Магомед Ахмедович Магомедов, преподаватель Школы здравого смысла при КТ ВИИЯ КА, выступление в Общественной палате РФ 10.03.17:

Уроки буржуазной революции 23 февраля (8 марта по новому стилю) 1917 года.

Прежде всего, об очевидном.

Уроки этого грандиозного события в истории России в первую очередь должен извлекать тот, кто в настоящий момент являются главным актором внутренней и внешней политики страны - а значит, Владимир Владимирович Путин.

Урок первый. Предают только свои.

Бенефициарами февральской революции предполагали стать многие – от правительств США и Великобритании до интриганов двора Его Величества, включая близких родственников монарха, высший генералитет и крупных российских промышленников и армейских интендантов, нажившихся на войне и желающих понадежнее спрятать концы в воду.

Организаторами революции стали американские банкиры, спецслужбы Великобритании и местные профессиональные революционеры – от левых социал-демократов и эсеров до правых кадетов и октябристов.

Исполнителями переворота стала толпа, состоящая из проплаченных провокаторов, рабочих и криминалитета, а также разложившихся тыловых соединений – солдат и матросов, не пожелавших возвращаться из теплых тылов в мясорубку фронтов Первой мировой.

Один из руководителей февральского переворота, лидер партии конституционных демократов (кадетов), Павел Николаевич Милюков, пишет в своих мемуарах: «История проклянет пролетариев, но она проклянет и нас, вызвавших бурю».

В ходе буржуазной революции не банкиры и купцы свергли царя и не позволили ему легитимно передать престол своему наследнику, а предавшее его ближайшее окружение, генералы Ставки и люди двора. «Суть в том, что революционеры приходят потом, когда общество потрясли или вовсе разрушили сами элиты. В 1917-м элиты скинули царя, и потом несколько месяцев победившие группы топтались, будучи не в состоянии пойти на решительные шаги по переформатированию общества, в результате чего пространство маневров сузилось в точку. Только тогда пришли революционеры, которые занялись переформатированием общества» - четко формулирует блогер ЖЖ Семенов.

Сегодня, по прошествии пары лет, в течении которых наши западные заклятые друзья безуспешно пытались экономическими санкциями взломать нашу политическую систему, можно уверенно сказать - Владимир Владимирович на отлично усвоил первый урок февральской революции. При этом западные политики, пораженные монолитной сплоченностью отечественной воровской элиты вокруг своего вождя, совсем потеряли лицо, открытым текстом призывая непонятливых (с их точки зрения) членов кооператива "Кремль" к самым жестким формам дворцового переворота. Так, читаем статью Мейера Герберта "Как решить проблему Путина", в которой автор, бывший при президенте Рейгане специальным помощником директора ЦРУ и вице-президентом Национального разведывательного совета при ЦРУ, пишет: "Если Путин слишком упрям, чтобы понять, что его карьера закончена, и из Кремля его можно вынести только вперед ногами с дыркой в затылке – нас это тоже устроит».

Урок второй. Власть нужно любить беззаветно.

Любить до конца, свирепо и бескомпромиссно. Выжигать революционеров на всем политическом пространстве. Как это делали большевики после того, как взяли власть в свои руки. И как это не сделало Временное правительство, превратившее Петроград в проходной двор для революционеров всех мастей и расцветок.

Власть нужно любить беззаветно, как цель - а не как средство. Гедонизм, желание насладиться плодами Власти неизменно приводят к ее потере. Власть есть цель, все остальное - средство достижения Власти.

К счастью для русского народа, Владимир Владимирович - не тиран-властолюбец.

Тяготясь Властью, он называл себя "рабом на галерах".

Впрочем, называл, но у же не называет.

Дело в том, что, как это ни прискорбно, сегодня во власти практически нет никого, кто был бы жизненно заинтересован в существовании, выживании России. Не говоря о компрадорах, продавших себя с потрохами Фининтерну, даже большинство членов кооператива «Кремль», главных бенефициаров сегодняшнего пира во время чумы, заинтересовано не в том, чтобы сохранить и поднять страну, а в том, чтобы выкачать из нее как можно больше ресурсов, а затем развалить ее на куски. Развал России объективно выгоден ворью, толпящемуся вокруг трона – в этом случае, после того как Россия развалится, не перед кем будет отвечать за содеянное. Их задача – убить русский народ, хозяина страны, вынести все ценности из его дома, России, и уходя сжечь этот дом дотла, чтобы уничтожить следы преступления.

Шанс замести следы есть практически у всех членов быдло-элитки, нет такого шанса у ее первого лица, В.В.Путина. Поскольку после развала России он не может рассчитывать на беззаботную жизнь ни в ближнем, ни тем более в дальнем зарубежье (пожизненного иммунитета от судебной ответственности ему, будьте уверены, никто и нигде уже не предоставит – ни на Западе, ни на Востоке). Не сможет он стать и сюзереном какого-нибудь Путланда – куска распавшейся России. Личную безопасность действующему президенту может обеспечить только нахождение у власти, поэтому в отечественном руководстве он – единственный, кто кровно, жизненно заинтересован в сохранении и усилении государства. Поэтому, вместо того чтобы продолжить уничтожение ВПК и ядерного потенциала страны, он их восстанавливает и делает все возможное для их укрепления – чем ввергает в глубокую печаль заокеанскую колониальную администрацию.

Присоединением же Крыма к России он намертво привязал весь наш славный воровской кагал к своей колеснице - к своей политической судьбе. Судьбе непростой, поскольку Путин теперь с точки зрения Запада – матерый волчара, который осмелился борзо сигануть за красные флажки. И ему придется очень сильно постараться, чтобы не оказаться очередным охотничьим трофеем в коллекции Фининтерна – между Милошевичем и Каддафи, рядом с Хусейном.

Урок третий. Не лги.

Если народ не удается накормить традиционным способом, его надо убедить в том, что он сыт. Поэтому сегодня дрессированные мики-маусы господина Эрнста, в частности г-н Киселев, успешно замещающий в голове телезрителя какое-то подозрительное, непонятное и потому скорее всего прозападное серое вещество на вполне патриотичный плодово-ягодный кисель, так убедительно смотрятся сегодня из каждого утюга страны.

Все чаще в СМИ встречаются тексты типа "Народ приветствует переход на продовольственные талоны". Не за горами появление заголовков "Народ требует вспомнить положительный опыт построения в стране системы ГУЛАГ".

Чистоплюи Временного правительства не могли в полной мере использовать СМИ - хотя бы потому, что рецепты, принадлежащие доктору Геббельсу, основоположнику теории и практики массовой промывки мозгов, один из которых звучит так: "Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней!", появятся только через поколение, на 20 лет позже.

Третий урок усвоен Владимиром Владимировичем на троечку. Столь низкая оценка связана с тем, что в стране уже родилось следующее поколение людей, которые смотрят не в телевизор, а в монитор. И видят в нем не только Дмитрия (совпадение? не думаю!) Киселева, но и других гораздо более убедительных персонажей, с которыми можно вступить в прямой диалог, цели и задачи которым не формулируются мудрецами со Старой площади. При этом жалкие попытки формирования сознания рунет-сообщества с помощью топорной работы ольгинских тролей приводят всего лишь к несварению желудка у чувствительной части рунет-аудитории.

Урок четвертый. Нет ничего более практичнее, чем хорошая теория.

Великая Октябрьская социалистическая революция 25 октября (7 ноября по новому стилю) того же 1917 года была переворотом – поскольку привела лишь к модернизации капитализма, превращению его экономики из рыночной в государственно-монополистическую. И совершили ее не «революционные солдаты и матросы» вкупе с не менее революционными рабочими и крестьянами, а профессиональные революционеры из мелких буржуев и разночинцев.

Новой формации не на чем было возникнуть – новые (информационные) средства производства в те времена еще не существовали, переворот свершился не в ходе эволюционного развития общества, а благодаря внешнему англосаксонскому финансированию.

История еще раз доказала, что любое изменение того или иного строя будет всего лишь сменой состава бенефициаров – до тех пор, пока развитие средств производства не позволит им создать совершенно иную систему управления – построить новые производственные отношения, иной социальный строй. В частности, до тех пор пока не созреют новые производительные силы, любые перевороты в стране победившего капитализма будут заканчиваться не возникновением какой-либо новой формации, а сменой бенефициаров прежнего строя, – все тем же капитализмом, возможно, в несколько модифицированном виде. То есть все будет происходить как в старом советском анекдоте про военный завод, который из соображений секретности числился заводом стиральных машин. Рабочие, горя желанием заполучить дефицитный в советское время товар, выносили с завода детали с целью собрать в домашних условиях полезное в быту устройство. Однако в результате сборки у них почему-то всегда получался автомат имени сегодня уже покойного оружейника Михаила Калашникова.

Происшедший в начале прошлого века в России переворот был исполнен управленцами, контрэлитой, продуктом перепроизводства элит – независимо от того, какой именно класс, социальная прослойка или маргинальная страта были ими для этого временно рекрутированы. И уж подавно независимо от того, как этот переворот предполагалось назвать в дальнейшем. Неважно, КТО при этом использовался в качестве пушечного мяса, – основным ингредиентом конечного блюда (основным бенефициаром) оказались все те же разночинцы (как их называет Олег Вадимович Григорьев), управленцы, представители класса политаристов (по Юрию Ивановичу Семенову), солидарные собственники государственного аппарата.

Сегодня ситуация диаметрально противоположна той, что сложилась 100 лет назад.

Появление цифровых средств получения, обработки, хранения и передачи информации дают человечеству инструмент построения нового социального строя.

В частности, технологии распределенного хранения баз данных, которые еще называют блокчейн-технологиями, уже сегодня позволяют участникам экономического процесса обходиться без посредников.

Без посредников они позволяют обходиться и участникам политического процесса, и если первое свойство блокчейн-программирования приговаривает к быстрой и болезненной смерти банки, страховые компании, рейтинговые агентства, фондовые и товарные биржи, то второе свойство, позволяющее управлять страной без посредничества бюрократического аппарата, приговаривает к уничтожения саму существующую политическую систему.

Руководитель той страны, который первым поймет это и выдернет свою страну (ценой уничтожения своих личных полномочий и властных перспектив) на первое место в мировой цивилизационной гонке навсегда останется в истории человечества.

Поскольку эта первая цифровая страна в считанные годы объединит в себе весь мир.

Сумеет ли Владимир Владимирович извлечь из революции 1917 года (похоже, все-таки уже из Октябрьской революции, столетие которой не заставит себя долго ждать) этот самый главный урок?

Время покажет.