Игорь Александрович Козырев, преподаватель ШЗС при КТ ВИИЯ КА:

2 короткие статьи для Красноярского края, опубликованные газете "Бизнес Парк"

Гибридная экономика Красноярского края

Экономика становится все более сложной, сетевой и гибридной, в результате чего возникает и развивается такой ее феномен, как Региональная Экономическая Экосистема (РЭЭ). Она отличается от «просто экономики региона» (в ее более раннем и употребительном понимании) тем, что является не столько статистически описанными активами и участниками экономики, сколько совокупностью возможностей, которые участники друг другу предоставляют или совместно создают, вступая для этого в различные коллаборативные и коммандитные формы сотрудничества.

РЭЭ существует преимущественно как процессы и структуры экономической самоорганизации. Тем самым понятие ресурсного и производственного потенциала региона дополняется еще одним видом потенциала – коммуникативного и когнитивного. Или комбинаторного (гибридного). Он же является зонтичным и замыкающим видом потенциала, который только и способен создавать на территории синергию и ее экономический эффекты (стоимость).

Такой потенциал имеет свой жизненный цикл (зарождение, использование, развитие, утилизация) и специфическую систему управления им, когда типовые формы территориальной соорганизации (ассоциации, общества, консорциумы, гильдии и т.д.) дополняются проектными, проблемно-целевыми (не путать с программными), сетевыми, а также фондо-ресурсными. Если во времена СССР мы говорили о народно-хозяйственном комплексе территории, то теперь – о ее гибридной РЭЭ, которая этот комплекс воссоздает на иной основе. Виртуальной и коммуникативной, на принципах «соединения без объединения» и «выиграть – выиграть». Где «соединение без объединения» означает консолидацию усилий без отношений собственности и внутренних трансакций купли-продажи между участниками самоорганизации. А «выиграть – выиграть» - переход на взаимно доходные обмены своими возможностями.

Последнее следует особо подчеркнуть. Принцип «выиграть-выиграть» означает именно возникновение доходов у ВСЕХ без исключения участников, даже если кто-то из них до этого (в иной, типовой форме взаимоотношений) выступал чистым заказчиком. Особо это важно подчеркнуть для случая, когда мы говорим о Региональном Бюджете. Если ранее Региональный Бюджет в качестве доходной базы имел налоги и лицензионные и прочие платежи, то теперь к этому добавляется доходная рента (долевой доход) от партнерств в РЭЭ.

Правильнее всего РЭЭ представить в виде сети. Но еще лучше – в виде ризомы[1] или грибницы. Ее задача – создать узлы и сеть из узлов (центров синхронизации), вокруг которых будут возникать локальные экосистемы региона – поверх уже существующих активов и участников. В результате ЭРР состоит из двух принципиальных частей – узлов и локальной экономики вокруг них. А ризомный принцип соблюдается тем, что вход в локальные узловые экосистемы всегда свободный – только если новый участник создает новые системные эффекты и повышает общую эффективность. Тем самым он вынужден наращивать не только свою, но и общую (локальную и межлокальную) эффективность. Чего экономике региона и нужно.

Но наиболее правильным и полным является подход к ЭРР, когда локальные экономики выстраиваются на принципах фондо-ресурсного механизма хозяйствования[2], который позволяет резко снижать затраты участников (экономить средства и Регионального Бюджета) в случае его применения.

Тогда общая формула ЭРР следующая:

1. узлы ЭРР (центры синхронизации, проектно-узловые операторы), создаваемые самоорганизацией рынка под себя или под взаимодействие с Бюджетом Региона. В последнем случае к корпоративным стандартам узлов добавляются стандарты взаимоотношений с Бюджетом по направлениям предоставляемых ему услуг. Если таковые стандарты отсутствуют, то они совместно с госорганами разрабатываются и методически или законодательно оформляются и закрепляются;

2. локальные экосистемы вокруг узлов – участники рынка, которые проектно и ризомно сорганизовались под единую комплексную услугу рынку или государству;

3. операторы фондо-ресурсного механизма хозяйствования (специфической модели бизнеса) внутри локальной экосистемы ЭРР.

Важно, что все это хорошо укладывается в попытки перевести макроэкономическое управление в России на проектные рельсы[3]-[4] и адекватную им инфраструктуру. И это же соответствует новой поведенческой форме бизнес кооперации на рынке и территории, за открытие и доказательство которой была присуждена Нобелевская премия Дж.Нэшу.

Но сегодня мы не имеем в Красноярском крае ничего подобного – институционально и структурно экономика края застыла в прошлом веке. Даже сама постановка вопроса о переходе на гибридные ЭРР в экономике региона нигде звучит. В результате край упускает часть своего экономического и управленческого потенциала. Поэтому является весьма актуальным использовать не только ресурсные и производственные возможности края, но и гибридные, организационно надстроечные и коллаборативные. Это позволит нагрузить все участки ниже приведенной схемы максимально (рис.1-2):

Примечание: ПЦП – проблемно-целевые программы и потоки заказов из Бюджета

***

Игра Дураков

Медицинский факт: Красноярск для выхода России из кризиса не играет никакой роли и вторичен – край и город дотационные или близко к тому (сейчас не важно, по чьей вине)[5]-[6]-[7] и в интеллектуальном плане незаметные. Проводимые Красноярские Экономические Форумы не могут идти в зачет – они тоже глубокого вторичны, хотя и пафосны. Красноярск интеллектуально туп для цивилизационного инжиниринга (или не смел).

Приговор не окончательный и подлежит обжалованию – особенно при вступлении на «трудовой путь исправления». В качестве такового можно порекомендовать пойти в интеллектуальную нишу, никем в России не занятую. Тем более что для этого Красноярску ничего особо придумывать не придется – он в этой нише уже почти находится («звезда нашла своего героя»).

Ниша состоит в следующем. Признано, что мы сегодня переживаем два кризиса – мировой системный и «кризис в понимании кризиса». Ни у кого нет адекватного понимания всех его причин, путей выхода, нового образа Будущего и новой модели общежития в постиндустриальную эпоху. И одним из интеллектуальных препятствий является не признаваться в собственном «кризисе в понимании кризиса».

Но точно также, как верно упасть на дно экономического кризиса (иного не дано) и потом когда-нибудь от него оттолкнуться, точно также верно и необходимо упасть на дно интеллектуальное - специальным и ускоренным образом. Кто первым упадет – тот и молодец. Но именно эту фазу у нас в стране все упорно избегают, т.к. она чревата потерей лица – публичным признанием «я знаю, что я ничего не знаю». Поэтому все стразу и старательно рассуждают о Будущем и тенденциях к нему. Особенно чем выше чиновник или политик, тем он больше «знает».

В авиации и интеллектуальных сферах пикировать вниз надо также уметь, как и взлетать свечкой. Резким снижением (набором кинематики) обеспечиваешь потенциал возвышения. Ас тот, кто умеет пикировать, а не только летать по прямой.

И можно смело утверждать, что на сегодня отсутствует в собранном виде методология и практика работы с фактом потери старых знаний и их утилизацией (возможно, исключением являются «Знаниевый реактор» и «Онтологический верстак» Сергей и Елены Переслегиных). Все формы организационно-деятельностных игр а ля П.Щедровицкого и мозгового штурма по западным лекалам задачу вхождения в пике и достижения дна не решают, т.к. это задача онтологическая - работы с собственным (не)пониманием, освобождением от стереотипов, клише, мемов, ухода от подражания, вторичности и т.д.

Приход в собственное НИЧТО перед лицом новых цивилизационных задач – это интеллектуальное искусство и необходимая фаза в цивилизационном инжиниринге. Если для фазы футуризма, проектирования Будущего и визий предлагается, например, технология «Игры Богов»[8], то для фазы достижения дна вполне корректна «Игра Дураков». И это совсем не то, что было в Киевском Клубе Дилетантов – целом периоде сотрудничества интеллектуалов Украины и России. То был клуб жрецов. Нам же нужна массовая игровая технология рефлективной работы на уровне онтологии – формирования нового понимания через достижения катарсиса в собственном интеллектуальном кризисе. Ускоренного вхождения в этот кризис.

Именно эта ниша не занята. Красноярск мог бы попробовать себя в ней. И тогда можно будет говорить о его начатках к интеллектуальному лидерству в России и, возможно, за ее пределами.



[1] Ризома. Как понятие и структура первоначально разработано Ж.Делезом и Ф.Гваттари - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B8%D0%B7%D0%BE%D0%BC%D0%B0

[2] И.Козырев. Возможна ли гибридная экономика в ОПК? - http://xn--80ajgdbibwixo8c.xn--p1ai/publication/vozmozhna_li_gibridnaya_ekonomika_v_opk/ или http://nvo.ng.ru/armament/2017-04-14/6_944_opk.html

[3] В.Путин рассказал о подходах к формированию приоритетных проектов - http://www.pmservices.ru/project-management-news/vladimir-putin-rasskazal-o-podxodax-k-formirovaniyu-prioritetnyx-proektov/

[4] Новый президентский совет разработает приоритетные проекты развития страны - https://rg.ru/2016/06/30/vladimir-putin-sozdal-proektnyj-ofis-pri-prezidente.html

[5] Красноярский край не входит в число регионов-доноров. Ими в 2016 году были: Москва, Московская область, Ленинградская область, Республика Татарстан, Свердловская, Челябинская, Тюменская области, Ненецкий А.О., Ханты-Мансийский А.О., Ямало-Ненецкий А.О. - http://politrussia.com/ekonomika/regiony-vsyakie-nuzhny-796/

[6] Скорректированы основные характеристики бюджета Красноярского края на 2017 год. Общий объем доходов краевого бюджета увеличен со 191 591 313,5 тыс.руб. до 192 112 486,1 тыс.руб., общий объем расходов краевого бюджета увеличен с 204 795 664,8 тыс.руб. до 205 316 837,4 тыс.руб - http://newslab.ru/news/741864

[7] Бюджет Красноярского края на 2017 год: ожидание и реальность - http://tvk6.ru/publications/sunday-news/22550/

[8] И.Козырев, В.Езерский. Четыре шудры Украины. Или Игры Богов - http://xn--80ajgdbibwixo8c.xn--p1ai/publication/chetyre_shudry_ukrainy_ili_igry_bogov/