должна быть разработана система управления рисками для компьютерного анализа судебных актов на предмет ошибок и коррупционной составляющей. Как СППР на основе ИИ будет соотноситься с ГАС "Правосудие", в письме не уточняется.

"Идея проектного офиса — это попытка транслировать французскую систему на нашу почву", пояснил “Ъ” источник, близкий к Минюсту. По его словам, кодификация для приведения в порядок десятков тысяч подзаконных актов обсуждалась еще на Санкт-Петербургском международном юридическом форуме. "Но в чистом виде французская система в РФ не может быть применена — для этого придется полностью изменить всё нормотворчество", говорит собеседник "Ъ". В то же время в Минюсте позитивно воспринимают идею использования ИИ при подготовке законопроектов и подзаконных актов. Как минимум это позволит избегать грамматических ошибок, которые сейчас ведомство вынуждено исправлять вручную в процессе регистрации. Кроме того, машина может выявить дублирование положений других актов или предупредить о коррупциогенности — критерии её выявления чётко прописаны в методике, говорит он.

Сама по себе идея использования ИИ при подготовке законопроектов не нова, темой уже занимаются в фонде "Сколково". "Мы рады, что проектный офис поддерживает наши начинания", говорит глава департамента развития и планирования фонда Сергей Израйлит.

По его словам, автоматизация нормотворчества с использованием ИИ заложена в концепции управления изменениями в рамках программы "Цифровая экономика" — правительство утвердило её в июле, а обсуждение предложений началось ещё весной. В плане мероприятий по нормативно-правовому регулированию цифровой экономики, подготовленном "Сколково" в сентябре, содержится ряд идей по этой теме. В частности, речь идёт о создании машиночитаемого языка для нормотворчества и применении ИИ для анализа содержания нормативно-правовых актов.

Исполнительный директор НП "Содействие развитию корпоративного законодательства" Елена Авакян считает, что предложения проектного офиса носят пока "философский характер", а их эффективность будет зависеть от качества разработки и от того, как и кто будет формировать и контролировать алгоритмы. Наделение машины функцией составления нормативных актов придает ей субъектность, поэтому придется думать, кто будет отвечать за ошибки, предупреждает она. Система госконтроля и анализа нормоприменения должна быть прозрачной, чтобы избежать давления на судей, а за машиной всегда должен стоять человек. "Робот должен помогать, но не заменять судей и адвокатов и не выносить решения. Помимо буквы закона есть ещё и дух, есть справедливость и мораль, которые машиной не верифицируются", отмечает она.

Президент НП ОКЮР Александра Нестеренко поддерживает идею создания электронных кодексов: они значительно ускоряют нормотворчество и позволяют выявлять противоречия еще на стадии проекта — хотя машина не способна выявить все возможные ошибки, так что такие акты все равно должны проходить экспертизу. Перспективным направлением в рамках СППР может стать генерирование проектов судебных решений на основе скана искового заявления для типовых дел — вроде взыскания долгов за ЖКХ или просроченных кредитов, полагает госпожа Нестеренко. "Это бы позволило сократить значительно перегруженных секретарей судов и дать возможность судьям работать с правовым помощником на базе ИИ, который за секунды готовил бы документы, а конечное решение оставалось бы за судьей", говорит она. В то же время в документе не затронута важная тема — доработка базы решений судов общей юрисдикции, а именно ее отсутствие среди прочего делает судебную систему уязвимой и непривлекательной для иностранных инвестиций, отмечает юрист.

"Юридическая техника — то, как документы пишутся,— требует апгрейда. Нужно учиться писать проще и понятнее, лучше структурировать документы. Если в этом будет помогать не только должностная инструкция, но и специальный софт, шансы радикально улучшить качество нормативных документов повысятся", говорит управляющий партнер юридической технологической компании "Симплоер" Антон Вашкевич. Но прорыв, по его словам, обеспечит только автоматизация правоприменения, когда существенная часть правил описана в виде машиночитаемого и самоисполняемого кода. "Появится автоматический комплаенс — риски можно будет просчитывать и избегать. Предсказуемость резко снизит издержки бизнеса и государства и ускорит гражданский оборот", говорит он[190].

2.4.3. Дезинтермедиация

В экономике дезинтермедиацией (Disintermediation) называется устранение посредников в цепочке поставок, или "вырезание посредника". Вместо того чтобы идти через традиционные каналы распределения, которые включают некоторый тип промежуточного посредника (например, дистрибьютора, оптовика , брокера или агента ), компании могут теперь иметь дело с каждым клиентом напрямую, например, через Интернет. Основная цель этого типа решения является сокращение расходов .

Дезинтермедиация инициированная потребителями часто является результатом высокой прозрачности рынка , проявляющейся в том, что покупатели осведомлены о ценах поставки непосредственно от самого производителя. Потребитель покупая непосредственно у производителя обходит посредников (оптовых и розничных торговцев) и таким образом платит меньше. В качестве альтернативы покупатели могут приобрести товар по оптовым ценам, исключая из этого процесса розничного продавца. Часто в качестве моста между производителем потребителем выступает компания электронной коммерции (B2C).

К примеру, типичная B2C цепочки поставок состоит из четырёх или пяти участников (по порядку): поставщик, производитель, оптовик, розничный торговец, покупатель.

Интернет вследствие прозрачности рынка может сократить цепочку поставок до трёх: поставщик, производитель, покупатель.

Термин первоначально относился к банковской отрасли и появился примерно в 1967 году: дезинтермедиацией называли операцию, когда вкладчик осуществлял прямое инвестирование своих средств в ценные бумаги (государственные и частные облигации и акции), а не оставлял свои деньги на сберегательных счетах в банке. Первопричина заключалась в правительственном регулировании США (Правило Q), которое ограничивало размер процентной ставки, выплачиваемой по депозитам счета, которые были застрахованы Федеральной корпорацией по страхованию депозитов.

Позже этот термин стали применять в более общем плане "вырезания посредника" в торговле, хотя финансовый смысл оставался преобладающим. Только в конце 1990-х этот термин стал популярным[191].

Некоторые экономисты высказывают радикальные идеи относительно способности этой новой технологической волны уничтожать рабочие места. Карл Бенедикт Фрей и Майкл Осборн из Оксфордского университета проанализировали более 700 различных профессий, чтобы выявить, насколько легко их можно компьютеризировать, и пришли к выводу, что 47% рабочих мест в США находятся в зоне риска, то есть могут быть без проблем автоматизированные в течение следующих 10 или 20 лет[192].

2.4.4. Изменения на рынке труда

На смену человеку приходят роботы. Им уже под силу делопроизводство, рекрутинг, документооборот. В перспективе всего лишь 15-20 лет упадёт спрос на профессии, связанные с рутинными операциями, – управлением механизмами, приготовлением фастфуда, сбором и обработкой данных, бухгалтерским учетом и т. д. Сохранится и даже повысится спрос на исследователей, инженеров, работников медицинских учреждений и сферы образования, социальных работников, фитнес-тренеров, менеджеров и работников сферы услуг. В цене будут те, кто умеет принимать решения, особенно в нестандартных ситуациях.

О влиянии цифровизации на сферу образования и тенденциях на рынке труда корреспонденту "Российской газеты" рассказал руководитель Проектного офиса по реализации программы "Цифровая экономика Российской Федерации", заместитель руководителя Аналитического центра Евгений Кисляков.

Как государство может помочь гражданам, которые выйдут на рынок труда в поисках работы? Переобучение старых кадров – одна сторона медали, и тут стратегия в целом понятна: им предложат переквалификацию, связанную с навыками работы с ИКТ. Другой вопрос – подготовка профессионалов новой формации, владеющих новыми специфическими навыками, к которым относятся общая цифровая грамотность, владение бизнес-технологиями и развитые социальные навыки (так называемые soft skills). И здесь не обойтись без изменений в системе образования.

Летом 2017 года была принята программа "Цифровая экономика Российской Федерации". Одним из направлений программы стали "Кадры и образование", ведь необходимость трансформации и адаптации отечественной системы образования под потребности цифровой экономики совершенно очевидна. Создавая новые современные условия для развития кадрового потенциала, государство минимизирует риск повышения безработицы и предотвращает рост социального расслоения общества на средне- и долгосрочную перспективу.

Основные вызовы, которые должна решить программа "Цифровая экономика" в части образования, – это освоение навыков работы с цифровыми технологиями представителями всех без исключения профессий и формирование современной гибкой системы подготовки специалистов в условиях стремительной цифровизации.

Задачи, которые предстоит решить, сформулированы достаточно чётко. Во-первых, надо сформировать адекватную систему профессиональных компетенций в части знаний и навыков по ИКТ для всех типов профессий и специальностей. Во-вторых, с учётом постоянных изменений и развитием ИКТ эту систему надо сделать максимально гибкой и даже "самонастраивающейся". В-третьих, нужно выстроить систему постоянного переобучения преподавательского состава.

Чтобы система заработала, новый подход к обучению должен поменяться на всех уровнях образовательного процесса. Базой должна стать общая цифровая грамотность, на ней – строиться система прикладных практических занятий. На специальном и высшем профессиональном уровне нужна плотная интеграция с компаниями-лидерами рынка, которые должны формулировать потребности, определять набор компетенций, предоставлять возможности для стажировок, давать обратную связь по качеству подготовки специалистов.

В настоящее время Проектный офис по реализации программы "Цифровая экономика Российской Федерации" готовит план мероприятий, которые будут способствовать реализации этих задач. В течение предстоящих 3 лет апробация новых подходов к образовательному процессу будет идти на пилотных площадках. Будут внедряться новые модели профессионального развития граждан и механизмы их оценки. Планируется разработать сервисы, позволяющие гражданам создавать персональные траектории развития. Появятся возможности повышения квалификации и переподготовки для освоения компетенций в контексте потребностей цифровой экономики. Отдельным направлением работы станет преодоление цифровой неграмотности среди представителей старшего поколения.

В регионах своеобразными проводниками новых тенденций образования в эпоху цифровых технологий могут стать опорные вузы. На них возложена задача изменить образовательную инфраструктуру и создать новую среду обучения, где произойдет интеграция формального и неформального образования, а также сближение потенциальных работодателей и будущих специалистов. На сегодняшний день статус университетских центров инновационного, технологического и социального развития субъектов Российской Федерации уже получили более 30 вузов. Аналитическая поддержка, которую они смогут оказать руководству регионов, в конечном итоге поможет перестройке производства, куда придут новые профессионалы, готовые к работе в условиях цифровой экономики[193].

М. Михайловская: "В ближайшем будущем охранников, юристов и бухгалтеров могут заменить роботы. Чуть позже компьютеризация придёт и в профессию водителей, сообщил "Парламентской газете" председатель Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин.

"Искусственный интеллект сегодня развивается активно — ещё несколько десятков лет назад было удивительно смотреть за матчами между шахматистом и компьютером. Теперь же роботы могут начать вытеснять людей из профессий", сказал депутат.

В более отдалённой перспективе, по словам Левина, новые технологии могут прийти и в профессию водителей. В ряде стран поезда уже ездят без машинистов, напомнил парламентарий. "Роботы будут востребованы и в журналистике. Задача государства в этой связи в первую очередь обеспечить безопасность персональных данных граждан", считает Леонид Левин"[194].

2.4.5. Что будет с высвободившимся огромным количеством людей?

Яков Миркин, завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН: "Сырьё в России производят всего 15 миллионов человек, и у многих сегодня встаёт вопрос – а что же делать, чем заняться всем остальным?

Россия – огромная страна, которая занимает, конечно, не 1/6 часть суши, но тоже огромную площадь. И наша страна заслуживает большой универсальной экономики, в которой каждый гражданин может найти применение своим способностям и талантам.

Очень долгое время говорят, и до сих пор разговоры продолжаются, что много всего можно купить за кордоном, что наше место в международном разделении труда – производить сырьё ну, пожалуй, и хватит. Но мы и правда заслуживаем того, чтобы в экономике каждый из нас мог найти себе место! К тому же в последние годы очень многие говорят, что экономика обмена сырья на технологию, оборудование, ширпотреб не выдерживает критики, нежизнеспособна.

Вообще, за последние четверть века мы во многом утеряли "экономику простых вещей". Производится 1 юбка на 15 женщин, 1 кофемолка на 1500 семей, все эти малые вещи можно перечислять бесконечно. Но важно, что мы вместе с "простыми вещами" потеряли и экономику "сложных вещей"! В месяц с заводов выходит 10-20 трамваев на всю Россию, 300-350 металлорежущих станков на всю Россию, что составляет всего несколько процентов от их выбытия.

Примеры также можно перечислять бесконечно.

Возьмем холодильники, стиральные машины, автомобили, телевизоры – найдите среди них российские? А попробуйте найти самый обычный зонтик российского производства?

Мы так и не создали инновационной экономики. По официальной статистике, в базе данных производства продукции в натуральном выражении в 2016 году инновационной продукции на душу населения произвели по 4,2 доллара на каждого человека.

Вот этот разрыв, потеря технологий, научных школ, способности производить многие вещи – за этим не может не стоять и обеднение в сфере образования, в сфере возможностей. Отсутствие возможностей трансфера технологий, обеднение палитры технологической картины в итоге… И самое, в результате, главное – нарастают технологические риски будущего.

Что это значит? Всё просто – когда вы не понимаете, как произведена та или иная вещь за рубежом, вы не можете воспроизвести технологию, не понимаете, как создать такие материал, ткань… У вас нет доступа к патентам и изобретениям. Это значит, любая финансовая и экономическая государственная политика, какой бы ни была, – одной из крупнейших её целей должно быть восстановление номенклатурного разнообразия, воссоздание экономики простых, сложных и инновационных вещей во всем их богатом ассортименте.

Понятно, что мы не будем производить у себя абсолютно всё! Но мы склонны бросаться в крайности. Я не говорю, что мы должны производить у себя вообще всё, но мы должны производить у себя многое. И важно именно на этой основе поддерживать технологический уровень экономики. Тем более что растущий на данный момент технологический разрыв означает огромные риски в будущем, ослабление экономической и в целом безопасности государства, если вдруг на горизонте или поблизости возникают крупные геополитические шоки.

Хорошо известно, что во всем нужно искать золотую середину. Ни уклон в сырьевую экономику, ни уклон в ту ситуацию, когда мы производим у себя всё подряд, не должны быть главной линией экономического поведения.

Но возможность создавать рабочие места для всех жителей нашей страны, возможность создавать людям доход и обеспечивать им высокое качество жизни – очень важна. Иначе начинает постоянно фиксироваться – и обсуждаться – ситуация, связанная с тем, что большая часть населения России оказывается просто лишней.

Мы это, кстати, уже слышали, слышали о том, что "лишние люди" как бы не нужны – ведь их приходится кормить. Это как раз случай, когда полностью искажена и деформирована структура экономики, когда большей части населения приходится торговаться за кусок с сырьевиками и правительством. И это порождает философию, которой просто не должно быть, которая нарушает любые принципы этики.

В таком смысле философия "мы всё сможем купить" или недавно возникшая мысль, что надо всех собрать в крупные агломерации и допустить дальнейшее опустынивание русской земли, – это все идеи, нарушающие этику, которая должна быть заложена в основании экономики, нарушающие её основные принципы"[195].

Д. Олишевский: "Роботы, автоматизация и программное обеспечение уже сейчас способны заменить людей во многих сферах, но технический прогресс разрушает рабочие места быстрее, чем создаёт их

В ближайшие двадцать лет автоматизация промышленности приведёт к сокращению примерно 40 процентов рабочих мест; в первую очередь упразднению подлежат малооплачиваемые должности на производстве. За последние 30 лет участие человека в производстве по всему миру сократилось с 64 до 59 процентов...

В ноябре 2011 года правительство Германии в рамках плана "Хай-тек стратегия 2020" приняло проект, получивший название "Индустрия 4.0". Это и считается во всём мире стартом четвёртой промышленной революции, которая обладает потенциалом изменить само определение человеческого труда. Поскольку машины могут выполнять повторяющиеся, рутинные задачи в производстве с гораздо большей эффективностью, чем люди, эти задачи будут по большей части автоматизированы.

Четвёртая промышленная революция планирует заставить машины говорить друг с другом без вмешательства человека. "Умное оборудование" на "умных фабриках" будет самостоятельно, без участия человека выходить в Сеть, передавать и получать необходимую для работы информацию. В целом же экономисты предлагают воспринимать концепцию "Индустрия 4.0" как комплекс идей по автоматизации производства на основе цифровых технологий...

Основное опасение по поводу работы в "Индустрии 4.0" заключается в том, что значительное расширение возможных операций не обязательно потребует создания новых рабочих мест для людей, что вполне может оказаться проблемой... Наибольшие сокращения произойдут в среде офисных и административных работников.

По мнению профессора Высшей школы экономики Иосифа Дискина, уже сегодня можно предвидеть, что главным последствием новой технологической волны станет то, что "стоимость рабочей силы перестанет быть определяющей при формировании издержек производства". "Это означает, что низкоквалифицированная рабочая сила, за счёт которой живут развивающиеся страны и некоторые секторы российской экономики, перестанет быть значимой. И главным фактором будет технологический потенциал", рассказал Дискин "Парламентской газете"...

По словам помощника Президента РФ Андрея Фурсенко, вопрос не только в том, какие шаги предпринимать в связи с четвёртой промышленной революцией, но и "в том, как к ней относиться". "Мы скоро можем оказаться в четвёртой промышленной революции и даже можем попасть в группу её лидеров, но это не значит, что у нас от этого станет больше счастья. Это относится и к тем, кто её делает, и к тем, кто пользуется её продуктами", сказал Фурсенко на полях Российского венчурного форума в Татарстане в апреле 2017 года. Он считает, что в условиях современной экономики трудоспособный человек должен понимать, что учиться он будет всю жизнь. И это стало обязательным условием и требованием, иначе он рискует потерять квалификацию под натиском искусственного интеллекта.

Кого заменят роботы? К 2030 году в мире не останется банкиров и бухгалтеров. Эти профессии уйдут в небытие из-за внедрения искусственного интеллекта (ИИ) и роботизации. Сбербанк ещё в прошлом (2016) году запустил робота-юриста, который самостоятельно пишет исковые заявления на должников. Вскоре он сможет заменить три тысячи сотрудников. Собеседования, которые раньше проводили ­HR-сотрудники, будут проводить машины. Роботы заменят в первую очередь операторов первого уровня поддержки, в задачу которых входит только понять проблему клиента и при необходимости переключить на специалиста. До 80 процентов работ в IТ могут быть автоматизированы. Программное обеспечение начнёт писать само себя, что в конечном итоге ликвидирует крайне прибыльные сегодня рабочие места. 73 процента задач, выполняемых сотрудниками ресторанов и кафе, можно автоматизировать уже сейчас. Uber и ряд других компаний уже начинают тестировать свои беспилотники на дорогах общего пользования"[196].

Глава Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин: "У нас появляются сферы деятельности, в которых участие человека, возможно, скоро окажется под вопросом. Например, у нас по всей стране более 1,5 миллиона человек работают в охране — и уже сегодня понятно, что использование цифровых технологий может многих из них вытеснить со своих мест. Другие сферы, где активно внедряется компьютеризация, — это бухгалтерия и юриспруденция. Недалёк и тот день, когда под угрозой окажется специальность водителя: автопилотируемые машины всё ещё кажутся игрушкой, однако уже есть страны, где поезда в метро ходят без машиниста. Так что замещение людей роботами в сфере общественного транспорта — это вопрос ближайшего будущего.

Подобные прецеденты существуют сегодня и в журналистике. Есть пример, когда искусственный интеллект написал в течение года около 800 заметок для Washington Post. Редакция специально ставила эти заметки на сайт, не анонсируя, что они написаны роботом. А с учётом сложившейся тенденции — того, что люди перестают читать большие материалы и предпочитают им короткие тексты, — востребованность роботов в журналистике может оказаться весьма высокой.

Речь идёт не только об исчезновении привычных профессий, но и появлении новых, например, таких как дизайнер виртуальной реальности, биоинженер, проектировщик умной среды.

На сегодняшний день ключевая задача — обеспечить безопасность персональных данных, которые попадают в сеть и обрабатываются искусственным интеллектом. Для того чтобы роботы, собирая данные и обрабатывая их, не могли использовать эту информацию в том числе и против людей..."[197].

М. Румянцев: "Искусственный интеллект и Big Data, роботы и фарсовая политика, экономика "выжимания последнего" и циничные пиры на фоне обнищания людей. Какое будущее маячит перед цивилизацией людей и в особенности России?

Если сопоставить всё происходящее в политическом, экономическом фона в связке с технологическими открытиями, а также новыми данными психологов и поведенческой экономики, возникает ряд вопросов. Например, не является ли происходящее последние несколько десятков лет сценарием какой-либо более масштабной цели?

Если предположить, что сценарий существует, то он мог бы, к примеру, выглядеть следующим образом.

Например. Меняется предыдущая власть в стране, новой, с более свежими и привлекательными лозунгами. Инвестиционные фонды и банки усиленно внедряются в сферы науки, медицины и высоких технологий, политические и экономические процессы, через лоббирование своих финансовых, а возможно, и более "высоких" целей.

Далее, рядовых граждан (и для отвлечения внимания) прельщают свободной жизнью, жизнью в удовольствие, под лозунгом, к примеру, "живи здесь и сейчас, веселись и не думай о завтрашнем дне" и подобные.

Через кредиты населению и бизнесу создаются рычаги влияния на экономические институты и манипулирование общественным сознанием и поведением. Начинается сбор персональных данных, в том числе, посредством Интернета и разного рода социальных сетей (почти в каждой стране есть свои).

Появляется и эволюционируют искусственный интеллект и Big Data.

В политической и экономической сферах ставятся управляемые исполнители, проводятся не всегда (?) прозрачные выборы. А чтобы во власти стояли свои с большей вероятностью, к народу выпускают несколько кандидатур, якобы от разных кланов. В довесок, создается специальная конкуренция между кандидатурами, для реалистичности. При условии, что высшие руководители сценария между собой не конфликтуют и имеют единое видение развития процессов. В противном случае, может быть цель и одна, но видения ее достижения - разные. Тогда и действующая власть, и оппозиция – представители разных высших кланов, правда цель может быть всё та же.

Ужесточаются законы о праве слова, выражение позиций и прочих общественных и индивидуальных прав.

Пока общество отвлекают политическим шоу, ограничивают права на выражения своих позиций, активно развивают искусственный интеллект и прототипы роботов. Big Data собирает необходимые данные о гражданах, а в свете последних открытий психологии и поведенческой экономики, моделируются и тестируются новые методы воздействия на людей, их поведение и переоценку мышления.

Как только роботы достигают нужной технической стадии, они могут заменить собой множество профессий людей, в том числе в спецслужбах и армиях. Происходит выброс ставшей ненужной рабочей силы людей на обочину.

Люди могут оказаться зажатыми в тисках: с одной стороны – работы нет, перспектив нет – их заменяют искусственный интеллект и роботы. С другой стороны - те же роботы, подчиняющиеся программному обеспечению и тем задачам, которые в них заложены, могут контролировать уровень недовольства людей и соответствующим образом реагировать на них, пресекая нежелательные вспышки протеста.

Но как отслеживать недовольных и манипулировать поведением масс? Big Data – позволяет использовать информацию не только в качестве поведенческой экономики, но это ещё и персональные данные, а при учёте вероятности внедрения микрочипов в паспорта и в людей (при соответствующем законе), контроль и корректировка поведения общества, вероятно, становится не таким сложным делом.

Наступает эра "золотого миллиарда" и тех, кто изначально поддерживал эту идею.

Возникает новый вопрос. Что будет с высвободившимся огромным количеством людей? Работы вреде бы не будет, при наличии более дешёвых и предсказуемых, не требующих декретных и больничных листов, искусственного интеллекта и роботов?

Хочется надеется, что такого сценария не существует и нет единого клана элиты с программой "золотого миллиарда". Насколько реально развитие событий подобного рода и следует ли беспокоиться о развитии цивилизации, возможно, по не совсем правильно выбранному пути?

Это не утверждение. Лишь предположение. Не сценарий, втайне прочитанный в тёмном кабинете тёмной башни, а ряд вопросов, ответы на которых, надеюсь, будут более оптимистичными и успокаивающими"[198].

2.4.6. Проблема искусственного интеллекта имеет не только техническое, но моральное и юридическое значение

Д. Медведев, председатель правительства России: "Иногда кажется, что само понятие частного пространства — privacy — скоро совсем уйдёт из нашей жизни. А ведь в значительной мере именно на нём основывается система традиционных ценностей нашего общества. Не приведёт ли это к их переоценке? Я надеюсь, что фундаментальные ценности останутся неизменными именно потому, что являются фундаментальными и сохраняются, несмотря на колоссальные изменения последнего времени. Тем не менее это — серьёзный мировоззренческий вызов.

В традиционных для человечества сферах начинает активно действовать "новый игрок" — искусственный интеллект. Некоторые эксперты говорят о его постоянно расширяющейся экспансии, даже о "бунте искусственного интеллекта" — это также вызов не экономического, а нравственного и этического порядка. Взять хотя бы существующую уже сегодня беспрецедентную прозрачность частной жизни, которую несёт с собой цифровая трансформация. Чисто технологически полной приватности не существует уже сейчас"[199].

"Коммерсант": "Мир персональных гаджетов полностью изменится с развитием искусственного интеллекта. Об этом говорится в новом докладе[200] исследовательской компании Gartner. В первую очередь аналитики отмечают, что ИИ изменит то, как люди взаимодействуют с технологиями, и распознавание эмоций сыграет в этом прорыве первостепенную роль. "Эмоциональный искусственный интеллект и системы программирования эмоций позволяют повседневным объектам обнаруживать, анализироваться, обрабатывать и реагировать на эмоциональное состояние человека, чтобы лучше понимать контекст ситуации и обеспечивать более личностный подход,— рассказывает руководитель научно-исследовательских работ Gartner Роберта Коцца.— И чтобы оставаться востребованными, продавцы технологических решений должны будут внедрять искусственный интеллект в каждый аспект своих устройств. В противном случае их ждет забвение".

Учитывая то, с какой скоростью развивается данная область, Gartner прогнозирует, что уже к 2022 году различные устройства с внедренным ИИ будут понимать эмоциональное состояние человека лучше, чем его близкие и друзья. Сейчас эта область развивается в первую очередь за счет персональных помощников и других "умных" технологий, направленных на общение с человеком. На втором этапе, отмечает Gartner, искусственный интеллект начнет менять обслуживание клиентов. Речь идёт об обучающих программах, видеоиграх, диагностическом ПО, занятиях спортом и беспилотных авто. "Прототипы и товары уже есть, добавление же им эмоционального контекста за счёт анализа выражений лица, интонации голоса и поведенческих привычек, значительно улучшит взаимодействие машин с человеком,— пояснила госпожа Коцца.— Помимо смартфонов и девайсов "умного дома" собирать, анализировать и обрабатывать через машинное зрение, аудио или сенсоры, улавливающие манеру поведения, чтобы адаптироваться и удовлетворять желания и потребности пользователя, будут также носимые гаджеты и подключенные к сети транспортные средства".

Ещё одна область применения эмоционального искусственного интеллекта, о которой говорят аналитики Gartner,— это медицина. Исследователи компании считают, что уже к 2021 году каждый десятый обладатель медицинского аксессуара, оснащённого ИИ такого рода, изменит свой образ жизни в лучшую сторону. Благодаря этому его жизнь увеличится в среднем на полгода, считают аналитики"[201].

Н. Кофырин: "...23 ноября 2017 года в Петербурге я участвовал в работе конференции "Нейронет 2017". У экспертов и участников конференции я поинтересовался, какую опасность представляет для человека создание Нейронета, искусственного разума и других высоких технологий?

Мы переживаем новую (четвёртую) промышленную революцию. Её отличительные особенности следующие:

1. Всё оцифровано: от финансов и связи вплоть до вашего тела и среды.

2. Новые материалы с программируемыми управляемыми свойствами.

3. "Умные вещи" – в каждой из них будет "зашит" специальный управляющий чип, за счёт чего можно этой вещью управлять...

Президент В.В. Путин, которому нравится идея "цифровой экономики", рассказал: "Недавно в Соединённых Штатах компания начала присылать 14-летней девочке рекламу товаров для беременных. Родители узнали и пожаловались. Компания извинилась. Но девочка действительно оказалась беременна, о чём сама не знала, — рассказал Владимир Путин. — Оказывается, машина, исходя из большого количества данных, пришла к выводу, что — в связи с изменением её интересов, предпочтений, запросов — имеет дело с беременной женщиной. Тогда она дала команду другой машине давать рекламу товаров для беременных. Это же какой контроль возникает со стороны техники в вопросах контроля человека!"...

К 2030 году нынешний Интернет Web 2.0. сменится новым Web 4.0. (Нейронет) – где связь будет осуществляться на принципах нейрокоммуникации – связи мозга одного человека с другим мозгом посредством компьютера. Уже разработан нейро-компьютерный интерфейс — система для обмена информацией между мозгом и электронным устройством.

Нейронет объединит на базе нейротехнологий человеческие (и не только) разумы, коллективы, позволяя обмениваться мыслями, чувствами и знаниями, содержащимися во внутреннем мире участников. В основе будет лежать принцип прямого информационного воздействия на мозговые центры, минуя органы чувств.

"Нейронные сети" – это технология, построенная по образцу биологической модели нейронных сетей мозга человека. Создаваемые на основе "нейронных сетей" роботы могут самообучаться без заранее заданного алгоритма. Их сравнивают с понятием "чёрный ящик": когда знаешь, что на входе, видишь, что на выходе, а что и как происходит внутри – загадка. Учёные признаются, что не знают, как на самом деле это работает.

Создаваемый искусственный интеллект вскоре заменит человека в ряде областей, а в будущем, возможно, и вовсе. Речь идёт не просто о замене искусственными органами тех, что износились или пришли в негодность. Если человек будет наполовину состоять из встроенных наночипов и всевозможных искусственных заменителей, то в какой мере можно будет говорить, что это человек? Скорее, постчеловек — "киборг"!...

К 2035 году более 300 миллионов рабочих мест потеряют люди с высшим образованием, а к 2070 эта цифра составит почти миллиард. А скольких людей без образования заменят роботы, даже трудно представить.

Мы находимся в периоде технологической сингулярности. Внедрение ИИ вызовет резкие драматические изменения в обществе. Поскольку в результате технологических революций сильные становятся сильнее, а слабые – слабее.
Технологическая революция может привести к социальному взрыву и появлению новых луддитов XXI века.

Весь вопрос – какова цель новых технологий? Если благо человека, это хорошо. А если получение наибольшей прибыли?

Уже существуют программные продукты, которые используют элементы искусственного интеллекта. Например, для помощи людям в управлении их личными финансами, в совершении сделок, для игры на бирже. Искусственные нейронные сети используются в качестве клинических систем принятия решений для медицинской диагностики. В 2016 году японский ИИ написал небольшую историю и почти выиграл литературную премию.

То, что предлагает лично Вам Google или Фейсбук, это уже работа искусственного интеллекта на основе анализа ваших запросов и реакций. Google следит за держателями смартфонов, определяет местонахождение и передаёт все данные на сервер, даже при отсутствии симки в смартфоне. Однако мало кто уже способен отказаться от такого помощника как смартфон, Интернет и различные гаджеты...

Проблема искусственного интеллекта имеет не только техническое, но моральное и юридическое значение. Председатель Конституционного Суда России Валерий Зорькин предлагает задуматься над этим.

"В настоящее время философы спорят о том, где пределы, за которыми вторжение в человеческую природу становится критически опасным. Для юристов ответ очевиден: это подрыв феномена свободы воли, на котором строится вся система правовой ответственности человека за свои деяния. Другая существенная опасность заключается в возможности разрушения тех основ справедливости, на которых базируется человеческое общество. В условиях современного общества потребления, когда такого рода технологии являются востребованным товаром, их бесконтрольное применение чревато непреодолимым расколом человечества на элиту, обогащённую всеми достижениями науки, и массы, которые утратят всякий контроль над элитой и станут инструментом в её руках (т. е. из субъекта истории превратятся в объект чьих-то манипуляций)". Полный текст опубликован на сайте КС РФ 30 ноября 2017 года.

В Госдуме уже разрабатывается закон о роботах. Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев 18 декабря 2017 года на заседании по развитию цифровой экономики заявил: "Понятно, что цифровая экономика является предметом воздействия не только со стороны государства, но и со стороны различных сил, которые пытаются в свою сторону развернуть эти процессы, добиться незаконных результатов. Понятно, что от киберпреступлений могут пострадать и государственные структуры, и бизнес, и обычные люди"...

С появлением первых систем искусственного интеллекта вновь актуализировались фундаментальные вопросы о том, что есть Человек. Однако философия (и в частности, этика), как всегда, отстаёт от развития техники. В философии до сих пор не решён вопрос о природе и статусе человеческого интеллекта...

Философское течение трансгуманизм считает создание ИИ одной из важнейших задач человечества. Многие трансгуманисты убеждены, что непрерывно ускоряющийся технический прогресс уже к 2050 годам позволит создать постчеловека..."[202].

Н. Кофырин: "Разрекламированная "цифровая экономика" — это проект "прикрытия"; на самом же деле речь идёт о войне искусственного интеллекта и тотальной цифровой диктатуре, в которой уже не будет места тайне личной жизни и вообще никакой тайне, кроме кодов доступа.

Вся информация с банковских карт, с телефонных звонков, текстовых сообщений, видео с камер наружного наблюдения, запросов и контактов в Интернете соединяется и коррелируется, превращая данные (big date) в знания. Неосторожно размещая в Интернете информацию о себе, мы даём информацию искусственному интеллекту, не задумываясь о последствиях.

2,5 тысячи лет назад философ-мистик Пифагор утверждал, что всё можно выразить цифрой. Тогда его не понимали. Ныне мы переживаем цифровую революцию, одним из результатов которой будет появление "digitalhuman". В цифровом пространстве уже появился цифровой гражданин, цифровая школа, цифровые деньги, цифровая экономика. Боты составляют иски, пишут романы и даже музыку.

"Цифровой мир" стал реальностью. Машины анализируют большие данные решений, принимаемых людьми в разных ситуациях, переводят на свой язык алгоритмов и действуют по аналогии с человеком.

Надвигается время, когда нереальное заменит реальное. Виртуальная реальность XXI века вытесняет непосредственную реальность века ХХ. Цифровой цвет, цифровой вкус и запах становятся искусственными заменителями, они и сильнее и "вкуснее" исчезающих натуральных.

Цифровая среда порождает два типа войн: информационные (воздействие на сознание) и кибервоздействие, направленное на выведение из строя информационной инфраструктуры государства. Именно поэтому забота о цифровом суверенитете — значимая часть стратегии национальной безопасности.

Google следит за держателями смартфонов, определяет местонахождение и передаёт все данные на сервер, даже при отсутствии симки в смартфоне.
Однако мало кто уже способен отказаться от такого помощника как смартфон, Интернет и различные гаджеты.

Это не мы используем гаджеты, это они используют нас!
Гаджеты — это инструменты манипулирования людьми!

Всевозможные гаджеты лишь красивая приманка тотального цифрового рабства, когда мы будем полностью зависеть от роботов и добровольно подчинимся власти искусственного интеллекта.

Всеми этими соблазнительными техническими новинками, как и благими намерениями, вымощена дорога в ад. Создание искусственного интеллекта станет, возможно, последней революцией — как промышленной, так и социальной.

Как только появляется новая технология, она сразу используется в трёх областях: военной, гражданской и криминальной.

"Если технология теоретически возможна, следует предположить, что она существует и есть в распоряжении у государства... Каждая форма коммуникации при этом является и определённой формой наздора", считает Варка МакКензи.

Однако ни один политик никогда публично не признается в использовании запрещённых технологий слежений, психотропного и нейролингвистического воздействия на людей. Хотя, очевидно, такое воздействие осуществляется.

Преступники первыми осваивают новейшие технологии. Доктор юридических наук, профессор В.С. Овчинский давно занимается проблемами компьютерной преступности и преступности в Интернете. Недавно он прислал мне свой новый учебник "Криминология цифрового мира". Отдельный параграф посвящён искусственному интеллекту и его последствиям.

В.С. Овчинский пишет: "Лидером внедрения искусственного интеллекта в процесс борьбы с преступностью является ФБР США. Основные работы в этом на правлении ведутся в Информационном центре ФБР (NCIC). Это метабаза, включающая на начало 2017 года 21 базу данных, содержащих досье на 12 млн. активных индивидуальных преступников и членов преступных организаций. В среднем NCIC отвечает на 14 млн. запросов в день".

Сбывается мечта многих правителей — контролировать свой народ, причём не только поступки людей, но и мысли! Такое не могли вообразить самые смелые фантасты. Антиутопия "Этот прекрасный новый мир", которую Олдос Хаксли написал в 1932 году, была основана не на вымысле, а, по признанию автора, на реальных планах тогдашней элиты. "Задача управляющей олигархии, которая всегда существовала и всегда будет существовать, заставить людей полюбить своё рабство".

Нас ждёт невесёлое будущее, в котором, лично мне жить не хочется.
Страшно представить, как нами манипулируют с помощью секретных технологий дистанционного воздействия. "И очень бы не хотелось, чтобы эта монополия была сосредоточена в чьих-то конкретных руках", сказал президент В.В. Путин"[203].

2.4.7. Доступ к биометрическим данным

М. Белкина (февраль 2017 года): "Чтобы система удалённой идентификации клиентов банков работала без сбоев, её необходимо пополнить биометрическими параметрами – сканированием сетчатки глаза или отпечатков пальцев. Эксперты оценили риски системы, которую Минкомсвязи намерено внедрить в России к июню 2017 года.

"Если говорить про удалённую идентификацию для физических лиц по аналогии с той, которая применяется для входа на единый портал госуслуг, то банки с этим уже работают. Например, приложение онлайн-банкинга Сбербанка, которое работает на платформах IOS и Android, использует биометрический параметр для идентификации клиентов. Человек получает доступ в систему после проверки отпечатка пальца. С одной стороны, это плюс – нет очередей, удобно для клиента. С другой стороны, сохраняется риск угодить в киберловушку и стать жертвой мошенников", рассказал в беседе с журналистом ФБА "Экономика сегодня" доцент кафедры банковского бизнеса и инновационных финансовых технологий Международного банковского института, кандидат экономических наук Александр Щелканов.

По словам эксперта, сейчас наиболее популярные виды банковских мошенничеств связаны как раз с интернет-платежами, где киберпреступники для доступа к чужим деньгам используют украденные секретные данные. При этом риск оказаться жертвой мошенников сохраняется даже при наличии биометрических параметров – например, таких, как голосовая идентификация.

"Банки стараются использовать как можно больше параметров для идентификации клиентов. Большинство кредитных организаций требует назвать кодовое слово, проверяет по базе документы. Если речь идёт о звонке клиента в банк, то специалист на том конце провода должен быть максимально уверен, что звонит именно то физическое лицо, которое имеет право распоряжаться счётом. Чем больше параметров для идентификации, тем меньше рисков. В некоторых приложениях используется голосовая идентификация. Но этот биометрический параметр не страхует от ошибок на сто процентов, потому что, например, голос человека может меняться в зависимости от его настроения, состояния здоровья. Сохраняется также риск подделки голоса. Что касается сканирования сетчатки глаза, то этот параметр банки, скорее всего, массово смогут внедрить не раньше, чем через пять лет", поясняет Александр Щелканов.

Ранее стало известно о намерении Минкомсвязи к июню 2017 года внедрить в пилотных банках удалённую идентификацию клиентов в рамках Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА). Об этом сказано в уведомлении о разработке соответствующего постановления кабмина. Как полагают в Минкомсвязи, возможность проходить процедуру электронной идентификации удалённо через Интернет, не посещая отделение банка, повысит доступность финансовых услуг и будет стимулировать конкуренцию в банковском секторе.

Предполагается, что в первый раз клиент должен будет пройти очную идентификацию, по итогам которой его данные зафиксируют в ЕСИА. Когда человек приходит в другой банк, где он не открывал счёт, ему будет необходимо идентифицировать свою личность через ЕСИА. Систему изначально планируется внедрить в рамках пилотного проекта на ограниченное число операций и кредитных учреждений.

Сейчас в ЕСИА содержатся паспортные данные клиента, СНИЛС, ИНН, номер телефона и фото. Ранее в Банке России говорили о возможности дополнения системы информацией об отпечатках пальцев.

В целом, дистанционная идентификация – это, безусловно, развитие и большой шаг для банковской системы. "Регулятор идёт в ногу со временем и развивает перспективные инновационные направления работы", подытоживает специалист"[204].

Т. Костылёва (апрель 2017 года): "В Госдуму внесён законопроект, предполагающий использование механизма удалённой аутентификации и идентификации клиента кредитной организации — физического лица с использованием его биометрических персональных данных, а также сведений о нем, содержащихся в единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА) для открытия счёта (вклада) клиенту без его личного присутствия.

Так, документ предусматривает обязанность банков, входящих в перечень, установленный Центральным банком РФ, по поручению и с согласия клиента-физического лица в целях проведения последующей удаленной идентификации, в том числе, иными кредитными организациями, осуществлять сбор и передачу в ЕСИА следующих сведений:

фамилия, имя, а также отчество (если иное не вытекает из закона или национального обычая), гражданство, дату рождения, реквизиты документа, удостоверяющего личность, данные миграционной карты, документа, подтверждающего право иностранного гражданина или лица без гражданства на пребывание (проживание) в Российской Федерации, адрес места жительства (регистрации) или места пребывания, идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии), страховой номер индивидуального лицевого счета, номер абонента подвижной радиотелефонной связи (номер мобильного телефона — ред.);

сведения о биометрических персональных данных клиента;

сведения о согласии клиента на обработку его персональных данных, в том числе, в единой системе идентификации и аутентификации и в информационно-технологических элементах, обеспечивающих сбор, обработку, хранение и предоставление биометрических персональных данных.

Перечень кредитных организаций, которые обязаны осуществлять сбор и передачу персональных данных клиента-физического лица, включая биометрические персональные данные, и требования к таким организациям устанавливается Центральным банком Российской Федерации.

Открывать клиенту-физическому лицу счета на основе пройденной удаленной идентификации при соблюдении условий об отсутствии подозрений в причастности указанного лица к легализации и отмыванию доходов, полученных преступным путем, экстремистской и (или) террористической деятельности, согласно законопроекту, имеют право как организации, обязанные проводить сбор и передачу персональных данных клиента-физического лица, так и иные кредитные организации.

Систему удалённой идентификации клиентов кредитных организаций — физических лиц предлагается выстроить на основе обработки и использования биометрических персональных данных, поскольку "такая идентификация имеет наивысшую степень надежности в цифровом пространстве, а ее применение в банковском секторе стало мировым трендом", говорится в пояснении к законопроекту.

Для обеспечения безопасности персональных данных и безопасности системы удаленной идентификации законопроектом предусматривается создание указанной системы на государственном уровне в соответствии с требованиями, установленными правительством РФ по согласованию с Банком России, а также Министерством связи и массовых коммуникаций Российской Федерации по согласованию с Банком России. При этом одним из центральных звеньев системы удаленной идентификации будет являться государственная информационная система – ЕСИА, говорится в пояснительной записке.

Напомним, о том, что Банк России в перспективе планирует дополнить ЕСИА биометрией, говорила минувшей осенью заместитель председателя ЦБ Ольга Скоробогатова. По её словам, первичная идентификация должна проходить в офисе банка, при личном присутствии клиента. Если же человек хочет перейти в другой банк, нужно предоставить ему возможность сделать это удалённо — через ЕСИА.

Зампред ЦБ добавила, что для введения удаленной идентификации планируется сначала запустить пилотный проект — опробовать механизм на "ограниченном количестве операций банков". Если пилот пройдёт успешно — можно будет масштабировать технологию на больший круг операций и на большее количество участников. Удалённая идентификация физлиц в банках, по её словам, может заработать в 2017 году.

В октябре (2016 года) премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минкомсвязи и ФНС России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, Пенсионным фондом и с участием Банка России представить в правительство предложения по использованию технологий удалённой идентификации и электронной подписи, в том числе в финансовой сфере.

Положения о необходимости реализовать доступ в ЕСИА с применением технических средств устной (голосовой) и/или биометрической идентификации и аутентификации содержатся в Системном проекте электронного правительства 2020 (СП), представленном Минкомсвязью"[205].

"Колокол России": "Набиуллина и Греф протащили очередной глобалистский законопроект, утверждающий тоталитарную власть ростовщиков и контроль над населением.

Сегодня, 20 декабря, пока сотрудники органов госбезопасности празднуют свой корпоративный праздник, а активисты родительских организаций готовятся к Новому году, Государственная Дума проводит спецоперацию по сдаче населения России банкирам. В повестке дня сегодняшнего заседания 130 вопросов. Среди них-- законопроект № 157752-7[206] "о создании механизма интерактивной удалённой аутентификации и идентификации клиента кредитной организации". Данный законопроект предписывает обязательную биометрическую идентификацию для всех клиентов банков, т. е. всех граждан РФ, которые попытаются оплатить налоги, услуги ЖКХ, зарегистрировать ООО и т.п. Биометрические данные россиян будут храниться в единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА) и, при необходимости, могут быть использованы для блокировки любой финансовой активности человека а также для перекрытия ему доступа к госуслугам.

Коварство авторов данного законопроекта заключается уже в самом названии инициативы, которая официально именуется "О внесении изменений в Федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма".

Самое опасное тут: "5.6. Банк, соответствующий критериям, установленным абзацами вторым - четвёртым пункта 5.7 настоящей статьи, обязан после проведения идентификации при личном присутствии клиента - физического лица, являющегося гражданином Российской Федерации, с его согласия и на безвозмездной для него основе размещать или обновлять в электронной форме в единой системе идентификации и аутентификации сведения, необходимые для регистрации в ней клиента - физического лица, и сведения, предусмотренные абзацем вторым подпункта 1 пункта 1 настоящей статьи, а также в единой информационной системе персональных данных, обеспечивающей сбор, обработку, хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица (далее - единая биометрическая система), его биометрические персональные данные.

Порядок размещения и обновления указанных в настоящем пункте сведений, а также состав сведений, необходимых для регистрации клиента - физического лица в единой системе идентификации и аутентификации, и состав сведений, размещаемых в единой биометрической системе, устанавливаются в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Надзор за соблюдением банками порядка размещения и обновления таких сведений осуществляется Центральным банком Российской Федерации в установленном им порядке".

В переводе на человеческий язык это означает что все "клиенты банков", т. е. все граждане РФ, кто хоть раз по любому поводу имел дело с любым банком, должен пройти процедуру сбора "биометрических персональных данных", т. е. фотографирование и, возможно, сдачу отпечатков пальцев. Данные сведения банк передаст в специально созданную федеральную базу данных (ЕСИА) –к которой будут подключены как органы власти всех уровней так и банки. В дальнейшем (если быть точным— через 180 дней после вступления законопроекта в силу), любой орган власти, куда гражданин обратится за госуслугой, или банк сможет идентифицировать гражданина, сверившись с ЕСИА.

На первый взгляд, казалось бы, очень удобно: не надо лишний раз доказывать что ты не трамвай. Но это только на первый взгляд. На самом деле банк, после принятия законопроекта №1527752-7, без всей этой биометрии просто откажется вас обслуживать –в том числе принимать платежи за жилищно-коммунальные услуги и перечислять зарплату. Несмотря на то что в ФЗ-210 прямо прописана возможность получения госуслуг в традиционной, неэлектронной форме. Но это ещё не всё. В перспективе банк и орган, управляющий ЕСИА (на эту роль претендует Ростелеком), получат неограниченную власть над человеком — причём сам гражданин не сможет никак повлиять на этот процесс: с согласия гражданина планируется осуществлять только первоначальный ввод информации в систему, возможность отзыва согласия с последующим удалением личных данных в тексте не предусмотрена, нет оговорки об информированном согласии и в случаях последующего использования системы, в том числе, в целях идентификации (в банкоматах, при консультации с сотрудниками банка, при работе с мобильными банковскими приложениями).

Многолетняя практика внедрения электронных технологий, в т. ч. истребования подписать согласие на обработку персональных данных при получении той или иной помощи, выполнении гособязательств (медпомощи в больнице, поликлинике, устройстве ребенка в детсад, школу), – свидетельствует о его добровольно-принудительном характере. Достаточно вспомнить толкование государственных органов подпункта "в" пункта 1 Указа Президента РФ от 7 мая 2012 года № 601, согласно которому к 2018 году не менее 70% россиян должны использовать ЕСИА.

Но это ещё не всё. Во время рассмотрения данного законопроекта в Думе во II чтении 15 декабря 2017 года авторы законопроекта пошли на подмену смысла, распространив биометрическую идентификацию не только на банковскую сферу, но и на госуслуги, пенсионное обеспечение, различные виды страхования и др. Неслучайно недавно ряд федеральных СМИ как бы невзначай выкинули новость о скорой отмене паспортов и замене их электронной идентификаций на основе биометрии[207].

А ранее о том же самом говорил глава Сбербанка Герман Греф, который ещё год назад просто уведомил всех нас о скором отказе от пластиковых карт и переводе Сбербанка на анализ биометрии клиентов (ряд отделений уже имеют такую систему[208]).

В законопроекте № 157752-7 содержится и другие "закладки" для злоупотреблений. В частности, вся регламентация идентификации, включая состав размещаемых в единой биометрической системе сведений отдается на откуп правительству и уполномоченному им органу. Аналогичное положение в законопроекте "О Контингенте обучающихся", как уже сообщала "Катюша", стало одним из оснований для "вето" Президента[209]...

Ну и наконец, никуда не девается возможность использования биометрических данных россиян третьими лицами, что прямо угрожает личной и национальной безопасности. В частности, об этом говорил недавно глава Роскомнадзора Александр Жаров, заявивший о необходимости запрета на сбор биометрии у детей вплоть до достижения ими совершеннолетия. Доступ к папиллярному узору пальцев, термограмме лица, образцам голоса, не говоря уже об элементах ДНК человека, открывает широкий спектр возможностей как для финансовых махинаций, так и для создания избирательного биологического оружия, чем, судя по последним новостям[210] ныне активно занимаются наши "партнеры" из Пентагона.

В общем, мягко говоря, странно, что такой фундаментальный законопроект, влияющий на жизнь каждого россиянина, принимается в виде поправки к совсем иному закону, касающемуся борьбы с терроризмом.

Автором законопроекта № 157752-7 указан председатель Комитета по финансовому рынку ГосДумы Анатолий Аксаков и член СФ Николай Журавлёв..."[211].

МВД и ФСБ получат доступ к биометрическим данным граждан из системы удалённой идентификации клиентов кредитных организаций, законопроект о создании которой 15 декабря (2017 года) Госдума приняла во втором чтении, пишут "Ведомости".

Из законопроекта следует, что оператор системы удалённой идентификации должен предоставлять доступ к биометрическим данным граждан "уполномоченным органам". Получать согласие гражданина для передачи такой информации не потребуется.

Закон о персональных данных разрешает МВД собирать и обрабатывать биометрические персональные данные без согласия гражданина, напомнил управляющий партнер консалтингового агентства "Емельянников, Попова и партнеры" Михаил Емельянников. Однако речь идёт о данных, необходимых для выполнения задач, возложенных на МВД, отметил он, а не о информации, предоставляемой для удалённого получения банковских услуг.

"Обработка этих данных МВД не соответствует цели, заявленной при их сборе: для получения банковских услуг без явки в банк. Это не соответствует закону, он запрещает обрабатывать персональные данные с целями, не указанными при их сборе", заявил он.

По данным "Ведомостей", МВД рассматривало возможность стать оператором биометрической системы для удалённого получения банковских услуг. Данные, которые уже есть в распоряжении МВД, могли бы ускорить наполнение системы, отмечает издание. Однако было решено, что функции оператора будет выполнять "Ростелеком", заявил источник издания, знакомый с ходом обсуждения законопроекта.

Законопроект о создании системы удалённой идентификации клиентов банков был внесён в Госдуму в апреле 2017 года. Документ подготовили глава комитета Госдумы по экономической политике Анатолий Аксаков и Николай Журавлёв — первый замглавы комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам.

Предполагается, пишут "Ведомости", что банк проведёт первичную идентификацию клиента в своем отделении по паспорту, а затем направит его данные в Единую систему идентификации и аутентификации, снимет на видео его лицо и запишет голос. Эти данные будут храниться в биометрической системе, а клиент сможет обратиться за онлайн-услугой любого банка, введя логин и пароль учетной записи, подтверждающий код из SMS, а также передать данные голоса и лица для сверки с системой[212].

"Ведомости": "Биометрическая система – часть процесса удаленной идентификации россиян, который позволит им получать финансовые и другие услуги онлайн. Система должна работать так: клиент проходит первичную идентификацию – в банке, с паспортом. Банк отправляет его данные в Единую систему идентификации и аутентификации (портал госуслуг), снимает на видео его лицо и записывает голос.

Эти данные и будут храниться в биометрической системе, а клиент сможет обратиться за онлайн-услугой любого банка – ему нужно будет только ввести логин и пароль учетной записи на портале госуслуг, затем – код из эсэмэски и с помощью камеры на компьютере или телефоне передать данные голоса и лица для сверки с системой.

Оператор биометрической системы будет предоставлять МВД и ФСБ сведения из системы, сказано в законопроекте о биометрической системе и удаленной идентификации граждан, который Госдума приняла во втором чтении в пятницу. Порядок этого взаимодействия будет определять правительство.

Закон о персональных данных разрешает МВД собирать и обрабатывать биометрические персональные данные без согласия того, чьи эти данные, – для задач, возложенных именно на МВД, указывает управляющий партнер консалтингового агентства "Емельянников, Попова и партнеры" Михаил Емельянников. "В случаях с банками это не совсем правильно, – продолжает он, – обработка этих данных МВД не соответствует цели, заявленной при их сборе: для получения банковских услуг без явки в банк. Это не соответствует закону, он запрещает обрабатывать персональные данные с целями, не указанными при их сборе".

"У правоохранителей не будет сплошного доступа к этой системе, данные будут предоставлять по запросу. Доступ будет только на основании полномочий, которые определены законом для силовых структур", – объясняет председатель комитета Госдумы по финансовому рынку, соавтор законопроекта и председатель совета ассоциации банков "Россия" Анатолий Аксаков.

"Не верится в то, что [доступ силовиков к сведениям из системы] может снизить желание граждан пользоваться удаленной идентификацией: если человек законопослушен, то и причины бояться нет", – говорит исполнительный вице-президент АРБ Эльман Мехтиев.

МВД заинтересовалось проектом удаленной идентификации в начале осени: министерство хотело стать оператором биометрической системы, этот вопрос обсуждался на совещании у первого зампреда правительства Игоря Шувалова, хотя еще в мае оператором системы был выбран "Ростелеком". В начале ноября представитель МВД сообщал, что проект концепции национальной системы биометрической идентификации проходил согласования в министерстве. Решено, что функции оператора будет выполнять "Ростелеком", говорит человек, знакомый с ходом обсуждения законопроекта.

У МВД есть база фотографий, отпечатков пальцев и радужной оболочки глаза, рассказывали участники проекта удаленной идентификации. "Если бы МВД передавало биометрические данные, а именно фотографии, в систему, это бы ускорило процесс ее наполнения", – говорил один из них.

Биометрические данные в обмен на онлайн-доступ к услугам – неравнозначная плата, считает президент Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин, велика вероятность утечки: "Считайте, что они скоро будут у всех". В России не стоит остро проблема доступности финансовых услуг, полагает Янин, лучше обратиться в банк и не делиться данными – сложно предсказать, кто и как будет их использовать.

Представители МВД и Шувалова от комментариев отказались, пресс-служба "Ростелекома" переадресовала вопросы в ЦБ, представители ФСБ, ЦБ, Минсвязи не ответили на запрос "Ведомостей"[213].

Вот пример, "живьём" взятый уже из отечественной реальности.

"Национальную биометрическую платформу внедрят в московском метро в течение 1-2 лет. Как известно, московская городская сеть видеонаблюдения является одной из самых больших в мире — в ней около 170 000 камер. Также в России созданы и уже внедряются собственные программные комплексы распознавания лиц. На стыке этих технологий и создаваемой сегодня структурами Ростелекома национальной биометрической платформы планируется запустить пилотный проект по автоматической оплате за проезд в метро.

Суть данного решения заключается в том, что система автоматически идентифицирует человека, вошедшего в транспорт, и снимает плату за проезд с его счёта. Действующий аналог данного решения уже представила китайская компания ZTE на своей тестовой площадке — в городе Иньчуань. Российские разработчики движутся самостоятельно и уже обладают мощной технологией распознавания лиц с городских камер, для которой используется нейросеть и база данных МВД РФ. Интересно, что для идентификации в отечественной системе не требуется идеального качества снимка и определённого ракурса — она уже апробирована в реальных городских условиях с высоким результатом.

Чтобы внедрить проект в московском метро требуется дождаться вступления в следующем году в силу нового закона РФ о биометрической идентификации в финансовой сфере. Новую национальную биометрическую платформу после этого будут использовать для идентификации граждан в банковской сфере, в медицине при оказании удалённых услуг и в образовании. Также большой интерес к проекту имеют силовые структуры, которые смогут значительно быстрее бороться с преступностью: при тестировании российской нейросети с распознаванием лиц за два месяца в Москве были задержаны шесть преступников"[214].

2.4.8. Про Интернет вещей

Д. Бевза: "Современный IoT (Internet of Things) или "Интернет вещей" — это миллиарды устройств, которые не только открывают человечеству потрясающие возможности, но и служат источником новых, малоизученных угроз. "Газета.Ru" разбиралась, какие преимущества и опасности скрываются за этим новым термином.

Консалтинговое подразделение Cisco — одной из компаний, создававшей современный Интернет — считает, что Интернет вещей появился в 2008-2009 годах, когда количество подключённых устройств превысило количество людей, живущих на Земле.

Сейчас же только количество IoT-устройств и IoT-датчиков (без учёта компьютеров, смартфонов и других пользовательских терминалов) превышает 8,4 млрд., а к 2020 году их количество превысит 20 млрд.

Все эти цифры нужны, чтобы точнее осознать масштаб возможностей и проблем, которые рождает IoT. Начнём с возможностей, точнее с денег.

Где же зарабатывают на IoT? На текущий момент есть несколько основных направлений для монетизации Интернета вещей, в том числе дистанционная диагностика устройств, выявление предпосылок возникновения внештатных и аварийных ситуаций, контроль и автоматизация бизнес-процессов и др.

Интернет вещей активно внедряется в систему "умных" домов и даже городов, сферу торговли, финансов, промышленности, медицины и телемедицины и многих других.

Одним из ключевых преимуществ Интернета вещей является вывод автоматизации разных процессов на новый уровень.

Это те области, где уже сейчас происходит активное внедрение IoT. Объём рынка Интернета вещей к 2021 году может составить $1,1 трлн. И это только стоимость IoT — без подсчёта тех доходов, которые генерируют внедрение соответствующих технологий.

Но это ещё не всё — чисто денежными выгодами Интернет вещей не ограничен.

IoT просто идеально сочетается с главным фетишем XXI века — безопасностью. Разумеется, она всегда имела значение, но в связи с ростом продолжительности жизни в индустриально развитых странах, возросла и ценность отдельно взятой жизни. Физическая безопасность стала общественно-политическим трендом.

Под безопасностью в данном рассматривается высокий уровень медицины, защита человека от технологических и экологических катастроф и инцидентов, низкий уровень преступности, защита от террористических угроз.

Что касается медицины, то "умные" пульсометры, помпы для больных диабетом, кардиостимуляторы и прочее – это даже не завтрашний, а уже сегодняшний день современной медицины.

Помимо этого Интернет вещей превратился в мощный инструмент правоохранительных органов и спецслужб, стоящих на страже этой самой безопасности.

В первую очередь, это конечно, CCTV (камеры видеонаблюдения) и биометрия. Современные средства средства связи и хранения информации позволяют записывать видеоизображение передавать его в облачные хранилища и дата-центры и держать там довольно долгое время.

CCTV существуют уже давно, но если раньше полиция приезжала на место преступления, изымала носители и часами просматривала видеозаписи, то с наступлением эры IoT всё работает по-другому. Системы компьютерного зрения и распознавания образов с элементами искусственного интеллекта проверяют изображения сразу нескольких сотен тысяч камер, отматывая время назад и опознавая преступника на всё новых и новых камерах слежения.

Летом 2017 года новая интеллектуальная система распознавания образов помогла арестовать на фестивале в китайском Циндао 25 разыскиваемых преступников, один из которых скрывался от полиции 10 лет.

Как уверяют создатели этой системы, точность распознавания лиц составляет 98,1%.

Сейчас тестируется система, которая распознаёт не только преступников, но и пропавших детей, сообщая сигнал тревоги находящимся поблизости полицейским.

Что касается биометрии, то это уже не будущее, а реальность. Биометрические сканеры и камеры стоят на многих пунктах пограничного контроля, в банках и особо охраняемых объектах. Перевод денег по снимку, сделанному смартфоном, уже внедрили в одном из крупных российских банков, а в Москве появился банкомат, в котором для совершения операций со счетом нужно только сделать фотографию.

Несмотря на все достоинства IoT-технологий, обычных людей всё же пугают их возможности. Так согласно опросу Gemalto, около 90% пользователей не доверяют IoT-устройствам.

Больше всего респонденты опасаются утечек данных (60%) и получения несанкционированного доступа к личной информации (54%). Назвать опасения обычных пользователей паранойей нельзя — эксперты тоже отмечают, что IoT приносит новые вызовы в общество.

По мнению технического директора Check Point Software Technologies Никиты Дурова, с развитием Интернета вещей очевидно возрастают риски утечки данных. Одним из главных недостатков безопасности IoT-устройств является слабая встроенная защита.

"Осенью 2107 года наши специалисты обнаружили уязвимость в мобильном и облачном приложениях LG SmartThinkQ, которая позволила удалённо войти в облачное приложение SmartThinQ, и, завладев учётной записью LG, получить контроль над устройствами умного дома.

В частности, стало доступным управление пылесосом и главное, встроенной в него видеокамерой, которая в режиме реального времени отправляет видео в приложение LG SmartThinQ. Таким образом, пользователь мог быть жертвой хакерской атаки и даже не знать об этом", сообщил Дуров в беседе с "Газетой.Ru".

"При взломе устройств пользователя опасности подвергается личная информация о человеке – о его местонахождении, состоянии здоровья, фотографиям, можно перехватывать разговоры, в том числе деловые и т. д. Так, взлом телевизора класса SmartTV, имеющего камеру и микрофон, может позволить злоумышленникам прослушивать и наблюдать за владельцем без его ведома", соглашается с коллегой Денис Легезо, антивирусный эксперт "Лаборатории Касперского".

Пользовательские данные, которые собирают разнообразные IoT-устройства, становятся полноценным товаром. Иногда это делается на вполне легальных условиях, то есть согласно пользовательскому соглашению (которое мало кто читает целиком), а иногда абсолютно партизанскими способами.

Ещё одним результатом взлома IoT-девайсов, по мнению Дениса Легезо, может стать заражение таких устройств для создания ботнетов и проведения DDoS-атак. Кроме того, IoT может стать новой вехой кибершионажа.

Ещё в 2016 году, Джеймс Клэппер, занимавший тогда пост директора национальной разведки США, не исключил, что спецслужбы будут использовать Интернет вещей для "установления личности, слежения, наблюдения, определения местонахождения и сбора информации, вербовки, а также для получения доступа к сетям и данным пользователей".

То что "Большой брат" получит возможность буквально (благодаря тем же фитнес-трекерам с GPS и умным часам) следить за каждым нашим шагом, не приводит в восторг даже законопослушных граждан. Внедрение Интернета вещей приведёт к формированию новой модели разведки, базирующейся на высокоавтоматизированном комплексном сборе и анализе данных поступающих через Интернет.

Однако самым большим кошмаром для специалистов а области безопасности является вовсе не взлом пылесосов и телевизоров и не всевидящее око "Большого брата", а взлом индустриального и инфраструктурного IoT хулиганами, злоумышленниками и террористами.

Сегодня уже существуют целые ресурсы для поиска уязвимых подключённых устройств Интернета вещей. Анализируя эти данные, злоумышленники могут получить сведения об охране, графике работы компании или отдельных лиц, а также подслушивать конфиденциальные разговоры, а затем использовать полученную информацию в своих целях.

"Взлом кондиционера, как показало наше исследование, может оставить без света целый квартал. При взломе устройств городской и промышленной инфраструктуры данные могут использоваться для шантажа, вымогательства и шпионажа. Реальную опасность представляют и атаки на транспорт – поскольку в случае взлома возникает прямая угроза жизни людей", говорит Денис Легезо и отмечает, что в 2016 году количество новых образцов вредоносного ПО для взлома IoT увеличилось в пять раз"[215].

2.4.9. Мировое сообщество XXI века распадается на приблизительно 400–500 локальных центров — глобальных городов

Grey-croco: "Один из идеологов "нового мирового порядка" Жак Аттали описывает будущее как номадический мир. Его основу составят "информационные кочевники" без стабильного адреса и семьи: они будут носить на себе и в себе всё, что составит его социальное значение (смартфоны, аппараты самодиагностики и сменяемые органы). Социальный идеал здоровья и знания – для них движущий мотив соответствия норме, из страха стать исключением. В этом обществе высокие доходы будут уделом тех, кто обладает рентой знания или информации; капиталы отправятся туда, где труд будет наиболее творческим, каковы бы ни были его издержки, и туда, где труд нетворческий будет по самой низкой цене.

Ну вот, в течение следующих десяти лет эта концепция начнет реализовываться практически...

Карл Рот пишет: "Мировое сообщество XXI века распадается на приблизительно 400–500 локальных центров — глобальных городов. Вместе с бурным исчезновением крестьян из мировой экономики происходит капитализация самого сельского хозяйства, ведущая к укреплению структуры крупного землевладения. Это влечёт за собой формирование сельского пролетариата, принуждаемого к различным формам несвободного труда. С другой стороны, идёт массовая миграция обнищавших, лишившихся земли и пролетаризированных людей в новые "глобальные города". В них будет концентрироваться массовая бедность, и эти "глобальные города" станут центрами, в которых снова заполыхает классовая борьба"..."[216].

Нордстрем утверждает[217], что оставшаяся территория превратится в заброшенную: "Этот процесс уже происходит в России, в Австралии, в США и даже в Китае. Сейчас мы наблюдаем рождение мультигородских корпораций вместо мультинациональных. Мы видим, как города начинают чувствовать свою независимость от страны и требуют свободы. Лондон после Брекзита заявил, что хотел бы остаться в ЕС. Лондон представляет собой треть британской экономики. И эта треть заявляет о том, что она имеет свой взгляд на вещи".

Преимущества гигаполисов с точки зрения капиталистической экономики очевидны: все процессы в них идут намного быстрее. А скорость — важнейший фактор развития "турбокапитализма", как называет современное состояния мира Эдвард Люттвак. Система производства "точно в срок", система нулевого складирования, оперативная доставка товара клиенту — всё это проще осуществить в одном большом городе, чем в десяти небольших, разнесённых на большие расстояния. Промышленное производство, склады, даже аграрное производство — всё это теперь выгоднее сконцентрировать в одном кластере.

В цивилизации городов-гигантов резко возрастает плотность социальных связей. Это общепризнанный фактор, ускоряющий экономическое и научно-техническое развитие. Именно здесь создаются рабочие места, генерируется ВВП, сюда стягивается население. Города гиганты, став центрами производства, услуг, финансов, неизбежно станут диктовать свои условия правительствам, полагает Нордстрем. И это означает гибель национальных государств.

По мнению[218] бывшего главного редактора журнала Foreign Policy и исполнительного директора Всемирного банка Мойзеса Наима в современном мире, благодаря возрастанию как численности населения, так и уровня его образования, а также благодаря росту числа и плотности социальных связей, происходит процесс, который он назвал "конец власти". Всё это связано с современной урбанизацией — скоплением людей в городах-гигантах.

Общество стало лучше разбираться в политике, а количество социальных связей постоянно растёт. Поэтому постоянно растёт число центров микровласти, бросающих вызов существующим институтам. Это могут быть гражданские социальные движения, религиозные общины, популярные блогеры и так далее.

Этот процесс заметен и в России. В самом деле, в Москве и Петербурге намного сильнее протестная динамика, выше гражданская активность, чем в других регионах. Если бы в Москве жила половина населения страны, Россия с политической точки зрения была бы совершенно иной страной. Яркий пример — Южная Корея с её столицей Сеулом, где проживает половина населения. Южная Корея — одна из самых динамичных в политическом плане стран мира, где граждане осуществляют жёсткий контроль над действиями государства.

Современные социологи, отмечает Наим, видят постепенное падение доверия к институтам представительной демократии. Этот процесс охватывает развитые страны. Возможно, человечество нуждается в новых, более демократических системах управления, нежели парламентаризм? Например, в системах прямой демократии (принятие решений на общественных собраниях, электронных форумах, референдумах)? Или же, напротив, кризис политической системы может привести к формированию авторитарных режимов? Этот вопрос остаётся открытым. Мы видим рост значения референдумов в современном мире и одновременно выдвижение политиков, манипулирующих общественным мнением.

Только ли в этом проявляется кризис наций? Мегаполисы космополитичны. В них концентрируются сотни этнических и конфессиональных общин, представителей различных субкультур. Корейцы, индусы, ирландцы, англичане, немецкие или румынские эмигранты, живущие в Лондоне, — кто они все? Кем бы они ни были, их дети читают Гарри Поттера, ходят в клубы по интересам, говорят на одном языке. Они не англичане, не корейцы, не индусы, они — лондонцы.

В то же время в крупных городах порой формируются этнические гетто, наблюдается межнациональное напряжение. И мы не знаем, к чему это приведёт. Ряд обществ принимает это довольно тяжело, о чём свидетельствует подъём националистических крайне правых и антиэмигрантских движений в США, Франции, Германии. Таким образом, в области национальных отношений наблюдаются разнонаправленные процессы: наряду с развитием новой космополитичной цивилизации имеет место рост этнических и расовых конфликтов.

Современный левый мыслитель Карл Рот отмечает: "За последние десятилетия сотни миллионов людей постоянно кочевали по континентам и на другие континенты, убегая от нищеты натурального хозяйства и ужасов гражданских войн или же зарабатывая средства на поддержание семей, оставшихся дома. Массовые миграции внутри Китая, из Южной и Юго-Восточной Азии в страны Персидского залива, из Африки в Южную Европу через Средиземное море, из Восточной Европы в Западную, из Южной и Центральной Америки в Северную. В странах центра и многих развивающихся странах мигранты составляют от десяти до двадцати процентов наёмных работников. Со временем друг на друга накатились несколько волн миграции, и сейчас формируется новая трансграничная, многоязычная и весьма разумная бытовая культура. Но стремление к интернационализму в этой культуре сочетается со стремлением к самоутверждению этнической идентичности".

Прогноз Кьелла Нордстрема отчасти совпадает с прогнозом Карла Рота. Рот, однако, предсказывает концентрацию в гигаполисах массовой бедности и вспышки социальной классовой борьбы. Этот процесс можно наблюдать в Афинах, давно ставших горячей точкой Европы. Здесь сконцентрированы 6 из 12 миллионов жителей Греции, включая сотни тысяч нелегальных мигрантов. В Китае тот же процесс связан с крупными забастовками.

Другой важный фактор, вызывающий противоречия, — экология. Китайские города задыхаются от смога, и правительство этой страны не в состоянии изменить положение дел. А согласно Всемирному фонду дикой природы, "дельта Янцзы является самым крупным источником загрязнений в Тихоокеанском регионе".

Известный современный социальный исследователь Георгий Дерлугьян задаётся вопросом: "Пока новый виток индустриализации и урбанизации не выйдет на стабильное плато, как быть с экологией? Кто заплатит за экологическую перестройку мировой экономики, если это вообще возможно? А если, упаси боже, прогнозы изменения климата нашей планеты всё-таки подтвердятся? Как будут реагировать на, казалось бы, преодолённую и полузабытую угрозу массового голода различные регионы мира, социальные группы, политики и военные?""[219].

Первый в мире гигаполис. "Новые Известия": "Мегаполис с населением в 100 миллионов человек уже сегодня существует в Китае. А, к примеру, Лондон обеспечивает более трети роста британской экономики. Эксперты уверены, что будущее принадлежит именно супергородам, которые постепенно вытеснят национальные государства и нации.

В 2017 году мэр Москвы Сергей Собянин высказывал идею о концентрации населения России в нескольких крупных агломерациях.

Однако последствий такого развития событий никто предсказать пока не берётся. Об этой проблеме журналу Strelka Magazine рассказал[220] политолог Михаил Магид:

"Профессор Стокгольмской школы экономики Кьелл Нордстрем отмечает, что государства умирают как структуры. По его мнению, через 50 лет вместо 219 стран будет 600 городов. В самом деле, если мы посмотрим на современные страны, то увидим быстрый процесс урбанизации. Например, в Лондонской агломерации уже проживают около 20 миллионов человек, треть населения Великобритании. В Сеульской агломерации — 25–27 миллионов, половина жителей Южной Кореи.

Но приведённые цифры — ничто в сравнении с китайским гигаполисом — первым стомиллиоником[221] в истории человечества. Этот гигант формируется на участке размером 300 на 200 километров, где расположены Шанхай (24 миллиона человек, плотность населения — 3 800 чел./кв. км), Нанкин (8 миллионов), Ханчжоу (8 миллионов) и два десятка городов поменьше с общим населением порядка 3 миллионов человек. Общее же население этого региона превышает 100 миллионов человек. Его вклад в ВВП составляет 1 триллион долларов, около 10 % ВВП Китая.

Какие обстоятельства сформировали эту уникальную территорию? У местных жителей есть две отличительные черты: невероятное даже по китайским меркам трудолюбие и склонность к предпринимательству. Есть различные теории происхождения этих качеств, но особое место среди них занимает теория рисовой культуры[222].

Регион на востоке Китая, известный как Дельта Янцзы или Золотой треугольник Янцзы, расположен в месте впадения этой реки в Восточно-Китайское море. Этот треугольник является историческим центром предпринимательства. Экономический бум Китая начался отсюда. В настоящее время — это один из наиболее плотно населённых районов планеты. Китайское правительство постоянно и неуклонно проводит кампанию по улучшению транспортного сообщения в регионе. Фактически уже сейчас это место можно называть гигаполисом – первым на планете городом с населением более 100 миллионов человек[223].

Последние 10 лет государство целенаправленно создавало здесь транспортную инфраструктуру, строя бесчисленные хайвеи и ветки метро. Был запущен единственный в мире коммерческий поезд на магнитной подушке, развивающий скорость до 450 км/ч и доставляющий до аэропорта менее чем за 8 минут. Ключевым элементом транспортной системы стали сети скоростных железных дорог, соединяющие три мегаполиса региона — Шанхай, Нантинь и Ханджоу. На это было потрачено более $100 млрд. Инвестиции были оправданы: новые поезда, развивающие скорости до 300 км/ч, сократили путь между любой парой городов в регионе с 5–10 до 1–2 часов. Это немногим более, чем тратит среднестатистический житель Москвы или Нью–Йорка, чтобы добраться до работы[224].

Помимо Янцзы, есть ещё несколько мегалополисов: "Голубой банан" в Европе -около 100 млн.чел., "Босваш" (Бостон + Вашингтон) в США - около 45 млн.; "Сансан" (Сан–Франциско + Сан–Диего) в США - около 40 млн., Токайдо в Японии - около 70 млн. населения.

Голубой банан (фр. Banane bleue) — термин, предложенный в 1989 году французским учёным Роже Брюне[225] для обозначения наиболее экономически развитого региона Европы.

Брюне, решивший разделить Европу на активные и пассивные регионы, назвал индустриально развитую часть Европы "Boom Banana" ("преуспевающий, процветающий банан"), но в результате ошибки при воспроизведении банан стал "голубым". Голубой (синий) цвет в названии также указывает на цвет флага объединённой Европы.

"Голубым бананом" обозначается территория Западной Европы с исключительным экономическим значением, превосходящим американские или азиатские мегаполисы. Самый густонаселённый регион Европы (около 110 млн. человек). "Голубой банан" сформировался в естественных условиях рыночной экономики, а не в результате работы какого-либо органа.

Северная оконечность "голубого банана" находится в старинных центрах сталелитейной и угольной индустрии вокруг Манчестера и Бирмингема. Далее "голубой банан" проходит в южном направлении через Великобританию и Лондонскую агломерацию. Свой изгиб банан делает на континенте, вобрав в себя северную часть Бельгии (фламандский ромб, хребет Валлонии), южную часть Нидерландов, Рандстад, Рурский регион, а также Дюссельдорф и агломерацию Кёльн-Бонн. Далее "голубой банан" проходит вдоль Рейна, включая Франкфурт-на-Майне и Рейнско-Майнский регион, затем через метрополитенские ареалы Рейн-Неккар и Штутгарта и далее через Швейцарию ведёт на северо-запад Италии в города Турин, Милан и Геную.

В развитие этой идеи была также предложена модель так называемого "золотого банана". Он образуется из "голубого банана" с продолжением по побережью Средиземного моря (с городами Ницца, Марсель, Монпелье и Барселона) до испанской Валенсии[226].

Босваш — первоначально название ряда автомобильных дорог связывающих североамериканские города Бостон и Вашингтон, ставшее впоследствии названием условного мегаполиса.

В длину Босваш, представляющий собой цепь городов, протянулся на 750 км по Атлантическому побережью побережью через Бостон, Нью-Йорк, Филадельфию, Балтимор до Вашингтона. В этом регионе, площадь которого составляет всего 3% территории страны, проживает порядка 45 млн. человек, что составляет почти 14 % населения США. Здесь сосредоточено около 25 % промышленных предприятий США[227].

Сансан — одна из крупнейших береговых агломераций в мире, с населением свыше 20 млн. человек (свыше 12 % населения США), изначально протянувшаяся от Сан-Франциско через цепочку центров Большой Калифорнийской долины до Лос-Анджелеса и далее до Сан-Диего, общей длиной около 790 км, и позже включившая в себе более южные и более северные территории. Как густонаселённый мегарегион, Сансан сформировался уже к началу 1950-х годов и является наиболее молодым из американских мегалополисов[228].

Токайдо — первоначально старый японский географический регион, который был расположен вдоль юго-восточного края Хонсю. Токайдо буквально означает "Восточный Морской Путь"[229].

2.4.10. 20 агломераций в России

Особый статус и поддержку должны получить 20 агломераций в России или близкие к ним по численности населения городские образования, заявил на панельной сессии "Экономика 1000 городов" в рамках ПМЭФ глава Центра стратегических разработок А. Кудрин. Он напомнил, что на два крупнейших города РФ — Москву и Петербург — приходится 27% ВВП страны, тогда как на два крупнейших города США — 13%, а в Западной Европе — всего 9%. При этом следующие по размеру города в РФ намного меньше вкладывают в экономику страны. "Это наш недостаток в новой конкуренции", подчеркнул Кудрин.

Он предложил предоставить особые статус и поддержку с "полномочиями, финансами и налогами" 15 российским городам с населением больше 1 миллиона и ещё 5 городам, которые вместе со своими агломерациями близки к 1 миллиону населения. Они должны стать центрами соединения технологий, интеллектуального потенциала и качества жизни, пояснил глава ЦСР.

В качестве примера он привёл Екатеринбург, Челябинск и Пермь, находящиеся на расстоянии 300-500 километров друг от друга. По мнению Кудрина, эти города для ускорения развития нуждаются в более совершенных транспортных связях. Также подобной агломерацией в будущем могут стать Нижний Новгород и Самара, добавил он[230].

С. Никитский: "В чём секрет экономических успехов быстрорастущих городов? Могут ли города стать центрами новой индустриализации? Какова сегодняшняя повестка городских лидеров? Всё это обсуждалось на круглом столе "Экономика 1000 городов".

Дискуссия была организованна Центром стратегических разработок и АИЖК совместно с Министерством строительства и ЖКХ РФ. Тема очень важная для России, поэтому в ней приняли участие вице-премьер Правительства РФ Игорь Шувалов, Министр строительства и ЖКХ России М. Мень, генеральный директор АИЖК А. Плутник, заместитель председателя Экономического совета при Президенте РФ А. Кудрин и мировые эксперты.

На начало прошлого года в России было 1112 городов, всего в 15 из которых проживало более 1 млн. человек (во всех миллионниках, вместе взятых, живет треть россиян). Ещё в 64 городах количество жителей не дотягивало до этой планки, но превышало 250 000 (28% населения). Центрами новой экономики, экономики знаний, становятся новые агломерации, во всяком случае, к такому мнению пришли участники дискуссии.

"Технологическое лидерство и цифровая экономика должны быть обеспечены современной городской инфраструктурой. Это необходимый элемент цифровой революции", заявил И. Шувалов. Вице-премьер считает, что нужно объяснять российским мэрам, что если город не включится в глобальную конкуренцию за человеческий капитал, то нельзя будет и рассчитывать на высокий уровень жизни в этих городах. Этот проект будет частью технологичного сдвига в сторону цифровой экономики...[231].

8 декабря 2011 года в то время министр экономического развития Э. Набиуллина выступила на пленарном заседании Московского Урбанистического форума "Глобальные решения для российских городов", посвящённого обсуждению новых решений в области градостроительства, экономического хозяйства и социальной политики.

В Википедии данное выступление названо "проектом ликвидации неперспективных городов в России"[232].

Ю. Крупнов: "Проблема малых городов – это не проблема территориального планирования, а проблема доктрины России, того, что есть Россия.

Россия – это мировая держава, осуществляющая своё развитие в интересах населения и всего мира, или Россия – это малое компактное государство, существующее в интересах небольшого числа бенефициаров.

Выступление Набиуллиной представляет собой манифест, заявление политической платформы. Это платформа называется "компактное государство", её концепция была выработана Минрегионом ещё в 2008 году. Эта концепция предлагает выселение всей страны в 12–20 крупных городов и оголение огромных территорий страны, а вершинным её проявлением является план по увеличению Москвы в три раза. Реализация этого плана обеспечит превращение России в Гонконгию, как это предсказывал русский учёный Александр Александрович Зиновьев..."[233].

2.4.11. Глобальные города

Г. Ревзин: "... До сих пор генплан Москвы совсем не учитывал проблемы Москвы как глобального города. Стратегии, которые реализовывались в Москве в 1990-2000-х гг., были придуманы в конце 1970-х годов в Институте генплана. Это была аналитическая группа (около 20 человек), в которой были собраны математики, социологи, транспортники. В 1978 году они написали "Концептуальную основу построения генплана города Москвы", который потом превратился в генплан 1982-го года, а затем в Генплан-1989. В 2010 он был отклонён"[234].

И.А. Вершинина и Н.Л. Полякова пишут: "...В послевоенные годы работы по реконструкции Москвы продолжались и даже приобрели новый размах. Они коснулись строительства новых жилых районов, были реконструированы старые, увеличена протяженность линий метрополитена, модернизирован общественный транспорт.

В 1965 году был принят пятилетний план развития городского хозяйства Москвы на 1966-1970 гг. Основной задачей плана стало дальнейшее решение жилищной проблемы, ликвидация неблагоустроенных и ветхих жилищ, значительное повышение общего благоустройства городской жизни. Москва очевидно демонстрировала общую тенденцию к демократизации урбанистической жизни, призванной адаптировать новые миграционные потоки населения, прибывавшие в Москву после конца Второй мировой войны из других городов и деревень. Пятимиллионный лимит, отведённый Москве планом реконструкции 1935 года, был очень быстро перекрыт, и этот факт только лишний раз подчеркивал столичный статус Москвы.

Довоенный и послевоенный периоды развития Москвы имеют ярко выраженную специфику. Первый период - это сталинская Москва как столица тоталитарного коммунистического государства. Второй период - послевоенный период с конца 1950-х, характеризующийся процессами резкого расширения Москвы (за рамки отведённых ей сталинским планом 60 га и 5 млн. населения) и урбанистической демократизации. Распад СССР и современное развитие Москвы начиная с 1990-х гг. можно рассматривать в качестве нового этапа ее существования.

Современный этап развития Москвы - это процесс дальнейшего практически бесконтрольного роста населения, "мигрантизации" населения и появление сопутствующих этому процессу социальных проблем, требующих специального изучения. Среди них и структура современной московской иммиграции, и изменение социальной дифференциации населения, и рост среднего класса, и расширение низшего (за счёт мигрантов и пенсионеров), и сложности социального обеспечения населения, и транспортные проблемы, и проблемы коммунального хозяйства, а также проблемы системы образования и культуры. И это далеко не полный перечень проблем, с которыми сталкивается такой древний и такой современный мегаполис, как Москва.

Как современный город Москва, безусловно, является глобальным со всеми присущими ему чертами. Москва-глобальная, выросшая из Москвы-столицы благодаря её столичному статусу, составляет в настоящее время конкуренцию и создаёт напряжение с Москвой-столицей, но одновременно отражает общую тенденцию развития столиц в конце XX века. Эта тенденция связана с быстрым развитием технологий, изменением экономической и социальной среды, упадком национального государства на фоне развития процессов глобализации, приводящих к выдвижению на передний край процесса социального изменения, появлением и господством глобальных городов. Эти глобальные города, как ожидается, придут на смену прежним столицам, с одной стороны, и приведут к оформлению виртуальной сети столиц - с другой.

Глобальные города - результат исторического перехода от производства к услугам, широкого развития процессов информатизации, унифицированного потребления и городского планирования, унифицированного развития урабанизационных процессов и космополитизации. Новыми центрами глобальных городов являются не храм и не замок, а высотные здания банков и штаб-квартиры транснациональных корпораций, пятизвездочные отели и мощнейшие международные транспортные узлы. Глобальные города - это центры управления мировой финансовой системой и экономикой. Современная Москва, безусловно, является одним из таких центров.

Как утверждается в современной социологической урбанистике, глобальные города создают "новую географию", подтачивая географию национальных государств и традиционных столиц. Роль глобального города и роль столицы зачастую входят в противоречие друг с другом..."[235].

Саския Сассен, профессор социологии кафедры Роберта Линда Колумбийского университета и приглашённый профессор Лондонской школы экономики, академик Национальной академии наук США. Приезжала в Москву по приглашению института "Стрелка". Она говорит: "Я ввела понятие "глобальный город" в научный оборот ещё в 1980-х. Я тогда изучала миграцию труда и капитала, не имела никакого отношения к урбанистике. И в 80-е, когда процесс глобализации набирал обороты, технологии развивались с невероятной скоростью, казалось, что города становятся не нужны большим международным компаниям, ведь они работают во многих точках мира одновременно. Я пыталась понять, действительно ли это так: транснациональные корпорации не нуждаются в территории, в месте, в городе? И обнаружила удивительную вещь: чем компания более высокотехнологична и инновационна, тем больше она нуждается в городе, но в особом городе — глобальном. А определение можно дать такое: глобальный город — это город, где есть все инструменты, чтобы действовать глобально.

Есть и другая сторона глобализации: богатые становятся богаче, а бедные — беднее. Это процесс просто экстремально усиливается в глобальных городах. Если в 1978 году 1% сотрудников высшего звена получали 20% всей прибыли, то в 2011-м они зарабатывали уже 44%. Как это влияет на город? А вот представьте, сколько может потратить в городе один даже очень богатый человек. Чтобы развиваться, городу нужен очень широкий средний класс, чтобы работали магазины, кафе, чтобы развивался бизнес. В каком-то смысле даже бунт в Лондоне отражает это разочарование, раздражение среднего класса, которому в сложившейся экономической модели достаётся всё меньше благ.

Богатые люди любят жить просторно. На Манхэттене почти не осталось средних жилых домов, там живут только очень богатые люди. А вместе с людьми из района уходят магазины, кафе, уходит жизнь. Город теряет насыщенность, плотность. Думаю, богатым самим перестаёт нравиться жить в таком районе.

С другой стороны, если говорить про Нью-Йорк, жизнь появляется в других местах — в Бруклине, в Квинсе. Теперь, чтобы увидеть молодых творческих людей, вам нужно ехать туда. Плюс ко всему появляются такие проекты, как High Line —парк на заброшенных железнодорожных путях. Это место на Манхэттене, где могут находиться и хорошо проводить время бедные люди. При этом и богатые туда приходят с удовольствием.

Со стороны может показаться, что все крупные города одинаковы. Действительно, инфраструктура любого города стандартна: общественный транспорт, аэропорты, дороги, банки, музеи. Но при этом все города очень разные. Всё глобальное, стандартизированное проходит как бы через фильтр города. Москва — город очень древний. Москва — это и Древняя Русь, и императорская Россия, и советская. Для меня важно, что город — это не то, что существует сейчас, город — это то, что здесь было и остаётся.

Я люблю говорить, что город — это система, но система неполная, неустойчивая, которой надо постоянно себя пересоздавать. Поэтому важно, из чего город себя создаёт. Город всё принимает: и зарубежную рабочую силу, и новые технологии, и новых людей, но всё встраивает в свою систему. Важно просто слышать голос города и научиться с ним разговаривать, прислушиваться к нему"[236].

Е.А. Сухарева пишет: "Ещё в 60-е гг. прошлого столетия известный английский учёный, автор десятков трудов по проблематике городского развития сэр Питер Холл отмечал значение "сравнительно ограниченного круга мест" – мировых городов, по его определению, "в которых осуществляется непропорционально большая часть наиболее важных дел в мире". В городах живёт уже больше половины человечества. К 2050 году городское население должно составить около 6 млрд. человек, или 2/3 всех живущих на земном шаре.

Что же такое "глобальный город"? Это субъект международных отношений, который выступает в качестве постиндустриального центра, являющегося одной из ключевых составляющих мировой экономики; он выполняет широкий спектр финансовых, информационных и политико-управленческих функций...

В результате либерализации и глобализации экономики произошли существенные социально-экономические перемены в инфраструктуре Москвы (которая стала бизнес-столицей западного образца), осуществляется быстрое развитие бизнес-услуг в центре города. Статус российской столицы изменился в рамках не только национальной, но и международной городских систем. Многие специалисты говорят о том, что Москва является не просто глобальным городом, а целой городской системой. В своей работе "Москва и Санкт-Петербург: закономерное развитие или стихийная трансформация городского пространства?" О.И. Вендина и К.Э. Аксёнов дают краткое описание процессу "поляризации" городских структур в Москве, возникающему в результате трансформации урбосистемы. В частности, авторы подчёркивают отделение Москвы от национальной городской системы и её интеграцию в мировую урбосистему...

Москву считают "потенциальным" или "зарождающимся" глобальным городом..."[237].

Д. Фесенко пишет: "Известный британский исследователь-урбанист, сотрудник Университета Брукингса и лондонского Urban Land Institute Грег Кларк специально к IV Московскому урбанистическому форуму подготовил исследование, посвящённое мировым городам.

Кратко сформулируем выдвинутые им тезисы.

1. Эпоха мировых городов сменяет Вестфальскую систему, в основе которой лежало понятие национального государства.

2. Глобализация предстаёт в его докладе как прогрессирующий, в том числе в настоящее время, процесс, благодаря которому избранные города превращаются в международные центры секторов глобальной экономики. Как полагает Г. Кларк, Москва и, возможно, Санкт-Петербург - в их числе.

3. Трансформация Москвы в глобальный город сопровождается рядом дисфункций – как имманентно ей присущих, так и т. н. болезней роста. Среди них - динамичный рост населения, моноцентричность, транспортный коллапс, недоступность жилья, экологические проблемы, низкое качество жизни и др.

4. Г. Кларк предлагает свою классификацию мировых столиц, разводя их в три группы. Первая – это мировые деловые центры (Нью-Йорк, Лондон, Гонконг и др.). Вторая – крупные центры в быстрорастущих экономиках (Шанхай, Мумбаи, Сан-Пауло и др.). Третья – мегаполисы в развивающихся странах, сумевшие в короткие сроки совершить рывок, превратившись в преуспевающие мировые города с высоким уровнем жизни (Сеул, Сингапур, Гонконг и др.). Москва, в его определении, "похожа на города из всех трёх групп".

5. Столица России обладает значительным потенциалом – по убеждению эксперта, она имеет шанс последовать за Сингапуром или Гонконгом. Для чего необходима долгосрочная программа развития. А также благоприятный внешний контекст - изменения в экономике страны, её деловом климате, бизнес-среде и т. п.

6. Среди ключевых задач, стоящих перед российской столицей – организация высококачественного общественного транспорта, решение жилищного вопроса, повышение плотности населения и социальной активности, отход от моноцентрической структуры городского плана, развитие общественных зон и др. Реальные сроки таких изменений Г. Кларк оценивает в два-три десятилетия.

7. Происходящие в последние годы подвижки – начиная от проекта Новая Москва и строительства Сколково и заканчивая реорганизацией транспортной структуры и созданием общественных пространств - получают безусловную поддержку со стороны учёного. Они работают на его концепцию вероятного превращения Москвы в успешный глобальный город.

8. Практически во всех странах трансформация столиц и крупнейших мегаполисов в мировые города подвергается критике со стороны местных консервативных кругов (привычное обвинение – "города-пылесосы"). Однако необходимо разъяснять, что на самом деле от интеграции местной экономики в мировую и вступления в клуб мировых столиц выигрывают все, в том числе провинция, благодаря возникновению новых финансовых, экономических, логистических и пр. цепочек, трансляции товаров и услуг вглубь страны, развертыванию совместных программ и др.

Все эти аргументы – за превращение Москвы в успешный глобальный город вслед за вышеупомянутыми образцами. Однако есть ряд серьёзных доводов против. Сразу подчеркнём, что мы рассматриваем позицию Г. Кларка как:

не соответствующую, а точнее - игнорирующую реально развивающиеся в мире геополитические и геоэкономические процессы и прогнозные оценки ближайшего будущего;

чреватую в условиях России в случае её принятия и следования его рекомендациям социально-политическим, экономическим и расселенческим коллапсом, который в пределе может привести к социальной дестабилизации и даже дезинтеграции и распаду страны..."[238].

2.4.12. Изменения в финансовой сфере

Вытеснение наличных денег. В. Катасонов: "На протяжении последних четырёх десятилетий наблюдается тенденция изменения пропорции наличных и безналичных денег в пользу вторых. Нас уверяют, что это "объективный" процесс: мол, безналичные деньги – "хорошие", а наличные – "плохие", при этом "хорошие" деньги вытесняют "плохие". А плохи наличные деньги тем, что государство не может контролировать их использование и циркуляцию. Отсюда - финансирование терроризма, коррупция, теневая экономика, уклонение от уплаты налогов и т.п. Плюс проблемы для граждан (наличные могут украсть или отнять). Плюс проблемы для центральных банков, которые отвечают за эмиссию и обращение наличных денег (высокие издержки на печать знаков, хранение запасов наличности, инкассаторские перевозки и т.п.). Уже четыре десятилетия ведётся непрерывная агитация в пользу безналичных денег.

Однако благими намерениями мостится дорога в ад. В данном случае – электронно-банковский ад. Система безналичных денег, основанная на электронных записях и электронных транзакциях банков, делает людей полностью беззащитными, когда банкиры, имевшие до этого статус хозяев денег, становятся хозяевами людей, рассчитывая стать хозяевами мира.

В начале ХХ века австрийский социалист Рудольф Гильфердинг, автор известной работы "Финансовый капитал", ввёл понятие "организованного капитализма", доказывая, что банки уже установили контроль над экономикой (он назвал новый порядок "финансовым капиталом") и начали вносить организующие начала в общественную жизнь. Гильфердингу, однако, и не снилось, какие возможности открываются перед "организованным капитализмом" ("тоталитарным социализмом") в условиях полной отмены металлических денег, перехода на электронные счета и электронные расчёты.

Безналичные электронные деньги – это идеальный инструмент контроля в руках хозяев денег. В их руки стекается вся информация о держателе счёта. По мнению ряда экспертов, банки сегодня располагают порой гораздо более полными сведениями о человеке, чем спецслужбы. Впрочем, между банками и спецслужбами устанавливается тесное сотрудничество на почве обмена данными. Когда клиент будет полностью "эмансипирован" от наличных денег, из него можно вить верёвки. Можно безакцептно списать деньги со счёта (например, под видом каких-нибудь штрафных санкций), можно заблокировать счёт, можно ограничить объём и спектр операций. Всё это можно сделать в любом случае, когда хозяевам денег что-то не понравится в поведении клиента или мысли его покажутся "подозрительными".

Техника безналичных денег так продвинулась вперёд, что сегодня уже пластиковые дебетовые и кредитные карты считаются вчерашним днём. В тело человека вживляются микрочипы, которые выполняют функции карт, а также содержат все персональные данные о человеке. Это и есть то "начертание", о котором сказано в Откровении Иоанна Богослова ["И он (зверь) сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что НИКОМУ НЕЛЬЗЯ БУДЕТ НИ ПОКУПАТЬ, НИ ПРОДАВАТЬ, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его" (Откр., 13:16-17)].

Человек оказывается на электронном поводке у банкиров. США и Швеция стали первыми государствами, которые объявили о поголовной "чипизации" населения. Летом 2015 года премьер-министр Италии Маттео Ренци заявил[239], что его страна становится третьим участником программы поголовной чипизации. По словам Ренци, уже в 2016 году микрочипы будут имплантированы всем новорождённым, а также госслужащим. Затем в течение 2017 года будет чипировано и остальное население страны. С 2018 года против тех, кто откажется от имплантации чипов, будут применяться тяжёлые санкции: начиная от штрафа в размере 3000 евро до 6 месяцев тюрьмы.

Это и есть электронный концлагерь. Возможно, итальянцы ещё сами не знают, как им повезло, что референдум 4 декабря привёл к отставке Ренци. Референдум, если не отменил, то по крайней мере заморозил реализацию программы поголовной чипизации.

В последние 2-3 года хозяева денег резко активизировали свои усилия по вытеснению наличных денег, и на то у них есть причины.

Во-первых, центральные банки ведущих стран Запада резко увеличили денежную эмиссию, деньги становятся очень дешёвыми (низкие ключевые ставки центральных банков), возник "денежный коммунизм". Для банков это серьёзная неприятность: они вынуждены понижать процентные ставки по депозитам. Кое-где процентные ставки по депозитам стали отрицательными, появилась угроза ухода денег с банковских счетов "под матрас".

Во-вторых, Запад постепенно готовится к новой волне финансового кризиса. Принимаются нормативные документы, предусматривающие, что схема спасения банков по схеме bail-out применяться больше не будет (проще говоря, банки нельзя будет спасать с помощью бюджетных средств). Будет использоваться схема bail-in, то есть почётная обязанность спасения банков ляжет на владельцев капитала банка (хозяев и инвесторов), а также клиентов - держателей денег на счетах. Схема bail-in уже была апробирована в 2013 году при спасении банков на Кипре. Спасение сопровождалось экспроприацией средств клиентов банков. А с 1 января 2016 года в Европейском союзе действует директива, которая узаконила кипрский прецедент.

Под влиянием всех этих событий деньги стали уходить из банков. В 2015 году объём наличных средств в странах ЕС вырос на 8% по сравнению с предыдущим годом, свидетельствует Евростат. Лидером по обороту наличных операций стала Италия — на долю страны приходится около 26% денежного обращения евро. Несмотря на то, что максимальный порог наличных платежей для итальянских граждан составляет не более 3 тыс. евро за одну сделку, около четверти населения обходит закон. По мнению ряда экспертов, переживаемый в настоящее время острый банковский кризис в Италии – следствие того, что граждане пластиковым картам предпочитают бумажные купюры, а банкам – матрас.

В 2016 году мы стали свидетелями важных событий, говорящих о решительном наступлении банкиров на наличные деньги. Так, в еврозоне Европейский центральный банк (ЕЦБ) объявил о прекращении эмиссии купюры достоинством 500 евро и её постепенном изъятии из обращения. А в Индии в настоящее время проводится денежная реформа, состоящая в изъятии одних знаков и введении в обращение других, но это не просто замена: итогом реформы станет сокращение доли наличных денег, население подталкивают больше пользоваться банками и банковскими картами. Одновременно в разных странах вводят всё новые, более жёсткие нормы предельных сумм сделок по купле-продаже, которые могут оплачиваться наличными.

На этом фоне настоящей сенсацией стало сделанное несколько дней назад заявление Национального банка Дании. С 1 января 2017 года датский Центробанк прекращает выпуск наличных денежных знаков – купюр всех номиналов (датские кроны). Начинается планомерное вытеснение наличных денег из обращения. Власти рассчитывают завершить процесс к 2030 году. Кампания ведётся под флагом борьбы с "теневым" сектором экономики. Организаторы уверяют, что повысят поступление доходов в бюджет на 30%. Дополнительным аргументом прекращения выпуска наличных денег стало то, что издержки банков при работе с дебетовыми картами в два раза ниже, чем при работе с наличными деньгами.

Денежные власти Дании с гордостью заявили, что их страна является передовиком в деле "зачистки" денежного обращения от наличных знаков. С 1991 по 2015 год доля наличных операций в общем объёме платежей сократилась, как заявили представители Центробанка Дании, с 83% до 25-30%. Для сравнения: доля платежей, совершённых с помощью наличных денег, составила в 2015 году, по оценкам статистического портала Statista, в Нидерландах, Франции и Швеции примерно 40%. В таких странах, как Великобритания, Бельгия, Канада доля наличных колебалась в диапазоне от 40 до 50%. Наиболее "отсталыми" в Европе считаются Греция и Италия, где расчёты с использованием наличных денег в несколько раз превышают безналичные расчёты.

Имеются и другие оценки доли наличных в обслуживании платежей, которые несколько отличаются от данных Statista. Крупнейшая в Европе компания, которая занимается обслуживанием наличного денежного обращения, - G4S. По её оценкам, в 2015 году наличные деньги обеспечивали в целом около 60% всех платежей Европейского союза (28 государств). Впрочем, в восьми государствах доля безналичных операций превысила 50%. Самый низкий показатель доли наличных в 2015 году, по данным компании G4S, не у Дании, а у Люксембурга – 29%. Далее следуют (%): Финляндия – 36; Дания – 37; Нидерланды – 37; Швеция – 38; Франция – 44; Эстония – 44; Великобритания – 45.

Швеция, скорее всего, может последовать по стопам Дании и прекратить эмиссию наличной кроны. Пока же Швеция наступает на наличное денежное обращение на других направлениях. Например, власти Стокгольма ещё в 2014 году ввели безналичную оплату проезда в наземном транспорте. С начала этого года в Швеции предприятиям розничной торговли разрешено полностью переходить на обслуживание клиентов с помощью безнала. Некоторые банки в Швеции уже не работают с наличной валютой (кстати, ещё больше таких банков в Норвегии).

У Дании и Швеции есть особенно веское основание бороться за ликвидацию наличного денежного обращения. Их центробанки – европейские лидеры в деле понижения процентных ставок по своим депозитам. Эти ставки сегодня отрицательные, что уже отразилось на процентной политике коммерческих банков обеих стран – ставки по депозитам упали до нуля и отрицательных значений. Дело дошло до того, что некоторые датские банки стали выдавать ипотечные кредиты под отрицательный процент. Скандинавский вариант "денежного коммунизма"!

Одной из защитных реакций наиболее дальновидных граждан на ускоренное строительство электронно-банковского концлагеря стал уход в драгоценные металлы. Люди не желают находиться в цифровом гетто. Если по каким-то причинам здание цифрового гетто рухнет, мир скатится к первобытному состоянию, когда обмены смогут совершаться на основе бартера либо с использованием драгоценных металлов"[240].

Трансформация финансового рынка. В.П. Филимонов: "...С 4 по 6 октября 2017 года в Сочи проходил международный Форум инновационных финансовых технологий "Finopolis 2017 / Финополис 2017", который ещё раз подтвердил: построение цифрового общества связано с большими рисками и реальными угрозами для государства и граждан.

В числе главных спикеров Форума были: председатель Центрального Банка РФ (ЦБ РФ) Эльвира Набиуллина и её заместители; футуролог, автор известных книг о банковской отрасли, генеральный директор компании Moven и основатель Movenbank, первого в мире банка, предоставляющего только мобильные услуги клиентам посредством мобильных телефонов и компьютеров - Бретт Кинг (США) и сооснователь и директор по инновациям транснационального консорциума Consult Hyperion Дэвид Бёрч (Великобритания, США).

В работе Форума принял участие Алексей Козырев, заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ, представитель России на Всемирных встречах по построению единого глобального цифрового общества.

Всего в работе "Финополиса 2017" приняло участие около 1,2 тыс. ведущих экспертов и специалистов из разных стран мира, представляющих крупнейшие российские и транснациональные финансовые и IT-компании.

Главной темой дискуссий на Форуме стала радикальная трансформация финансового рынка с помощью новых информационных технологий. Среди основных вопросов, рассмотренных на круглых столах и секционных заседаниях были следующие: "Новая экономика в едином цифровом пространстве"; "Цифровая трансформация: как технологии определяют внутренние процессы"; "Как Интернет платёжных вещей (Internet of Commerce Things, IoCT) изменит мир"; "Искусственный интеллект (ИИ): какие изменения нас ждут"; "Цифровые валюты и их регулирование"; "Проблемы и перспективы рынка финансовых данных: Big Data, Smart Data, большие персональные данные"; "Распределенные реестры для бизнеса и государства"; "Национальная инфраструктура цифровой финансовой экосистемы"; "Банки в Digital: сценарии и опыт трансформации"; "Кибербезопасность и дигитализация: выбор баланса". По этим названиям легко увидеть и понять главные тенденции развития цифрового общества, его экономики и финансов.

Выступая на открытии Форума Эльвира Набиуллина заявила: "Возможно, нам придётся кардинально переосмыслить необходимость многих привычных нам вещей, таких как деньги, например. Но совершенно точно, что финансовому сектору предстоит создать новые бизнес-модели на основе цифровых технологий и переосмыслить своё место в мировом устройстве".

Обратите внимание: речь здесь явно идёт о необходимости упразднения наличных денег и месте России в системе "нового мирового порядка". Итак, санкции санкциями, политика политикой, а построение единого наднационального глобального цифрового общества идёт по плану, утвержденному в Окинаве, Женеве и Тунисе в начале 2000-х годов. Ежегодно по этому поводу и проводятся Всемирные встречи на высшем уровне под эгидой МСЭ - международного союза электросвязи, в который входят представители 193 государств мира и около 700 частных корпораций...

Центральный Банк вместе с ассоциацией "Финтех", объединяющей крупнейших участников рынка финансовых технологий - банки, НСПК "Мир" и Qiwi, работают над созданием новой системы мгновенных платежей для физических лиц, об этом рассказала председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина.

"Создание этой платформы существенным образом изменит платёжный ландшафт страны, так как предоставит быстрые и удобные способы осуществления переводов для физических лиц", - сообщали представители ассоциации. - Граждане смогут с помощью мобильного телефона осуществить денежный перевод пройдя через любой "нативный идентификатор" (англ. native означает "родной") - номер телефона, адрес электронной почты, аккаунт в социальной сети. Статус перевода будет прозрачным: переводы мгновенные, безотзывные и окончательные, то есть через секунды после инициации платежа отправителем получатель сможет воспользоваться полученными денежными средствами, а отправитель узнает, что деньги дошли по назначению".

На вопрос президента Ростелекома Михаила Осеевского о том, зачем Центральный Банк России занялся платежами физических лиц, Набиуллина ответила, что это входит в понятие "финансовая инфраструктура страны", которую должен контролировать регулятор. Кроме того, это существенно сэкономит издержки участников рынка.

Олег Тиньков, председатель Совета директоров АО "Тинькофф Банк" заявил, что необходимо решить проблему отсутствия единого сквозного цифрового идентификатора гражданина России для интеграции физических и юридических лиц в онлайн-банкинге и при других "цифровых услугах", требующих верификации лица, осуществляющего операцию. "Непонятно, почему это давно не было сделано. Всего нужен один закон и два подзаконных акта", возмутился банкир. Набиуллина согласилась с ним - необходимо добиться принятия этого закона, так как это задача номер один...

Не случайно один из ведущих в России IT-специалистов Игорь Ашманов говорит о цифровой колонизации страны: "Мы добровольно отдали киберсуверенитет, а потом и информационный суверенитет", а ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Владимир Мау ответственно заявляет: "Проблема в том, что никто не знает, к чему нас может привести цифровая экономика"..."[241].

Создание системы регистрации транзакций. "Мы предлагаем создать национальную систему регистрации финансовых транзакций", заявил на форуме инновационных финансовых технологий Finopolis первый зампред Банка России Сергей Швецов.

Суть идеи в том, что все транзакции на финансовом рынке, которые совершаются населением, будут отражаться в одном репозитарии, объяснил он. Запись о том, что сделка совершена, будет являться юридически значимой, добавил Швецов. По его словам, это поможет отстоять свои интересы потребителям и их контрагентам – в суде, при омбудсмене и при жалобах в Центробанк.

Этот механизм должен быть дополнен системой удалённой идентификации и связан с порталом госуслуг, налоговой службой, система будет взаимодействовать и с платежными системами[242].

"Эта среда, безусловно, должна породить доверие, так как он (потребитель) будет знать, что, проведя операцию дистанционно, сможет зайти в личный кабинет и убедиться, что эта услуга появилась в его кошельке и так далее", отметил Швецов.

По его словам, в системе будет несколько элементов, которые будут носить монопольный характер: помимо системы регистрации финансовых транзакций это ещё система идентификации, связь с налоговиками и т. д.

"На первом этапе она будет реализовываться как система регистрации вкладов", рассказал Швецов. Он подчеркнул, что ЦБ не намерен становиться акционером системы регистрации финансовых транзакций[243].

Finanz.ru: "Московская биржа примет участие в создании единой системы регистрации всех финансовых операций граждан России, которая будет запущена по инициативе ЦБ. Об этом заявил председатель правления торговой площадки Александр Афанасьев в кулуарах форума в Лондоне.

"Нас интересует этот проект, мы найдем в нём какое-то своё участие", - сказал Афанасьев, добавив, понимать инициативу нужно "как достаточно большую экосистему". "У нас достаточно молодой рынок, и мы можем его легко совершенствовать", сказал он.

Точный размер инвестиций в проект "Большого брата" на финансовом рынке пока не определен. "По нашим первым прикидкам, если (систему) делать на базе ряда имеющихся в группе технологий, это не составит очень больших объемов денег", сказал Афанасьев.

Напомним, о создании единой национальной системы, которая бы регистрировала все транзации населения, Центробанк объявил в начале октября (2017 года)[244].

Единый кредитный регистр. "Колокол России": "Доктор экономических наук, председатель Российского экономического общества им. Шарапова прокомментировал последние события в макроэкономике страны, в частности, объяснил, зачем Центральному банку контролировать все денежные операция россиян и кто стоит за созданием единой базы кредитных историй населения. По сути, Валентин Юрьевич указал на новые этапы становления банковского электронного концлагеря.

— Валентин Юрьевич, недавно появилась информация о подключении Московской биржи к контролю за валютными операциями населения. Более того, в октябре руководство Центробанка сделало заявление, которому многие не уделили внимания: речь идет о создании единой национальной системы регистрации транзакций, которую будет контролировать наш регулятор. Как может измениться экономика страны и жизнь каждого россиянина после этих реформ?

— Меня работа Московской биржи интересует прежде всего потому, что председателем её наблюдательного совета в нынешнем году вновь был избран экс-министр финансов Алексей Кудрин. Без учёта этого момента мы не поймём суть неформальных связей, которые выстраиваются в нашей экономике. В декабре 2014 года фактическими исполнителями обвала рубля, плоды которого мы пожинаем до сих пор, были спекулянты, работавшие на той самой бирже. Тогда её также возглавлял Кудрин, и у меня есть полное ощущение того, что он координировал свои действия с Неглинкой (руководством Центробанка) — это к вопросу о "шестой колонне" в нашей власти.

МБ снова обратила на себя внимание, так как вышло Постановление правительства об изменении порядка работы с бюджетными деньгами. Согласно его содержанию, Федеральное казначейство России теперь получает право работать на валютной бирже. Я посмотрел ситуацию по другим странам: вообще-то почти нигде казначейства такими делами не занимаются, у них совершенно другие задачи. Не берём сейчас те деньги Минфина, которые относятся к резервным фондам — они переводятся в Центробанк по агентскому договору. Я имею в виду именно средства, находящиеся на рублёвых счетах Федерального казначейства. Таким образом страхуются риски для нашей валюты, которые в связи с расширением санкций против России очень велики. Американцы вообще могут заморозить все наши валютные р