Китайская угроза для России: миф или реальность?

Александр Аверин, публицист

Китай – великая держава, и миллиард китайцев, их грандиозная человеческая масса, не может не будоражить воображение. Давайте и мы поговорим о китайской угрозе.

Склонные к резким суждениям алармисты утверждают, что России может потерять Сибирь и Дальний Восток – либо в результате экономической и демографической экспансии Китая, либо в результате прямой аннексии. Их аргументация сводится к следующим тезисам:

– Китай перенаселен;

– Китай имеет территориальные претензии к РФ;

– китайская экономика требует все новых ресурсов;

Попробуем изучить вышеприведенные аргументы.

Миллиардный Китай населен крайне неравномерно, и большая часть его жителей сконцентрирована на юго-востоке Поднебесной. Необжитые районы Китая неидеальны, но мерзлые земли Сибири не подходят для комфортного существования в еще большей степени.

Демографическая экспансия Китая блистательно отсутствует. На всей территории РФ, речь не только о Сибири с Дальним Востоком, сейчас проживают от 50 до 200 тысяч китайцев. Канада, Австралия, страны Юго-Восточной Азии – китайцы переезжают куда угодно, кроме холодной России.

Несколько лет назад я побывал во Владивостоке. Вот что рассказал мне тогда писатель Василий Авченко: «На Дальнем Востоке никто не верит и не видит ни китайской экспансии, ни китайской угрозы, ни, собственно, самих китайцев, которых тут меньше, чем узбеков».

Перейдем к территориальным претензиям. Китай имеет, либо имел территориальные споры со всеми соседними странами. Некоторые основания для этого есть: в свое время европейские державы изрядно общипали застывшую в средневековье империю Цин. Но оставим обоснование китайских претензий и обид им самим, благо они здесь в помощи не нуждаются.

Споры Китая с соседними странами по большей части касаются вопроса демаркации границ. Рассмотрим, как Китай решал этот вопрос с постсоветскими республиками.

Начиная с 90–х годов Китай выдвинул среднеазиатским странам ряд претензий, в результате которых Казахстан, Таджикистан и Киргизия лишились суммарно порядка полутора тысяч квадратных километров. К сожалению, эта тенденция коснулась и России.

В 2005 году Китаю были переданы острова Большой, Тарабаров и Большой Уссурийский. После демаркации границы по фарватеру Амура Китай официальных территориальных претензий к России более не имеет. Китай закрыл тему официальных территориальных претензий к РФ.

Но все же, рассмотрим потенциальные опасности, помня о том, что еще несколько десятков лет назад Китай решал пограничные споры отнюдь не путем дипломатии. Насколько КНР угрожает нам в военном отношении?

Китай уделяет значительное внимание развитию армии. Современное китайское государство в принципе выстроено вокруг НОАК, которая является полноправным инструментом внутреннего управления.

Тем не менее, мы откажемся от подробного моделирования масштабного военного конфликта между РФ и Китаем по следующей причине: по всем мировым рейтингам военной мощи Российская Федерация занимает второе место, а Китай – третье. У обеих стран достаточно как ядерных боеголовок и средств их доставки, так и конвенционального вооружения.

При любом прямом конфликте, выходящем за рамки приграничного инцидента, и победитель и проигравший понесут неприемлемый ущерб, который с лихвой перекроет любые плюсы от возможных территориальных приобретений для той или иной стороны. Война России и Китая может произойти только в случае глобального, неразрешимого обычными политическими методами столкновения интересов.

Представим себе гипотетическую ситуацию, в которой руководство КНР нуждается не в масштабной, но маленькой победоносной войне. Нет ли у Китая возможностей проявить военную силу в отношении противника проще, чем вторая военная держава мира? Подобных соседей у Китая достаточно.

Возьмем для примера Монголию, до 1911 года бывшую китайской провинцией. На полутора миллионов квадратных километров проживает всего три миллиона человек. Страна богата природными ресурсами, ее армия невелика и не сможет оказать НОАК достойное сопротивление.

Монголия – цель на много порядков более доступная, чем Россия. Тем не менее, ни переселения китайцев в МНР, ни соответствующих военных приготовлений мы не наблюдаем.

Рассмотрим последние действия Китая в области стратегической безопасности. В январе Китай разместил свои новейшие межконтинентальные баллистические ракеты непосредственно вблизи границ России. Перебазировка ракет с дальностью доставки 12 тысяч километров в пределы досягаемости российских тактических ударных комплексов говорит о том, что Китай не собирается использовать свои ракеты против РФ.

Чуть позже стало известно, что Китай сокращает сухопутные войска. Вблизи границ России станет на три китайские армии меньше. Дополнительные комментарии здесь излишни.

Если у Китая и существуют реальные планы на возвращение утерянных территорий, то они касаются Тайваня. Тайвань напоминает остров Крым из одноименного романа Василия Аксенова, и именно возвращение экономически развитого 20–миллионного острова является приоритетом для китайской ирриденты.

Флот, который Китай активно развивает последние годы, и десантные войска, чья численность также растет, нужны Китаю как для потенциальной тайваньской операции, так и для контроля над Южно–Китайским морем, через которое проходит половина мирового грузопотока.

Именно здесь спрятана кощеева игла китайской экономики, критически зависящей от доступа к внешним рынкам. Контроль над крупнейшим торговым путем Юго-Восточной Азии важен для Китая и как защита собственных коммуникаций, и как средство давления на соседние государства.

С 2014 года Китай расширяет расположенные на спорной территории рифы Спратли, сооружая искусственные насыпные острова. К 2017 на островах функционируют китайские военные базы и несколько военных аэродромов. Ради этого Китаю пришлось вступить в конфронтацию не только с соседними странами, но и с США.

Перейдем к китайским экономическим угрозам.

Экономика КНР на порядок крупней российской, и значительно более инновационна. КНР поставляет России машины и механизмы, РФ отправляет в Китай электроэнергию и сырье. Все же стоит упомянуть, что по ряду позиций китайский ВПК серьезно зависит от России. К примеру, Китай до сих пор не смог удовлетворительно наладить производство авиационных двигателей 4-го поколения.

Вторжения китайского капитала в Россию, способного взять под контроль отечественную экономику, не наблюдается ни в промышленной, ни в финансовой сфере.

Несмотря на массу совместных российско-китайских проектов, озвученных за последние 15 лет, эти проекты по большей части далеки от реализации, а не так давно вошедший в строй нефтепровод ВСТО смотрится скорее исключением.

Настало время поговорить о негативных процессах. Россия для КНР прежде всего источник ресурсов. Нефть, газ, электричество. Специально для алармистов отмечу, что потребность в ресурсах Китай предпочитает решать путем торговых договоров, а не военных операций.

Также китайский бизнес вкладывается в лесные концессии. Земля берется в аренду, а затем десятки тысяч гектар сибирской тайги вырубаются хищническим способом. Откровенно угрожает национальной безопасности России свежий китайский проект переброски воды из озера Байкал в провинцию Ганьсу. На этом в перечне серьезных проблем можно поставить точку.

В итоге можно констатировать, что угроза военного вторжения Китая в Россию на настоящий момент нереальна. Военные усилия Китая сосредоточены на районе Южно–Китайского моря: все последние годы Китай осуществляет стратегию, направленную на контроль над основным транспортным потоком мировой экономики.

Массовое переселение китайцев в Россию – не более, чем миф.

Взять под контроль российскую экономику Китай либо не стремится, либо не имеет возможности. В то же время хищническая эксплуатация российских природных ресурсов китайскими компаниями действительно угрожает экологии Сибири и Дальнего Востока.

В своих отношениях с Россией китайцы прагматичны вплоть до цинизма. Китай интересуют стабильные поставки сырья, русская военная техника и надежный тыл для экспансии в Тихоокеанский регион.

Китай, как и любой большой политический зверь, опасен самим своим существованием. Однако на евразийском континенте есть хищник бóльший, чем Китай. Жестоковыйный северный народ, тяжелый на подъем, но страшный во гневе. Эта планета боится русской угрозы (оставим вне поля обсуждения, насколь обоснованы эти страхи). Русской, а не китайской.

https://cont.ws/@master-t/715148