Андрей Девятов. Воин-интернационалист СССР, член Союза писателей России, полковник советской военной разведки, кадровый китаевед.

В шестой книге из серии «Интеллектуальный спецназ» с упо­ром на психологию излагает методологию небополитики по захвату будущего в войне смыслов и нервов. Дает зарисовку ряда технологий расчета вероятностей хода событий. Обосновывает фактор своевре­менности для успеха реальной политики. Иллюстрирует теорию раз­ведки будущего примерами из политической практики на период от 2015 до 2025 года и далее до 2044 года.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. Разведка будущего в условиях глобализации

Часть 1. Предвосхищение грядущего

1.1. Машина времени, или Часовой механизм кода перемен

1.2. Образ будущего как основание для оценки Пути

1.3. Глобализм - проблема 2025

1.4. Провожая год судьбы 2015

1.5. Встречая год хитрой обезьяны 2016

1.6. WWIII - война цивилизаций

1.7. Ухватившись за стратегию, стимулировать гармонию мира

1.8. Стратагема для Белого Царя

Часть 2. Война цивилизаций как выход из мирового кризиса

2.1. Магия победы и проклятье поражения

2.2. Барабаны войны, война барабанов, или По ком звонит колокол

2.3. Сталин и Мао слушают нас!

2.4. «Казино «Рояль»-2

2.5. День взятия Бастилии – 2016

2.6. Война символов в ритуале победы

2.7. Станет Москва Четвертым Римом или Новой Ордой?

2.8. О проектной субъектности «Царства Правды - Державы Белого Царя»

2.9. Шанхай почти не виден

2.10. Республика Крым в планах китайской мечты

2.11. Пустоцвет огурца

2.12. Образ победы в Третьей мировой войне цивилизаций

Часть 3. Варианты маневра на пути победы

3.1. Стратагема для главковерха

3.2. «Мандат Неба» для династии Гун

3.3. «Мандат Неба» для красного халифата

3.4. Раздвоение единого, или Финансовая схема Новой Орды

3.5. Послание коллегам

3.6. Второе послание коллегам

3.7. Путь Неба в мировой экономике и финансах

3.8. Как я был Хемингуэем, или «Товарищ пассажир»

3.9. ШОС и Закон перемен

3.10. О «лукавом выборе» перспективы

3.11. Роль в чужой игре

3.12. Перспективы светлые

Часть 4. Глобализм в доктрине времени небополитики

4.1. Разведка будущего через призму эсхатологии

4.2. На волнах истории

4.3. Великий последний шанс

4.4. Балансы и гармония глобализации (II + III = V)

4.5. Порядок перемен в поднебесном мире

4.6. Концепция духовной безопасности

России и Евразийского союза

Введение

РАЗВЕДКА БУДУЩЕГО В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Путь к победе: психологический аспект

На вопрос: «А что, собственно, способно на переломе эпох, в вихре не­определенности хода событий, затягивающем развитие обстановки в кризисную воронку, минимизировать риски фатальных ошибок для лиц, принимающих решения?» - теория перемен дает ответ: «Необхо­дима разведка будущего методами вычисления вероятностей и точек предопределенности при сложении исторических волн разных периодов».

Суть: чтобы ориентироваться в смутной мгле случайностей на пу­ти жизни, нужно выставить маркеры навигационной системы историче­ских смыслов. Навигация же, в первую очередь, есть вопрос счисления времени. Теория перемен видит историческое время не как линейный прогресс, но как циклы «возвращения на круги своя». Поэтому навига­ция по маякам смыслов исторических периодов способна внести ясность в путаный конгломерат представлений, в страхе воспринимаемых со­знанием аналитиков как невообразимая сложность и полный хаос раз­нородных фактов. А выстроенная матрица смыслов бытия в круговоро­те событий упорядочивает хаос и тем обеспечивает верность суждений и осмотрительность решений, снимает недоумения и рассеивает уныние людей, стоящих у власти и выбирающих путь реальной политики.

Политика же как вопрос власти с опорой на космические осно­вания бытия в твердой увязке с порядком перемен в циклах восходов и закатов, приливов и отливов космических энергий называется небо-политикой.

I. Своевременность как фактор успеха Приспособленность решений правителя к пространству (театру воен­ных действий) бесспорно важна, но недостаточна для успеха в части своевременности действий в нужном месте в нужное время!

Доктрина пространства есть удел геополитики. Геополитика фор­мируется научным знанием. Однако в сложной обстановке новые зна­ния выступают лишь «информацией» - совокупностью данных, на деле недостоверных и изменчивых, противоречивых и сомнительных. По­этому ставка на одну только осведомленность (информацию) уже на уровне кампании будет зыбкой основой планирования как непрерыв­ной длительной работы над одной задачей.

Удел небополитики есть время, пронизанное Духом Побе­ды. Небополитика формируется воображением. Воображение же со­единяет фрагменты анализа в целостную картину без распадения на детали. Полнота и целостность оценки обстановки взглядом сверху (от Неба) расширяет горизонт предвидения, что позволяет вообразить картину будущего. Без образа будущего целеполагание ущербно част­ными операциями: планирование не предусматривает продолжитель­ных действий, а без планомерности и перспективы стойкость что руко­водителей, что исполнителей лишена источника силы. Предречение же перспективы в картине будущего есть функция не науки, но разведки как искусства образов и подобий.

Организацию и ведение любых отдельных (частных) действий, выполняющих задачу текущего момента, небополитика называет так­тикой. Увязку разрозненных действий с замыслом какой-либо кампа­нии небополитика называет оперативным искусством. А подчинение планов действий и их реализации на практике смыслам историческо­го периода бытия небополитика называет стратегией. Стратегия уста­навливает уместность, своевременность, наряд сил и средств и способ достижения цели в розыгрыше потенциалов мировых проектов при столкновении их интересов и ценностей в Большой игре.

И если «в груде дел, суматохе явлений» задачи текущего момента зачастую решаются в «пожарном порядке» как неотложные, то свое­временность действий (или бездействий) по определенным срокам вы­ступает фактором уровня стратегии.

Определение своевременности достигается технологиями расчета вероятности хода событий. Этими технологиями в рамках небополити­ки без опознавания «свой/чужой» (инкогнито) выступают:

■ пеленгация пятна вероятностей перекрещиванием директрис разных способов предречения (ощупывания) грядущих событий в точке интереса реальной политики. Такими способами выступа­ют: классическая астрология, каббалистика, расчеты по китайскому штрихкоду перемен, моделирование нелинейных «ритмо-каскадов» в социокультурных процессах, моделирование социальных вихрей;

■ выявление точек предопределенности по Закону перемен, где историческое развитие представлено 36 волнами разных перио­дов, пересечение которых и есть точки предопределенности, до­ступные прозрению пророков с точностью год в год. Однако таких точек не так много, как хотелось бы реальным политикам для точ­ных расчетов ближайшей обозримой перспективы;

■ подбор «ключей от Неба» в пятироторном замке культурных кодов (архетипов) разных народов, где верный набор по цвету, присущему тому или иному вероучению, идеологии и цивили­зации сторон света (цветодинамика души), позволяет в нужное время создавать стоячие, бегущие и ударные волны в поведении людей;

■ расчет приливов и отливов энергии Востока и энергии Запада в «машине времени», синхронизирующей три волны (индиктион, круг Луны и круг Солнца) единой хронологии мировой истории, установленной в 1582 году Ватиканом по ныне действующему григорианскому календарю;

■ розыгрыш раскладов разных аспектов совокупной мощи мировых проектов «Мост в будущее» по модели карточной игры в бридж (13 аспектов величины силы по четырем кластерам с двумя «джо­керами»);

■ оценка потенциалов мировых проектов в порядке следования об­менов (транзакций) активов и пассивов: балансы и гармония. Вычисление вероятности хода событий всякий раз приходится де­лать с переменными величинами, поэтому лишь сочетание ряда спо­собов позволяет очертить в обозримой перспективе пятно некоторой определенности в ожиданиях грядущего.

Верность вычисления вероятностей определяется уровнем ин­теллектуальной культуры небополитиков, включая способ мышления (конкретно-символический и абстрактно-понятийный), толкование языковых особенностей фиксации смыслов в разных цивилизациях, а также широту кругозора в охвате картины мира.

Так или иначе, вычисление вероятностей хода событий прибав­ляет уверенность, твердость и решительность лицам, стоящим у власти и обремененным ответственностью выбора пути. А опознавание то­чек предопределенности вселяет в душу лиц, принимающих важные решения, энтузиазм, повышает настроение, вызывает прилив муже­ства, просветляет интеллект, возбуждает интуицию, обостряет прони­цательность, задает правильный глазомер перспективному планиро­ванию действий, укрепляет решимость перед лицом ответственности, устраняет муки сомнений и опасность колебаний. Ибо их решимость, побеждающая все сомнения, обосновывается нацеленностью на точку предопределенности в пятне вероятности.

Секрет такого чудесного воодушевления кроется в осознании Во­ли Неба («Яко с нами Бог») как резонанса с приливной волной энергий космического происхождения по Закону мироздания. В резонансе Воли у вождей возникает пленительная мечта быстрого выхода из кризиса неопределенности. Появляется убежденность разума в необходимости риска перед лицом худших последствий из-за колебаний и медлитель­ности. А осознанная как Воля Неба яркая, ясная, правдивая и реальная цель поднимает Дух Победы и толкает исполнителей на титанические свершения.

Разведка же, действуя по завету «Истина от земли воссияла и правда с небес приникла» (Пс. 84:11) в своих расчетах хода событий, как бы от имени Воли Неба прибавляет воли лицу, принимающему ре­шения, и вселяет страстность в действия исполнителей. Вихрь бурной страсти увлекает разум в вектор предопределенности, и тогда порыв Духа Победы ломает сопротивление страха, зыбкость знаний и неуве­ренность в сведениях «информации».

К тому же вычисление пятна вероятности снижает внезапность появления новых опасностей, что добавляет уверенность разуму. А разум и Дух вместе генерируют энергию действия и побуждают во­лю людей к твердости под ударом и стойкости перед натиском. Ина­че, как учили великие полководцы, «или огромная сила воли для во­одушевления исполнителей великой цели, или не ведающий стыда низменный животный страх при полном упадке физических и мо­ральных сил».

Ориентировка разума на вскрытые разведкой будущего точ­ки предопределенности исторического развития под ослепитель­ным влиянием вороха мимолетных событий будет удерживать лиц, принимающих решения, от скоропалительных выводов и метаний, укрепит верность замыслу и стойкость его исполнения, а действия исполнителей приобретут устойчивость и постоянство на пути к це­ли наперекор чужебесию иных смыслов (иноземных культурных кодов).

2. Горизонт предвидения как фактор успеха

Опорой независимого от чужебесия формирования идеального образа результата выступает предвидение. Чем дальше в грядущее отнесен го­ризонт предвидения и чем шире кругозор как фактор всесторонности интересов, тем меньше страхов от нагромождения случайных помех, тверже решимость и целеустремленность действий.

Неопределенность картины происходящего, разбитой анализом на узкие ракурсы частных операций, создает иллюзию сложности, преувеличивает негатив, пугает причудливостью досадных помех. Путеводитель же к цели (дорожная карта) требует системы коор­динат сознания в круговой (радиальной) проекции перемен в цик­лах бытия, а не ортогональной линейности прогресса. Планы же, построенные на предположении линейного продолжения процес­сов (тенденций) в вариантах отклонения параметров веером: мак­симальный - оптимальный - минимальный, в условиях глобальной трансформации (на переломе космических эпох) срываются и ока­зываются неверными с деморализующим исходом.

Нормирование времени лишь как длительности процессов бытия перестает быть адекватным переменам обстановки. И тогда на первый план высту­пает планирование по «окнам возможностей» во времени как поряд­ку следования событий вне зависимости от их длительности. Ухва­тить же «окна возможностей» можно только целостными оценками при широком кругозоре в гармонии многих факторов на горизонте предвидения.

Скоротечность событий с надвигающейся опасностью и давлени­ем ответственности затягивает решения в «водоворот» тактики, тог­да как установленный разведкой будущего порядок следования собы­тий в «набегающей волне перемен» позволяет ждать удобный момент (греч. кайрос) для действий имеющимися силами, что поднимет плани­рование на уровень стратегии.

Надежной основой стратегического планирования выступают ба­зовые смыслы - краеугольные камни систем взглядов, присущих той или иной цивилизации. Эти базовые смыслы (сакральные знания) со­ставляют цивилизационный код - неизменные сущностные основы психического склада (души) народов одного расового типа и схожего образа жизни (уклада хозяйства).

Смыслы различаются чувством. Различение же вне логики умных суждений о «новостях информации» требует опыта, называемого муд­ростью. Ибо только опыт приучает дух к опасности, а ум к осторожно­сти против мимолетных впечатлений. И если «информация» подверже­на суждениям ума в логике слов (знаков внешней формы мышления), будь то звуки речи и буквы письма, цифры формул и линии графиков, то смыслы проявляются в признаках сущности и различаются чувством в символах цвета, числа, музыкального тона, фигуры.

Небополитика различает по цвету, присущему вероучению, де­вять действующих имперских проектов, в фигуре составляющих вось­миконечную звезду с центром 0.

Нынешний состав мировых проек­тов складывался в эпоху индустриального общества после буржуазных революций XVI-XVII веков в Нидерландах и Англии.

Это Новый Ва­вилон англосаксонских протестантов (цвет масонерии оранжевый), Срединная империя китайцев «Датун» (цвет желтый),

Самурайская империя японцев (цвет красный),

Новый халифат суннитов (цвет исла­ма сердца зеленый),

Объединенная великая Европа (цвет рационализ­ма синий),

Вечное царство Израиля (цвет неба голубой),

Папская им­перия Рима (цвет величия пурпурный),

Имамат шиитов (цвет черный),

Евразийский союз (цвет белый).

Проект Евразийского союза («Царство Правды - Держава Белого Царя») исподволь строится не на вероучении и не на идеологии, хотя и включает их, но на основе третьей этической системы - этике сове­сти, ибо система этики (а это либо обуздание греха, либо проталкива­ние добродетели, либо совесть) доминирует над всем театром войны смыслов и нервов. А потому, в конечном счете, выступает концепту­альным оплотом системы глобального управления. Ведь этическая система есть основа моральных сил, духа и настроения противников/ партнеров. А противоборство изначально является выражением враж­дебных чувств к чужаку.

Чувства вражды к чужебесию, а не логика суждений движут наме­рениями актов насилия: отмщения, честолюбия, тщеславия... И мораль­ный надлом нации происходит не от материальных потерь, а от кру­шения великих надежд. Акт силы обязательно проистекает из обла­сти чувств. И воля к победе меря­ется силой побудительных моти­вов, толкающих к войне. Корни войны уходят в политическую цель, но мотивы, вызывающие целеполагание, возникают из инте­ресов и ценностей бытия. У раз­личных проектов они разные.

Пирамида глобального управления

3. Целеполагание в гибридной войне нового типа

Небополитика признает следующую взаимосвязь базовых понятий концептуальной власти: война есть продолжение политики насилием;

политика есть концентрированное выражение экономики;

экономи­ка - хозяйственный уклад - есть способ бытия.

Бытие же есть обмен веществ, энергии и информации.

При переходе человечества через постиндустриальный барьер (в кризисе индустриального общества расширенного воспроизводства капитала) на смену энергии углеводородов на первый план бытия вы­ступила информация. При этом небополитика понимает информацию не как гигабайты данных на цифровых носителях, но как тайные зна­ния - скрытое содержание, надежно упрятанное внутри изощренных форм (in form) мутного потока объявлений и новостей виртуальной ре­альности, широко выплескиваемого в общественное сознание средст­вами массовой информации.

В связи с переменой приоритетов бытия и повышением роли СМИ завоевание общественного мнения ста­новится главной целью войны нового типа, от перекрещивания разных линий влияния (насилия) получившей название «гибридная».

Поскольку чужебесие за явным преимуществом в силах и сред­ствах захватило формы массовой информации, собственная страте­гия завоевания общественного мнения должна исподволь обеспечить господство в части концептуальных основ содержания медиаресурсов. В доктрине небополитики концептуальная власть одновременно рас­пределена по шести уровням пирамиды:

язык и культура,

вероучение,

идеология,

сакральные знания,

этическая система,

пророки.

Гибрид­ная война по линии смыслов и нервов (информационно-психологи­ческая) идет на всех уровнях. Победа же в части общественного мне­ния определяется захватом внимания на высоте следующего уровня по сравнению с тем, на котором идут основные информаци­онные битвы в СМИ. Поскольку энер­гии, движущие кол­лективное бессоз­нательное народов, порождаются Духом Истины, говорящим через пророков, эти­кой (что можно, а что нельзя) и типом пси­хики (неизменным цивилизационным кодом) и лишь затем формируются идеологией, вероучением и нацио­нальной культурой, то упор на пророческое предречение образа побе­ды, исправление имен (смена фразеологии) и усиление ритуала (ставка на обряд массовых мероприятий) способны поломать любые формы, навязанные чужебесием.

4. Терроризм как способ ведения гибридной войны

Вполне очевидно, что самой заметной в СМИ линией насилия в войне нового гибридного типа ныне выступает терроризм. Ибо акт террора, немедленно растиражированный в СМИ, дает в сознании как лиц, при­нимающих решения, так и обывателей ошеломляющий политический эффект. Каждый теракт есть перехват инициативы, создание напря­жения и тактический успех, неожиданный и оттого ошеломляющий. Эффективность же объясняется тем, что простота теракта побеждает сложность контртеррористических приемов. Иными словами, терро­ризм не субъект, а способ ведения войны.

В XIX веке по Европе бродил призрак коммунизма, способом на­силия которого был террор народовольцев в России, в XX веке пере­росший в оружие «Красных бригад» в Италии. Терроризм был и спо­собом национально-освободительной борьбы колониальных народов, например Организации освобождения Палестины.

Ныне терроризм как орудие политики в руках планировщиков столкновения цивилизации мира ислама с цивилизацией Запада на­ходится в наступлении на «бездушную тиранию государств западной демократии», где регулярные правоохранительные органы, спецслуж­бы и вооруженные силы действуют локально в рамках ответственности своих государств. А международный терроризм действует в масштабах глобализма, поэтому контроль территории и выигрыш пространст­ва стратегически ничего не определяют. Пространства хватает всегда, а вот времени на упреждение - нет. И на любое притеснение на какой-то одной территории терроризм способен в удобное ему время отве­тить контрударом по любым точкам силы своего экзистенциального противника - либерализму Запада в образе Даджаля (Антихриста).

Нет необходимости в очень глубоких исследованиях, чтобы убе­диться, что дух и моральные силы террористов-смертников возникают лишь при организованном руководстве партизанской войной в схват­ке цивилизаций. А гоняться в неисчерпаемой стихии «облаков и туч угроз» за призраками, рассредоточенными по всему миру, дело небла­годарное, если не совсем пустое. Ведь террорист - это лишь орудие в руках тайного планировщика под прикрытием политического ислама. А как открыто бить по планировщику, если он собственно к исламу прямого отношения не имеет, но чужими руками скрытно исполняет функцию своего глобального проекта?

Террорист действует одиночно в избранном планировщиком мес­те в нужное время, заставляя бездушную государственную машину де­лать массу бесполезных усилий, что ведет к потере уверенности вла­стей и чувства собственного достоинства силовых органов. Топтание же регулярных сил на бескрайнем поле боя с терроризмом вызывает крушение надежд на успех, умаляет дух, парализует волю, демонстри­рует потерю чести, ибо упрямство властей в тотальной борьбе с призра­ком выступает безнадежной глупостью обычно праздного и бесцельно­го растрачивания сил.

Любые успешные удары военной машины западной демократии по терроризму не подрывают моральные силы и не рассеивают связи и сплоченность воинов «священной войны». Управление сетью боевых групп сохраняется и при подавлении узловых пунктов оперативного по­строения военной машины боевиков. Превосходство в мобилизацион­ном ресурсе людей фанатичной веры в свою правду над рационалиста­ми сытого комфорта Запада определяет и моральное превосходство воинов Аллаха. Поэтому у них всегда сохраняется возможность отве­тить спецслужбам Запада опасностью мести новым терактом в другой точке.

Суть: тактическое превосходство разнородных сил мировой либе­рал-демократии, включая Новую Россию, не отменяет стратегическую победу Нового халифата простым выжиданием. Политические це­ли толкают Новую Россию демократического выбора к контртеррори­стической активности (сирийская кампания), но они ограничены так­тикой, тогда как политические цели Нового халифата довольствуются истощением материальных средств ведения войны бездушными меха­низмами Воздушно-космических сил (ВКС) с партизанами, де-факто бездействующими и остающимися на своих местах до выгодного мо­мента нового громкого террористического акта.

По сравнению с высокотехнологичной и весьма интенсивной аме­риканской «Бурей в пустыне» против ВС Ирака в 1991 году вся сирий­ская кампания РФ, начатая 30.09.2015, выглядит как фарс. А короткие напряжения сил дальней авиации и крылатых ракет флота восприни­маются как театральные представления с весьма слабым военным эф­фектом. Юридический запрет террористического Исламского государ­ства и удары Воздушно-космических сил РФ по контролируемой ИГИЛ территории в Сирии не могут парализовать волю воинов «священной войны» в контрударах по Франции, Германии и другим символам ли­беральной демократии. Время работает на террористов, как раковая опухоль вгрызающихся в организм «победителей». Горькая правда для либералов состоит в том, что будущее сулит лучшие перспективы Но­вому халифату.

5. Гибридный мир как выгодная политическая комбинация

Итак, гибридная война есть перехлест разных линий влияния, униже­ния, запугивания и насилия. Небополитика же заявляет, что и гибрид­ный мир выступает комбинацией асимметричных насилию политиче­ских линий, купирующих неудовлетворенную вражду чувством выгоды для всех сторон, втянутых планировщиком Большой игры в кризисную воронку столкновения цивилизаций.

Одной из политических линий России в сирийской кампании для решения стратегической задачи обретения покоя в исламских странах Экономического пояса Нового шелкового пути из Китая в ЕС была бы поддержка проекта создания покрывающего этот пояс неклерикалъно-го (красного) халифата во главе с Турцией.

В общественном мнении перевод скрытого союзника ИГИЛ - Турции в выгодополучатели от гибридного мира в статусе вооруженного нейтралитета воспринимался бы как дипломатическая победа.

Другой политической линией, купирующей моральное превос­ходство аскетичных воинов «священной войны» над либералами Запа­да, поглощенными исключительно коммерцией, стало бы ускоренное создание вокруг России оппозиционного Западу Евразийского союза, политическим блоком которого выступила бы Шанхайская организа­ция сотрудничества (ШОС) с включением в ее члены Турции.

Окончательная (абсолютная) победа - это уничтожение сил и по­тенциала противника до состояния невозможности продолжать борьбу. Терроризм Исламского государства есть способ ведения войны. Воен­ным противником Новой России демократического выбора выступа­ет международный «огненный ислам», тогда как настоящий полити­ческий противник скрыт за кулисой Большой игры. В этой обстановке победа ограниченным нарядом сил и средств невозможна. А дабы не потерпеть полный крах, РФ нужна стратагема. Такой военной хитро­стью стал бы отказ от намерений полного уничтожения агрессивного черного халифата ИГИЛ за счет переформатирования возможностей. А именно: надо сделать Евразийский союз стратегическим тылом крас­ного халифата, ибо тыл - это то, что берегут, защищают и никогда не сдают, а фронт борьбы с Даджалем должен продолжать держать ИГИЛ. Такова третья из возможных политических линий гибридного мира.

Четвертой политической линией стало бы сохранение того, что достигнуто в сирийской кампании, до лучших времен с твердым пре­следованием собственно исполнителей актов террора, ибо целью про­должения кампании может быть не новый захват и не подчинение, но наказание отступников. Полный же вывод войск из Сирии значил бы признание себя побежденным. А это удар по общественному мнению с потерей репутации власти.

Пятой политической линией гибридного мира стал бы переход РФ от наступления на террористов (ведь не на планировщиков) к стра­тегической обороне с неукоснительным соблюдением сложного рас­чета исторической перспективы (победа халифата), проделанного при выборе решения.

Оборона является более сильной формой ведения войны, но имеет негативную цель удержания (сохранения) позиций. И оборона может достичь победы уничтожением противника так же, как наступление, но завершить войну можно, лишь навязав мир сокру­шительным ударом!

Разгром боевиков, контроль над территорией еще недостаточны для победы, ибо враждебные чувства и действия, питае­мые ненавистью, не закончатся, пока не сломлена воля противника. Искусство же сокрушительного обезоруживающего удара по воле про­тивника лежит вне насилия оружием, но в сфере войны смыслов и нер­вов.

И здесь добровольное подчинение наступает с осознанием Воли Неба. А Воля Неба в Законе мироздания - это гармония мира, подоб­ная природе.

То есть главнейшая задача миротворцев ныне состоит в переходе от диалектики противоборства к гармонии мира как слажен­ной соразмерности неравновеликих политических сил со своими инте­ресами и ценностями, которых, по крайней мере, три.

По расчетам ве­роятностей небополитиков такими силами уже после 2020 года станут: Новый Вавилон, Новый халифат и Новая Орда - Евразийский союз как семья народов незападных цивилизаций.

Вывод.

Разведка будущего соединяет вскрытые намерения и возможности участников Большой игры с оценкой вероятности того не­ведомого будущего, которое поначалу видится полным опасностей, слепых страстей, рисков и издержек, и так задает нужный для планиро­вания горизонт предвидения хода событий.

Уверенность же в том, что разведка будущего в условиях глоба­лизации верно «приклонила правду от неба», определяется «воссияв­шей от земли Истиной» о том, что пророки назвали «Закон мирозда­ния», по которому большее или меньшее число актов противоборства,

имеющих самостоятельное значение в войне смыслов и нервов, образу­ют-таки целостный единый процесс, доступный ведению разведки как искусству образов и подобий.

Ведь историческая задача разведки будущего в условиях глобали­зации состоит именно в том, чтобы, опираясь на «Дух Истины, гово­ривший через пророков», высокими гуманитарными технологиями ин­когнито «приклонить правду к земле» и сопрячь свободную волю лиц, принимающих важные решения, с Законом мироздания (Волей Неба).

№ 473 bis от 31.07.16