Василий Михайлович Стефанцев Восток – 77:

- ГДЕ? -В КРАСНОВОДСКЕ, НЕ В ЯНГАДЖЕ!

(1981 – 1985. IMPRESSIONS)

СОДЕРЖАНИЕ

- КРАСНОВОДСК = ЯНГАДЖА?? ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ.

- КРАСНОВОДСК. Часть I. ЛЮБИТЕЛЯМ ГЕОГРАФИИ, и НЕ ТОЛЬКО.

1.1. А ну-ка глянем на географическую карту!

1.2. Климатологам и синоптикам.

1.3. Красноводские пейзажи и флора в нескольких штрихах.

1.4. Что там шевелится? Красноводская фауна.

1.5. Некоторые съедобные обитатели Каспия.

1.6. «Потому что без воды…», или О красных и прочих водах.

1.7. Галопом по истории Красноводска.

1.8. Местные достопримечательности и «не хлебом единым».

1.9. Чтоб народ не разбежался, или снабжение Красноводска.

1.10. Обитатели Красноводска. Национальный калейдоскоп.

- КРАСНОВОДСК. Часть II. «НЕ КОЧЕГАРЫ МЫ, НЕ ПЛОТНИКИ…»,

или о СЛУЖБЕ в ЗАКАСПИИ 1981-1985.

2.1. Между шилом и мылом.

2.2. На перекладных.

2.3. «Первая площадка»

2.4. Знакомьтесь: Учебный центр боевого применения авиации ПВО страны

(в/ч 03149).

2.5. Знакомьтесь: мы, Учебный отдел…

2.6. Вперёд и с песней! Бюро переводов.

2.7. Если баба стерва…

2.8. Потрясный Красноводск.

2.9. Ангел-хранитель?

2.10. В Днепродзержинск, срочно. В Баку проездом. Впечатления.

2.11. Янгаджа. Впечатления.

2.12. С возвращеньицем…и К станку!

2.13. Этот такой тесный мир!

2.14. Ну, настоящий мужчина!

2.15. Коллеги из Таджикистана в бюро переводов. Впечатления.

2.16. В Ашхабаде наскоком.

2.17. От всей широты русской души!

2.18. Разъехались…

2.19. В доме «по-кубински».

2.20. В ногу с модернизацией.

2.21. «Через день – на ремень».

2.22. Зябровка. Впечатления.

2.23. «Шампанское по утрам пьют…» и нововыпеченные капитаны!

2.24.Отголоски Афгана.

2.25. Ну, уж эти ливияки!

2.26. Придержи! Поддержи!

2.27. «Шорох» в Учебном центре.

2.28. Ещё раз о бюро переводов, и не только.

2.29. «Дембельский аккорд».

2.30. Приключения иракцев в Киеве.

2.31. На финишной прямой.

- ПОСЛЕСЛОВИЕ.

***

КРАСНОВОДСК = ЯНГАДЖА?? ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ.

Кому как, мне же, как имеющему непосредственное отношение к теме, (подозреваю, что не мне одному только), «режет» ухо подача каких-то фактов из бытия в военном городке Янгаджа под соусом «красноводских» - всё равно, что пребывание в Жуковском, Монино, Подольске, Солнечногорске, Дмитрове, Клину и прочем Подмосковье окрестить «московскими» приключениями… Полагаю, разница более, чем ощутима. Неправомерно было бы отказывать в подобной разнице, некогда существовавшей для переводяг, и между Красноводском и Янгаджой.

Казалось бы, чего проще… Но нередко кто-нибудь из коллег-переводчиков, упоминая в разговоре адрес своего места службы в штате или куда его заносило в командировку, произносит: «Красноводск». Однако далее часто выясняется, что Красноводск оказывался всего лишь конечным пунктом, отмеченным в «воинских перевозочных документах» (ВПД), выданных переводяге, направляющемуся в Янгаджу. Из Москвы в Красноводск «путешественника» доставлял рейсовый самолёт, следовавший из Домодедово в Ашхабад, или же паром из Баку (если добираться из Европы поездом, то до Баку). И уже в Красноводске в аэропорту или на морвокзале служивого встречал какой-нибудь «старший автобуса» со служебным автобусом от «родной» янгаджийской воинской части и в конечном счёте доставлял его в место действительного назначения – в собственно Янгаджу – учебную «точку» ПВО (sic!), что лежит в неполных тридцати километрах к юго-востоку (см. карту 2 ниже). Короче, в ту эпоху понятия «Красноводск» и «Янгаджа» были тождественны.

Ситуация оставалась бы таковой и не возникало бы «разночтений» по этому поводу, если бы в 1980г. в этой же части Западной Туркмении, в её каспийском «Приморье», не возникло ещё одно «место», ещё одна «точка», предназначенная для переобучения иностранных военных специалистов с привлечением военных переводчиков уже по иной – авиационной (sic!) тематике. Местонахождение – собственно Красноводск, 18-й учебный центр боевого применения (истребительной) авиации ПВО страны; а конкретно - Учебный отдел (с длинным названием) со штатным бюро переводов при нём; дислокация – аэродром совместного использования г.Красноводска; специализация - истребитель-перехватчик МиГ-25 (не путать с его версией разведчика-бомбардировщика – это уже Краснодар).

Так что volens-nolens с той поры возникла насущная необходимость чётко различать между собой их - Красноводск и Янгаджу- эти два мало похожих друг на друга «миров» на туркменском Прикаспии. Да, мало похожих друг на друга, начиная с разницы с просветов в погонах и в эмблемах в петлицах (также разного цвета) и наличия или отсутствия крылатой эмблемы ВВС на форменных фуражках с соответствующим кантом и заканчивая объектом перевода, уж не считая культурно-бытовые условия и проч..

В принципе этих сведений уже вполне достаточно, чтобы и те, кому довелось посетить сии специфические и незабвенные места в ту или иную переводческую эпоху, и те, у кого это к их счастью или несчастью почему-то не «сложилось», получили чёткое представление о существовавшей в 1980-х – начале 1990-х гг. разнице для переводчиков между Красноводском и Янгаджой

Более любопытные имеют возможность ознакомиться с довольно пространным изложением затронутой темы в нижеследующем рассказе. Он составлен на основе тех личных впечатлений о виденном и прочувствованном, которые ещё не успели истереться в памяти автора по прошествии добрых тридцати с лишним лет.

Сам автор рассказа, не претендующего на исчерпывающую полноту и юридическую и аптекарскую точность – бывший штатный переводчик бюро переводов Учебного отдела при Учебном центре по боевому применению авиации ПВО страны (Красноводск) в 1981-85 гг.

Повествование проиллюстрировано фотографиями, взятыми из Интернета, за которые автор этих строк приносит великую благодарность лицам их опубликовавшим ко всеобщему удовольствию.

***

↑ФОТО 1. Флаг и герб Туркменской Советской Социалистической республики

КР-urkmenistan_flag 2.gifКР ГЕРБ urkmenistan_2.gif

↑Фото 2. Флаг и герб современного Туркменистана

↓ФОТО 3. Вариант герба г.Красноводска (до 1917г.)

ФОТО 4. Герб г.Туркменбаши (бывш.Красноводск)

КРАСНОВОДСК. Часть I. ЛЮБИТЕЛЯМ ГЕОГРАФИИ, И НЕ ТОЛЬКО

1.1. А НУ-КА ГЛЯНЕМ на ГЕОГРАФИЧЕСКУЮ КАРТУ.

↓ФОТО 5. Современная (2016г.) карта Туркменистана.

1.1.1. Географическая карта свидетельствует о том, что предмет разговора – город под названием КРАСНОВОДСК в советские времена ( в эти дни – Туркменбаши), центр обширной, но редконаселённой пустынной Красноводской области Туркменской ССР в составе СССР – он расположен на восточном берегу Красноводского залива Каспийского моря, несколько южнее известного всем советским школьникам из учебника географии СССР залива Кара-Богаз-Гол. Почти строго в западном направлении, напротив через море, на противоположном берегу того же Каспия, находится столица Азербайджана – Баку, с которой Красноводск связывало регулярное паромное сообщение по маршруту, составлявшем 270 км. А с главной базой снабжения - со стольным городом Туркменской ССР Ашхабадом – город соединяло неширокое, но неплохого качества шоссе длиной около 520 км (для сравнения: от Москвы до Воронежа по шоссе 513 км).

На Красноводск по суше и по воздуху были завязаны небольшой город нефтяников Небит-Даг и несколько периферийных маленьких то ли городков, то ли посёлков к северу, востоку и югу от него: Кызыл-Атрек, Кызыл-Арват, Бекташ, Челекен, Кули-Маяк и прочие.

«Ничто не вечно под Луной» - гласит не арабская, но восточная мудрость. Вот и советское время иссякло, как песок в песочных часах (см. фото 1 выше). Когда пишутся эти строки, возник независимый Туркменистан, и Красноводск уже носит многозначительное самоназвание первого туркменского президента С.Ниязова - «Туркменбаши» (см. фото 2 выше) и не является более центром области, уступив руководство этим, современным туркменским административным языком выражаясь, «вилайетом» крупнейшему из своих соседей – вышеупомянутому регулярно сотрясаемому землетрясениями Небит-Дагу, в свою очередь также переименованному в силу роста местного национального самосознания - в «Балканабад».

На юге области, в запретной пограничной зоне на тогда советско-иранской границе, протекает река Атрек, воды которой делали местное сельское хозяйство и целесообразным, и процветающим в этом засушливом крае.

1.1.2. Незадолго до моего прибытия в сии места вокруг Каспийского моря (крупнейшее в мире озеро, однако!) кипели панические страсти: мелеет! хана морю!!

Правда, некие не в пример иным своим коллегам хладнокровные учёные, изучив размеры отпечатков листьев в близлежащих отложениях, успокаивали: полноводность данного водоёма подвержена большим, средним и малым циклам сухого климата (обмеления) и влажного климата (повышения уровня моря), оцениваемым и в 150.000 лет, и в 75.000 лет и др. А посему нет оснований для посыпания голов пеплом и вырывания волос – время существования всей человеческой цивилизации слишком ничтожно для сопоставления с такими временными отрезками, чтобы адекватно реагировать на подобные климатические колебания...

КР-камыши!!!.jpg

←ФОТО 6. Красновод-ский залив. Заросли тростника в море.

Тем не менее, самый обширный и неглубо-кий залив Кара-Богаз-Гол был назна-чен главным винов-ником в испарении каспийской влаги. За что присудили его изолировать от моря рукотворной перемычкой. Решено, спущены указивки исполнителям, сделано. То есть, сделали из залива озеро. Или лиман. А уровень воды в море в самом деле – по этой причине или какой иной – стал подниматься. Год-другой-третий… и вот уже в море, в метрах трёх-четырёх от кромки воды, кое-где оказались некоторые ветром посеянные деревья и кусты (тростник не в счёт)… И странное дело: вода морская, а растения, судя по их виду, наблюдаемому из окна железнодорожного вагона, продолжали бодро зеленеть летом!

1.1.3. Сам Красноводск расположен у обрывистого края-подножья просторного плато - в прибрежной низине и на склонах протянувшихся отдельной цепью относительно невысоких преимущественно темноватого оттенка горушек, в своё время решительно вздыбившихся к небу явно в результате некой неугомонной тектонической деятельности в недрах Земли.

↑ФОТО 7. Красноводск. Вид с юго-запада. Город на берегу и склонах горной цепи (тёмного цвета). В углу справа – «Гора» (обрыв, которым заканчивается плато восточнее и южнее города; на плато расположены аэропорт, аэродром и то, что сохранилось от нашей воинской части)

Максимальная высота чемпиона среди этих «обжитых» высот немногим более 180м (см. цепь гор тёмного цвета на фото 7). А вот с южного и восточного направлений над городом нависает высокий обрывистый край плато; высота видимой на фото 7 справа вершины – порядка 245м.

Автор по роду службы не очень вникал в жизнь Красноводска и его обитателей. В силу этого у него сложилось представление, что этот город в основном делился на собственно «Город» и «Черёмушки».

«Город» - это от Красноводского нефте-перерабатывающего завода вниз по улице 1-го Мая к морю и далее – центральная и старая часть города - вдоль морского побережья. «Черёмушки» (район когда-то новой застройки) - на возвышении (см. фото 7 – седловина почти посередине между гор тёмного цвета).

За перевалом находился район ГРЭС и, если память не изменяет, смыкающееся с Красноводским нефтеперерабатывающим заводом (далее КНПЗ) подобие промышленной зоны в сочетании опять же с жилыми кварталами. Несомненно, в восприятии тех, кто постоянно жил в городе и был в курсе местных реалий, деление города было иным, более подробным, по кварталам с указанием их номеров...

Склоны вышеупомянутого горной цепи по обе стороны застроены по большей части жилыми зданиями (см. фото 8 ниже), невысокими (местность сейсмоопасная), чаще всего из блоков местного камня – так, что они местами гармонично сливались с фоном гор и грунта. На южных склонах упомянутой горной цепи имелись русское и казахское кладбища.

КР-КОМЕНДАТУРАвид на гостиницу.jpg

←ФОТО 8. Красноводск. Улица от вокзала к городскому рынку У левого края зелёной ограды (в левой части фото) торец одноэтажного здания в светлой побелке и под крышей из кровельной жести: военная комендатура в 1980-е гг.

↑ФОТО 9. Красноводск. На переднем плане: морвокзал (паромы). Справа: железная дорога и шоссе ( в Янгаджу и в Ашхабад) на подошве «Горы». Средний план: старая часть города и военно-гражданский порт. Задний план: на склоне седловины – Черёмушки, за перевалом – ГЭС, промзона и часть жилого города; на склонах кряжа вправо от седловины: русское и казахское кладбища; в верхнем правом углу – нефтепере-рабатывающий завод, за ним (невидно) Ущелье(дорога на «Гору» - в аэропорт и учебный центр авиации ПВО страны). Ниже нижнего обреза (не видно): мыс (пос. Уфра, Казах-Аул, нефтехранилища).

КР С ВЫСОТ 245М.jpg

↑ФОТО 10. Красноводск. Вид с высшей точки «Горы» - 245м. На заднем плане - залив, полоса берега с Авазой в крайней левой точке (пляжи, дачи, рыбаки, осетрина).

КР- вокзал!!.jpg

↑ФОТО 11. Красноводск. Вокзал в наши дни.

1.1.4.Если стоять лицом к вокзалу (см. фото 11) (поезд «Ташкент-Красноводск» и обратно), то вправо дорога вела мимо Почты (по правой стороне – см. фото 12 ниже) и комендатуры (по левой стороне) к Центральному городскому рынку (базару) где встречались дороги из Города и из Черёмушек).Там же была и автостанция, то есть, конечная остановка городских и пригородных автобусов (например, Казах-Аул) и маршруток. За рыночной площадью свернуть к морю – Набережная с посадочными местами для отдыха, в том числе с люля-кебабами и шашлыками под сенью жидковатых сосен).

←ФОТО 12. Главная почта и улица, ведущая к коменда-туре и центральному го-родскому рынку (вокзал -

- за левым обрезом фото (не видно).

1.1.5. А ответвление дороги от вокзала налево (см. фото 13 ниже) вело мимо местной достоприме-чательности – панельной гостиницы «Красно-водск» в четыре этажа (выше не строили из-за сейсмической опасности)– по подошве плато – и через железнодорожные пути к морвокзалу, обслуживавшему паромную переправу Красноводск-Баку (см. фото 15 ниже), и далее на уходящий в Красноводский залив мыс, где пос. Уфра, пос. Казах-Аул и нефтеналивные терминалы (см. фото 16 ниже).

↓ФОТО 13. Гостиница «Красноводск» (слева), дорога в порт, на заднем плане нависает вершина 245м, за которой скрывается начало взлётно-посадочной полосы аэродрома «Красноводск».Справа – привокзальная площадь между гостиницей, вокзалом справа (не видно) и Домом культуры нефтяников слева (не видно, кроме тротуара, ведущего к нему).

↑ФОТО 14. Красноводск. Вид на «Гору» со старинного рисунка.

↑ФОТО 15. Красноводск. Морвокзал и паромы у подошвы плато («Горы»). Продолжение вправо – см. на след. фото.

↑ФОТО 16. За железнодорожными путями мыс: пос. УФРА, часть Красноводского залива и нефтехранилища на заднем плане. Ниже нижнего обреза (не видно) – подошва «Горы».

1.1.6.В городе имелись символические ворота в Среднюю Азию, обозначенные двумя столбами(см. фото 17 и 18 ниже).

↑ФОТО 17 и 18. Красноводск. Ворота в Азию –«тогда» и в наши дни.

↑ФОТО 19. Красноводск. Вид на морской порт и пограничные катера (в центре) и Черёмушки (в глубине).

↑ФОТО 20 . Красноводск. Порт.(Со старинной фотографии).

ФОТО 21. Красноводск. Центр города. Советские времена. Вид в северном направлении. Городские кварталы и портовые сооружения.

↑ФОТО 22. Красноводск. Центр города. Советские времена. Вид в южном направлении. Городские кварталы и далее вид на порт и паром (морвокзал). На заднем плане – Уфра и нефтехранилища.

1.1.7. Местный аэропорт, авиагородок, кладбище авиатехники, туркменское кладбище и наша войсковая часть, то есть, Учебный центр боевого применения авиации ПВО страны, находились в стороне – на самом плато, над городом, отгороженные от моря каменистой стеной высотой под 250м (см. фото 23 и 24 ниже), потому и именовалась в народе эта возвышенная (не в смысле чувств) местность «Гора».

ФОТО 23. Красноводск. Вид из центра города на обрывистый край плато. Сзади гребня высот - «Гора», т.е., плато, расположенное существенно выше уровня города- на 3/4 - 4/5 от высоты края гористой «стены»(см. фото13).

↓ФОТО 24. Красноводск. «Гора». Вид на те же высоты (см. фото 23) с обратной стороны - со стороны плато

КР-ВЗГЛЯД НА ПЛАТО.jpg

↑ФОТО 25. Красноводск. «Гора». Вид с одной из вершин гребня высот. У правого обреза видна часть низины с городом – для сравнения перепада высот.

На «Гору» из города вела дорога, хорошая, но с крутым подъёмом на границе равнины и плато у нефтеперерабатывающего завода. Этот подъём был бы ещё круче и, скорее всего, непреодолим для транспорта, если бы не был пробит в крутом склоне плато узкий и глубокий, но более умеренный по крутизне проход (см. фото 26 и 27 ниже), по слухам, руками японских военнопленных, обитавших поблизости в каменоломнях. Этот проход, получивший в народе название «Ущелье», обеспечивал автотранспортное сообщение(гололедица – явление достаточно нечастое) между Городом, в нижней части (см. фото 27 ниже), с и аэропортом и «Горой» вообще, в верхней части.

←ФОТО 26. Красноводск. Вверх по Ущелью из города на «Гору». Надо же –

- разметку сделали и столбы освещения установлены! Мы обходились без этого.

КР-Ущел выезд вниз.jpg

↑ФОТО 27 . Красноводск. Вниз по Ущелью с «Горы» в город.

На заднем плане нефтеперерабатывающий завод и далее – начало города.

1.1.8. На юг, запад и север виды с плато открывались на цепи пологих холмов и лощин в некотором отдалении, всё того же песочного цвета и в тёмных точках кустиков растительности, где гуще, где реже. В этой местности «за городом» проживали по преимуществу казахи, занимавшиеся овцеводством.

←ФОТО 28. Природа и населённый пункт в окрестностях Красноводска.

Забавно! Некоторых моих «однополчан» такой «ландшафтный дизайн» откровенно удручал и вызывал у них «фу!». Однако тот, кому выпало провести детские годы среди подобных по форме холмистых, хотя – в отличие от красноводских пейзажей - обильно поросших разнотравьем и ковылём степей, скорее всего будет воспринимать красноводский ландшафт спокойно: даже монотонный, «неинтересный» характер безлесой земной поверхности при созерцании её РАСПАХНУТОСТИ взору от горизонта до горизонта не может не способствовать возникновению где-то там, внутри себя, ощущения такой же раскрепощённости, такой же распахнутости, а, значит, свободы. Очевидно, это именно то, что в русском языке называется «привольем» и «раздольем».

1.2. КЛИМАТОЛОГАМ и СИНОПТИКАМ.

1.2.1. Близость к морю делает прибрежный климат достаточно влажным, чтобы также прибрежная местность имела вид всего-навсего полупустыни. На песочного цвета фоне поверхности грунта в основном из слежавшейся каменистой крошки, местами пескообразной или вовсе присыпанной песком, разбросаны достаточно многочисленные тёмные кочки – кустики какой ни есть растительности. Осадки (дожди, снега, грозы)? Немного. Зато много безоблачных дней. А это в сочетании с близостью Кара-Богаз-Гола как «помойки» в самый раз способствовало организации там учебного центра авиации ПВО со стрельбами и падением сбитых мишеней в рассол упомянутого залива. А в сочетании с мягкими зимами Красноводск использовался как тренировочная база в зимний период для сборных команд парашютистов и гребцов. Закончив тренировки на аэродроме нашего Учебного центра, парашютисты давали для публики показательные выступления: построения и составление фигур в воздухе, приземление на точность, десантирование с малой высоты (как практиковалось в Афганистане)…

1.2.2. Воздух в местных атмосферах? Как правило, он достаточно сухой, особенно летом; редко когда при ветре с моря на сушу дыхание становилось ощутимо тяжелее, что свидетельствовало об аномальном повышении атмосферной влажности…

…Зимой температура колебалась около нуля или не намного выше или ниже. А вот в конце декабря – в январе зимой 1981-82гг. градусник с утра показывал иной раз минус семь, минус девять, минус шестнадцать, минус двенадцать при сильном ветродуе. Зимняя погодная АНОМАЛИЯ.

Летом же к июлю температура доходила до плюс сорока в тени и немногим выше.

Климат Красноводска

Показатель

Янв.

Фев.

Март

Апр.

Май

Июнь

Июль

Авг.

Сен.

Окт.

Нояб.

Дек.

Год

Абс. максимум, °C

20,7

22,3

29,0

36,0

40,7

41,9

44,7

42,9

43,5

33,4

28,1

24,7

44,7

Сред. максимум, °C

7,5

8,7

13,1

19,9

25,8

31,6

34,6

34,5

29,3

21,5

14,2

9,1

20,8

Сред.t, °C

3,3

3,9

7,7

13,7

19,5

25,1

28,2

28,0

22,7

15,4

9,3

4,9

15,1

Сред. минимум, °C

−0,3

−0,2

3,2

8,5

13,6

18,9

22,2

22,0

16,7

10,0

5,0

1,2

10,1

Абс. минимум, °C

−21,5

−21,9

−12,6

−2,6

2,7

6,6

14,1

10,2

3,3

−2,9

−12,1

−16,3

−21,9

Норма осадков, мм

12

13

17

16

9

3

2

5

5

11

19

13

125

Температура воды (данные за 1977-1991 года)

Показатель

Янв

Фев

Мар

Апр

Май

Июн

Июл

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Год

Абс. максимум, °C

7,9

9,5

15,5

20,6

24,8

27,7

30,8

30,3

29,1

23,5

17,5

13,0

30,8

Сред.t, °C

3,6

4,4

8,9

15,0

19,2

22,6

25,9

25,3

22,5

16,6

10,8

6,1

15,1

Абс. минимум, °C

−1

−1,1

2,9

6,4

13,0

16,5

17,6

19,4

16,0

5,3

3,2

−0,6

−1,1

↑ФОТО 29. Красноводск. Таблица температур.

1.2.3. Естественно, что при таких погодно-климатических условиях шинели носили с конца ноября-начала декабря по конец марта-середину апреля, не стесняясь присутствия на головах зимних шапок; тех, кто ходил зимой в фуражках, местный военный люд обзывал «москвичами» (в отличие от местных служивых, подобный фуражечный форс был присущ обычно визитёрам из Москвы).

Местный же «шик» заключался в шитье на заказ в каком-нибудь ателье за четвертной (25 руб. – приличная сумма при минимальных зарплатах в 40-60 руб.!) форменной фуражки-«аэродрома» (с гипертрофировано широким верхом) вместо соответствующей уставам и выдаваемой со склада или продающейся рубля за три с лишним в «Военторге» обычной военной фуражки, более удобной в обращении и более устойчивой на голове к порывам ветра.

Что касается хождения на улице в кителях, то оно совершалось дважды в год: с конца марта по середину мая и с конца октября по конец ноября. Между означенными периодами – в рубашках (по правилам тех времён - с длинными рукавами и при галстуке). Брюки же – одни и те же – находились в носке круглый год, вследствие чего уже через год в глаза бросался контраст между форменными брюками, выгоревшими на солнце до выраженного желтого оттенка, и кителем, пока ещё сохраняющим свой первозданный оливковый цвет, благодаря «щадящему» ношению.

Забавно! Ещё в те годы седые ветераны военной службы поведали, что когда-то в южных округах полагались к ношению в летний период рубашки с коротким рукавом – «мобутовки» (был в 60-е гг. в Конго (Киншасса) (ныне Заире) такой президент – Мобуту). И что якобы прибыл в южные широты некто «ба-альшая шишка» из арбатского военного округа, от рождения рыжий с нежной кожей. Естественно, его персональные оголённые руки сильно обгорели на солнце на данной широте…Топнул ногой «шишка»… С тех пор на «югах» военнослужащие были приравнены к нежнокожим «рыжим» с соответствующим удлинением рукавов летних форменных рубашек

Что касается «гражданских» рубашек с коротким рукавом, то в них ходили до середины октября, а то и позже – год на год не приходится; затем ненадолго сменяли их на длинный рукав – и в кители, плащи, шинели...

Интересно? «Всё хорошо, прекрасная маркиза»? См. далее раздел часть II. 2.21.

Любопытно! Если доводилось бывать в Москве в разгар лета, то в московском воздухе лично не доводилось в июле ощущать себя «жарко» в рубахах с длинным рукавом. В то же время солнечный свет казался несколько «приглушённым», как если бы в комнате вместо лампочки на 150 Вт «вкрутили» 100-ватную: на широте Красноводска инсоляция (и яркость светила) была ощутимо интенсивнее.

Кроме того, поговаривали, что в красноводской атмосфере кислорода содержалось процентов на 15 ниже нормы – так оно или не так, но летом в отпуске после Красноводска на московской даче, в окружении зарослей буйствующей зелени, иногда слегка кружилась голова ещё до «принятия» – от непривычного избытка кислорода?

1.3. КРАСНОВОДСКИЕ ПЕЙЗАЖИ и ФЛОРА в НЕСКОЛЬКИХ ШТРИХАХ.

1.3.1. Почва, или грунт в этой местности – и песок, и плотно слежавшаяся мельчайшая каменистая крошка песчаного цвета, копать которую лопатой поглубже, как правило, и мягко говоря «замучаешься», да и затратно - требуется отбойный молоток.

↑ФОТО 30. Один из типичных пейзажей окрестностей Красноводска.

Всемирная миссия растительности – захватить и освоить как можно больше пространства. Пустыня – не исключение. Среди невысоких чахлых кустиков растительности выделялась бодрым зелёным видом действительно колючая «верблюжья колючка», явно имеющая в Алжире какую-то свою родственницу с ещё более мощными шипами. Во время цветения туркменской верблюжьей колючки на шипах краснели лепестки миниатюрных цветков - словно мелкие капельки алой крови, оставленные кем-то на злых шипиках (см. фото 31 и 32 ниже). Мы иногда со скуки заваривали ветки этого растения вместо чая – якобы полезно? Скорее – от нечего делать.

↓↓ФОТО 31 и 32. Верблюжья колючка и её цветение↓.

И вот на этом бесплодном на вид грунте советские корейцы впоследствии снимали удиви-тельно щедрые урожаи лука и иных овощей близ Красноводска, когда туда по трубам подвели воду из Каракумского канала!

1.3.2. В самом городе, на улицах и во дворах, росли привезённые откуда-то и посаженные деревья, в основном знакомые мне ещё по засушливому степному Крыму: родственник осанистого вяза –сверхнеприхотливый карагач, маклюра (см. фото 33 ниже), иногда белая акация (она же робиния лжеака-ция, поскольку к акациям отношения не имеет)…

ФОТО 33. Дерево «маклюра». Плоды.

...Во дворике учебного отдела нормально чувствовали себя молодые деревца шелковицы…На городской набережной уверено тянулись вверх чахловатые натуральные сосны. В частных двориках выращивали кто что по своему разуменью и фантазиям, встречались и плодовые, например, роскошные кусты граната, прекрасно смотревшиеся в пору цветения и созревания плодов (см. фото 34 ниже).

КР-цветок граната.jpgФОТО 34. Цветки и завязь граната.

Естественно, не обходилось без цветочных насаждений- и в городе, и во двориках одноэтажной 1-й площадки, и во дворике учебного отдела неплохо себя чувствовали себя скрашивавшие монотонность «колера» окружающего пейзажа цветики-цветочки...

КР-мальва.jpg

↑ФОТО 35. Красноводск. Мальва, она же Шток-Роза. Хвала Богу, что он создал такое, что вопреки всему радует глаз в мире чахлой сухости!

Растительность горожане ценили: хочется верить, что не от лени, а из любви к живому никому не приходило в голову выковырять с корнем деревца карагача, даже если и росли они самосевом прямо из пола балкона на втором этаже жилого здания в центре города или между ступенек крыльца городской библиотеки, откровенно разрушая своими корнями архитектурные элементы… Тут нельзя не отдать должное городским службам, со всей добросовестностью относившимся к поливу зелёных насаждений дефицитной пресной водой из автоцистерн, разъезжавших по городу в летний период.

Забавно! Произраставшие за пределами населённых пунктов деревья и кусты выглядели, как и в крымской степи, вроде бы«не к месту», привнесёнными извне «чужаками», вызывали ощущение внешнего вмешательства в местную природу.

1.3.4.имелась своя, Красноводская ГРЭС 1964г. сооружения (см. фото 36 ниже):

←ФОТО 36. Красноводская ГРЭС.

Это предприятие, кроме электриче-ства, производило немало тепла, что позволило местному цветоводу-любителю разбить там впечат-ляющий розарий (вспомним песни 60-х гг.: «И на Марсе будут яблони цвести»), а в тёплой воде, сливаемой из ГРЭС в море по специальному каналу, можно было купаться круглый год.

Забавно! В районе 3-го участка (микрорайон города) бродили по улицам голодные коровы и обгладывали ветки деревьев, насколько могли дотянуться. Что касается главного источника питания этих жвачных крупнорогатых, то он представлял собой содержимое мусорных урн. Мы шутили: привези такую не знакомую с травой корову в Россию и выставь её на лужайку – она будет по колено в траве искать помойку с арбузными корками и газетами и в конечном счёте сдохнет с голоду.

В нашем Учебном центре тоже держали коров (молоко для детей военнослужащих – натюрель 100% - завидуй, XXI век!!); для их питания специально с «большой земли» завозилось сено в тюках. При советской власти подобное было реально, ибо лозунг «лучшее – детям!» работал.

1.4. ЧТО ТАМ ШЕВЕЛИТСЯ? КРАСНОВОДСКАЯ ФАУНА.

1.4.1. Энтомологам. В районе микрорайона Первой площадки, выйдя на балкон или усевшись на унитаз с совершенно миролюбивыми, не говоря интимными, мыслями, можно было заполучить укус скорпиона.

Любопытно! В полупустыне близ города водились скорпионы (см. фото 37 и 38 ниже). Но маленькие, янтарного цвета, иногда жалившие жителей самых высоких в сейсмоопасной местности – четвёртых – этажей на балконах и на унитазах; солдаты к «дембелю» засовывали этих ракообразных в спичечные коробки и держали их там, пока те не погибали сами по себе (ходили слухи – от «самоубийства»), затем заливали мёртвых жёлтых скорпиончиков эпоксидной смолой янтарного цвета – и получали подобие кулона из янтаря.

↑↑ФОТО 37 и 38: жёлтые скорпионы из приморской зоны ; ↑Фото 39: пустынный чёрный скорпион.

В отличие от здоровенных, наверное, с ладонь, чёрных скорпионов – обитателей внутренних районов туркменской суши, попадавшиеся на глаза ядовитые ракообразные приморской зоны были весьма мелки и особой опасности собой не представляли.

Один из «долгожителей» Янгаджи поведал, что был укушен ими несколько раз: первый скорпион оказался в ботинке, второй свалился с деревца за воротник, третий тяпнул за палец, когда хозяин рылся в вещах в гараже... с четвёртого укуса организм перестал реагировать на скорпионий яд...

1.4.2. Несколько более агрессивными проявляли себя бесстрашные пауки-фаланги (см. фото 40 ниже). Им ничего не стоило в любой момент прекратить убегать от человека, развернуться и атаковать его (притом, что они умели неплохо подпрыгивать в высоту). В темноте фаланги лезли на свет, стремились проникнуть через щели в помещения…Поэтому первейшее действие по утрам при вхождении в учебный класс заключалось в выполнении мер предосторожности - отряхивании указкой занавесок, поскольку существовала вероятность того, что во время занятия оттуда тебе на голову или плечо могла прыгнуть фаланга. Бог фаланге яда не дал. Однако сие восьминогое, питаясь падалью, при укусе может занести всякую заразу и трупный яд в организм с соответствующими болезненными последствиями.

←ФОТО 40. Паук-фаланга. В окрестностях Красноводска большинство фаланг было зеленоватого цвета и не очень крупные.

Забавно! Будучи посаженными в банку, фаланги поначалу пытаются разбежаться в разные стороны по окружности донца. Поняв, что, как ни бегай, встреча неизбежна, они в конце концов останав-ливаются напротив друг друга, принимают боевую стойку и замирают… Далее, через несколько мгновений, следует дуэль американских ковбоев: кто кого опередит… Каждый из противников стремительным броском вперёд атакует своего визави и, обладая четырьмя крепкими челюстями, впивается ими в челюсти оппонента напротив.

Побеждает тот, кто успеет первым начать откусывать челюсти у соперника, тем самым лишая его боеспособности. Вот откушена похожая на заострённую часть клювика первая челюсть – всё, исход схватки для потерявшего её однозначен: кранты! Далее очередь второй челюсти, третьей, четвёртой - и начинается пожирание того, кому не повезло в единоборстве: сначала голова, затем шея, брюшко – налево и направо отваливаются ножки, очевидно, несъедобные…Толстобрюхие самки обычно побеждали тощих самцов…На эту природную агрессивность фаланг не влияло даже искусственно созданное в барокамере давление воздуха, соответствовавшее высоте 30 000 м, на которой мухам не суждено было летать, разве что ползать, при этом беспомощно махая крыльями в «безвоздушном» пространстве...

При взгляде на помещённое выше фото ради справедливости надо отметить, что большинство красноводских фаланг имели зелёную окраску и не отличались столь крупными размерами.

Что касается рациона пасущихся барашков и овечек, то эти мелкорогатые отнюдь не брезгуют ни скорпионами, ни фалангами: удар копытцем – и раз! протеины в рот. Говорят, баранина от подобной белковой пищи якобы становится только вкуснее.

1.4.3. Тараканы.

В Красноводске тараканы, о которых никто нигде не ведёт и речи, скорее всего, входят в тройку главных городских достопримечательностей.

Забавно! Вообще насекомые многочисленны в этих краях и явно обладают неудержимой тягой к внедрению в человеческие жилища. На тараканов-прусаков многие устали обращать внимание. Они возникали из ничего и исчезали (на короткое время) в никуда, чтобы вновь появиться. Их не очень смущал дневной свет или перспектива поселиться и комфортно жить в холодильном отделении обычного холодильника (!).

Однажды у меня глаза чуть не вылезли от удивления: прусак бегал под стеклом шкалы магнитолы! Пшикнув в отверстия аппарата, а заодно почему-то и в будильник «дихлофосом», я снял заднюю стенку корпуса магнитолы… вместо одного высыпалось полсотни(!) дохлых прусаков! Из любопытства «вскрыл» будильник… и там без них не обошлось…

Забавно! …В одно из утр коллега (сосед по комнате в гостинице) пожаловался, что ночью кто-то кусал его за ухо, он повернул голову и открыл глаза – и увидел на подушке непонятного гигантского таракана, который тут же с немыслимой скоростью скрылся из вида. «Да ну!»,- сказали мы с сомнением - и забыли об этом.

…Вскоре после этого у меня случился приступ бессоницы…

…Из окна на стену у кровати пробивался тусклый свет уличного фонаря, и по стене время от времени с дивной скоростью – метра два-два с половиной в секунду - проносилось одно-два-три пятнышка-тени… Ни малейшего звука при этом…По идее, тени с улицы… Но что это могло быть столь «скоростное» уличное, хаотично перемещающееся в свете фонаря??

Вдруг глаз уловил, как по полу в лунном свете пробежал действительно небывало здоровенный таракан… Он остановился у Гениного прикроватного коврика и выгнул свою тараканью башку кверху, как бы разглядывая, что это там такое там лежит на кровати…Я медленно взял тапок, примерился и резко метнул – и надо же! Цель была поражена наповал «с первого выстрела» и «отдыхает», распростёрнув в стороны не понятно откуда взявшиеся крылышки(?)! Что ж, с Гены стакан: утром он познакомится с хладным трупом своего наглого обидчика…

По-прежнему не спалось… Вдруг послышался едва уловимый хруст в углу… Что такое? Не поленился привстать в постели и полюбопытствовать… И что же? ещё один такой же здоровенный тараканище с крыльями грыз клейстер с отставших от стены обоев! 2:0 в нашу пользу… Тут уж захотелось плотнее заинтересоваться и стремительно носящимися по стене беззвучными «пятнами-тенями»… Оказалось, главное – замереть и не двигаться… 3:0, 4:0… 7:0… 11:0… и т.д… Пока не сморил сон.

Утром веник подвёл «итог»– в совке для мусора 36 летучих тараканов – из тех, которые ночью носились по стене или лакомились клейстером!

Коллеги, проснувшись, таращили глаза: никто из нас не подозревал о существовании такого числа экзотических соседей в нашем скромном «номере»!

Несколько позже путём атаки с применением «дихлофоса» выяснилось: само тараканье гнездо находилось в одном из отверстий под кронштейны крепления батареи отопления, которые военные строители, естественно, «забыли» заделать…

Откуда такая тараканья живность с крыльями? Своя, туркменская? Возможно. Но, по-моему, такой вид тараканов – крылатых - называется «американским». Вероятнее всего, были завезены нашими «южными» гостями – на Ближнем Востоке и в Северной Африке этих летучих тараканов хоть ж*п*й ешь!

1.4.4. Лепидоптеристам. Русские люди есть люди, и при многих двориках при разбросанных по территории аэродрома зданиях были разбиты скромные цветнички из засухоустойчивых цветочных растений: мальва, тагетисы, календула… там заботливо поливали эту поднимающую настроение живую радость, борющуюся с засухой и вообще с понятием «пустыня»…Поскольку и нектар, и влага были доступны круглосуточно, то, естественно, заводились бабочки… Крапивницы, махаоны, ещё кто-то… Порхали туда-сюда во дворике или вдоль стены всего-то каких-нибудь две-три относительно постоянные, «штатные» особи... Всего-то!

Любопытно! Довелось как-то летним утром посетить одну аэродромную службу – идти пешком километра полтора в одну сторону (на аэродромах при длине ВПП более 3,5 км расстояния между объектами, порой, измеряются не одним километром). Обошёл «водовозку», зачем-то остановившуюся посреди этой грунтовой дороги – как принято у советских автомашин этой специализации, с неё на дорогу беспрестанно, как из дырявого ведра, стекали струйки воды…Минут через 20 иду обратно – и вдруг вижу вдали на дороге странное загадочное белёсое пятно, ни по форме, ни по окраске которого не определить, чем же это могло бы быть. Уже оказавшись достаточно близко, увидел картину: «водовозка» уехала, но на том месте, где она стояла, образовалась лужица; вода уже ушла в грунт, но почва оставалась сырой, и вот на этом мокром пятне собралось добрых две сотни, а то и более, причём исключительно одних белых бабочек-махаонов (см. фото 41 ниже); они плотно, стоячее крыло к стоячему крылу, усеяли собой эти какие-то полтора квадратных метра площади, и каждая из них запускала хоботок куда-то под мокрые комочки почвы и что-то там им выуживала, против обыкновения, не обращая внимания на прохожего. Картина напоминала распростёртое по земле белое махровое полотно из слегка шевелящихся бабочек!

←ФОТО 41. Бабочка «Махаон». Демонстрирует свои «прелести».

Эти бабочки не собираются в стаи наподобие саранчи. Раз слетелись со всех сторон к луже за добрый километр от ближайшего кустика мальвы в таком количестве, то их, во-вторых, оказывается, обитает немалое, не заметное для глаз множество в этом в разгар лета обжигаемом палящим солнцем жёлтом и кажущемся бесплодным бескрайнем пространстве, лишённом, на первый взгляд, даже гипотетических источников нектара…Однако, и это во-первых, самое поразительное - то, как эти хрупкие «безмозглые» насекомые умудрились «унюхать» молекулы случайно пролитой влаги на столь не мыслимых относительно их размеров расстояниях и определить местонахождение?!

Вопрос №3: почему лужу в то же время «проигнорировали» крапивницы и прочие немахаоны?

1.4.5. Герпетологам. Как без пресмыкающихся! Изредка «в поле» встречались небольшие варанчики. Гораздо больше попадалось змей.

Змеи - разнообразные, опасные и нет – даже летом по совсем не прохладным ночам они выползали греться на пышащий накопленным за световой день жаром асфальт дорог, и, идя по утрам на работу 900 м от 1-й площадки до КПП, можно было от нечего делать считать количество невезучих пресмыкающихся, по которым ночью проехались колёса дежурного автотранспорта... Хорошо, что «зелёными» в Красноводске не пахло – иначе задолбали бы нас протестами!

Забавно! Однажды утром, в выходной день, мы с коллегой вышли из военной гостиницы – той, что возле военного госпиталя в Черёмушках – прогуляться от нечего делать... Не торопясь, шли и беседовали – как вдруг приятель рванул меня за плечо назад, да так, что я чуть не приземлился на пятую точку: «Смотри под ноги!»

←ФОТО 42. Эфа.

Действительно, в метре или чуть больше передо мной, панически извиваясь, на максимальной скорости ползла змея; при этом она издавала шипение, отчего её голова выглядела более плоской, чем обычно. Характерная окраска, небольшой размер – однозначно эфа. Если бы дело было где-нибудь «в поле», то мы с ней мирно разошлись бы. А тут дворик, окружённый жилыми домами, в десяти метрах детишки бегают, играют, в пяти метрах женщина бельё развешивает на верёвках…Пришлось, «скрипя сердцем», найти камень поувесистей и «ликвидировать» опасного пресмыкающегося, на свою беду оказавшегося не в том месте...

1.4.5. Орнитологам. Местность исключительно богата на горлиц и удодов (см. фото 43 и 44 ниже).

ФОТО 43. Горлицы

↑ФОТО 44.Удод. ↑ФОТО 45. Майна.

По весне пели какие-то не соловьи, песенка покороче, попроще, но тоже мастера-свистуны, которые куда-то потом девались. Майны?(см. фото 45)

По весне и осени страстного охотника хватил бы удар от созерцания такого обилия перелётной дичи: лебеди, утки («качкалдáки» - мест.), гуси, кулики, цапли, журавли

←ФОТО 46. Лебеди и утки на отдыхе.

Или когда в сгустившихся вечерних сумерках в поисках места для посадки и ночёвки пролетает клин переговаривающихся между собой здоровенных гусей – всего в каких-то метрах семи-десяти над твоей головой…

ФОТО 47 . Лебеди↓.

↓ФОТО 48 . Красноводск. Залив. «По качкалдаку дробью пли!»

КР-дробью по качкалдаку.jpg

1.4.6. Зоологам. Где-то по полупустыни бегали зайцы – объект охоты. Иногда в населённые пункты, несмотря на обилие бродячих собак, по ночам наведывались лисы

←ФОТО 49. Тушканчик.

Кое-где можно было увидеть крысообразных тушканчиков, задними лапами и скачкообраз-ными движениями похожих на кенгуру (см. фото 49).

А суслики? Эти родственники милых русскому человеку белок распространены в огромном множестве в краях, о которых идёт речь.

ФОТО 50. Суслик.

Любопытно! Лично у меня создалось впечатление, что местные суслики пребывают в спячке чуть ли не 10 месяцев в году. Окрас своеобразный: обычно рыжевато-сероватый, но иногда можно было наблюдать особей от почти чёрно-коричневых до почти белых с редкими пятнами. Бог весть, чем питаются в бесплодной полупустыне.

Очевидно, от однообразия и скуки, царящих в этих краях, эти грызуны отличаются небывалым любопытством. Срезая расстояние до нужной точки, идёшь по «бездорожью» - и натыкаешься то здесь, то там на суслика у норки. Когда расстояние до суслика сокращается метров до 2,5-3, он из стойки «стоя столбиком» переходит к стойке «на четырёх полусогнутых», мордой почти в самую норку, принимая позу «низкого старта» у входа – и продолжает наблюдать за пешеходом своим блестящим крысьим чёрным глазом. Если при этом свистнуть – дернется вперёд, ещё раз свистнуть – снова дернется вперёд, но с места так и не сдвинется… и в норку юркнет, только если расстояние станет меньше приблизительно метров двух-двух с половиной. Чтобы «добыть» суслика из норки, было достаточно полутора обычных вёдер воды и обычной в те времена хозяйственной сетки-авоськи. Всего-то делов!

По причине распространённости в обилии грызунов в данной местности в Красноводске существовал «противочумный отряд». Когда меня туда направили в 1985г., чтобы сделать прививку в связи с выездом на Зарубежный Восток, оказалось, что все сыворотки давно просрочены… Я клятвенно пообещал чумой не болеть, и справку под честное слово выдали.

1.5. НЕКОТОРЫЕ СЪЕДОБНЫЕ ОБИТАТЕЛИ КАСПИЯ.

1.5.1.Каспийское море для Красноводска по своему значению явно не дотягивало до значения Нила для Египта, и тем не менее… В водных пучинахкрупнейшего в мире озера немало чего водилось: каспийская нерпа (она же тюлень и древний родственник медведей – см. фото 51 ниже), любительница солёных вод в отличие от пресноводной байкальской родственницы, тоже живущей в озере. Сардинки, шедшие на «кильки». Крупная сельдь – знаменитый каспийский залом…

ФОТО 51. Каспийская нерпа.

1.5.2.Довольно крупные полупрозрачные, словно стеклянные, морские раки (см. фото 52 и 53 ниже), которых уже в 80-е выживали неведомо откуда взявшиеся в Каспиис такими же полупрозрачными стеклоподобными панцирями крабики.

«»,

ФОТО 52 и 53. Каспийский рак.

приехавшие «зелёными» лейтенантами в Красноводск ещё в 50-е годы, рассказывали, что в те времена после шторма люди выходили на берег и собирали раков вёдрами. Ходили слухи, что где-то под Красноводском существует «рачий заповедник» и что его продукция якобы уходит на экспорт за валюту…

КР-рыбкомбинат.jpg ФОТО 54. Красноводск. Рыбокомбинат.

КР- сейнеры.Бочки.jpg

ФОТО 55. Красноводск. Рыбокомбинат. Сейнеры и будущие «кильки в томате».

1.5.3. Вобла. Пожалуй, по важности среди каспийских морепродуктов делит второе место с заломом после осетровых (хотя – мало кто знает – в Каспии обитают и лососёвые). В городе был свой рыбообрабатывающий комбинат, но не припомню, чтобы мне на полках магазинов доводилось видеть его продукцию. Разве что, «кильки в томате»?Подозреваю, что завод изготовлял широко известный в узких кругах деликатес - консервированную воблу,

ФОТО 56. Вобла вяленая копчёная.

причём главным образом для ВМФ. Ну, а мы «разживались» этой исключительно ароматной и столь же аппетитной рыбкой в обмен на довольно кусающуюся сумму, благодаря которой можно было стать обладателем деревянного ящичка, полного с горкой душистой, копчёной, нежной, мясистой и жирной – вкуснейшей каспийской воблы, абсолютно не похожей на эту фанерообразную маловкусную воблу «к пиву», поныне предлагаемую торговой сетью.

Таким образом, для нас, потребителей «со стороны», самая вкусная в мире вобла водилась в «дырке» забора красноводского рыбкомбината.

1.5.4. Ну, а как же жить на Каспии без осетринки? И осетринкой, и чёрной икрой разжиться можно было, в том числе приготовленными особым образом в масле для более длительного хранения.

↓ФОТО 57. Красноводск. Рынок. Умопомрачительный балык из осетрины.

КР-балык.jpg

Забавно! Вывозить осетрину и чёрную икру за пределы Красноводска запрещалось: в аэропорту и на морвокзале багаж пассажиров усердно «трясли» на предмет наличия и осетрины, и чёрной икры, и спирта – всё это подлежало безусловному изъятию.

А так, для «местного потребления», можно было прибегнуть к бартеру, например, в летнюю пору с двумя-тремя-четырьмя трёхлитровыми банками пива (пиво - привозное из Ашхабада: зимой хоть залейся, летом – дефицит), настоявшимся на солнце в просоленной воде вперёд к рыбакам– те в обмен на живительную влагу накидывали кучку маленьких полуметровых и поболее длиной осётриков, которым не повезло выпутаться из сетей… Уха супер!

1.5.5. Море представляло собой главное развлечение для жителей города. Рыбалка – любимейшее увлечение многих. Хотя в черте города, на набережной, иной раз появлялся некто лет 35-40, вился вокруг рыбачивших с берега и с пристани и канючил что-то о разрешении на рыбалку, каких-то ограничениях по размеру рыбёшек, по весу улова…Но на набережной ловили ради удовольствия от процесса, а вот рыбалка ради трофеев была иной и в иных местах. Местные и надолго осевшие, особенно страстные рыбаки, имели «дачи», которые располагались, естественно, на морском берегу и в основной массе представляли собой строения, сооружённые из всего, что попадало под руку (подобная «натура» вполне удовлетворила бы создателей фильма «Кин-дза-дза»). В этих, обычно диких и убогих на вид, «хибараках» хранились «плавсредства» и рыболовный инвентарь.

Забавно! Однажд ы прогуливался с женой «на сносях», зашли на Набережную. Там встретили моих коллег, рыбачивших с берега. Дело уже в обед – пора сматывать удочки во всех смыслах. Один из рыбаков оставил нам свои снасти – поразвлекаться от нечего делать. Забросил. Не прошло много времени, как вытащил рыбку. Процесс заинтересовал стоявшую рядом со скучающим видом супругу: «Можно, я попробую?» «Попробую» вылилось в пять часов кряду стояния на камнях (я сзади в готовности насаживать наживку): сардинка, вобла, кефалька, вобла, сардинка… Рыбка (мелкая, конечно, но кошке в самый раз) клевала довольно бойко, и, увы! рыбачка не испытывала желания ни в туалет, ни перекусить, ни вообще соблюдать режим в её положении…

Наконец, крючок зацепился за что-то на дне – и обломился при вытаскивании. Вовремя – уже близилось восемь вечера. Я сказал: «Ну, вот, без крючка нет рыбалки. Идём домой!»

Тут рыбачивший по соседству дед-доброхот вмешался: «А у меня…» и было стал протягивать руку с коробочкой «запчастей»… Но я из-за спины супруги показал кулак, и он осёкся…

Это была первая в жизни рыбалка у моей жены – помнит до сих пор…

1.5.6.Красноводский залив довольно мелкий, и поэтому вода в нём быстро и хорошо прогревалась. Но купание в нём было запрещено. Официальный пляж находился в 12 (по другим оценкам, в 18) км к северо-западу от города, у посёлка под названием Авазà. (Году в 2013г.в новостях из интернетапрозвучало, что первый туркменскийпрезидент, переименовав Красноводск в населённый пункт своего имени, вознамерился создать в посёлкеАваза «курорт мирового значения».К сегодняшнему дню уже отгрохано немало из подобий турецких или эмиратских курортов - пустующих. Особенность этого места заключалась в том, что там, у его берегов, очевидно, проходит холодное течение, и требовалось, чтобы температура воздуха продержалась несколько дней подряд на уровне +36-40°C, и тогда температура воды становилась вполне комфортной. Но в то время, как вода освежала, по песку пройтись босиком было невозможно – он немилосердно обжигал подошвы ступней, и если быть без «шлёпок», то приходилось скакать тушканчиками из тени до самой воды… зато по погружении в прохладу морской воды какое было наслаждение ощущать, как обожжённые подошвы ног «приходят в норму»!

ФОТО 58. Авазà. Пляж. Советское время.

КР-АВАЗА общ!!!.jpg

ФОТО 59 . Авазà в постсоветское время. Президент Ниязов: стóит только захотеть – и не одни только мои золотые статуи…

КР- АВАЗА общ2!!!.jpg

ФОТО 60. Авазà. Не по щучьему велению - по хотению и мановению президента Ниязова (Туркменбаши).

КР- АВАЗА общ!!!.jpg

ФОТО 61. Для когда-то убогой, как все прикрасноводские посёлки, Авазы сказка стала былью. Осталось самое сложное: найти тех, кем заполнить отели и пляжи.

1.5.7.В описываемые времена на береговой линии Авазы имелся культурно оборудованный профилакторий нефтеперерабатывающего завода. Наша воинская часть тоже располагала своей частью берега с пляжем с соответствующими строениями и оборудованием. Сочетая приятное с полезным, там мы с обучаемым лётным составом проводили занятия по использованию средств спасения на воде. Но это эпизодически. А так – пляж, море, купание. Шашлыки, в том числе из осетрины. До посёлка Аваза курсировал городской, в пляжный сезон донельзя забитый пассажирами автобус.И когда он неспешно наконец-то одолевал эти 12 или 18 км, народ из него вываливался основательно «сваренный» и уморенный духотой. Поэтому стремились приезжать на пляж кто на автобусах от части, кто на своём транспорте.

На военном пляже народ кучковался по принадлежности к тому или иному уровню или подразделению (часть была весьма большой), либо по интересам. Командир части (полковник) и заезжий проверяющий-генерал из Москвы могли пройтись в обнимку и, будучи малость «в раскрепощённом» состоянии, негромко дуэтом исполнять песенку «Как хорошо быть генералом». Мужчины рангом ниже, особенно «технота», собирались группками «по интересам» в тенистых местах, потихоньку «прикладывались» и деловито закусывали, «перетирая» свои немудрёные темы. Женщины, разбившись на кружки вокруг «лидерш», что-то там обсуждали до бесконечности, спорадически окунаясь в море - очевидно, женским языкам, как и пулемётам системы «Максим», для охлаждения требуется вода…

1.6. ПОЧЕМУ КРАСНОВОДСК – КРАСНО - ВОДСК?

1.6.1.Мне не известно достоверно, кто, когда и почему дал восстановленному после землетрясения городу новое имя – Красноводск. Бытует версия: буквальный перевод с туркменского «Кызыл Су» (или «Кызыл Сы»?) – «Красная вода». Вряд ли в этой местности не водятся под землёй или на земле воды красного цвета, не бьют красные родники.

Забавно! Название города как нельзя кстати подтверждалось тем явлением, что в те годы было так: если набрать в бутыль воды из местного городского водопровода, вполне невинной и прозрачной на вид, и дать ей постоять, то через несколько часов она начинала мутнеть, а нижние слои этой жидкости - заметно окрашиваться: сначала желтеть, розоветь, наконец, краснеть; на дно выпадали мелкие хлопья или крупинки красного цвета – ну, чем не КРАСНАЯ вода?

1.6.2.В мою бытность в Красноводске пресную воду, по-видимому, где-то добывали из недр. Параллельно имелась в наличии городская станция по опреснению воды. Дополнительно часть пресной воды доставляли по морю из Баку. Мы ею разживались у моряков для пополнения и освежения воды в декоративном бассейне с золотыми рыбками во внутреннем дворике учебного отдела…

1.7. ГАЛОПОМ по ИСТОРИИ КРАСНОВОДСКА

1.7.1.Год основания города -1869г.

ФОТО 62. Красноводск. Стела, посвящённая 100-летию со дня основания Красноводска. Справа – краеведческий музей. Между ними видны остатки позиции батареи – единственной сохранившейся от былого форта.

Ещё лет за 150 до этого, при Петре, в 1717г., русские основывали на берегу этого же залива крепость-поселение с целью похода на Хиву… но оно как-то захирело и исчезло с лица земли.

1.7.2.Дальнейшую историю этих мест, связанную с русским присутствием, передаю ниже в версии доморощенного (местного) краеведа г-на Ю.Чернышова:

Юрий ЧЕРНЫШОВ
«Русский город на Каспии».

В конце ноября незамеченной прошла знаменательная для России и почти круглая дата. 140 лет тому назад – 18–20 ноября (5–7 по старому исчислению) 1869 года – начался последний в истории России ее колониальный поход. В эти дни на каменистый полуостров в Красноводском заливе, обследовавшийся русскими экспедициями еще со времен Петра I, с четырех кораблей высадился отряд в 1000 человек при 36 лошадях и 6 орудиях под командой полковника Николая Столетова, будущего героя обороны Шипки, старшего брата знаменитого физика, открывшего фотоэффект.

http://imageban.ru/out/2009/11/27/e427c27974938b6e0f0f1fa34830638e.jpg


Так было положено начало последнему колониальному походу царской России, и на берегах бухт Муравьева и Соймонова – русских исследователей этих мест – был основан город Красноводск – опорный пункт похода. И сейчас, когда город, по велению первого президента Туркменистана Сапармурата Ниязова, переименован в Туркменбаши («Глава туркмен»), – форт Столетова, ставший краеведческим музеем города, все еще стоит на холме над берегом, напоминая об исторической дате.
Кр- старин. вид на городi353.png
Поход затевался против Хивинского ханства с целью присоединения Туркмении и, тем самым, окончательно к России всего Туркестана. Позже эти территории оказалась притягательными для нескольких поколений саратовцев. Саратовский градоначальник (1892–1896 гг.) и виноторговец Александр Епифанов стал осваивать Красноводск и Среднеазиатские просторы почти вслед за вторжением русских войск («К истории саратовского градоначалия», «Богатей», № 37, 30.10.2008 г.). А для многих и многих тысяч саратовцев эти территории оказались просто спасительными. Переселенцы из Саратовской губернии еще в 90-х годах XIX века заложили в Туркмении поселение Саратовское. И позже целые общины на новых местах образовали саратовцы, вынужденные бежать от голода и раскулачивания в лихолетье 30-х годов прошлого столетия.

КРАСНОВОДСК- школьн. улица старин.jpg

К моменту высадки отряда Столетова в Средней Азии оставались незавоеванными лишь Хивинское ханство, казавшееся недоступным из-за географического расположения и природных условий, да необъятные просторы пустыни и предгорья Копет-Дага между рекой Аму-Дарьей и Каспийским морем. Пустынные просторы почти не имели постоянного населения. Предгорья и побережье Каспия были населены враждующими между собой племенами туркмен, да на севере – кочевыми казахами. Эти территории, глубоко вклинивавшиеся – до Астрахани и Оренбурга – в территорию России, образовывали как бы ее «подбрюшье». К тому же практически «ничейным» оказывалось все восточное побережье Каспийского моря. Устранение территориальной неопределенности (и предотвращение, тем самым, проникновение к границам России Англии из Индии) напрашивалось само собой. И путь к тому казался очевидным: основать на восточном берегу Каспия крепость и порт, решив, тем самым, военную, экономическую и политическую задачи.

КРАСНОВОДСК-вид на город от порта старин.jpg

Так было положено начало последнему колониальному походу царской России. И так был основан город Красноводск – опорный пункт похода. И кто же мог предположить, что поход растянется на четверть века – до 1884 года, когда состоялось последнее крупное сражение под Кушкой.

С военной точки зрения, главной трудностью предприятия казались не противодействие со стороны Хивинского хана и не этих разрозненных туркменских племен, а природа и климат Туркмении. И это оказалось справедливым, но отчасти.


Военное оснащение русских войск рядом с туркменским оснащением выглядело сверхсовершенным. За пятнадцать лет, прошедших после Крымской войны, вооружение русской армии значительно усовершенствовалось. Только в воспоминаниях остались гладкоствольные ружья и орудия. Армия вторжения была вооружена скорострельными винтовками Либиха, нарезными, хотя иногда заряжающимися с дула орудиями, ракетными станками Константинова, многоствольными скорострельными митральезами (их иногда даже называют «пулеметами») и самыми современными средствами связи – солнечными станциями и проводным телеграфом. Для обеспечения водой были заготовлены так называемые «переносные колодцы» – специально сконструированные ручные буры, на Санкт-Петербургских заводах изготавливались легкомонтируемые опреснители, для полноценного обеспечения продовольствием учитывались все особенности местного климата. Ни один поход русской армии не был подготовлен с такой тщательностью, как высадка отряда Столетова. Да и сама подготовка и высадка практически одновременно 1000 человек на совершенно неподготовленный берег было мероприятием, до того не случавшимся в русской армии. Потому-то еще до высадки приданные десанту военные суда промерили и обозначили фарватер в месте высадки и встали на рейде. Эти же корабли, обладавшие подъемными и другими техническими средствами, обеспечили высадку десанта на берег. Десант составляли воинские и казачьи части, прошедшие боевую закалку на Кавказе. Перевозки военного снаряжения обеспечивала вся мощь самой большой пароходной компании на Каспии – «Кавказ и Меркурий», получившей монопольное право на военные и коммерческие перевозки на Каспии, а во главе русских отрядов в разные периоды завоевания стояли молодые, но уже прославившиеся в боевых действиях военачальники, в дальнейшем составившие военную славу России: Николай Столетов, будущий адмирал Макаров, генерал Михаил Скобелев, генерал Лазарев, будущий военный министр России Куропаткин.
КРАСНОВОДСК-базарная площадь старин.JPG
Трудно представить, как такой технике и такому опыту могли противостоять хивинские и туркменские воины, вооруженные допотопными кремниевыми ружьями и медными гладкоствольными пушками.

Однако же случилось непредвиденное. Сначала потерпела полное фиаско попытка в течение целого года продвинуться от места высадки вглубь туркменской территории – в сторону Балханских гор – и закрепиться там. Эти намерения пресекли не туркменские воины, а климатические условия, для преодоления которых оказалось недостаточно русского боевого опыта, беспримерной выносливости и тех внушительных средств, которые были выделены для похода. Потребовалось отступить к первоначальному месту десантирования – в Красноводск, пережить цингу и холеру и еще три года заниматься «рекогносцировкой» – вылазками в глубь туркменской территории для разведки путей, караванных троп и, главное, колодцев. Вылазки сопровождались боевыми столкновениями с туркменскими отрядами, экзекуциями мирного и немирного населения и реквизициями скота и главного транспортного средства – верблюдов.
КРАСНОВОДСК-причал судно старин.jpg

Но и через четыре года после высадки в Красноводске, когда русскому командованию показалось, что все подготовлено к успешному походу на Хиву для сокрушения враждебного ханства, с Красноводским отрядом случилось новое поражение.

Четыре отряда двинулись в 1873 году на Хиву с разных направлений: от Ташкента и Самарканда, от Оренбурга, с полуострова Мангышлак и из Красноводска, – главного, как ранее предполагалось ударного пункта. Но именно Красноводский отряд, двигавшийся под командованием полковника Маркозова через пустыню Кара-Кум вдоль Узбоя – старого русла Аму-Дарьи – не дошел до Хивы, едва не погиб от истощения и безводья и вынужден был бесславно вернуться в Красноводск. К счастью, это была только пятая часть всех войск, и Хива была взята другими отрядами.

Но и взятие Хивы не означало достижения цели колониального похода. Хивинское ханство – это только северо-восточная небольшая часть громадного пространства Туркмении, почти равного по территории Португалии.

http://imageban.ru/out/2009/11/27/b424b840d657c1bb878264451e670891.jpg

И после взятия Хивы в Туркмении оставалось непокоренным самое большое и самое воинственное племя туркмен теке – «чеченцев» Туркестана, как их называли. Это племя было первым, которое еще в 1870 году атаковало русских при их попытке продвинуться вглубь территории Туркмении отрядом в несколько тысяч человек. Главная же крепость текинцев в предгорьях гор Копет-Даг – Денгиль-Тепе (Геок-Тепе) находилась на расстоянии более 500 километров от Красноводска. Она была очень сильным укреплением, способным вместить до 30000 бойцов.

Подготовка самой последней экспедиции колониального похода для штурма крепости длилась 5 лет и завершилась в 1879 году, тем не менее, сокрушительным поражением русских войск под командованием генерала Ломакина под стенами крепости и спешным отступлением снова в Красноводск. И потребовалось еще почти два года, чтобы подготовить новое наступление под командованием генерала Скобелева и взять Денгиль-Тепе в январе 1881 года, через 12 лет после высадки отряда Столетова. Эта неудача даже побудила начать строительство железной дороги – от побережья Каспийского моря вглубь Туркмении – сначала лишь как подспорье в подвозе боеприпасов и воинского снаряжения в предстоящем походе. Позже дорога дала начало Закаспийской (Среднеазиатской) железной дороге, пересекшей всю Туркмению и превратившую Красноводск в «Ворота в Среднюю Азию», равно как и в «Морские ворота Средней Азии».

Эти «ворота» сыграли неоценимую роль в Великой Отечественной войне, став на два года главным транспортным коридором, «дорогой жизни» для отрезанного от страны Кавказа. Через эти «ворота» было эвакуировано около миллиона беженцев из Украины, Краснодарского края, с Северного Кавказа, и направлен громадный поток военных грузов на Кавказ, в том числе и получаемых от союзников через Иран.

Уже по одному этому память о 140-летии исторической высадки отряда Столетова, заложившего русский город на Каспии – Красноводск, должен жить в памяти россиян, как бы ни называли этот город теперешние правители Туркменистана.

***

1.7.3. О том, что ныне существующий город был заложен в 1869г., свидетельствовала памятная стела, установленная на «Горé» близ 1-й площадки на круге - перекрёстке дорог, ведущих в аэропорт, в город и в нашу часть – см. фото 85 и 86 ниже.

1.7.4. Первоначально город (или его первый район?) вроде как именовался «УФРА» – Укреплённый Форт Русской Армии, хотя некоторые местные краеведы относяс слово «уфра» к тюрскому «уфрак» и т.д. Во всяком случае форт был сооружён и демонстрировал аборигенам, персам, англичанам и всем остальным российское присутствие в этом регионе Прикаспия (см. фото 62 ниже ).

↓ФОТО 62 . Пос. Уфра и Казах-Аул в наши дни.

По рассказам гида в местном краеведческом музее, в 1890-е гг. молодую – ещё не было ей и тридцати – Уфру-Красноводск потрясло сильным землетрясением и она, то ли полностью, то ли частично, ушла под воду (Красноводский залив стал шире? глубже?). Но вскоре город был восстановлен, железная дорога доведена до самого Ташкента, сооружено здание вокзала. К слову сказать, город во все времена потряхивало. Оттого в советское время здания выше четырёх этажей не строили.

1.7.5.В истории советских времён Красноводск прежде всего прозвучал благодаря 26 бакинским комиссарам (вспомним соответствующую поэму С.Есенина, например). Комиссаров, арестованных в Баку при контрреволюционном путче по случаю наступления турок, освободил из бакинской каталажки знаменитый («от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича!») Анатас Иванович Микоян, он же и посадил их на пароход, уходивший в Астрахань… Но уже в море случился захват судна переодетыми офицерами, и пароход вместо красной Астрахани взял курс на некрасный Красноводск…где комиссаров из Баку арестовали, какое-то время продержали на нарах в каком-то достаточно просторном зданьице (таможне?) в центре города (сохранилось к 1980-м гг., экспонировались нары, оковы, фотографии и художественные полотна по теме плюс были установлены бюсты основных комиссаров) (см. фото 63 ниже).

.

↑ФОТО 63 . Красноводск. Музей 26 бакинских комиссаров (дореволюционное здание таможни?).

↓ФОТО 64 . Главная улица Красноводска. (Со старинной фотографии).

КР-глав ул старинн 2.jpg

↓ФОТО 65 . Красноводск. Старая застройка.

КР-СТАР ГОРОД!.jpg

Затем комиссаров скорёхонько вывезли на поезде вроде как на 41 км железной дороги и где-то там в песках расстреляли. Правду говоря, двадцать шестой расстрелянный никакого отношения к комиссарам не имел, но его «пустили в расход» заодно с ними – на всякий случай, потому что «лучше перебдеть».

Забавно! Туркменский город Мары (не столь далеко от исторического Мерва) тоже со славой вошёл в советскую историю. Как рассказывал некто, ещё курсантом, после командировки в этот пользовавшийся известностью иного свойства туркменский областной город, он оказался в Москве дома у своего знакомого. Тут появился непростой папа этого знакомого, какой-то там профессиональный партийный работник, и начал то ли из вежливости, то ли для поддержания разговора задавать вопросы «где был», «что видел», «как там». Ну, что сказать? Был в Туркмении, в Марах. Вроде областной центр, вроде немелкий город, вроде промышленность… но «дыра», и не просто «дыра», а по Гоголю: «прореха на лице человечества»: место сбора, особенно в зимний период, для бомжей со всей страны (относительно тепло); по улицам приходится ходить вечером, приглядываясь к тёмным углам и к смотровым люкам канализации и т.п. – оттуда могут напасть с ножами; на городском рынке можно купить «макаров» - цена вопроса всего «три чѝрика» («чѝрик» - от «червонец»: совет. банкнота 10 рублей); местный народ против военнослужащих злобствует, нападают на одного-двух-трёх стаями, избивают, забрасывают камнями… Отец друга налился свекольным цветом и стал орать, что, мол, не сметь хаять славный город Мары, что это были именно рабочие Маров, кто первыми в Туркестанеподняли красное знамя Революции!.. Комментарии?

1.7.6.…При освобождении Средней Азии от «контры» и басмачества части конной армии дошли до самого Красноводска (фотодокументы в местном краеведческом музее). По сведениям, басмачей изводили вплоть до 1936 г. включительно, рубили, бомбили нещадно – посему, по слухам, Красноводск был единственным на всю советскую Туркмению городом, в котором имелась улица, названная именем «заклятого друга» басмачей – Будённого (см. фото 66 ниже).

↑ФОТО 66. Красноводск 1920г. Красная Армия-освободительница Красноводска на фоне здания вокзала.

Стали устанавливать с нуля Советскую власть с вовлечением местного пипла (см. фото 67 ниже).

i-746.jpg

↑ФОТО 67. Красноводск. Красноводский горисполком в первые годы Советской власти.

1.7.7. Годы Великой отечественной войны 1941-45 гг. - тяжелейшее испытание для всего Советского государства и его народа! Тем не менее, в это время мощная свежая струя влилась в жизнь Красноводска. В 1942 г. в связи с угрозой захвата немцами Туапсе сюда из упомянутого города был эвакуирован нефтеперерабатывающий завод (см. фото 68 и 69 ниже). Одновременно шла интенсивная доставка грузов в Закавказье и далее – на фронты; в обратном направлении перевозили раненых и эвакуированных…

КР-КНПЗ!.jpg

↑ФОТО 68. Красноводск. КНПЗ. Колонны.

В 80-е гг. на заводе (КНПЗ) ещё действовали завезённые из США в двадцатые годы колонны и сверлильный станок очень модерновой даже по нашим временам аэродинамической формы с надписью на английском «Чикаго» и «1926». Первая туркменка - Герой соцтруда именно здесь получила это звание.

↑ФОТО 69. Красноводск. Северная оконечность города. ГРЭС и КНПЗ. Вид с востока↑.

От завода тянулся серебристый трубопровод небольшого диаметра наверх, на «Гору», на аэродром – для подачи авиационного топлива, изготовляемого здесь же, в городе, на КНПЗ.

1.7.8.Казалось, что город старался не отставать и жить обычной жизнью обычного советского города. В своё время сюда направляли, в том числе и по комсомольским путёвкам, работников различного профиля – от промышленности до работы с подростками. Трудно сказать, насколько счастливой или удачной задавалась личная жизнь этих людей, но дело делалось. Понемногу шло строительство, выполнялось действовавшее в советские времена правило о предоставлении до 10% вновь построенного государственного жилого фонда семьям представителей, как ныне принято говорить, «силовых» структур. Был построен большой жилой дом специально для пограничников. Не очень долго ждали получения жилья и военнослужащие нашей части... Однако дефицит ощущался, например, в русскоязычных работниках просвещения – впечатление, что советская «обязаловка» - первые три года после окончания вуза отработать по разнарядке – на Красноводск не распространялась…

1.8. МЕСТНЫЕ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ и «НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ».

1.8.1. Судя по открыткам рекламных проспектов Красноводска того времени, там имелись местные достопримечательности: здание железнодорожного вокзала, небольшое, как бы из полосатого камня в мавританском стиле 1895 года рождения (см. фото 70 ниже)

КР-Ж.Д. вокзал 1970-тые.jpg

ФОТО 70. Красноводск. Железнодорожный вокзал и привокзальная площадь.

Дом культуры нефтяников (см. фото 71 и 72 ниже), гостиница «Красноводск» (см. фото 73 ниже), … возможно ещё что, но в памяти за треть века вытерлось. Неожиданно модерновым, даже «космическим» смотрелось здание дирекции нефтеперерабатывающего завода.

1.8.2.Дом культуры нефтяников с большим лозунгом на крыше «Ленин бизинбайдагымыздыр!» («Ленин – наше знамя!» или нечто в этом роде). Открытку с этим видом в качестве своей визитной карточки я разослал всем своим более-менее близким знакомым(см. фото 71 ниже).

ФОТО 71. Красноводск. Дом культуры нефтяников в советское время.

ФОТО 72. Красноводск. Дом культуры нефтяников ныне.

При данном Доме культуры работал не один кружок; авиамоделисты, например, устраивали на близлежащей площади воздушные бои-поединки между своими моделями самолётов: кто сумеет пропеллером своей авиамодели обрубить у самолёта соперника кусок подлиннее от привязанной за хвост ленты... Там же работал клуб любителей кино, где время от времени организовывались встречи с актёрами советского кино (конечно, первостатейные не заезжали).

Перед ДК «Нефтяников» существовала скульптурная композиция «Скорбящие матери». Боюсь быть точным, но в 1983-84гг. она была снесена, и на её месте сооружён «Вечный огонь» (см. фото 72). А аллейка с деревцами, разделявшая ДК и вокзал, также была ликвидирована и закатана в асфальт. Зато деревья вокруг ДК за 30 лет поднялись и возмужали!!

1.8.3. Поскольку на представителей советской эстрады налагалось обязательство выступать с концертами на «периферии» и в «глухой глубинке», время от времени Красноводск посещали «звёзды» всесоюзного уровня. Хорош был концерт Толкуновой, про которую Пугачёва в те годы на упрёк о дороговизне билетов на свои концерты: три рубля и выше – высокомерно парировала: «За рупь пусть вам Валька Толкунова поёт!». Там же выступал и ныне здравствующий Хазанов. Помнится, из местной маргинальной публики ему прислали в записках вопрос: «Ара, пацан, ты перед концертом какую бормотуху пьёшь?». Кто-то, очевидно, из местной интеллигенции, прислал в бумажке вопрос, исполненный претензии на «сами с усами»: «Вы долго ещё будете смешить Красноводск»? На что артист тут же ответил по прочтении: «Слава Богу, недолго – иначе Красноводск начнёт смешить меня»…

1.8.4. Гостиница «Красноводск». Комфорт по подаче воды заканчивался на уровне второго этажа. Но как ресторан – из самых популярных мест отдыха в городе (см. фото 73 ниже).

ФОТО 73 . Красноводск. Одноимённая (в советское время) гостиница. Ныне отель «Хазар» («Каспий»).

1.8.5. Имелись в городе музеи. О музее 26 бакинских комиссаров было сказано выше в п.1.7.5. Музей краеведческий: небольшой и небогатый – в соответствии с природой и историей данного неблагодарного на подвиги края, посвящённый быту местных кочевников и фауне с флорой (см. фото 74 ниже).

↑ФОТО 74. Красноводск. В центре фото – Памятный знак к 100-летию города, за ним правее - укрепления старинной батареи, ещё правее – торец здания краеведческого музея.

↓ФОТО 75 . Красноводск. Краеведческий музей. Общий вид на экспозицию.

КР-КРАЕВ МУЗ ВНУТРИ.jpg

КР-КРАЕВ МУЗ КАРАКАЛ.jpg ФОТО 76. Красноводск. Краеведческий музей. Каракал.

1.8.5. В городе была небольшая церковь Архистратига Михаила, деревянная, не единожды перестраиваемая за годы своего существования, крашенная в голубой цвет, обнесённая в те годы таким же светло-голубым деревянным заборчиком из штакетника.(см. фото 77 и 78 ниже). Нёс службу батюшка.

Любопытно! И церковь, и батюшка, и вопиющие о необходимости самого срочного ремонта грязно-жёлтые двухэтажные дома постройки 40-50-х гг., и непритязательные виды города – всё это запечатлено в качестве натуры в фильме Сокурова «Дни затмений», снятого там в конце 80-х…

↓↓ФОТО 77 и 78. Православные церкви: дореволюционная (Св. Николая Угодника – не сохранилась) и современная (Архистратига Михаила).

1.8.6. Имелась в городе и мечеть – небольшая, спрятанная где-то на задворках, в кварталах, примыкавших к горам, разделявшим город на части.

1.8.7.В эпоху отсутствия интернета и книжного дефицита по всей стране необходимо отдельно упомянуть городскую библиотеку, книжные магазины и книжные развалы. С рук на «блошином рынке» можно было приобрести весьма интересные и даже ценные книги, не весть каким путём попавшими в эти края.

Любопытно! Городская библиотека – в отличие от той, что была при офицерском клубе нашей части – оказалась толковой по организации и «предлагаемому ассортименту», наверное, благодаря её заведующей, от которой я почерпнул кое – какую интересную для себя информацию. Так, захотелось – по памяти о журналах 60-х гг. - почитать воспоминания участников Великой отечественной именно о самом суровом – о 1941-1942 гг. Таких мемуаров, помню, в 60-е гг. – двадцать лет Победы!– издавалось весьма много… «Бабуля» - видавшая виды замшелый библиотекарь - обескуражила: оказалось, что давным-давно по библиотекам был разослан циркуляр высоких партийных инстанций, предписывавший данную литературу из фондов изъять: «Нечего смаковать…»

1.8.8.В городе имелось несколько кинотеатров. Наиболее интересные и значимые с художественной стороны (на мой взгляд) кинофильмы лично я просматривал в Доме культуры нефтяников.

В остальных кинотеатрах преобладало индийское кино, но кинопрокат буйно процветал: местная публика не уставала смотреть один и тот же индийский фильм по несколько раз подряд, бурно до слёз переживая происходящее на экране...

1.8.9.Ежедневное ощущение связи с «Большой землёй» создавалось при просмотре телепрограмм. Таковых в Красноводске было две: «Орбита-4» и «Дубль-2» , трансляция которых заканчивалась в местную полночь, или в 22-00 московского времени.

Забавно! В те годы телевидение было пропитано партийным духом: о генсеке Брежневе традиционно говорили «с чувством особой гордости», трудовые коллективы перевыполняли планы и брали встречные и повышенные социалистические обязательства… Колхозники не просто убирали хлеб на полях, а вели «битву за урожай», и лучшие из них обязательно получали звание Героя соцтруда, в связи с чем, по слухам, популярнейшего диктора Балашова и изгнали с центрального ТВ на «Дубль-2» за то, что перед эфиром ознакомился со сводкой новостей и несколько нелестно отозвался о набившей всем оскомину «битвы за урожай», а микрофон оказался уже включённым…Ещё пассаж: помнится «хохма», связанная с именем известного впоследствии по «Утренней звезде» её ведущего Юрия Николаева: после того, как он плотно «посидел» с горячительным в буфете, его перед окончанием передач на канале «выпихнули» перед телекамерой зачитать программу ТВ на следующий день… Наблюдать подобное – двоякое чувство: и потешно, спору нет, и одновременно знать, что это чья-то подлая подстава.

1.9. ЧТОБЫ ЛЮДИ НЕ РАЗБЕЖАЛИСЬ. СНАБЖЕНИЕ КРАСНОВОДСКА.

1.9.1.Конечно, на фоне столицы, иных областных и районных центров Красноводск выглядел «дыра дырой». Но в советское время действовала политика попыток по стиранию различий между городом и деревней, подтягиванию забытой Богом периферии до некоего приемлемого уровня благ цивилизации, всестороннему развитию личности…В этом связи существовали обязательные поставки ассортимента продуктов и предметов повседневной необходимости, достаточного, чтобы население не имело повода роптать на свою заброшенность и ненужность.

1.9.2.В отличие от городов и весей центральной России Красноводск не испытывал дефицита в мясных продуктах. Народ делал разницу между магазинным мясом и свежатиной, и некоторые «крутили носом». Желающие могли выехать за город и приобрести у казахов в живом весе барана от 20 рублей за голову (чем дальше от города, тем дешевле), а то и верблюда рублей за тысячу (пять с половиной верблюдов = «Жигули»). А так, в магазине, вот тебе всякая баранина, вот тебе всякая говядина, начиная от вымени; продавалась даже необычно ярко-красная верблюжатина. Затрудняюсь что-либо вспомнить насчёт присутствия наличия свинины. Не переводились жирные гусиные паштеты из Венгрии. Выбор колбас и их качество желали лучшего, но и они не исчезали из ежедневной продажи.

1.9.3.Проблемы с молочными продуктами? В город завозили и сыр, в том числе импортного происхождения, а уж молоко и кефир со специфической, красноводской кислинкой, приготовляемые из сухого молока не переводились.

Любопытно! Сухое молоко, финское и югославское, также можно было без особого труда приобрести и в гастрономе. По просьбе московских друзей, для каких-то кулинарно-кондиторских дел мы высылали им это молоко в посылках на «Большую землю», где оно было в дефиците. В отличие от нынешних времён продуктового изобилия в те годы ассортимент продуктов питания и выпечки не был столь широк; ЦК КПСС принял «Продовольственную программу» для решения проблем обеспечения населения продуктами питания. Поэтому домашние хозяйки в своём подавляющем большинстве и умели, и широко практиковали приготовление многих блюд и кондиторских изделий «своими руками», причём не только к праздникам.

1.9.4.Чай? Кофе? Нате вам крайне популярный и столь же дефицитный индийский кофе в банках. Чай –отечественный, с учётом местных предпочтений - по большей части зелёный.

1.9.5.В старой части города имелся центральный рынок, в те годы странно небогатый и недешёвый для юга и для Востока. Площадь перед ним представляла собой «автостанцию» - конечную остановку городских автобусов и маршрутных такси, место пересадки с автобуса на автобус, как, например, в случае поездки по маршруту «аэропорт-Черёмушки» (см. фото 80 ниже).

↑ФОТО 79. Красноводск. Базар в старину. (Со старинной фотографии).

↑ФОТО 80. Красноводск. Центральный рынок в постсоветское время. Здесь же, на площади перед рынком в 1980-е гг. располагалась автостанция.

На рынке не являл собой рог изобилия по-восточному (по поговорке «рубль перевоз»?), но здесь всегда водились также и фрукты, и овощи, особенно в сезон; всё, конечно, было привозное: из Баку, из южных туркменских оазисов на пограничной реке Атрек, даже из соседнего Узбекистана…Но цены были разные; но в сравнении со средней полосой чаще всего откровенно «кусались». А как иначе, если наверняка имели место и проблемы логистики, и наличие рыночной «мафии», диктата «рыночных» цен, и разборки, иной раз с трупами…

1.9.6. Имелась в продаже и свежая рыба. Но за «белой» рыбой и чёрной икрой, тем более если по договорной, приемлемой цене, следовало, не афишируя, ездить к рыбакам и с ними «решать вопрос»: торговля осетриной была ограниченной и под строгим официальным контролем. (см. фото 81 ниже)

↓ФОТО 81. Красноводск. Центральный городской рынок. В советское время такого богатого разнообразия на красноводских прилавках не припомню. ОБХС не дремал.

КР-ВИНОГРАД.jpgКР БАЗАР СОЛЕНЬЯ.jpg

↑↑ФОТО 82 и 83. Красноводск. Центральный городской рынок. Вкуснейший виноград. Соленья-квашенья – чтобы жизнь пресной не казалась.

1.9.7.Что касается книжных магазинов, то туда – опять же слава советской системе всеобщего распределения! – поступали крайне или просто дефицитные в центральной России издания: литература, искусство, литературоведение… В книгах можно было встретить пометки, сделанные карандашом и свидетельствующие о реальном функционировании всесоюзной распределительной системы: «Красноводск- 3 экз.», «Красноводск – 7 экз.», «Красноводск – 1 экз.»…При первом посещении «книжного» я крайне был поражён: на полках спокойно стоят собрания сочинений! Но стоило взять в руки книгу, например, с обложкой на кириллице «Вальтер Скот. Айвенго» и раскрыть… «Батыр Айвенго барбамбия кергуду…» - в общем, собрание сочинений само по себе вещь ценная, но казахский язык, а местным казахам было не до литературы: хотя они занимались скотоводством, но данный Скот их нисколько не интересовал.

1.9.8.Полно всякой посуды. Даже дефицитные в городах РСФСР пивные кружки по 23 коп. за штуку. Рябило в газах от разнообразия бытовой химии, в том числе невесть откуда взявшейся и дефицитной в Москве немецкого производства «Fa».

Забавно! Ещё не были известны памперсы как таковые, но, готовясь к рождению дочери и запасаясь дефицитными «зимними» пелёнками, именно в Красноводске я впервые увидел последнее на тот момент чудо науки и производства и страшную редкость тех лет - бумажные подгузники…Отличные зимние пелёнки получались из байки, выдаваемой в качестве зимних портянок к сапогам…

1.9.9.Завозили в город и высококачественный промтоварный дефицит, иногда – и прямо в нашу часть, в том числе и импортные одежду и обувь, ничем не отличавшиеся - один к одному – от ассортимента московских «чековых» «Берёзок»»… Даже ценники в цифрах были идентичны, но только не в дефицитных «чеках Внешпосылторга», а в тривиальных общенародных рублях…Автомобилисты жалели, что при этом на прилавке отсутствовали «бошевские» свечи, которые можно было «достать» опять же в упомянутых «Берёзках»…

1.9.10.Спиртное было представлено довольно широко. Ашхабадская водка – «Русская» и «Лимонная». Лучшая по качеству и вкусу – это, конечно, польская «Выборова» по 6 руб. 20 (или 40 коп.?)... Шампанское – азербайджанское без медалей и подешевле, грузинское – с медалями и подороже. Коньяки – грузинские, армянские, вполне приемлемые азербайджанские (см.фото 84 ниже) и даже «свой» десятирублёвый туркменский. Экзотика: «Кыргыз коняги». Бальзамы с пробками в сургуче: «Рижский» и не менее качественный «Туркменский» (см. фото 85 ниже).

↓ФОТО 84 . Коньяк «Апшерон» (АзССР).

КР-апшерон1.jpgturkmen_balzam.jpg

↑ФОТО 85 . Бальзам туркменский (45) (ТССР).

Вина- по большей части красные, десертные, креплёные, приторные (много сахара в тёмных сортах винограда). Неплохое по умеренной сладости было вино типа мадеры «Сэхра», но после него нередко во рту ощущались какие-то неприятные крупинки (см. фото 86 ниже)

КР -sehra.jpg ФОТО 86. Мадера «Сэхра» (19, сах 4,5%) (ТССР).

Одно удовольствие было в сорокоградусную жару распить в компании несколько «флаконов» холодного болгарского белого вина «Альбена», сидя на опилках в пропахшем яблоками прохладном плодоовощном хранилище при магазинчике «Военторга» на 1-й площадке (см. фото 87 ниже).

ФОТО 87. Красноводск. М/р «1-я площадка». Слева - магазин «Военторг»↑ .

Свежая побелка – надо же!

↓↓ФОТО 88 и 89 . Вино креплёное «Ясман Салык»(17) и популярнейший белый портвейн «Чемен»(18 ,сах.10%) – ТССР.

кр yasman-salyk-01.jpgКРchemen.jpg

Самое благородное из туркменских вин – удостоенное похвального упоминания в сталинской «Книге о вкусной и здоровой пище» - благородного вкуса красное «Ясман-Салык» (см. фото 88 выше) в бутылках наподобие некоторых сортов импортного «кьянти» - округло-пузатых в плетёнке снаружи. Самое популярное в народе (оптимальное сочетание цены и качества) – портвейн «Чемен» («Кто не пьёт «Чемен», тот не джентльмен»!) (см. фото 89 выше), который крайне редко, но попадал-таки в Москву и там, в первопрестольной, производил фурор: «бил» московских аналогов-конкурентов по всем статьям – по качеству, натуральности происхождения винного материала, букету, вкусу, интеллигентному оформлению… Но был у него явный недостаток: несколько приторен. Посему иной раз бутылки клались в морозильник, дабы тяжёлые слои с сахаром отстоялись и отделились от менее сладких лёгких слоёв. Оставалось осторожно, не взбаламучивая содержимое, достать сосуды из холодильника, столь же осторожно открыть их и перелить две трети- три четверти содержимого(цель всей процедуры) в иную посуду…

1.9.11. Прохладительные - пиво и лимонад - завозились из Ашхабада. С учётом местного климата, лимонад был несколько подсолен; в процессе поглощения напиток был сладок на вкус, а солёность проявлялась уже в послевкусии. Пиво же было представлено в рóзлив и в бутылках несколькими сортами «пивосы»: «Жигулёвское», «Рижское»(?), «Ашгабат-пивосы». В летний период и бутылочное, и разливное были в дефиците, но чаще завозилось разливное, поскольку о нём беспокоились те, кто заведовал «пивняками» (вот что значит материальная заинтересованность!), в то время, как бутылочное в основном реализовывалось через магазины, где продавцы «сидели» на окладе и премиях, размер которых от объёма продажи пива не зависел.

1.9.12.Соки.Виноградные имели в основном узбекское происхождение и были супервеликолепны – из светлых, «белых» сортов винограда. Те, что из тёмных, «чёрных», отличались необыкновенной приторностью. «Завались» - так можно было описать ситуацию с высококачественными индийскими соками из манго и апельсинов.

Забавно! Двое коллег - Игорьков («Ставь, жаба морская!»), временно к нам прикомандированные, неизвестно, чем баловались вечером, но с утра в буфете при учебном отделе демонстрировали «завтрак Богов»: большой стакан наполнялся наполовину сгущённым молоком без сахара, вторая половина – соком манго. Буль-буль-буль – и помятые черты лиц Игорьков разглаживались и принимали благообразное довольное жизнью выражение…

1.9.13. Странное дело, но часто в дефиците оказывался второй хлеб – картофель. Иногда выручала собственная авиация: к рейсу «Ан-26» на «Большую землю» составлялись списки, собиралась сумма, и через некоторое время самолёт (не возвращаться же порожняком!) доставлял овощ по реальной, а не рыночной азербайджанской цене.

1.9.14. Красноводский хлеб считался «белым» и имел специфический аромат – так не пахнут «хлебные» и «булочные» в России, например. Чего точно не водилось в Красноводске, так это чёрного хлеба, и потому промышленный квас делали из белого, явно без использования сусла. Местный квас продавался, как положено, в бочках на колёсах, однако был светел на цвет, имел аромат и вкус, которые у меня ассоциировались с вероятным вкусом настояна тряпках, которыми не один месяц вытирали всякое подкисшее на каком-нибудь пищеблоке, а потом взяли и замочили их в не самом презентабельном ведре... Но к этому, как оказалось, можно привыкнуть, особенно в разгар летнего дня, тем более, что квас был ледяной температуры, поскольку соседствовал со льдом в одной и той же бочке.

1.10.Национальный калейдоскоп

В первой половине 80-х гг. население Красноводска было на уровне 56 тыс. человек плюс-минус. Национальный состав местного населения был достаточно пёстр. Особо плотно общаться с гражданскими не доводилось, тем не менее, какие-то впечатления о том, что было на виду, память хранит.

1.10.1.Если начать с титульных – с туркмен, то следует сказать, что основная масса местных туркмен – в отличие от казахов - проживала в городе. Туркмены же занимали и руководящие должности, начиная с областного и городского комитетов КПСС, органов исполнительной власти, правоохранительные органы и так далее по нисходящей. Всё как у людей по всей стране: «ССКП ШЁХРАТ!» («Слава КПСС!»), огромный портрет Л.И. Брежнева на стеле из жести на обочине центральной дороги (когда генсеку КПСС присвоили очередное звание Героя, местные умельцы-художники смогли, не меняя размеры стенда, за ночь с помощью краски расширить левую сторону тела кавалера, при том, что правая осталась без изменений, и уместили-таки четвёртую или пятую Звезду Героя на груди генсека)…

Любопытно! Как-то один из местных жителей мне доверительно поведал, что в Туркмении отношения между западными и восточными туркменами исторически не сложились позитивными, поэтому даже на достаточно высоком партийном (!) уровне, на котором предполагалась высокая сознательность, выходца из западных кланов не поставят руководить в восточной Туркмении и наоборот. В этом ключе становится понятно значение звания «туркменбаши» - самоназвание первого туркменского президента: «глава (ВСЕХ) туркмен» - как нечто объединяющее и сплачивающее нацию в нечто единое. А также не удивительно, что на флаге и гербе Туркменистана изображены пять разных орнаментов (см. фото 2 выше), наподобие индейских тотемов обозначающих пять основных племён туркмен – их совместное присутствие на атрибутах государства должно символизировать единство нации.

Забавно! Однажды выпал случай, когда довелось сыграть на некоторых особенностях туркменского характера. В общем, ехали с «горы», а надо было в Черёмушки, и потому требовалась пересадка у рынка, а этого очень не хотелось, поскольку весьма торопились, а время выдалось обеденное, маршрутки ходят редко... Поскольку водитель маршрутки оказался туркменом, решили сыграть на особенностях «национального характера» - стали его подначивать, мол, что он трус, боится начальства и что ему слабó нас отвезти в Черёмушки… «Это я боюсь начальника?!», - закипел водитель и, высадив желающих на конечной остановке у городского рынка, довёз нас туда, куда нам надо было - до военного госпиталя в Черёмушках…

1.10.2.Туркмены и туркменки, в отличие от казахов и казашек, имели проблемы насчёт «второго века», то есть, были отнюдь не с явно раскосыми глазами. Мужчины одевались обыкновенно; женщины чаще всего носили нечто в национальном стиле: круглые тюбетейки или платки на голове и длинные платья в национальном стиле до пят (см. фото 90 ниже), по направлению угла наклона истёртости каблуков, выглядывающих из-под которых можно было судить о степени и направлении кривизны ног обладательницы сего наряда. И в таких длинных платьях туркменки заходили в море максимум по пояс и исполняли два движения из физкультуры: сесть-встать, сесть-встать – число повторений произвольное. Вот и всё женское «омовение» в море.

ФОТО 90. Красноводск. Туркменские женщины в повседневных нарядах.

Любопытно! У меня создалось впечатление, что местные туркмены питали к «русским» потаённую неприязнь, которая частенько вылезала наружу, когда её носители, насосавшись популярной блевотворной ашхабадского розлива водки «Русская» («Лимонная» была вполне съедобной), теряли над собой контроль, и их нутро невольно обнажалось…Тогда, помимо прочего, можно было из их уст услышать кое-что из образчиков забытой нами старинной русской речи второй половиныXIX века: «Биляд худой!» Ну, а некоторые русские в ответ на хамство «титульных» говорили: «Чего здесь развыступался? Забыл, что русские научили вас, туркменов, хотя бы сс*ть (мочиться) стоя, а не на коленях?». Бывали ситуации, когда возникало жгучее желание «выписать в морду» обыкновенному хаму из титульного населения... Но… Но в национальных республиках при разборках кто прав, кто виноват всегда решала милиция, которая состояла сплошь из местных «кадров» со своим специфическим менталитетом и считала себя единственной реальной «законной» властью на местах с «макаровым» в кобуре в отличие от «пришлых» военных с оружием, запертым в сейфах…

КР-МЕНЮ.jpg

←ФОТО 91 . Красноводск. Меню кафе.

Забавно! «Восток- дело тонкое». Многие отрасли городского хозяйства были поделены между «диаспорами» на «сферы влияния». Например, в одних магазинах чувствовался «русский дух», в то время как в других либо туркменский, либо ещё какой. Некоторым приходило в голову напоказ блеснуть своими познаниями в русском языке – и покупатель читал приблизительно так: ценник у большой кастрюли – «каструл», ценник кастрюли среднего размера – «каструлик», ценник маленькой кастрюли – «каструлчик». Встречались и вывески «мороженное», и «парикмахерское»… Или перечисление фамилий лиц женского пола, начиная с директора ресторана, завпроизводством и т.д., сразу же под заголовком «сладкие блюда» в ресторанном меню…

К подобным «приколам» можно было отнести то, что кое-кто из местных жителей за рулём, включив, допустим, правый поворот, элементарно мог повернуть налево, и наоборот. Какие могут быть претензии? Он же ВКЛЮЧИЛ ПОВОРОТ!!

1.10.3. Была в одном месте, если идти от вокзала по шоссе в направлении морвокзала, небольшая столовая в старинном одноэтажном зданьице. Не знаю, кто были по происхождению повара, а с клиентами работали гостеприимные русские тётки. Восточные блюда – начиная с «шурпы», «лагмана», «плова» – вкуснейшие! пальцы себе пооткусываешь! достойно «Тысячи и одной ночи»!Вспоминаю – не будите в моём желудке зверя!

1.10.4.Как рассказывал один мой знакомый по линии местного уголовного розыска и ОБХС, свадьбы-женитьбы в солнечной социалистической Туркмении совершались в соответствии с договоренностью родителей и шариатом с выплатой калыма. Последнее преследовалось по закону, но «взять за одно место» нарушителей было невозможно: улики отсутствовали. Размер калыма увеличивался, если девушка была белокожа и с чертами лица, приближающимися к европейским. Наибольший калым, достигавший в денежном выражении нескольких десятков, а то и сотню и более тысяч рублей (при том, что автомобиль «Жигули» тянул на 5500 рублей – госцена), выплачивался, если невеста была искусна ткать ковры (в магазине коврик ручной работы в 0,5 кв. м. стоил не менее 150-200 руб.)– женитьба на такой девушке приравнивалась к приобретению промышленного предприятия.

←ФОТО 92. Туркменские ковры.

Также местный уголовный кодекс преследовал на бумаге принятую у туркмен разновидность брака, носившую специфическое местное название. В этом случае мужчина без заключения брака жил в течение года с женщиной, которая должна была успеть если не родить, то хотя бы забеременеть– вот тогда она становилась его официальной женой. В противном случае женщина изгонялась (с соответствующей «славой»). Но попробуй разберись, кто из двоих стерилен.

1.11.5. Однажды встретил знакомого из «местных» (уголовный розыск), которого давно не видел: «Где пропадал?». Оказалось, в бескрайних туркменских просторах правоохранительные органы решили устроить «инвентаризацию» пасущихся там овец и верблюдов. Подготовились, вооружились, оснастились автотранспортом. Устроили облаву. Окружили стада, согнали в кучу – кинули клич по селениям: «Забирай своих!». Прибыли хозяева, по меткам на животных и под протокол забрали принадлежавший им скот. Осталось множество скотины, хозяева которой в течение длительного времени так и не объявились. Неумелые менты пасли, как могли эти стада, наелись баранины на всю оставшуюся жизнь («ногу баран сломал – приходится резать»)…В конце концов скот оприходовали как бесхозный. А по степи полно следов колёс грузового транспорта – дорог не нужно, поскольку проехать можно почти всюду в любом направлении - явно возили левую шерсть, левое мясо, левый скот… Цеховиков, левую экономику советская власть даже в советской России не сумела задавить и изжить - что уж говорить про «национальные окраины». «Восток – дело тонкое» (читаем: ранний В.Пикуль «На задворках империи»).

1.11.6. Из других любопытных моментов на уголовную тему. В Туркмении и в советское время добывали немало нефти, газа… Здесь работали вахтовым методом немало нефтяников с Западной Украины, где довольно быстро истощились собственные нефтегазовые месторождения. Скотоводство оставалось тради-ционным занятием для изрядной части туркменского населения (- «Бекбердыев, что будешь делать после дембеля?» - «Моя баран паси, верблут паси»), всячески поощрялось советской властью (вспомним статьи в «Правде» и «Известиях»), и чабаны, несмотря на свой непритязательный внешний вид, на деле, как правило, были весьма зажиточными людьми. У них скапливались большие суммы, однако чаще всего в мелких купюрах: «трояки», «пятёрки», «десятки». Ведущим кочевой образ жизни людям было некомфортно возить за собой множество мешков, набитых деньгами, поэтому они по своей инициативе предлагали на рынках обменять свои 110 рублей «мелкими» на твою одну бумажку достоинством 100 рублей – 110 : 100. По советским законам такой обмен квалифицировался как «мошенничество» (или «незаконное обогащение»?) и преследовался в уголовном порядке.

1.11.7. Население современного Туркменистана оценивается в 5-5,5 млн чел. В постсоветское время осуществлены в крупных масштабах преобразования в самых различных отраслях промышленности. Возникает вопрос: если действительно имел место исход основной массы русских и прочих «пришлых», если прекратилось использование труда нефтяников с Западной Украины, то кто занимает должности ИТР, рабочих, кто реально осуществляет «процессы», которые надо доводить до успеха и без аварий? Откуда кадры? Неужели «титульные»?

1.11.8. Казахи. Внешне казахи разительно отличались сильной раскосостью разреза глаз. Бóльшая часть казахов проживала не в городе, а «на природе», занималась скотоводством (овцы, да и верблюды тоже). Не знаю «историю вопроса», но сложилось впечатление, что среди местного красноводского населения одним из самых унизительных оскорблений почему-то было обозвать человека «казахом». Мусульмане, но кладбище имели отдельно от туркмен. Казахские девушки и женщины ходили по какой-то резко выделяющейся на Востоке немусульманской «моде»: в национальных юбках до колен(!), какой бы неидеальной формы ни были ноги; поверх пёстрых блузок светлых, белых оттенков обязательно надевали плюшевые безрукавки синего или зелёного цвета, на шеях висели мониста из старинных монет, очевидно, передаваемых из поколения в поколение, которые звучно звенели при ходьбе (очевидно, производимый звон почитался за шик!). Свои волосы казахский женский пол то ли мыл, то ли специально смазывал чем-то из молочной продукции животноводства, поэтому если в душном городском автобусе, тем более, летом, ехали казашки, атмосфера наполнялась специфическими миазмами. И в современное время доля казахов в растущем населении города весьма скромна.

1.11.9. Персюки. В основной своей массе выходцы с соседнего Кавказа, азербайджанцы и армяне. Деловые - «купи-продай». Как всегда и везде, куда ступала и ступает их нога, прежде всего правдами и неправдами захватывали и «держали» местные продуктовые рынки, подкупая власти и одновременно вытесняя из руководства ими «инородных», то есть, аборигенов (местное население само принесёт торгашам свои деньги – ведь кушать хочется минимум три раза в день).

Продукция, выставленная на рынке, – в сравнении с «государственной», которая столь бодро гнила (или которую успешно «гнили»?) на единственной государственной плодоовощной базе, что даже стала одним из сюжетов очередного номера «сатирического» киножурнала «Фитиль» - была достаточно свежей. Возможно, доставлялась в город на паромах, а то и рейсовыми самолётами. Цены обычно - на морковь, капусту, что иное – одна штука – рубль. Далее – как в детской присказке: «Два рубля кучка, а в кучке три штучки» (современное «три по цене двух»). Плод граната стоил штука – рубль, в то время как через море, 270 км, в Баку, то же самое продавалось уже стабильно по весу и куда дешевле: килограмм таких же плодов стоил 60-80 копеек, ну, может, и тот же рубль. Да, на рынке можно было купить действительно спелейшую дыню-торпеду из Узбекистана (равно как и отравиться селитрой), каких до сих пор не найти в Москве и которая так неожиданно удивительно и гармонично сочеталась по вкусу с чешскими «аптечными» ликёрами «Бехеревкой» и «Прадедом».

Но на том же рынке могли обнаружить труп какого-нибудь приезжего продавца, явно не сумевшего найти «общий язык» с местной торговой мафией...

1.11.10. Русские. Весьма пёстрая группа населения. Одни – потомственные красноводчане. Другие приехали по каким-то причинам – производственным, профессиональным – и осели, временно ли или постоянно. Некоторых направили в давние времена по комсомольским путёвкам в стародавние годы, и они здесь доживали свой век. Были и сосланные немцы, и иные в своё время «неугодные». Параллельно можно было встретить бывшего власовца. Или «расконвоированного» без права въезда в европейскую часть СССР.

1.11.11.Отдельную категорию составляли военнослужащие и служащие Советской Армии. В основной своей массе добросовестно «тянули лямку», пытаясь за пределами военной службы приспособиться к местным условиям и извлекать радость и удовольствие из того позитивного, что, несомненно, имелось в этом крае, не теряя человеческого лица и достоинства, чести мундира…Некоторые, наоборот, спивались, порой до степени «вдрызг» и отправки на принудительное лечение.

1.11.12.Вообще-то в русском красноводском обществе имелись свои «сливки», своя вполне адекватная интеллигенция, но не без заметного налёта провинциальности по причине обитания в условиях отъявленного захолустья с его общеизвестными ущербностями. Немало было людей попроще, но душевных и порядочных. Но, как всегда, параллельно им - и это доводилось нередко наблюдать и в Грузии, и в Азербайджане - существовала прослойка «низов» городского русского общества, представители которой вольно или невольно адаптируясь, «прогибаясь» под худшие местные стандарты, «отуречивались», маргинализовались и удивляли какой-то интеллектуальной и моральной деградацией и примитивом.

1.11.13.Хватало в Красноводске шпаны, хулиганья. В городе довольно активно «домушничали». Имелись и откровенные маргиналы: бомжи, алкоголики, неприкаянные бездельники обоих полов, именуемые по-местному «пифпахами» и «пифпашками». Уровень преступности был стабильно существенным. Городская тюрьма не пустовала; здесь уже при туркменской независимости, при первом президенте (Туркменбаши), как сообщали СМИ, душили неугодных ему людей. В советское время в Красноводск ссылали и профессиональных проституток из крупных российских городов, например, из Ленинграда, благодаря кому обучавшийся иностранный контингент не испытывал проблем в общении с женским полом.

1.11.14.В довершение темы необходимо вспомнить о существовавшем странном, отдающем непонятной дискриминацией, «Правиле пересечения Каспийского моря», в силу которого проезд из азиатской части страны в европейскую стоил на целый червонец дороже, чем в обратном направлении - из Европы в Азию.

.

КРАСНОВОДСК. Часть II.

«НЕ КОЧЕГАРЫ МЫ, НЕ ПЛОТНИКИ», или о СЛУЖБЕ в ЗАКАСПИИ 1981 –1985.

1981

«Ты помнишь, как всё начиналось?»

(Группа «Машина времени»)

2.1. МЕЖДУ ШИЛОМ И МЫЛОМ.

2.1.1.Март 1981г. Возвращение из первой после выпуска командировки на Родину.

Беготня, бумаги, расчёты…Близость нового поворота на жизненном пути…

2.1.2. В ЦК ВЛКСМ перезрелая «невеста» лет тридцати с расплющенным от постоянного сидения за стойкой задом, но с чувством собственной значимости (вам здесь не хухры-мухры, а ЦК!), выдавая ранее сданный на хранение комсомольский билет, с только ей одной понятной радостью и злорадством (по причине нажитого геморроя?) «каркала»: «Переводчик? Военный? Из-за границы? Подумаешь! Теперь-то куда? В Туркмению? В Мары? Ха!».

Тебе-то что, убогая?

2.1.3. «Куда нам плыть?», - вопрошал великий поэт. Этот же вопрос занимал и меня, пока шли всякие расчёты в «десятке» - и до визита на Беговую.

После всех прожитых на сегодня лет возвращаться в тот уже смутно припоминающийся день… хочется улыбаться! Много ли мне было известно на тот момент времени о возможных перспективах (и «вариантах») службы военного переводчика на Родине? И что за мысли и соображения роились в моей голове в те дни?..

2.1.4. Ну что Москва? Если задаться целью максимально продвинуться вверх по карьерной лестнице - особенно если похерить чисто переводческую специальность и «перекинуться», пока позволяет молодой возраст, в иные ведомства – то столица вроде как самое место для этого. Эти потенциальные возможности счастливо сочетались с тем, что витрина «первой страны победившего социализма», естественно, отличалась средоточием комфорта, насколько он был возможен в СССР, средоточием городской комфортной жизни «со всеми удобствами», которую не могли испортить разное вроде «длинное, зелёное, пахнет колбасой» (загадка тех времён). Москва – это опять же кому как. Вот говаривал же один коллега выпуском постарше меня, бывший ленинградец, ставший москвичом: «Москва! Сколько здесь всего! И музеев, и выставок, и вернисажей, и театров, и Бог знает чего ещё! Только мне всё это нафиг не нужно! Зато мысль о том, что только стоит мне захотеть, только захотеть – и вот оно в любой момент «под рукой»! - греет и ласкает…».

Меня, не москвича, не привязанного к столице как к малой родине, без столичной родни и не знающего толком ни улиц этого города, ни его возможностей ни «правил игры», не успевшего за курсантские годы привыкнуть к этому мегаполису, обзавестись здесь особыми знакомствами и вообще сколь-нибудь значимыми деловыми связями, созданный сталинской волей «Порт пяти морей» в тот момент времени привлекал прежде всего и главным образом в личном плане: возможностью быть рядом с молодой женой-москвичкой, поскольку ей ещё предстояло доучиться и закончить учёбу в университете. В профессиональном отношении дело обстояло не столь однозначно: пока я ещё был достаточно «зелен», пока свежи были мозги, хорошо работавшие на приём и способные «переваривать» массивы информации, пока ещё не появились пелёнки и прочие настоящие заботы, важна была не обязательно столица, не лишь бы «приткнуться» куда-либо в ней, а устроиться обязательно с толком для профессии…

Ну, а что могла бы предложить столица ?

- «Воентехиздат»? Он был мне знаком на слух, но не изнутри. Я даже не знал, что на тот момент времени бывший мой начальник курса занимал там высокую должность… Но априори «Воентехиздат» представлялся самым интересным и продуктивным учреждением в столице с точки зрения возможностей для продолжения самообразования по специальности. Хотя несколько наивно казалось, что если по совести, то в столь серьёзную контору надо приходить уже с достаточным разносторонним и углублённым практическим опытом… Потому-то слово «тех» в аббревиатуре упомянутого заведения напрягало. «Тех» - по разуменью автора этих строк, это было его слабое место, поскольку по выпуску из Института после трёх с половиной лет интенсивной работы на командно-штабных курсах в Алжире он претендовать, по отзывам, на очень хорошее знание организации и обеспечения боевых действий в рамках курса Академии им. Фрунзе, но не более. И это выглядело слабым подспорьем для успешной работы в том же «ВоенТЕХиздате»...

- Подмосковные курсы «Выстрел»? в плане арабского языка они представлялись скорее не как продолжение, а как повторение пройденного в Алжире - в общем, топтание на месте, в силу чего не вызывали интереса...

- Казалось, что продолжение дальнейшей службы в какой-либо академии не будет банальным «убиванием времени». Но при условии, что академия окажется не командная, а инженерная со специализацией на изучение техники и вооружения – что соответствовало моему горячему желанию вплотную заняться ликвидацией своей безграмотности в области арабской технической терминологии и заодно познакомится с вооружением и техникой воочию и на ощупь.

- Родной Институт? Податься в учёные? В те времена в кругах советской интеллигенции ходила такая хохма: «Что такое научная диссертация? Это пространное заявление с просьбой о повышении зарплаты». Что же касается института, то посетил «арабскую» кафедру в отпуске за год до возвращения, пообщался…

Служба на «арабской» кафедре в сравнении с «работой в поле» имела свой немаловажный плюс: она предоставляла существенно лучшие возможности для продвижения вверх по служебной лестнице. Плюс возможность стать обладателем учёной степени – престижно! Но, с другой стороны, у меня тогда сложилось впечатление о том, что служба на кафедре, кроме преподавания, в основном предполагала кабинетную работу с письменными источниками, ограниченными по количеству и явно недостаточными по качеству. Что не идёт ни в какое сравнение с возможностями для личного профессионального роста при стабильном в те времена общении с живыми носителями языка (тогда вспомнилось, как находясь в Алжире, я «добывал» ответы на письменные вопросы одного из преподавателей, корпевших в нашем институте над написанием диссертации). До сих пор сомневаюсь, способствовало ли такое ненормальное, по моему убеждению, положение вещей тому, чтобы «академические умы» реально могли полностью «раскрываться» и «выкладываться» в рамках своего предназначения, при этом обеспечивая дóлжный уровень «рентабельности» своей научной деятельности в смысле её именно практической пользы на выходе?.. Чувствовал, что «заниматься наукой» для меня вполне посильно и даже органично… но после некоторых колебаний между «pro» и «contra» выбор однозначно остановился на работе «на земле», «в поле». Хотя… Хотя, в отличие от научной работы, и этот выбор тоже не идеален, страдает замкнутостью и индивидуализмом в профессии, выражающимися в неучастии в обмене и передаче знаний, то есть, в научной и преподавательской сферах. Да, работа «на земле», а не «в кабинете» предполагает лучшие условия для повышения и совершенствования собственного профессионального уровня (в зависимости от прилагаемых личных усилий - «как «потопаешь», так и «полопаешь»)... И в то же время, увы! минимальные условия для того, чтобы личные «наработки» в той или иной форме стали достоянием общественности… разве что в виде спорадических персональных консультаций: «Вова, ты случайно не знаешь, как будет по-арабски…» или «Как лучше сказать по-арабски…». А когда Вова закончится, что останется после него?..

Лирическое отступление. Прошли десятилетия после выпуска, и, уже убелённые сединами, посещаем, например, «Библио-Глобус» на Мясницкой… Второй этаж, «Иностранные языки»… Вот полка «Арабский язык»… Глаза разбегаются от того, сколько учебников и пособий… но либо разговорники, либо по одной только арабской грамматике… От фамилий авторов и разноцветья обложек рябит в глазах! Невольно напрашивается вопрос: ужели речь во всех этих работах идёт о грамматике одного и того же языка? Ужели арабская грамматика столь «многолика»?.. Зачем столько изданий её одной? Хотя понятно: закономерные издержки «кабинетной» арабистики. А за пределами пособий по грамматике и разговорников что имеется? Скудство! Из того, чему можно действительно доверять, всё те же «Харлампий Карпович» и «Борисов». И мизер конкретного, весомого, ценного с практической стороны не для «начинающих», а для «продвинутых» арабистов «по отраслям», как будто в повседневном обиходе арабов нет ни юриспруденции и права, ни политологии, ни экономики, финансов и коммерции; не существует ни науки, ни техники, ни промышленности, нет военной и бытовой лексики и массы всего иного! Да и «Баранов» с «Борисовым» увы! с каждым новым пятилетием всё ощутимее отстают от «уходящего в отрыв» развивающегося арабского литературного языка: не находят себе отражения «новеллы», из года в год накапливаются «долги» за прошлые годы – в отличие от регулярно обновляемого авторами англо-арабского «المورد»(«Al-Mawrid»)!

Несомненно, где-то «водятся» имеющие практическую пользу наработки… Даже по «отраслям»… В Военном институте? В ИСАА? В МГИМО? В ЛГУ (СПбГУ)? В МИДе? Впечатление арабиста-практика, которого больше всего интересует общение с носителями языка, а, значит, имеющая действительное хождение «рабочая» лексика по областям: судя по книжным полкам, официальная арабская лингвистика в краю родных берёз представляет собой некий набор этаких «сект» с, порой, солидно звучащими вывесками, замкнутых, варящихся в собственном соку…

Однако, пора вернуться назад и попытаться вспомнить свои раздумья-гаданья образца марта 1981г. о «трудоустройстве»… Так, например, не подозревал о существовании таких столичных «возможностей», как, например, служба во «встречах-проводах»… Или – это додуматься надо! - в каком-нибудь московском районном военкомате (с вероятностью «несчастного случая на производстве» по тов. Саахову: пристраститься к спиртному по рюмочным, шашлычным и чебуречным, поскольку не все призываемые из запаса, будучи уже солидными дядями, хотели бы из-за «каких-то» сборов потерять свои «хлебные» места и предлагали этот вопрос «обговорить в удобном месте»)…

- Что касается «периферии», то и о ней мои представления были на уровне обрывочных слухов…

В общем, предстояло посетить ГУК за назначением… Впервые. Что «предложат»? Куда «проситься»? На кого и что «ссылаться»?.. Куда кривая вытянет!

Кстати! Переводческие каламбуры той эпохи касательно мест службы:

а) главные кумиры лингвиста в пору его безоблачного детства - Чук и Гек (персонажи Гайдара-писателя) - при его переходе в ипостась военного переводяги трансформируются в ГУК и чек,

б) если когда-то и было, что «Кадры решают всё!» (И.В.Сталин), то ныне «В «кадрах» решают всё!».

2.1.4. …И вот этот день, يوم القدر , наступил… Беговая. Солидное здание традиционно жёлтого цвета для сталинского ампира. «В «кадрах» решают всё!».

Ещё до собеседования было ясно, что, в принципе, мой вопрос там уже «решён».

Собственно беседа в ГУКе началась со вступления – с демократического и вежливого, но ничего не значащего вопроса о том, где бы я желал продолжить службу. «В «Воентехиздате» - чувствую, что способен, что такая работа как раз по мне!»,- был мой нескромный ответ.

Далее последовало то, что можно принять за мотивировочную часть решения суда («учитывая, что…»), или, проще, назвать перечнем того, в чём я не успел преуспеть к данному приходу за назначением:

а) не обладаю пропиской в первопрестольной (прописка и жилплощадь супруги – не в счёт);

б) не обременён многодетностью (трое детей и более) отцом;

в) в белокаменной на данное время вакансий, «к сожалению, нет»;

г) вообще после выпуска не служил «на периферии». Это большой минус, его надо срочно ликвидировать, а вот для этого как раз есть где.

(При бóльшей степени откровенности, возможно, могло бы ещё кое-что добавлено – например, что сам виноват, что лично не «нарыл» себе места, которое устраивало бы и где за меня могли бы «замолвить словечко»).

В результирующей части «приговора» мне было предложено избавить посторонних от «греха» и самому выбрать место моей будущей службы за пределами МКАД.

2.1.5. Да, вопреки ожиданиям, предложение выбрать выглядело неожиданно широким и разнообразным: курортный Крым (Перевальное) и ещё более солнечная Туркмения (Мары, Янгаджа, Красноводск)… Что ж, выбирать, так выбирать:

- Перевальное: родной Крым, куча друзей в Керчи, рядом с Перевальным дядя в Симферополе – сел на троллейбус– и там… Но…Но само место одинаково не устраивало меня ни своей тематикой, которую счёл малоинтересной, ни царившим там (слухами мир полнится) самодурством. Зная свой характер, ехать «нарываться»?.. Причём со 200%-ной гарантией, что не в мою пользу?..

- Мары? Янгаджа? И там, и там – ПВО. По тематике это уже неплохо. Жаль, что боевое применение - обслуживание и ремонт куда интереснее и полезнее. Однако ещё в Алжире хороший знакомый коллега, в чьей объективности не приходилось сомневаться, «посидевший» и в Марах, и в Янгадже и разобравшийся с «за» и «против» службы в этих «точках», живописал их без прикрас, как есть изнутри, и не дал положительных отзывов: «Только в самом крайнем случае»… Нет, пока не тот «крайний» случай…

Что ещё у нас?

- Красноводск? А там что? Авиация? Тут нет двух мнений – в ней обе стороны прогресса – и наука, и техника – органично воплощены. Пока не «пробовал», но представление имею по службе отца и дяди, воевавшего ещё в небе Кореи…

Информация в ГУКе о «точке» в Красноводске оказалась весьма скудной и приблизительной... Тем не менее, из всего предложенного невзыскательного «меню» из шила и мыла блюдо «Красноводск» выглядело в нём наиболее привлекательным. Хотя и мутным. Свою роль сыграли и прозвучавшие одна-две знакомые фамилии из штата тамошнего бюро переводов, тем более, что среди них фигурировал коллега, отсоветовавший в своё время Мары и Янгаджу…Но главное - АВИАЦИЯ (упование на то, что меня там ждёт интересная работа в связи с гарантированной технической сложностью материальной части…«чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы» (Н.Островский)...

Итак, «ставим» на этого кота в мешке – на Красноводск!

«Поди-ка послужи!»

(А.Грибоедов. «Горе от ума»)

2.2. НА ПЕРЕКЛАДНЫХ.

2.2.1. Получил предписание, в котором министр обороны мне не приказывал, а старомодным дворянским языком девятнадцатого века всего-навсего «предлагал» убыть для прохождения дальнейшей службы в в/ч 03149, находящуюся там-то.

2.2.2. Решил сэкономить пару суток - прямым авиарейсом в Красноводск. Облом: билетов на прямой рейс «Москва-Красноводск-Ашхабад» не оказалось. «За час до вылета» - слишком большой риск «пролететь мимо кассы». Значит, вместо поезда самолётом до Баку, а там паромом 12 часов до Красноводска, что лежит напротив через море (270 км).

2.2.3. Рейс задержался в Москве – значит, прибытие в бакинский аэропорт тоже с опозданием. Паром: Бог весть где находится морвокзал и как и сколько времени до него добираться, совсем скоро «цигель, ай-лю-лю!», если верить расписанию…

2.2.4. В общем, аэропорт Баку, ночь, переходящая в раннее утро. Единственный таксист-азербайджанец за «да-аставлю с вэтэрком и в лючим виде» заломил с нас (я и ещё один при погонах) «полтинник». Поторговались. Много не сбросил. Потом, уже в дороге, когда мы, боясь опоздать, тревожно пытались разглядеть город сквозь предрассветный сумрак, таксист на машине с «шашечками» - из якобы государственного таксопарка (советские же времена!) объяснял реалии жизни в Баку: «Вот я с вас ба-альшие дэнги взял. Мне самому стидно. А по-другому в Баку нельзя! У мэня син дурак – в школе учитэлу плати. У меня жина савсем балной – врачу плати. Хозяину этот машина – тоже плати. Рэмонт, бэнзин – вэздэ плати. Мнэ савсэм мало остаётся»…

«Рыночные отношения», которые нас, далёких от этого, подстерегали в будущей Российской Федерации всего лишь через какой-то десяток лет впереди, давно укоренились в этих азербайджанских краях и успешно «обкатывались» для дальнейшей экспансии на «целину» - на север, где Россия с её «ничьими» рынками и базарами...

2.2.5. Паром, однако, не торопился отчалить. Затем не очень спешил наверстать отставание и плёлся 13 часов, тяжело, нехотя покачиваясь на морских волнах… Несмотря на непривычную обстановку, время тянулось удивительно муторно, особенно под конец перехода.

2.2.6. …Вечерело. …Вот уже и туркменский берег возник. Проступал на горизонте тёмной полоской, и оттого казалось, что это так выглядит буйная зелень…

Хренушки! С некоторого расстояния до берега тёмный цвет «буйной зелени» резко сменился на разочаровывающий бежево-песочный, замаячили вдали белёсые резервуары нефтехранилищ…

2.2.7. На Красноводском морвокзале, пока я наводил справки, разобрали такси и разъехались. Довольно долго морочили голову насчёт автобуса до города, который «вот-вот…». Наконец оказался у железнодорожного вокзала. Что дальше? Маршрутка? Городской автобус №4, который едет «на Гору» в аэропорт?

2.2.8. …Добрался на такси до автобусной остановки «1-я площадка» (см. фото 83 ниже). Вышел, рассчитался – и взял курс, как рекомендовали в ГУКе, на выступавшую на заднем плане поверх крыш одноэтажных домиков «четырёхэтажку» (оказавшуюся так наз. «домом лётчиков»)…И надо же! Первый же повстречавшийся у подъезда четырёхэтажки офицер оказался из того самого учебного отдела, где мне предстояло продолжать службу!

↑ФОТО 83. М/р «1-я площадка». Слева и справа – одноэтажные жилые дома с двориками. Впереди –жилое четырёхэтажное здание («дом лётчиков), указанное в ГУКе как ориентир; за ним слева торцом (не видно) – такая же четырёхэтажка – гостиница для иностранцев.

«Вытащили» из одноэтажного домика неподалёку при участочке с хилыми деревцами начальника бюро переводов (Вл. Остапкенко), доехали до части – благо недалеко.

Быстро поселили в фанерной гостинице в расположении части, где я провёл первый период службы в здешних местах: умывальник, душ, ТВ в «холле», а сортир на улице, типичный «деревенский». Неудобства: ещё до наступления утра, пока не привык, несколько раз за ночь просыпался от всепроникающего рёва двигателей «Ан-24»: гражданский аэропорт работал круглосуточно…

Обитали в соседних «номерах за стенками из фанерки кое-кто из сослуживцев и коллег.

Познакомился поближе с двухгодичником Серёгой - выпускником Харьковского политеха, когда что-то сгорело в магнитоле, когда штормовым ветром замкнуло провода на улице... Японская магнитола без электрической схемы? Легко! Придумщик был Серёга. Однажды летом в выходной, когда все убыли на пляж, смотрю: дверь в его комнату открыта, сам Серёга сидит в кресле с закрытыми глазами и с надетыми наушниками и…

- А ты-то что ж не на море?

-Солнце надоело. Потом как варёный рак в автобусе. А здесь, под вентилятором, кайф, – и протянул наушники. В наушниках, то нарастая, то затихая слышался шум морского прибоя… Оказалось, чего проще - схема из двух конденсаторов, один разряжается, другой заряжается…

↑ФОТО 84. Красноводск. «Гора». Микрорайон «1-я площадка» (жилой военный городок Учебного центра). На надпись жёлтым не обращать внимания – не моя!

1. В левой части перекрёсток-круг (см. фото 85 и 86 ниже): дорога вниз – к Ущелью и далее в город (см. фото 26 и 27 в п.1.1.); дорога направо – в гражданский аэропорт и авиагородок; дорога вверх – в нашу в/ч (метров 900) – см. фото 87 и 88 ниже.

2. Дома со светлыми крышами – жилые одноэтажные многоквартирники с двориками (см. фото 90, 91 и 93), а также имелась гостиница-барак (скорее всего, четвёртая в крайнем правом ряду, считая снизу вверх);

3. Дома с тёмными крышами в верхней части снимка – четырёхэтажные, снизу вверх на снимке: жилое здание «поперёк»- жилой «дом лётчиков»(см. фото 83 выше), далее перпендикулярно к нему – гостиница для иностранцев (и переводчиков - точно была такой при мне в 1980-1985гг.); выше неё на снимке – три здания, строительство которых разворачивалось с 1984г. и было завершено уже после моего убытия из штата.

4. Ниже нижнего обреза снимка от микрорайона – туркменское кладбище.

2.3. ПЕРВАЯ ПЛОЩАДКА.

Непосредственно в Учебный центр вела дорога от круга-перекрёстка, расположенного близ микрорайончика «Первая площадка» (см. фото 84 выше и 85-92 ниже), который представлял собой в те годы военный городок. Здесь проживали, в основном, военнослужащие из Учебного центра, семейные и бессемейные.

К «Первой площадке» особое, тёплое отношение, поскольку впоследствии мне, как и большинству переводчиков бюро переводов учебного отдела, довелось бóльшую часть своего пребывания в Красноводске также прожить именно там.

КР-1969!!.jpg

↑ФОТО 85. Круг-развилка: три дороги – в аэропорт, в Ущелье, в наш Учебный центр (см. фото 84 выше).

На фото: оформление круга в советское время со стелой «1869-1969». Что скульптура держит в поднятой руке и как это связано с Красноводском – до сих пор загадка для автора рассказа.

КР-1-я КРУГ.jpg

↑ФОТО 86. Тот же круг-развилка: (см. фото 85 выше).

На фото: оформление перекрёстка уже в постсоветское время.От прежних времён

сохранился «пьедестал» стелы «1869-1869». За стелой в небольшом отдалении – каменоломни, в которых, по преданию, содержали японских военнопленных,

пробивавших «Ущелье» из города на «Гору» (см. фото 26 и 27 в п.1.1.).

↑ФОТО 87. Дорога от круга (см. пояснения фото 83 и 84 выше)мимо 1-й площадки (справа) в нашу бывшую воинскую часть, метров 900 (см. фото 88 ниже). На заднем плане 4-хэтажный «дом лётчиков»(фасад), слева из-за дерева виден жёлтый торец гостиницы для иностранцев; ещё левее далее – торец дома постройки после 1985г. Сразу слева от него вдали в километре-полутора белеют строения бывшего Учебного центра боевого применения авиации ПВО стран, в т.ч. вроде и нашего Учебного отдела.

КР-засып

↑ФОТО 88 . Красноводск. М/р «1-я площадка». Старая дорога от круга в нашу бывшую в/ч 03149 (строения на заднем плане) - перерезана и блокирована новым современным шоссе «Аэропорт-Авазà».

КР 1-я!!!.jpg

↑ФОТО 89 . Справа - М/р «1-я площадка» (дома постройки после 1985г.) и вдали - новый аэропорт. Посередине – новое шоссе «Аэропорт-Авазà». На заднем плане от центра справа налево на удалении 1 км: белеет здание бывш. Учебного отдела; чуть левее его- белеют здания, по-моему, АЭРУМСа (запускали радиоуправляемые мишени); ещё левее – административно-учебный городок и плац; почти у левого обреза – въезд в Учебный центр, КПП, казармы, гостиница, лётная столовая и кочегарка.

КР-1пл домики.jpg

↑ФОТО 90. М/р «1-я площадка». (См. фото 83 и 84 выше).Типичный жилые многоквартирные одноэтажные дома с двориками.

КР 1я пл дворик!!!.jpg

↑Фото 91. М/р «1-я площадка». (См. фото 83 и 84 выше).Частный дворик.

КР-1я пл гаражи!.jpg

↑ФОТО 92. М/р «1-я площадка». (См. фото 83 и 84 выше). Гаражи вдоль внешнего забора, оставшиеся после военнослужащих, в которых хранили авто и картошку.

2.4. ЗНАКОМЬТЕСЬ: УЧЕБНЫЙ ЦЕНТР БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ АВИАЦИИ ПВО СТРАНЫ (В/Ч 03149).

2.4.1. В Красноводске, точнее, близ него, на возвышенном плато, в те времена существовал военно-гражданский, или «совместного использования» аэродром с прекрасной более 3,5 км длиной взлётно-посадочной полосой (далее – ВПП), правда, западная оконечность которой неудачно «упиралась» в довольно высокие холмы, которые с обратной стороны обрывались вниз вообще крутой высокой стеной, нависающей над городом. Преодолев гребень, самолётам, заходящим на посадку с этого курса ВПП, приходилось снижаться по весьма крутой глиссаде (дальний привод находился не на положенном удалении 4 км от начала ВПП, а на месте ближнего – 1км), что создавало понятные сложности в пилотировании вплоть до трагических исходов. Так, по сведениям, при посадке с этого курса в 1970-е гг. разбился о скалы Ан-24; во второй половине 1980-х гг., Ту-154 при посадке ударился хвостовой частью о ВПП с последующим отломом хвостовой части и жертвами.

2.4.2. С одной стороны от ВПП находилось зачуханное сиротское двухэтажное здание аэропорта с «чердаком» в качестве диспетчерского пункта (ДП) и с небольшим залом ожидания на первом этаже (см. фото 93). Имелись ещё какие-то строения, относящиеся к аэропорту, в том числе для досмотра багажа пассажиров; наличествовал чахловатый, но тенистый садик с беседкой и бродячими собаками и бездомными кошками, а также площадь с конечной остановкой автобуса №4 и маршруток (№10?) и «лечебные» заведения, до которых от родного учебного отдела ходу было всего какой-то километр по прямой через пустырь с кустиками, сусликами и фалангами. Эти заведения заслужили, чтобы военнослужащие нашей части всякий раз вспоминали о них с должной теплотой: ресторан «Встреча» и кафе «Минутка», которые не закрывались до убытия авиарейса на Москву (21:30 – 21:45 МСК в то время, как «пьяные» отделы магазинов были закрыты уже в 17:00 МСК). Ну, и «газбудка» «Лилия». Несколько поодаль – жилой Авиагородок. Всё вкупе – микрорайон «2-я площадка»…

В упомянутом здании аэропорта в отдельном внутреннем помещении разме-щались милиция в форме и оперы в «гражданке», а также и «контрики», с которыми доводилось контактировать в качестве начальника патруля. Там же имелось всё необходимое для их работы, замызганные журнальчики «Советская милиция» с министром Щёлоковым, то выступавшим, то вручавшим, а под оргалитовым стеклом на столешнице - набор фото личностей, объявленных в розыск. Люди в «гражданке» добросовестно «трясли» пассажиров, т.е., производили тщательный досмотр их багажа. Изымали, если находили, осетрину, икру, спирт… Пассажиры обижались и не знали, что главным пунктом «шмона» был поиск наркотиков, поскольку через вроде убогий на вид Красноводск проходил один из магистральных маршрутов наркотрафика из Центральной Азии в европейскую часть СССР.

КР-аэроп стар-здан!!.jpg

↑ФОТО 93. Красноводск. Главное здание старого аэропорта. После реконструкции в постсоветское время смотрится довольно весело.

Забавно! Вспоминается осень 1982г., проводы родственницы на вечерний рейс «Ашхабад – Красноводск – Москва». Самолёт «тормознули» уже в Красноводске для устранения какой-то неисправности. Часа три с половиной до объявления посадки довелось сидеть внутри этого тогда непритязательного на уют здания. Среди улетающих был и коллега тёзка В.Саулеп, не столь давно вышедший из госпиталя, где лечил переломы обеих ног, причём что-то там не очень удачно срослось. Будучи несколько «напровожавшимся», темпераментный Василий сидел на скамье в зале ожидания… и заснул… Очевидно, ноги ныли и беспокоили болью - не просыпаясь, со стоном он их поднял с пола и положил на скамью напротив – прямо на белоснежный плащ сидевшей там молодой дамы. Та сдвинулась в сторону. Но минут через пять - десять, опять со стоном, Василий во сне переменил положение ног – опять на белоснежный дамский плащ… Как ни пыталась дама отодвинуться по возможности (все места на скамьях заняты) влево или вправо, ноги Василия в сопровождении стона неизбежно настигали её плащ… Публика со скуки с интересом наблюдала за этим действом… Пока Василий не проснулся...

К нынешнему времени на этом месте власти независимой Туркмении «отгрохали» нечто в стиле ОАЭ (см. фото 94 и 95 ниже), а обширную голую территорию вокруг засадили саженцами деревьев (и финиковых пальм?).

КР-АЭРОПОРТ ИЗДАЛИ ОБЩ.jpg

↑ФОТО 94 . Красноводск. Здание нового аэропорта, строительство которого началось в 1984г., а реконструкция - в начале 2000-х гг.

КР-аэропорт внутри.jpg

↑ФОТО 95. Красноводск. Новый аэропорт. Интерьеры.

Вдоль восточной «обочины» ВПП располагался Учебный центр боевого применения истребительной авиации ПВО страны, в составе которого с 1980 г. действовал Учебный отдел. Учебный центр был образован на месте до этого там располагавшейся 225-й (не ручаюсь за точность номера) сводной авиаэскадрильи. Сам Учебный центр вёл свою родословную от некоторой авиационной части, о боевом пути которой повествовала специальная стела, однако к стыду автора этих строк по прошествии трети века сегодня затруднительно сообщить точные исторические сведения о происхождении Учебного центра. О тех былинных временах свидетельствовал поставленный на постамент в положении резко взмывающего в небо МиГ-15 (с ракетами под крыльями). Этот памятник истории авиации в здешних краях находился на краю административно-учебного городка из деревянно-фанерных строений, окружавших плац. Здесь располагались основные службы Учебного центра, часть казарм и учебные классы, на центральной же площади (плацу) городка со временем также на постамент был поставлен истребитель-перехватчик МиГ-25 – та авиационная техника, которая находилась на вооружении учебного центра в «новое» время. Судя по картам Гугл, этот памятник и поныне на своём месте посреди того немногого, что сохранилось от деревянного административно-учебного городка.

↑ФОТО 96. Истребитель-перехватчик «МиГ-25» без вооружения на взлёте.

2.4.3.С середины весны до середины осени Учебный центр бурлил активностью: ежедневно, а летом ещё и еженочно взлетали и садились истребители-перехватчики (сюда в рамках боевой подготовки из разных уголоков Родины по очереди слетались полки авиации ПВО страны для выполнения боевых стрельб по мишеням над заливом Кара-Богаз-Гол, в ядовитом рассоле которого, будучи сбитыми, они успешно аннигилировались). Все военные гостиницы были забиты лётным составом «под завязку».

↓ФОТО 96. Красноводск. Учеб-ный центр. После выполнения боевых стрельб.

Технóта в непривычных для здешних краёв комбинезо-нах чёрного цвета (у наших, «местных» – песочного цвета) ютились в два этажа в толстостенных ж/б укрытиях для авиатехники; делали свое дело, параллельно били змей, пытавшихся подглядывать за нехитрым бытом служивых; несмотря ни на что, «квасили», и не было на моей памяти такого года, чтобы сезон стрельб обошёлся без «груза 200».

КР-АЭРУМС.jpgФОТО 97. Учебный центр. Проверка специалистами АЭРУМС функциониро-вания систем радиоуправляемой ми-шени.

2.4.4.Кроме того, Учебный центр нёс круглосуточное дежурство по охране воздушного пространства страны, и время от времени дежурная пара истребителей совершала перехват и уничтожение неопознанной воздушной цели, по признакам поведения в воздушном пространстве – воздушного шара, или зонда, неизвестно, кем, откуда и в каких целях запущенного…

2.4.5. И Учебный центр, и гражданский аэропорт, естественно, находились за пределами городской черты (в минутах 20-25 езды от центра города на неторопливом городском автобусе №4 или 10-15 мин. от вокзала на маршрутке). Весьма недалеко, особенно по понятиям столичного мегаполиса. Но достаточно для того, чтобы всем, кто там выполнял свои служебные обязанности, приплачивали надбавку за пребывание вне городской черты, именуемую в тамошнем служивом народе «надбавкой за дикость». Кроме того, переводчикам за знание восточного языка добавляли аж целый червонец (бутылка туркменского коньяка или 4 кг мяса), а «западникам» - всего лишь только «пятёрку», что, впрочем, тоже лучше, чем ничего. В общем, не жизнь, а «лафа».

2.4.6. Будучи расположенным на западе Туркмении, в 2 часах 50 минутах беспосадочного полёта на Ту-154 от столичного Домодедово в направлении Ашхабада (Красноводск – промежуточная посадка на маршруте; стоимость билета от него до Москвы – 44руб., до Ашхабада – 10 руб.), Учебный центр, тем не менее, относился к Московскому округу ПВО. Но мало этого - чтобы синхронно работать с центральными органами управления в Москве, Учебный центр «жил» по московскому времени, то есть, трудовое утро у нас начиналась на два часа позже, чем у местных гражданских по туркменскому раскладу. Свои неудобства: если приспичивало бежать в магазин насчёт «горючего», надо было успеть «решить вопрос» до наступления 17 часов МСК, поскольку по всей стране в 19 часов местного времени прекращалась продажа спиртного.

Несмотря на принадлежность территории Туркм.ССР, наша часть вроде бы находилась в зоне ответственности Бакинского округа ПВО, поскольку ближе к середине 80-гг. здесь постепенно разворачивали строительство объектов различного назначения в интересах данного округа инженеры-строители «из-за моря» - из Баку. Не помню, чтобы Туркестанский округ ПВО упоминался в части, хотя ещё тогда врач-дантист из санчасти жаловался, что десять лет безуспешно направляет в Ашхабад заявки на замену зубоврачебного оборудования, сроки службы которого давно вышли. Туда же, в военный госпиталь отправляли иностранцев, лечение которых в Красноводске вызывало затруднения…

Забавно! В прямой связи с этими заморочками с военными округами. Так, в сентябре 1981г. в нашу часть прибыли и получили назначение в наш учебный отдел два выпускника Даугавпилсского (Латвийская ССР) высшего авиационного технического училища. В процессе положенного «представления вновь прибывших личному составу коллектива начальник отдела, уже бывший в курсе предварительной информации о том, «кто есть who» (сами личные дела поступали обычно на месяц позже), спросил одного из них: «Ну, с твоим коллегой всё ясно: разгильдяй - пробу ставить негде, ему здесь самое место. А вот ты-то с «красным» дипломом в кармане как умудрился угодить в эти края?» Свежевыпеченный лейтенантик Виталик доложил: «Красный диплом – это право самому выбрать для себя военный округ для дальнейшего прохождения службы. Я сначала выбрал Киевский, но друзья мне: «Чего мелочишься? Что там Киевский округ! Раз выбирать, так уж выбирай Московский!!» Вот я и выбрал Московский округ ПВО»…

2.4.7. Льготы касательно сроков прохождения службы и выслуги на Учебный центр не распространялись. Офицеры, не хлопотавшие о переводе в иные края, служили десятилетиями в одной и той же части вплоть до увольнения по достижении предельного возраста в данном воинском звании.

В учебный центр время от времени переводили офицеров – по обязательной замене! – из «льготных» районов, например, с Дальнего Востока. Прибыв в Красноводск, эти «льготники», покрутив носом, говорили: «Да, солнце горячее, море тёплое, зимой морозы не кусают, снег не заметает, дыни, виноград…А всё та же дикость! Шило на мыло!»

Имелась в наличии (где у нас без этого!) прослойка спивающихся и спившихся. Некоторые разводились. Естественно, были морально-эмоциональные проблемы у некоторых жён военнослужащих, жестоко переживавших, что их «лучшие годы жизни безвозвратно загублены в ничем не примечательной дыре». Не всё «о`key» с положением в школах, при котором дети имели возможность не получить полноценного школьного образования (то учѝтеля по одному предмету месяцами, а то годами нет, то другого учителя)... В общем, «всё как у людей».

Лирическое отступление. Некоторые дочки надолго засевших в глуши, за неимением иных вариантов, офицеров выходили замуж за тех, кто был доступен. Нередко за разгульных лейтенантиков – и надо же! У не по годам мудрой молодой жены (или её родители такие оказывались?) технарь литёха-гуляка и выпивоха с признаками «асфальтовой болезни» на лице, (следы нетрезвых падений на асфальт), «завязывал», переставал «забивать на всё», начинал «работать над собой» - и глядишь, убывал на учёбу в академию с перспективой подняться по служебной лестнице выше гарантированного звания старшего лейтенанта (право на дембель в 38 лет «в народное хозяйство» за бесперспективностью дальнейшей военной службы) и даже капитана-инженера (то же право по достижении 40-летнего рубежа)

Лирическое отступление. Служили в Учебном центре и вольнонаёмные, «служащие Советской Армии», как правило, женского пола, (связистки, медперсонал, работницы военных столовых). С разной долей успеха им удавалось найти себе пару среди военнослужащих. Некоторые «дамы на выданье» проявляли недюжинные натиск и изобретательность, отбивая какого-нибудь женатого офицера-телкà у его законной супруги-клуши.

2.4.8. Для полноты картины «милитаризации» близлежащих местностей можно добавить, что в районе Красноводска несли свою службу ещё военные:

- в Янгадже: учебный центр ПВО, которому будет уделено внимание ниже (см. п.2.11. ниже);

- в самом Красноводске: военно-морская часть, пограничники. Временами нёс дежурство на «приколе» в порту малый десантный корабль (МДК). («Лётчики» и моряки поочерёдно «ходили» на дежурства в ВАИ (военную автоинспекцию) и ради отчётов о проявленном усердии традиционно «тормозили» друг друга на красноводских дорогах);

- на о. Огурчинском (наверное, самые невезучие): воинская часть ПВО страны, дислоцированная на небольшом длинном и узком, песчаном, голом, просоленном со всех сторон каспийской водой и выжженном ярким туркменским солнцем острове несколько к югу от мыса Челекен, что южнее Красноводска. Добро пожаловать, молодые жёны!

- дисциплинарная рота на 9-м километре, название которой говорит само за себя.

2.5. ЗНАКОМЬТЕСЬ: МЫ, УЧЕБНЫЙ ОТДЕЛ...

2.5.1. Главный предмет нашего рассказа - Учебный отдел и Бюро переводов при нём - появились в вышеупомянутом (см. п. 2.4. выше) Учебном центре в 1980г. Официальное название Учебного отдела было несколько длинным и мудрёным – по прошествии тридцати с гаком лет автору этих строк не представляется возможным вспомнить его, не переврав.

Изучаемая в учебном отделе матчасть представляла собой истребитель-перехватчик МиГ-25П (в дальнейшем ПД). Поначалу учебный отдел был на скорую руку сформирован из прикомандированных в весьма северных краях, о которых из в известном фильме Говорухина пел Промокашка при аресте ( «по шпалам» и «поезд «Воркута-Ленинград»). В скором времени отдел перевели в более близкие по климату и характеру местности для планируемого к обучению спецконтингента южные края СССР, где к тому же имелся и такие немаловажные плюсы для учебного процесса, как: а) паста в пишущих приборах не замерзает зимой; б) обучаемые не впадают в оцепенение от холода в учебном классе.

2.5.2.Учебный отдел состоял из собственно учебного отдела (учебных классов для проведения занятий по теории),бюро переводов, а также расположенных «на отшибе» от отдела и на существенном отдалении друг от друга учебной ТЭЧи (технико-эксплуатационной части) и позиции «Трубеж» для проведения практических занятий по обслуживанию и ремонтубоевой техники и вооружения, при этом начальнику «Трубежа» из-за удалённости по штату даже полагался «газик» с водителем (!). На каждом из объектов был свой штат преподавателей или инструкторов.

2.5.3. Учебные классы располагались в одноэтажном П-образном здании с внутренним двориком, железной беседкой и старым лохом (есть такое семейство деревьев с серебристыми листьями – «лоховые» (лох серебристый, в простонародье крымская «маслина», а также облепиха, шеффердия), знаменитым тем, что однажды весной на него приземлилась то ли выбившаяся из сил, то ли больная выпь, которую можно было подержать в руках и посмотреть, как она, распрямляя шею и клюв в единую строго вертикальную линию, пытается этим напугать назойливый люд. Были дооборудованы хозспособом учебные аудитории и постепенно собственными силами совершенствовалась учебная база, в чём принимал участие и автор этих строк, несколько раз получавший по червонцу за участие в рационализаторской работе в качестве оформителя (вспоминается «А Козлевичу?!» из бессмертного «Золотого телёнка»)…

2.5.4. Учебная ТЭЧ представляла собой высокое здание-ангар с рабочими помещениями по периметру и с учебным самолётом соответствующей модификации, предназначенном не для выполнения полётов, а для того, чтобы его двигатель, агрегаты и оборудование снимали, выполняли работы по техноло-гическим картам и обратно монтировали на самолёт в учебных целях. Снимали и двигатели – вручную с помощью приспособлений, обслуживали их и возвращали на место, после чего подвергали холодным прокруткам и испытанию работы на различных режимах, кроме, естественно, форсажа – и без оного напрягшиеся стальные тросы, казалось, едва удерживали машину на испытательной площадке. О процессе засасывания воздуха двигателями можно было судить по тому, как спереди непосредственно перед воздухозаборниками с поверхности земли, изгибаясь и закручиваясь, быстро подымались голубовато-сизые, как сигаретные дымки, струйки уплотнившегося воздуха; они тянулись вверх и мгновенно исчезали в чреве этих воздухозаборников. Сзади сопел не только пыль, но и всё, что могло лететь (откуда столько этого бралось?), непрерывным потоком сдувало в пустыню, как при урагане.

Инструмент техников был «проклеймён», т.е., имел номера, закреплённые за конкретными лицами, и не дай Бог кому забыть отвёртку или ключ в каком-либо отсеке самолёта… А береты были с помощью тесёмки прикреплены к курткам рабочих комбинезонов, чтобы не засосало в воздухозаборник: лопатки турбин надлежало беречь, как зеницу ока… По рассказам технарей-специалистов, официальный максимум скорости самолёта равнялся 2,83 М; если умеючи, то реально можно было «выжать» и поболее ( и «выжимали»)… Но в принципе всё упиралось в прочность упомянутых лопаток, способных при выходе скорости вращения турбины на определённые обороты отрываться от неё под воздействием центробежной силы, естественно, при этом прошибая корпус, агрегаты и элементы систем машины не хуже, если не эффективнее снаряда…

Ножи, изготовленные из этих лопаток, с огромным трудом поддавались заточке. И с таким же трудом затуплялись…

2.5.5. В день Всесоюзного коммунистического субботника по инициативе своих же политрабочих, ведших курс «Советский Союз», во внутреннем дворике, с трёх сторон ограниченном П-образным зданием учебного отдела, соорудили рядом с беседкой небольшой железобетонный бассейн, в который запустили золотых рыбок. Рыбки жили «на открытом воздухе» круглый год и активно размножались. Чтобы воробьи и прочие пернатые не тонули, пытаясь дотянуться с довольно высокого бортика до дефицитной воды, пустили по поверхности «водоёма» крепкую доску в качестве «посадочной площадки». Рассадили по клумбам жаростойкие цветы, посадили засухоустойчивые кустики шелковицы, которые за 35 лет вымахали на картах Гугл в приличные деревья.

2.5.6. В родном Учебном центре в Красноводске водилось немало спирта, но до изобилия, например, Зябровки было далеко. На «МиГ-25» в системе кондиционирования использовалось довольно небольшое количество смеси спирта с водой 50:50, именуемой в пьющем народе «массандрой». Поскольку горячий воздух в данную систему подавался от двигателя, то побывавший в полёте спирт уже отдавал на вкус авиационным керосином.

Лирическое отступление. Перед моим приездом в 1981г. на местном нефтеперерабатывающем заводе случилась катастрофа: ночью на некоторой площади растеклись тяжёлые газообразные горючие фракции, и всё это рвануло на манер боеприпасов современных «Буратино» и «Солнцепёков», были жертвы. Печально и скорбно.

Месяца четыре после упомянутого трагического случая мы, наскоро с утра отметив «массандрой» два раза по 50 праздник 9 Мая в гостинице, ехали на такси с «горы» в город на переговорный пункт пообщаться с родными и близкими (только в эти дни можно понять, как много было в те годы диких неудобств из-за отсутствия ныне привычной мобильной связи!). Проезжая мимо нефтезавода, таксист заметил:

- Наверное, на заводе опять авария.

- А что такое?

- Что-то керосином сильно тянет!

Мы успокоились – «массандра», которой мы причастились по случаю праздника, уже побывала в небе, и поэтому неудивительно, что в салоне такси пахло нашим праздничным керосиновым «выхлопом»…

Слить тайком спирт с боеготового самолёта на стоянке – это в принципе лишить его боеготовности, а, значит, налицо уголовное преступление. Однажды ночью какой-то рядовой попытался это совершить, но нарвался на обходившего посты то ли начальника караула, то ли помдежа. Выстрел в воздух, второй наугад в темноту, в которой за мгновенье до этого скрылась фигура злоумышленника… Неудачливый саботажник уехал домой с дыркой между лопаток и в цинке; офицера же, никогда не отличавшегося меткой стрельбой из «ПМ», перевели в другую воинскую часть…

Не помню, чтобы переводчики целенаправлено клянчили спирт. Но он им, временами, перепадал. Например, от Валеры в ТЭЧи. Благодаря этому радушному инструктору, с которым работали в паре, можно было научиться отличать дрянной бакинский спирт от «орехового» днепропетровского. Когда как, но в последний рабочий день недели стабильно по чарке – и в хорошем настроении (впереди выходные!) и шутками-анекдотами-прибаутками в служебный «ПАЗик», который развозил по домам…

Не чураясь «перехватить сто грамм» спиритуса, большинство красноводских переводяг предпочитали официальную винно-водочную продукцию… с органолептической точки зрения она, знаете ли, куда благороднее будет…

2.5.7. Учебный процесс дробил коллектив по учебным предметам на весь рабочий день и, кроме редких общих собраний, не располагал к более тесному знакомству. Распорядок в расположении части вообще препятствовал проведению мероприятий по сплачиванию… Разве что по случаю важных государственных и авиационных праздников коллектив мог ненадолго собраться в самой большой аудитории и поздравить себя с новым годом или женщин из «машбюро» - с 8-м Марта… Ну на накануне выходных? Иногда офицерско-прапорщикский состав учебного отдела, скинувшись по «трояку» или «пятёрке», компенсировал суровость военной дисциплины и порядка… Например, в кафе «Нептун». Причём главными застрельщиками и организаторами выступали выпускники политакадемии. У меня сохранились наилучшие воспоминания о них – не только в связи с их инициативами по сплачиванию «преподавательско-переводческого состава», уж тем более не потому, что с ними был связан самый муторный предмет в Учебном отделе – курс «Советский Союз». Просто люди были от природы умные, с широким кругозором, аналитическим умом, адекватные и порядочные, без дерьма! Очень приятно и полезно было с ними общаться на внеслужебные, порой, «скользкие» темы. Вряд ли такие политруки погнали бы людей в лобовую на пулемёты. Сами придумали что-нибудь получше.

Олег Васильевич Цикунов, политрабочий латвийского происхождения! Снимаю шляпу перед Вашими природной мудростью, кругозором и человечностью, и от меня Вам личный сердечный респект! Помню по имени ещё одного политбойца - своего тёзку – обладателя звания «кандидата» в волейболе; профессионально лупил над сеткой Учебного отдела «неберущиеся»… Правда, я «брал» иногда – но «не по правилам», одной кистью, а не двумя составленными вместе…

2.5.8. Практиковался в Учебном отделе в основном настольный теннис и волейбол. По причине работы с иностранцами нас оснастили русским бильярдом – незанятые резались в «карамболь». В свободное от службы время по пятницам, в укромном от чужих глаз уголке собирался кружок завзятых любителей преферанса во главе с начальником отдела, также большим почитателем вышеупомянутого волейбола.

2.5.9.При Учебном отделе работал буфет, где всегда и иностранцы, и «свои» могли немудрёно перекусить, заказать чашку кофе или чая. Начальник Учебного центра, которого однажды вдруг каким-то ветром занесло в отдел, увидел нескольких офицеров, свободных в данный момент от занятий, за чашкой кофе. После этого «высокий гость», в последствии «загрохотавший» под уголовную статью за хищения в части, не раз раздражённо заявлял с высокой трибуны, что, мол, в то время, когда технический состав центра жарится под горячим туркменским солнцем, в поте лица выполняя свой воинский долг и обязанности, «ЭТИ в учебном отделе КОФЕ САНДАЛЯТ С СИГАРЕТАМИ!!» - и ни слова о том, что Учебный отдел помогает государству получать твёрдую валюту в то время, когда мировые цены на нефть уверенно ползли вниз. Комментарии?

Впрочем, и мы изрядно «жарились» под местным солнышком на практических занятиях в ТЭЧи, когда к выставленным на солнце деталям самолёта лучше было не прикасаться голой рукой… но эти будни Учебного отдела как бы «не засчитывались»…

«А там трусцой – и не стонать!»

(В.С. Высоцкий)

2.6. ВПЕРЁД и с ПЕСНЕЙ! БЮРО ПЕРЕВОДОВ.

2.6.1. На следующий день после прибытия в Учебный центр, конкретно - в Учебный отдел, был представлен начальнику отдела. «Это что за юрист?», - спросил он, взглядом указывая на мои красные общевойсковые петлицы, и дал сутки на «переодевание».

Затем представился, пока не начались занятия, личному составу отдела.

Далее строевой отдел Учебного центра. Командиру части оказалось не до какого-то старлея – занят! И слава Богу!

Финчасть.

Затем отвезён в городское ателье, где мне срочно в форменных брюках красный кант заменили на голубой. Купил «авиационные» фуражку, погоны, фурнитуру, вечером сам в гостинице пришил погоны и петлицы с эмблемками ВВС. Так я стал «авиатором». Носил эту всемерно уважаемую мной военную форму ВВС (отец и дядя также служили в ВВС) до самого скоропостижного увольнения из Вооружённых Сил в ельцинскую эпоху – в тогда казавшимся бы ещё весьма далёком 1994г.

2.6.2. Уже на следующий день после переодевания – к станку на место убывшего коллеги. Посвящение в радио- и радиотехническую специальность, или «вхождение в тему» происходило на ходу. Вспоминалось подходящее из Высоцкого для данного случая: «а там трусцой, и не стонать!»…

Ближе к началу практики в ТЭЧи на склад за техническим комбинезоном песочного цвета (хлопок 100%, в брюках слева карман, справа кармана нет, вместо него сквозной разрез, благодаря чему в жару можно было легко почесать ну, допустим, колено)…

2.6.3. В тот год постепенно, но существенно обновился немногочисленный штатный состав бюро переводов при учебном отделе. Последующие два года довелось прослужить, кроме Вл. Остапенко в начальниках (если не ошибаюсь, в 1991г. был начальником бюро переводов при академии войск химзащиты в Киеве – через забор с академией ПВО, где я был в непродолжительной командировке), с Вл. Агафоновым, Леон. Шевцовым, Конст. Кузьменко и вновь прибывшими в течение года Вал.Кутчером, Таг. Кильдибековым, Ген. Литвиновым, Аз. Шакиро-вым, Ан.Шальновым, Вас. Саулепом…

2.6.4.Трудовые будни нашего бюро переводов вряд ли радикально или существенно отличались от жизнедеятельности других подобных организационно-штатных единиц. Вряд ли. Ну, распределили «зоны ответственности», т.е., обязанности. Каждый вёл свою дисциплину-две-три. При необходимости советовались по вопросам перевода, составляли словники по специальностям...

Во внерабочее время – «кружкѝ по интересам». Начальник – Вл.Остапенко, например, оказался любителем прыжков с парашютом… Остальные члены коллектива – каждый нашёл «своё»...

2.6.5.Политическая подготовка. Чего только не доводилось делать, поднимая свой идейный уровень, и в Красноводске, и вообще за время армейской службы! Усердно конспектировали материалы партсъездов и эпохальных постановлений ЦК КПСС, обсуждали это на семинарах… Высокие партийные инстанции время от времени «рожали» новые идеи по совершенствованию работы с личным составом… И тогда «сверху» «спускались» очередные указания, и мы заполняли какие-то обновлённые по форме личные планы работы на день, понедельно, на месяц, в которых были обязаны отмечать результаты их выполнения, хотя реальная жизнь уже на следующий день могла полностью исковеркать написанное на бумаге, и всякий об этом прекрасно знал…

Забавно! Естественно, обязательность участия в «социалистическом соревновании» распространялась и на переводчиков. И тут в самый раз рассказать - для истории и вниманию тех, кто не зацепил советскую эпоху – показательный случай из жизни (дело было в Алжире): секретарь профсоюзной (то есть, партийной за рубежом) организации в разгар объявленной борьбы с формализмом назначил мне, члену спортивной организации (т.е., ВЛКСМ), в уже написанных мною моих же соцобязательствах дописать строчку о вызове на соцсоревнование единственного в нашем коллективе переводчика французского языка. Я из молодого задора взбрыкнул:

-Помилуйте! Логика где? Я арабист, он – франкофон! Он занимается письменным переводом и по мере необходимости устно переводит переговоры старшего коллектива с местной стороной. Я тоже занимаюсь письменным переводом, но на иной язык, а устно ежедневно перевожу учебные занятия! У нас радикально разные служебные обязанности, абсолютно разные «производственные» нормы и даже размер денежного содержания! Ну, представьте себе: на стадион вышли посоревноваться между собой бегун и метатель ядра –и кто кого КАК победит?

-Не философствуй– вызывай на соревнование, и всё!

В общем, главное – прокукарекать...

2.6.6.Своим прибытием сменил коллегу, которому пришёл срок окончательно оставить Красноводск и который убыл за сутки до моего прибытия (сдать-принять пост и пожать руки не удалось). «По наследству» предстояло работать с арабскими техниками по специальности «радио- и радиотехническое оборудование». Материал для меня оказался абсолютно незнакомым даже на русском языке. К тому же учебный процесс был в разгаре, что тоже создавало определённые неудобства, чтобы, начиная для себя с нуля, органично «влиться» в него…В общем, вначале довелось весьма напрячься...

Забавно!На первом же для меня занятии изучали места монтажа деталей на самой радиолокационной станции. Значительную её часть составлял огромный, в метр или чуть более высотой подковообразный магнит. Захотелось его пощупать. Пощупал. Неудачно: щупать следовало бы правой рукой, а не левой - часы (механика), висевшие на левом запястье, остановились навсегда…

2.6.7.Обучаемые сирийцы, особенно офицеры, этой первой моей группы, оказались грамотными ребятами, у них имелась своя чёткая стройная система арабской терминологии в этих областях, и был бы грех этим не воспользоваться. Одновременно со всей ясностью ощутил, что не зря в школьные годы должное внимание уделял изучению физики. Параллельно консультировался с компетентными преподавателями: «гармоники», «гребёнки», работа радиоэлектронных устройств и т.п. (и «кубик Рубика» в том числе). Постепенно научился «читать» электрические схемы. Англо-арабский словарь «Al-Mawrid» тоже пришёлся очень кстати (его рекомендую арабистам почти на все случаи жизни).

2.6.8.Изрядная часть аппаратуры учебного самолёта поначалу была ламповой. Что, утверждали специалисты, гораздо надёжнее полупроводников в условиях воздействия одного из поражающих факторов ядерного взрыва – электромагнитного импульса… Итак, значит, лампы…Более других в народе ценились лампы с индексом «Ж», т.е., «долговечные» - те, кто их у себя дома вставляли в телевизоры, надеялись, что данный аппарат «дотянет» не только до выхода хозяина на пенсию, но и в добром здравии достанется детям в качестве наследства…

2.6.9.Из учебных дисциплин по данной модификации самолёта наиболее малоинформативной, а потому малоинтересной была «АВ» («авиационное вооружение»); поэтому заниматься ею было скучно и оттого нудновато.

2.7. ЕСЛИ БАБА СТЕРВА…

2.7.1. Я служил, наверное, уже второй месяц, как в одно прекрасное утро, только мы подъехали из города на «ПАЗике» к родному учебному отделу, ко мне подошёл «особняк» Вл. В. (представитель особого отдела -молодой человек лет тридцати, адекватный мужик), отвёл в сторону и спросил:

-Признавайся, какие свои грехискрываешь?

- Грехи?! Да никаких – начиная от аморалки и бытового пьянства и заканчивая изменой Родине. Наверное, недостаточно успел пожить на этом свете. А что такое?

- Да вот уж очень странный запрос получил из Центра насчёт именно тебя: «Прошу информировать о морально-деловых качествах старшего лейтенанта такого-то…». Точно за тобой никаких «косяков»?

-Ask!!!

- Ну, и я про себя решил дать ответ: «К морально-деловым качествам старшего лейтенанта такого-то претензий не имею».

На этом данный вопрос ко мне «исчерпался».

2.7.2. …Прошло добрых три десятка лет, и одна из хороших знакомых жены, её бывшая одноклассница и даже подруга призналась жене в том, что хотела, как говорится, «уесть» мою жену. Дело в том, что от этой «барышни» сбегает муж, а в это время моя жена выходит замуж за меня. Супруга доучивалась в Москве, а я служил в Красноводске. Как может раздражать некоторых несчастных радостный щебет молодожёнки! Почему бы не «нарыть» через своего отчима-полковника КГБ официальный, с подписями и печатями, компромат на её муженька и не сунуть его под нос: на, мол, заткнись со своим радостным щебетом – вон что твой муженёк вытворяет вдали от тебя… посмотреть на выражение её лица - и «поймать кайф»!

В те молодые годы я, возможно, минимум удивился, ныне же - нет - всю свою последующую жизнь сия дама усердно доказывала всем и вся, что является прирождённой стервой, а снедающая её жаба лютой зависти к любому, у кого что-то лучше, чем у неё, вполне достойна пера Чехова.

2.8. ПОТРЯСНЫЙ КРАСНОВОДСК.

2.8.1. Наступило лето. Как уже говорилось выше, в это время Центр занимался выполнением заключительного этапа ежегодных учений авиации ПВО страны с выполнением боевых стрельб. По очереди прилетали полки из мест постоянной дислокации. Все военные гостиницы были забиты лётным составом. В воздухе, особенно по ночам, грохотали взлетающие по крутой восходящей на форсаже МиГ-25…

А наш Учебный отдел занимался своим делом. После сдачи летней сессии должна была приехать из Москвы жена. Заранее снял в городе квартиру, что, конечно, обходилось дороже номера в гостинице... Соседками по площадке была бывшая сосланная немка: блондинистая светлоликая тётя Эльза в неизменной причёске довоенного времени с кокетливым коком вместо чёлки - и с приёмной дочерью – подкидышем, по-южному чернявой.

2.8.2. Наконец, прилетела из столицы жена. Это был её первый приезд. Прогулявшись со мной по городским улицам, москвичка с удивлением в голосе призналась:

- А я и не думала, что у нас в стране есть такие города!

- Ну, не повод расстраиваться! ты ведь ещё далеко не всё видела в нашей стране!

Забавно!На этой съёмной квартире столкнулся с совершенно неожиданным явлением. В один прекрасный день забарахлил бачок унитаза, я приподнял крышку – и не поверил своим глазам! Стенки бачка внутри все в морской тине – только каких-нибудь рыбьих мальков и крабов не хватает! Потом старожилы просветили: в целях экономии пресной воды городская линия канализации (уж в старом Городе точно) запитывается морской водой…

2.8.3.Прошло не так уж много времени, и в один прекрасный день, в разгар занятий, ближе к обеденному времени, вдруг этак с чувством тряхнуло красноводскую землю, а вместе с ней и нашу ТЭЧ (технико-эксплуатационную часть), где мы проводили занятия по выполнению работ в рамках обслуживания матчасти. Русские, как всегда, выскочили на улицу последними. Землетрясение - явление, не новое, не раз и не два испытанное на собственной шкуре ещё в Алжире (Эль-Аснамские землетрясения в 1980-81гг.), но было тревожно за жену – как она там, в городе, впервые столкнувшись с проявлением подземной стихии…

Приехал на обед. Дома никаких следов паники. Осторожно спросил жену, не заметила ли она днём чего-нибудь необычного. Ответ:

- Днём в дом врезался грузовик!

- Это как?!!

- Сначала громко заработал мотор грузовика, потом был удар, и дом немного покачался…

Ну, так пусть будет, что грузовик врезался.

2.9. АНГЕЛ– ХРАНИТЕЛЬ?

Однажды первая пара занятий у меня была свободна. Уселся в свободном классе (парашютном), где содержалась библиотечка подписки Учебного отдела, появившаяся опять же благодаря инициативе политрабочих с курса «Советский Союз». Кроме обязательных газет, можно было ознакомиться с материалами, опубликованными в различных журналах, в том числе в «Науке и жизнь» и «Знание – сила»…

Обложился журналами и засел… Прозвенел звонок на перерыв после первого часа, прозвенел начало следующего часа – дал о себе знать рефлекс участника учебного перерыва: сигарету в зубы через каждые 50 минут… Не раз и не два сидевший внутри «червячок» требовал ублажить его дозой никотина…Но уж больно занимательное чтиво оказалось….

Наконец, «припёрло», стало невмоготу – оторвал себя от чтения, встал из-за стола и направился к двери …

…Ощущение было таково, что вместо дверной ручки пальцы нажали на гашетку: в то мгновение, когда рука едва коснулась ручки, за спиной раздался дикий грохот…

Обернулся – картина: с потолка свалился довольно толстый пласт штукатурки, метра два-три квадратных, прямо над местом, где я сидел всё это время, и рассыпался, ударившись и расколовшись о спинку стула, с которого я встал секунды четыре тому назад!

2.10. В ДНЕПРОДЗЕРЖИНСК СРОЧНО. В БАКУ ПРОЕЗДОМ. ВПЕЧАТЛЕНИЯ.

2.10.1. Где-то, уже в ноябре 1981г. меня вдруг вызвали после обеда прямо с занятий, направили в строевой отдел. Там мне вручили командировочное предписание - убыть на родину генсека Л.И. Брежнева – г. Днепродзержинск, УССР, выдали воинские перевозочные документы, устно объяснили, что направляют в тамошнюю «учебку» (ШМАС- школа младших авиационных специалистов) за «молодым пополнением»» - вроде есть вероятность, что для центра выделят дополнительный контингент (часть специалистов уже прибыла) выпускников ШМАСа – их забрать и доставить в часть. На сборы – час – и мигом на морвокзал на паром до Баку.

2.10.2. Билет в кассе морвокзала с рекламным плакатом («Езжайте железными дорогами!» почему-то на фоне портрета красавицы-актрисы Н.Фатеевой) слева от окошка я с боем выбил билет на уходящий через 25 минут паром. Сказать «сел на паром» - звучит как-то «криво». Взошёл на борт. Нашёл свою каюту.

КР-НА ПАРОМЕ.jpg ФОТО 98. Полный вперёд! На пароме. След кильватерной струи.

Лирическое отступление. Паром отчалил. Впереди было 12 часов перехода морем. Скучновато. Несколько раз выходил на верхнюю палубу. В последний выход паром уже успел удалиться от берега на несколько километров, чаек-попрошаек уже не было. Кроме меня, на палубе были ещё любопытные. Вдруг поблизости показался какой-то низколетящий орлан, зачем-то рискнувший лететь над морем и явно выбившийся из сил. Он, было, направился к парому для посадки и отдыха, но любопытствующая по-цыгански шумная «восточная» публика с криками по-базарному бросилась к этому борту, устроила шум-гам и размахивание руками. Орлан испуганно отвернул в сторону, и, несколько раз тяжело взмахнув крыльями над самой водой, рухнул в волны…

2.10.3. Каспий – море чаще всего неспокойное. Вот и в этот раз. Паром был громаден и тяжёл, но и его покачивало, незаметно покачивало, и через некоторое время я стал ощущать, «укачиваюсь». Пошёл в буфет за лекарством («красным»). Там встретил своего брата-старлея, попозже к нам присоединился годящийся нам в отцы мужик в морской фуражке, представившийся помощником капитана, родом «питерский» – не чтобы выпить, а чтобы за разговорами скоротать свободное от вахты время. Бутылка красного – и от укачивания ни следа, разговоры о том-о сём, часа три сна.

…Стали всё чаще встречаться пятна нефти в море… затем пошли нефтяные вышки в море… и вскоре паром причалил к стенке бакинского морвокзала. Реального ходу от старта до финиша оказалось 13 часов.

2.10.4. Бакинское утро. Взят билет на поезд. До отправления несколько часов. Купил ради прикола местную газету с многозначительным названием «Вышка» (в советское время сие слово в просторечии означало высшую меру наказания). Побродил по близлежащим улицам города. Архитектура – солидная. Первым секретарём ЦК компартии Азербайджана был Гейдар Алиев, в последствии довольно резко сменивший политическую окраску… Но в те дни, когда после визита Брежнева в Баку прошло не столь много времени, на каждом углу были расставлены высокие, с пятиэтажный дом, жестяные щиты с цитатами из речи генсека про «солнечный Азербайджан» и про то, как он «процветает» и «широко шагает» в построении коммунизма.

Забавно! Однако действительность бакинских улиц свидетельствовала о прямой противоположности заявленному Брежневым курсу к победе коммунизма. На улицах в местах потише сидели на табуретках за маленькими столиками крепкие мужики лет пятидесяти и занимались тем, о чём, будучи в Москве, они уже через максимум полчаса давали бы объяснения в ОБХС: торговали сигаретами, причём цена была единая – 1 рубль не зависимо от марки (в России от 60 коп. и ниже до 40 - 35 коп.)… Интересно было услышать объяснения «коммерсантов», и потому задавал «наивный» вопрос: «Почему?». Поглядев на мою военную форму, отвечали: «Ти нищий, да? Нэ хочешь – нэ бэри!». Попрошайничество по-бакински? Или «бизнес»? Бакинская милиция спокойно по-хозяйски проходила мимо – свою долю менты имели, полный порядок.

В разных магазинах, явно не кооперативных, а государственных, один и тот же товар мог быть разной цены (опять же в отличие от Российской действительности), и было понятно, что торговцы (или руководство) этих якобы государственных торговых точек просто взяли их в личную аренду у государственных на бумаге торговых организаций в обмен на определённую сумму и теперь «отбивают» заплаченное плюс оговоренный процент «наверх». Поинтересовался насчёт сливочного масла. Ответ: «Масла нэт. Но для харошива чилавэка достанэм – 15 рублей килограмм» (нехило при госцене 3 рубля 60 копеек за кило!). Возле точек по реализации различных моментальных лотерей (предтечей будущих казино и игровых автоматов) толпились мужики разных возрастов, покупая билеты, как правило, пачками и тут же азартно их проверяя на выигрыш.

Куда ни сунься - деньги! деньги! деньги! деньги давай! За эти считанные часы, что довелось провести в азербайджанской столице, создалось впечатление, не опровергнутое по сей день: страсть народа в этом городе к деньгам просто маниакальна.

…Вот и вокзал. Уже не помню, купе ли было или плацкарт, но рядом оказалось семейство армян: парень не намного младше меня, его жена с ребёнком, которому не было и года, и их бабушка, не говорящая по-русски. Поезд тронулся. Разговорились...

Любопытно! Сосед по купе оказался бакинским армянином. До призыва в армию считал, что Кавказ, Баку – пуп и соль земли. Призвали. Служил водителем – где-то за границей, побывал и в Волгограде, в средней полосе, на целине. В общем, посмотрел мир, людей. Вернулся в Баку. Еле устроился (за деньги) водителем какого-то небольшого госначальника. Стал сталкиваться с бакинской действительностью, анализировать, задумываться. В Баку случись ДТП - прав не закон, а тот, у кого больше денег и связей. Бакинский анекдот того времени:

- «Встат, суд идёт! Посудимый, Ваше паслэднее слово!

- Сто тысяч!

- Суд удаляется на совещание!

(Вернувшись с совещания):

- Встат, суд идёт! Подсудимый, Ви признаёте сэбя виновным?

- Нэт!

- А на нэт и суда нэт!»

Автомобиль этого парня-армянина был приписан к автопарку. Два автопарка забор в забор – но в каждом автопарке для «своих» запчастей нет, направляют к соседям за забором; у соседей запчасти имеются, но за них плати «по рыночной цене» как бы «на законных основаниях», потому что ты «чужой». И много чего другого в том же духе.

Устал от коррупции и несправедливости, поехал на Ставрополье, в один из совхозов. Предложил услуги: шофёр, тракторист, экскаваторщик. Приняли на работу, выделили участок земли, дали ссуду для строительства дома. И вот дом готов – перевозит туда семью. Желания В Баку возвращаться нет. После службы в армии людей делит не на кавказцев и прочих, а на достойных и недостойных. Проработал в совхозе года три, завоевал уважение и авторитет, стал своим, на «ты» с людьми; в совхозе есть ещё армяне, но с теми особых отношений не поддерживает, поскольку претит, что они держатся особняком, этакой замкнутой группкой себе на уме…

2.10.5. …Доехал я до Днепропетровска – обширного, солидного города на Днепре, отчасти напомнившего Нижний Новгород на Волге…Оттуда автобусом до Днепродзержинска. Около часа плюс-минус...

2.10.6. Днепродзержинск – то, что попалось на глаза - удивил прежде всего своей неуютностью, неухоженностью, несуразной бестолковой застройкой…И закопчёнными зданиями (масса зданий, крашенных в депрессивный тёмно-зелёный цвет; «Соцгородок» постройки времён двадцатых годов, судя по архитектуре, вообще поразил чёрными (!!) стенами маленьких двухэтажных домов); кругом металлургические предприятия, трубы, дымы... Что бы сказал мой нос, обладай он хоть немного более тонким обонянием? Плюс химкомбинат «Азот» - здесь вообще дымы разноцветные. Центр города такой же несуразный, как и всё остальное, что довелось увидеть. Хотя на центральной улице аллея с высокими немолодыми деревьями (тополями?) и бюстом самого Л.И. Брежнева, установленном по советским правилам «на родине Героя» – после вручения второй звезды Героя. Тут при написании этих строк вспомнилось, что в Иванове тоже выставлен подобный бюст дважды Героини соцтруда ткачихи (по слухам, чьей-то фаворитки) близ автобусной остановки «Облпрокуратура». Популярное место встреч и свиданий в народе: «завтра в шесть под сиськами» - и всем всё понятно…

2.10.7. Поселили в общежитии комбината «Азот», подселив к такому же, как и я, старлею. Симпатичный крепкий белорус родом с тех территорий Белоруссии, которые после войны, наряду с Клайпедой, в дополнение к Виленскому краю, были подарены Литве, чтобы та по размерам хоть что-то как-то могла оправдывать звание союзной республики... Интересно было послушать его рассказы о жизни в тамошних краях.

Отличный мужик и, помнится, был любитель вести счёт своим победам над женским полом, ведя учёт соблазнённых не в виде символических звёздочек за неимением носовой части истребителя или ствола пушки танка, а поимённо на обратной стороне дверцы шифоньера: Таня, Люба, Наташа, Таня, Ира, Тоня, Маша, Маша, Люда... «У каждого свои недостатки»,- сказал влюблённый миллионер в фильме «В джазе только девушки», узнав, что объект его влюблённости не женщина, а мужчина, переодетый в женщину …

От делать нечего - кинотеатр на том же бульваре, где бронзовый Леонид Ильич: «Душа» с Софией Ротару, «Бездна» (США).

2.10.8. Но это вечером, после визитов в ШМАС. В школе же проводил почти полностью рабочий день. Однако там никак не могли определиться с пополнением в адрес нашей части, всё кормили «завтраками». Познакомился поближе с капитаном и старлеем из строевого. Встретил таких же почитателей творчества В. Высоцкого, разжился фотографиями с похорон поэта (всего-то год прошёл)…

2.10.9. Наконец, через неделю ШМАС официально «отказал», родное начальство дало «добро» на возвращение.

Рванул в Днепропетровск, желая сэкономить время и сделать «крюк» к жене в Москву. Опоздал на вечерние рейсы. Значит, вылечу первым же утренним рейсом!

Забавно! Обидно «пролетел мимо кассы» с утренним рейсом! Выбрал самый ранний – в начале шестого утра (самолёт в Москве - должен сначала прибыть в Днепропетровск и только после этого обратным рейсом вернуться в столицу), а надо было брать билет на ближайший рейс, чей самолёт стоял тут же, на днепропетровском лётном поле. Ноябрь - время туманов: с раннего утра наступивших новых суток метеоусловиям аэропорта Днепропетровска приём самолётов и вылет были отбиты. В результате следующий после моего рейс убыл без меня во Внуково при первой же возможности («окно») в 11 утра, а мой –после прибытия самолёта из Москвы в 13:00 – только лишь в начале девятого вечера (почти сутки матерился в аэропорту). Вывод: в подобных ситуациях надо брать билет на самолёт, который находится здесь же!

Дома совсем недолго – «здравствуй – до свиданья» - и самолётом в Красноводск (уже умели «находить» авиабилеты на нужные рейсы - для этого надо было обращаться не в кассы, а в «Доставку билетов на дом»).

2.11. ЯНГАДЖА. ВПЕЧАТЛЕНИЯ.

2.11.1. Закончили курс обучения. Подопечные успешно сдали экзамены и убыли в те края, куда им надлежало. На дальнем горизонте забрезжили новогодние праздники… Может, удастся на пару дней «свалить» домой?..

Хренушки!Нас резко откомандировали. Здесь недалеко. К соседям. В Янгаджу.

Krasnovodsk.10.gif

↑ФОТО 99. Красноводск (он же Туркменбаши в 2016г.) и Янгаджа на карте

2.11.2. Прибыли. Местный начфин нас попробовал нас взять на испуг тем, что не будет нам выплачивать командировочные, поскольку не набирается положенных тридцати километров (см.фото 99 выше) и более от того пункта, откуда мы прибыли (расстояние – 27 км), в ответ мы предъявили свои веские контраргументы…В итоге наша взяла!..

2.11.3.По выезде из Красноводска по шоссе на Ашхабад, надо было на нужной развилке выбрать не поворот на Ашхабад, а направо…И вскоре на фоне холмистой полупустыни песочного цвета в 27 км юго-восточнее Красноводска внезапно вскакивал в поле зрения военный городок Янгаджа, достаточно недалеко от мелководного морского залива и в метрах семистах от одноимённой платформы Закаспийской железной дороги, по которой ходил поезд: с утра «Ташкент-Красноводск», после обеда –«Красноводск-Ташкент».

2.11.4. (см. фото 100 ниже). Янгаджа представляла собой учебный центр оппонен-тов авиации, т.е., ПВО. Это был компактный военный городок со инфраструктурой, которая, как припоминается, частью носила признаки советской архитектуры 50-х гг., типовой для военных городков, частью свидетельствовала о предпринимаемых время от времени точечных мерах по её обновлению, наращиванию и даль-нейшему развитию. В городке находились общежития и столовая для ино-странного контингента, учебные классы; на небольшом удалении от главного въезда-входа – учебная матчасть для проведения практических занятий: «пози-ции» учебных дивизионов ЗРК (в то время 75-й и 125-й комплексы).

КР-ЯНГАДЖА!!!.jpg

↑ФОТО 100 . Военный городок Янгаджа. Выше – «позиции учебных дивизионов. Ещё выше – запасный аэродром. Правее городка – аул Янгаджа. Чёрная линия – железная дорога с платформой (поезд «семь сорок» - в Красноводск!). Ориентация по вертикали сверху вниз: восток-запад.

2.11.5. Кроме того, близ военного городка «Янгаджа» существовал и запасной аэродром от нашего красноводского учебного центра ВВС ПВО страны (см. фото 99 выше). На аэродроме пребывала небольшая команда «авиаторов» во главе с офицером (когда там однажды совершил ошибочную посадку заблудившийся перехватчик во время перелёта из глубин СССР для участия в боевых стрельбах, начальство центра долго ломало голову, разрешить ли ему далее перелёт на действующий аэродром – ведь при посадке и рулении по необихоженной взлётно-посадочной полосе его двигатели через воздухозаборники могли «нахватать» камушков и песка.

2.11.6. В отличие от нашей воинской части в Красноводске учебный центр Янгаджа относился к Туркестанскому ВО, сороковая армия которого в качестве ограниченного контингента советских войск в те годы вела боевые действия против «духов» в Афганистане. Поэтому каждый понедельник после обеда все офицеры, в том числе и прикомандированные, должны были явиться в клуб, где начальник учебного центра Янгаджи зачитывал циркулярные приказы по округу, значительная часть которых касалась пребывания войск округа в Афганистане. Почти всё зачитываемое носило невесёлый характер, а то и вовсе «чернуха» (когда всё в ажуре, много ли поводов сочинять приказы?). Вот из каких источников можно было набрать сюжетов из жизни, которых хватило бы не на один сериал-боевик! А иной раз описываемые ситуации ставили в тупик недоумения: как такое могло прийти в голову «хомо сапиенс»???

2.11.7. Были заселены в новую, «Белую гостиницу», только что пущенную в эксплуатацию (октябрь). По рассказам местных старожилов, её могли сдать ещё летом, а то и вовсе весной. Но на беду для покраски полов была закуплена краска польского производства – дефицитная и, главное, престижная по качеству (импорт!)… В общем, то, чем в конце концов были покрашены гостиничные полы, сохло, прилипая к ногам, долго, несмотря на температуру выше тридцати. Доски пола ссохлись, образовав щели шириной с добрый дюйм. По ночам одно время доставали неугомонные мыши, с диким грохотом гонявшие что-то вдоль плинтуса. Мышеловка оказалась самым эффективным средством: три хлопка за сорок минут – и наступила блаженная эпоха ночной тиши…

2.11.8. Жизнь в военном городке шла по монотонному графику. Служба. Вечером магазин, кастрюли. Школьный автобус отвозил детишек в одну из красноводских школ и привозил обратно. ТВ, по выходным – кинофильмы в клубе. Компании «по интересам». Самые счастливые – обладатели автомобиля: они могли и в будни «смотаться» в недальний Красноводск…

2.11.9. Работа. На мою долю выпала «станция управления стартом».

ФОТО 101. 75-й комплекс. Пусковая установка с ракетой.

Сначала читали теоретический курс. Оказалось, что в моей группе из сержантского состава в количестве пяти человек родной арабской грамоте разумеют только двое (!!). Неразумеющие постарались развеять наши сомнения: «Ничего страшного! Мы на слух запомним!». Какие там основы физики, электричества, электромагнитного излучения, волновой теории и прочей оказавшейся некстати хрени!

Забавно!Без знания работы электронных устройств невозможен поиск неисправностей в электрических схемах. В памяти, как однажды мы с преподавателем пытались разъяснить принцип работы триггера обучаемым подобного уровня знаний, которым предстояло научиться обслуживать нашу технику, заниматься диагностикой и устранением неисправностей, – и так, и этак – ни в какую! Наконец, перебрав возможные варианты, дошёл до самого наглядного примера, возможного в классе - двери (она же триггер) и сквозняка (он же электрический ток): «Открыт триггер (открываю при этом дверь) – через него проходит ток – видите, какой дует реальный сквозняк! Закрыт триггер (затворяю дверь) –смотрите, сквозняка нет! – электрический ток остановлен, через триггер не проходит! Понятно?». Закивали головами: «Мафхỳм!» («Понятно!»). На следующий день: «Кто нам расскажет про работу триггера?». Подымается рука. «Давай!». Смельчак подходит к двери, молча открывает её, через пару секунд закрывает. «Ну и что при этом происходит? Расскажи нам, что же с электрическим током происходит при этом?». Снова молча открыл дверь, затем её закрыл. Собственно про электрический ток – это уже чересчур.

Забавно!Коллега как-то рассказывал (а, может, пересказал байку?), что у него на подобных занятиях самый сообразительный (или борзый?) из сержантов на следующий день после лекции заявил:

- Вы, преподаватель, нас обманываете!

- То есть?

- Вы говорите, что сигнал такой формы (рисует в воздухе синусоиду)!

- Правильно, такой. А что?

- Посмотрите, какой прямой провод! И как же по прямому проводу такой извилистый сигнал может пройти?!» – сказал – и сел на место, победно оглядывая («Во, как я прищучил русского!») восхищённых его сообразительностью приятелей…

2.11.10. Я с любопытством приглядывался к этой мне доселе незнакомой и оказавшейся крайне специфической публике, чуть ли не ежедневно не просто удивлявшей, но даже поражавшей какой-нибудь неожиданностью...

В соседней группе обретался «военнослужащий» ростом с метр двадцать в русской военной зимней шапке, в зимнем с меховым воротником и гладкими, без привычных звёздочек, словно взятыми у каких-нибудь австрияков времён первой мировой, пуговицами бушлате. Он таскал с собой «секретный» чемодан, который, будучи поставленный «на попа», был бы вровень с его макушкой. По возрасту это был мальчонка, тянувший по габаритам и чертам лица на десятилетнего, ну, максимум на двенадцатилетнего и получивший от наших прозвание «Филипок». Не удержался и спросил «их» офицера:

- Сколько лет этому ребёнку? Как это он оказался в армии?

- У нас в армию принимают с 15-летнего возраста. Его отец сказал, что ему уже пятнадцать…

- Да, но ты сам видишь, что…

- Его отец сказал, что ему уже пятнадцать!

2.11.11. Смешанные чувства доводилось испытывать, присутствуя в качестве дежурного переводчика в столовой при приёме подопечными пищи.

В столовой всё соответствовало порядку и нормам, заведённым в советской армии для рядового и сержантского состава: длинные столы на десять человек с лавками по обеим сторонам; на столах по бачку с первым блюдом и «разводягой» (половником), по бачку со вторым блюдом, по хлебнице с хлебом на десятерых, тарелки, вилки, ложки…

При входе внутрь помещения столовой первый воин запрыгивал на стол и хватал один бачок, второй и третий хватали соответственно другой бачок и хлебницу и также запрыгивали на стол; стоя на столе и прижав к груди бачки, они без вилок и ложек уминали их содержимое, в то время как остальная публика «не солоно хлебавши» без толку крутилась вокруг столов… В конце концов в двух окнах в перегородке, отделявшей собственно столовую от коридора, ведущего к пищеблоку, появлялись протянутые сквозь прутья решётки просящие руки, как на советских плакатах о жертвах колониализма в Африке: «Рути! Рути!» («Хлеба! Хлеба!»)… Никакие разъяснения с нашей стороны, никакая сила, в том числе своего руководства этого контингента, не могла наладить нормальный приём пищи в этом коллективе…Дежурный йеменский офицер не утруждал себя, только рявкал: «Смирно!» - и все застыли, каждый в своей позе, как в известной детской игре «Замри!»… Через минуту небрежно сквозь зубы: «Вольно!» - и вновь пошёл-поехал тот же бедлам : кто стоит на столе с бачками в обнимку и рукой запихивает себе в рот еду, кто вопиет «Рути! Рути!» через решётку…

2.11.12. Офицеры не часто утруждали себя присутствием в столовой – присылали в столовую «денщика» с эмалированным тазиком, в который ему «грузили» второе, а то и первое со вторым вместе. В общежитии уважаемые люди – офицеры, рассевшись коллективом вокруг этого тазика, ели из него ложками– такой совместный приём пищи (или жевания местного наркотического «кáта» на родине), собравшись в кружок, очевидно, эквивалентен русскому совместному распитию горячительного с точки зрения «а ты меня уважаешь?»

2.11.13.… Практическую часть учения трудно забыть. Зима выдалась на редкость студёной для солнечной Туркмении, в которой всякие каракумы и выращивают хлопок: морозы – по утрам от минус 9 до минус 16 – держались довольно продолжительное время, да ещё с каким ветром! Неспешно бороздившие пустыню с катающимися по ней кустами перекати-поля верблюды были замотаны в мешковину – тем не менее падёж имел место.

Мне, как назло, выпала честь участвовать в занятиях на свежем воздухе: «Заряжай!», «Разряжай!» (пусковые установки). Старался держаться спиной к ветру, но что такое шинелька! Дуло в спину, выдувало через грудь – заработал миозит. После каждой пары занятий был удлинённый перерыв – можно было нырнуть в вагончик, холодный, но зато без ветра, и как-то погреться минут десять возле дохлого электроотопителя. Снова удивляли подопечные: надев на себя всё что можно, зато на ногах чуть ли не «вьетнамки», сыны юга Аравии в эти перерывы вытаскивали откуда-нибудь лист жести и, по-кошачьи свернувшись в нём клубком, предавались сну на самом ледяном ветродуе!

Наступала пятница, и вскоре после обеда йеменцы выходили в городок «себя показать и других посмотреть» - на головах – различные зимние шапочки и военные шапки советского образца; в руках трости с крючком на месте рукояти; сверху советские бушлаты с «нейтральными» пуговицами, из-под них – йеменские мужские юбки, ещё ниже – тощие кривые ноги в бледно-голубых советских подштанниках, на ногах – шлёпанцы типа вьетнамок…

2.11.14. Мимо платформы (или всё же станции?) «Янгаджа» (метрах в семистах от КПП военного городка) ежедневно утром проходил поезд из Ташкента в сторону Красноводска и обратно он отправлялся из Красноводска в третьем или четвёртом (уже не помнится) часу дня (Среднеазиатская ж-д – «Орта Азия…»). В общем, времени погулять по городу при его масштабах было вполне достаточно.

Забавно! Посидев в Янгадже и поварившись в её внутренней жизни первые две недели кряду после прибытия, на вторые выходные мы компанией всё же поехали развеяться в Красноводск… С тех пор фраза «семь-сорок» (время прибытия утреннего поезда на платформу Янгаджа со стоянкой две минуты) вызывала в нас прилив энтузиазма и чувств, предвкушения чего-то небывалого, не имевших никакого отношения к известной еврейской песенки с таким же названием…

ФОТО 102.Красноводск. До боли знакомый железнодорожный вокзал. Но теперь в 2007г.

Боже! Стоило с перрона шагнуть на городскую улицу - начала мучать совесть от того, что прежде так близоруко недооценивали этот город! Он показался средоточием благ и достижений цивилизации и невиданного комфорта! Справа располагалась вдруг показавшаяся весьма солидной четырёжэтажная (!) гостиница «Красноводск», а прямо впереди – высилось тёмной глыбой такое же солидное здание Дома культуры. Куда-то далеко простирались улицы с многочисленными приличными снаружи и внутри магазинами, по этим улицам по каким-то делам неслись легковые автомобили и маршрутные такси, деловито гудели автобусы.

↓ФОТО 103 . Красноводск. Застройка конца XIX - начала XX вв.

↓ФОТО 104 .Красноводск. Набережная. Вид на Уфру.

↑ФОТО 105 . Красноводск . Центр города.

↑ФОТО 106 . Красноводск – наши дни. Центр города. Архитектура советских времён.

КР-вид на город сверх черн горы.jpg

↑ФОТО 107 . Красноводск. 2010-е гг. Черёмушки.

КР-ЧЕРЕМУШКИ спуск.jpg

↑ФОТО 108. Красноводск. Черёмушки. Спуск к набережной и городскому рынку.

http://imageban.ru/out/2009/11/27/2e925b027065c770c2deb4d37c584035.jpg

↑ФОТО 109. Красноводск. Наши дни. Центр города. Набережная близ железнодорожного вокзала.

↑ФОТО 110 . Красноводск. Наши дни. Задворки.

Лирическое отступление. Сколько здесь, в городе, было деревьев! И по улицам проезжали легковушки, маршрутки, автобусы! А сколько пешеходов!…И хотя они никуда не торопились и, по обыкновению малых городишек, не могли позволить себе пройти пешком расстояние в две автобусные остановки, поскольку это уже считалось далеким расстоянием, и вообще неприлично… Лица этих людей были провинциально спокойны… при всех издержках на них был отпечаток иной, более свежей и полнокровной жизни в отличие от лиц обитателей Янгаджи, вынужденных изо дня в день жить в одной и той же рутине, как в скороварке… как в стихах Блока:

«Ночь, улица, фонарь, аптека

…………………………………………………

Живи ещё хоть четверть века –

Всё будет так.»

При виде красноводских городских фонарных столбов вспоминались вечерние прогулки под руку с женой в Янгадже в кромешной темноте по бетонному периметру вдоль «колючки», ногой нащупывая дорогу… Да, «колючка», заборы… но каким-то только им известным путём на территорию городка легко проникали верблюды, дабы покормиться из мусорных контейнеров, и поначалу мы невольно вздрагивали, когда в непроницаемой темноте вдруг совсем рядом раздавался не очень громкий звук, похожий на сдавленное протяжное мычание существа, сидящего на унитазе, что-то там пытающегося совершить назло и вопреки жуткому запору – это верблюд у помойки, подпустив к себе проходящих людей на расстояние в три-четыре метра, давал знать о своём присутствии…

2.11.15.Когда на новогодье приехала погостить жена, мне выделили на втором этаже отдельный свободный номер – шестиместный, а заодно и хороший кусок старого ватного одеяла, чтобы заткнуть ватой щели по периметру оконных рам и подоконников в оконном проёме. Законопатил прямые каналы сообщения с атмосферой, и ветер реально перестал шелестеть и посвистывать в номере. Но теплее стало ненамного, поскольку по невыясненным причинам барахлило центральное отопление выше первого этажа. Бывали ночи, когда температура «за бортом» понижалась к 15-20 градусам ниже нуля, и мы собирали на наше «ложе» все шесть одеял с кроватей плюс моя шинель… и всё равно выручали не они, а горячая молодая кровь…

2.11.16.…В один из выездов в Красноводск («в цивилизацию») один из моих коллег вдруг прямо тут же на красноводском перроне узрел своего бывшего одноклассника. Воистину тесен мир! Оказалось, тот в сопровождении двух особ женского пола прибыл в наши края в рамках некоей инспекции по каким-то экономическим аспектам строительства. Было ему, как и моему коллеге, почти тридцать, дамам и того меньше. Инспекция инспекцией, но гости были встречены нами с большим гостеприимством и обласканы. Кроме прочего, и в ресторане посидели, и – через пролом в заборе – в Белой гостинице в Янгадже. Оказалось, что глава экономической делегации отлично поёт, и поёт на итальянском, и не просто на итальянском, а голосами Кутуньо и Челентано и из их репертуара!! Это он продемонстрировал в разгар пирушки в ресторане гостиницы «Красноводск» под аккомпанемент местной группы, после чего ему было тут же предложено («Слюшай, ара, пацан, да…») влиться в состав этой ресторанной бэнд-группы и забыть про смешную зарплату инженера из России…

2.11.17. Обучаемые иногда доставали «наивными» вопросами. Например:

- У тебя есть пистолет?

-Есть.

-Покажи!

-Да он хранится в части у дежурного в сейфе. На дежурство идти – получил. С дежурства вернулся – сдал.

- (Разочаровано) У-у-у! А у меня два «калашникова», две американских винтовки, пять пистолетов… Если бы мы сейчас были у меня в деревне, я бы тебе подарил один – на выбор, чтобы с собой носить, а не хранить в чужом сейфе! (Вместо пистолета за неимением сувениров с национальной атрибутикой мне была подарена северо-йеменская школьная тетрадь с картой, указывающей территории, спорные с соседним королевством. А что? Храню.) А вообще у нас в деревне есть ещё и пушка!

- А пушка-то зачем вам?

- На всякий случай! Через нашу деревню в горах ва-а-ажная дорога проходит

(Лет через двадцать с небольшим от саудовца родом из областей, примыкающих с границей с Северным Йеменом мне стало известно, что контрабанда оружия – важная статья доходов тамошних подданных саудовского короля и головная боль местной полиции и «контриков»)…

2.11.18. Таким оказалось моё первое знакомство с представителями Северного Йемена.

Некоторые факты из рассказанного можно счесть за «некрасивые», «некультурные»… Однако, есть такая наука, как этнография – она и в Янгадже этнография: надо знать со всех сторон того, с кем имеешь или желаешь иметь дело, чтобы предвидеть реакции и находить общий язык в конкретных ситуациях…

…Много чего можно сказать о религиозной и племенной неоднородности, уровне культуры и образования этой публики, но при этом не следует ставить на второстепенное место жёсткую воинственную натуру. Опыт одной только Янгаджи показал, что эти ребята в своих внутренних «разборках» легко могут и оппонента в окно с этажа повыше выбросить, и за разделочные для мяса топорики схватиться – при этом пребывание за пределами своей страны и чужие законы абсолютно не помеха…

2.11.19.Наступил день, когда мы распростились с Янгаджой. Я - без сожалений (не распробовал?). Учебный процесс со нашей стороны был почти доведён до конца: оставалось выполнить боевые стрельбы на далёком полигоне - но это уже без нашего участия, поскольку к нам самим в учебный отдел ехали новые «гости»…

2.12. С ВОЗВРАЩЕНЬИЦЕМ…и К СТАНКУ!

Заехала многочисленная ливийская группа. Вообще если проанализировать ливийские контингенты обучаемых, то, по-моему, с каждым годом уровень подготовленности их специалистов становился ниже и ниже, а народ (рядовой состав) даже на внешний взгляд мельчал и «хужал» в общей массе – словно там, в Джамахирии, выскребали «по сусекам» остатки людских резервов, которых, несмотря ни на что, прочили в техники. Ничем особым не запечатлелись, кроме того, что учебную ракету раздербанили на части, хотя подобные процедуры не предусматривались ни учебной программой, ни технологиями отечественного войскового ремонта, а двое ливийских офицеров совершили эпохальный визит в Бухару и Самарканд, из которого вернулись не совсем довольные: «не так молятся».

…Тем временем жена, написала диплом, при этом похудев на несколько размеров (научный руководитель выжал все соки – дипломная работа студента может быть основой для кандидатской, которую напишет аспирант, кандидатская – основой для чьей-нибудь докторской). Успешно его защитила и сдала последний экзамен – научный коммунизм (не без помощи моих конспектов по марксо-ленинской подготовке), почему-то запланированный к сдаче после защиты диплома…И вместо аспирантуры «декабристка» рванула к мужу…

Для проживания нам выделили в военной гостинице на 1-й площадке угловую комнатёнку, выселив оттуда двоих профессиональных алкашей. Помещение было в довольно удручающем состоянии. Все стены испещрены надписями наподобие «16 апреля. Завязали», «25 мая. Развязали»... В один прекрасный день мне, вернувшемуся домой со службы, жена сказала, что видела мышку…

- Пищала?

- Кто? Мышка?

- Ты - при виде мышки?

- А чего пищать? Она такая маленькая, серенькая, хорошенькая, бегает себе…

- ???!!!

Всё вымыли щёлоком. Забиты битым стеклом и зацементированы мышиные ходы в полу возле чугунной газовой отопительной печурки. Взяли у заведующей водно-эмульсионной краски, которой никто из жильцов гостиницы не хотел пользоваться, купили краситель – потолок и стены заблестели чистотой: потолок - белый, стены – кремово-абрикосового колера. Повесили какие-то занавески-шторы, взяли напрокат холодильник, телевизор… Подобие домашнего уюта.

Месяца через три переехали в квартиру в «кубинском» доме на 3-м участке (микрорайон в старом городе у улицы 1-го Мая) рядом с Домом офицеров (клубом?) - из окна можно было смотреть «на халяву» кинофильмы на экране «летнего» (под открытым небом) кинотеатра. …Попозже до нас дошёл слух, что за оставленную нами обновлённую и приведённую в порядок комнату в гостинице якобы «дрались»… Вопрос: неужели было трудно вот так же взять у заведующей бесплатную краску, не пожалеть всего лишь одного вечера в выходной день и не спеша и с чувством покрасить своё обиталище в любимый цвет?..

2.13. ЭТОТ ТАКОЙ ТЕСНЫЙ МИР…

В штате учебного отдела появился новичок: офицер лет на десять меня старше, гонявший на «Урале» (мотоцикл с коляской и задней передачей).

Кого-то он мне очень упорно напоминал… Но кого? Всякий раз, наблюдая его «в живую», я усиленно морщил лоб и напрягал извилины памяти, но никак не мог понять, с чего бы это навязчивое наваждение…

«Ну, привет, земляк!», - однажды он сказал мне. Ба! оказалось, что он, как и я, из Керчѝ, а узнал обо мне каким-то «боком». При более обстоятельном разговоре, уже в гостях, выяснилось, что мы не просто из одного города, но и из разных концов одного и того же военного городка, и он часто ходил по делам на нашу улицу, на которой проживали его приятели-сверстники, в том числе в наш подъезд в квартиру напротив нашей. Несмотря на существенную разницу в возрасте, у нас нашлось немало общих знакомых и даже обоюдно известных событий. Я поведал о тех легендах, которые ходили среди моих сверстников о «подвигах» его ровесников из военного городка; он комментировал, рассказывая, как это было на самом деле…

Это были ребята 1945г. рождения; в те годы они учились в последних классах одиннадцатилетней средней школы (тогда так было официально установлено: полное среднее образование – 11 лет; десятилетка была введена позже). Трудовые коллективы той эпохи боролись за присвоение звания «бригад и т.п. коммунистического труда»; людям, хорошо помнившим голод времён войны и первых послевоенных лет, было всего лет 20 лет и больше, и потому было от кого получить хорошую трёпку за брошенный на пол или в приятеля кусок хлеба… А моему поколению тогда едва стукнуло пять, шесть, семь лет… Ребята того, старшего поколения, баловались «подарками войны», которыми была начинена окружающая местность; что-то взрывали, из чего-то постреливали в степи; играли, ломая суки и падая с деревьев, «в Тарзана» в лесопосадках, насмотревшись одноимённого фильма (от них уже наше поколение унаследовало игру в «ловитки по деревьям»); устраивали какие-то химические опыты, много чего другого... даже вспомнилось, как дошкольником участвовал с ними разик в выплавлении свинца из пластин аккумуляторов и отливки пистолетиков и всяких «штучек» в формочках, вырезанных в мелоподобных камнях…

И тут «пробило» в памяти: год 1961 или 1962, ещё до сирен и паровозных гудков учебных тревог в связи с Карибским кризисом; его, приятеля нашего соседа по лестничной площадке, кто-то окликнул на улице, и вот он стоит на перекрёстке дорожек у Хайдучкинова двора, ожидая, когда к нему подойдёт окликнувший - эта же специфическая осанка с идеально прямой спиной и слегка расставленными в сторону ногами, манера при разговоре держать свободно опущенную вниз, но согнутую в локте прямым углом правую руку, ничуть не изменившиеся за двадцать лет к тридцати семи годам…

2.14. НУ, НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА!

Забавно! Лето. Жара. Выходной. Море. Пляж.

…Однажды кучка жён красноводских военных авиаторов с неожиданной проворностью и поросячим визгом пулями вылетела из воды. Ну ты! рядом с ними вынырнул тюлень – существо на деле столь же безобидное, сколь, порой, любопытное.

В одном из поддатых верных мужей взыграло чувство задетой мужниной чести: «Щас разберусь». Зашёл в воду, подошёл к торчащей из воды тюленьей голове. Далее состоялся диалог оказавшихся лицом к лицу представителей двух земных систем приблизительно в таком ключе: «Нах*я ты мою Машку пугаешь?» - и хрясь! с размаху в усатую тюленью морду влетел прямой справа!

Трудно предположить, от кого и сколько раз за свою тюленью жизнь это животное получает «джеб» в морду и как в их кругу принято на это реагировать, но в данном случае тюлень явно оскорбился на столь невежливое обхождение… бульк под воду – и через секунду мужик, держась за бок в кровищи, заторопился на берег, трезвея на ходу…

Сначала он попал в руки такого же не совсем трезвого дежурного врача-старлея, затем на санитарной «буханке» был срочно доставлен в военный госпиталь на зашивание…

Говорят, вскоре из госпиталя последовал звонок с докладом дежурного хирурга на пляж командиру части:

- Рана зашита. Опасности нет. Но вот вопрос: если бы укусила собака, то ясно: надо колоть от бешенства. А в случае тюленя – как?

- Этому идиоту – от бешенства по полной программе! (в те времена прививка от бешенства – это 40 дней подряд по уколу в живот).

2.15. КОЛЛЕГИ из ТАДЖИКИСТАНА в БЮРО ПЕРЕВОДОВ. ВПЕЧАТЛЕНИЯ.

2.15.1. Убыли за границу двухгодичники-таджики. Неоднозначное впечатление оставили коллеги-арабисты, служившие в нашем бюро!

2.15.2. Один из них был достаточно профессионально подготовленным, нормально проводил занятия и заслуженно «ел свой хлеб» - претензий нет. Проживал он с женой, и их часто можно было видеть идущими взявшись за руки (молодые потому что). Он рассказал, что сам из Душанбе (т.е., «городской») – и явно не стремился к тесному общению с остальными земляками, судя по всему, происхождением из каких-то горных кишлаков или таджикской глубинки.

2.15.3. Держались коллеги-таджики обособленной кучкой, держали под языком «насвай», он же «насвайт», или курили табак в период временного отсутствия «насвая»(пока идёт очередная посылка по почте). У тех, кто был женат, жёны, в соответствии с местным обычаем, семенили в метре-полуторах сзади мужа – какое там взять жену под руку! Всё время службы в учебном отделе основная масса тихой сапой отлынивали от участия в занятиях, упирая на плохое знание русского языка, да и арабским по заданным темам не блистала. Возможно, действительно не все из них достаточно владели русским языком. Так, однажды один двухгодичников-таджиков, заступавший в наряд, обратился к русскому коллеге:

- У тебя есть портянка?

- Какая ещё портянка?

- Такая (показывает через плечо)!

Оказалось, «портянка»- это портупея…

Но как только выдалась возможность оформиться для выезда в качестве переводчиков-арабистов за рубеж (ГУК, если он только не исполнял какие-то неведомые нам указания, грёб всех обладателей дипломов арабистов без разбору и без учёта профпригодности хотя бы в силу их острого дефицита), когда потребовались характеристики с места службы, данные «коллеги» из Таджикистана в одночасье стали утверждать и демонстрировать, что и с русским языком, и с арабским у них полный ажур; стали резко общительными вместо вчерашнего «прикидывания шлангами» и «где на меня сядешь, там и слезешь»...

2.15.4. У автора этих строк не было и нет предубеждений против арабистов-таджиков –можно считать, что с ними не повезло именно нашему бюро переводов, поскольку в других местах довелось встречать заметно больше достаточно подготовленных арабистов из Душамбинского университета. По-иному складывалась ситуация в Красноводске. Обидно было не просто в связи с тем, что приходилось работать за себя и за «того таджикского парня», а само нарушение святейшего принципа социальной справедливости: «от каждого по способностям, каждому по труду»… А тут ты «вкалываешь», а «шлангу» без движения (правда, в наряды ходили) капает столько же…

2.15.5. …Довольно скоро рассыпался СССР, и Таджикистан пережил гражданскую войну… И я с большой долей уверенности могу сказать, кто из вообще встречавшихся мне в переводческой деятельности коллег-таджиков точно взял в руки оружие и на какой стороне воевал…

2.16. В АШХАБАДЕ НАСКОКОМ.

2.16.1. В конце сентября заболел один из «ливияков», местная медицина затруднилась поставить точный диагноз - пришлось доставить заболевшего в военный госпиталь в Ашхабаде.Меня – в сопровождающие.

Кстати, о болезлых ливияках. Одного прихватил приступ, врач прописал укол. А на дворе рамадан – месяц мусульманского поста. Ливиец возопиял:

-Что, в мой организм что-то вольётся?

- Так ведь не еда и не вода - лекарство!

- Нет! Ни за что!!! Только после 20:00!

- Ну, тогда извини, дорогой!

В госпитале, несмотря на загруженность, ливийца положили в отдельную палату на обследование; в течение пары дней, которыми я располагал, диагноз так и не был поставлен; больного оставили под наблюдением врачей, и я убыл обратно.

Любопытно! За это время познакомился с главным хирургом – узбеком. Побеседовали, в частности о почечных камнях. Хирург открыл выдвижной ящик своего стола и показал мне свою коллекцию удалённых им камней: они были разного размера; часть из них оказалась округлыми с гладкими поверхностями – словно морская галька, другие же (оксалатовые или как там) устрашающего вида игольчатые, похожие на каких-то морских ежей или кораллы… Из отдельной коробки врач достал подобные камни таких невероятных размеров, едва ли не с кулак, что я усомнился, возможно ли их образование и нахождение в человеческом организме. Возможно, как оказалось…

2.16.2.Успел немного побродить по Ашхабаду. В ту, советскую пору, город выглядел скромно, по краям тротуаров были арыки (местная гордость и слава на весь Союз!), по которым время от времени пускали воду для охлаждения и увлажнения воздуха улиц; своей малоэтажной архитектурой Ашхабад местами напоминал мне Симферополь… Чрево Ашхабада – Русский базар…

2.16.3. Отмечая в местной комендатуре своё командировочное удостоверение, заметил, что дежурный читает книгу на английском. Никак, коллега? Отнюдь! Иной вуз! Но, продолжительно служа в Туркмении, выучил несколько иностранных языков и продолжал учить ещё один. Зачем? Из интереса. А главное, чтобы не спиться.

1983

2.17. ОТ ВСЕЙ ШИРОТЫ РУССКОЙ ДУШИ!

Убыли и эти ливийские обученцы. Прибыли другие, уже с Ближнего Востока. С ними мы и «въехали» в 1983год.

Забавно! Опять больные – уже двое, опять что-то там с желудком, опять из моей группы. В госпиталь! По возвращении оттуда тот, который немолодой, жаловался на еду: мол, кормили, как каторжника (абсолютно не арабская еда – молочные кашки); второй же, помоложе, «катил бочку» на соседей по палате – двух убелённых сединами советских майоров, проходивших медобследование в связи с предстоящим увольнением по достижению предельного возраста. Стоило сирийцу открыть глаза – утром ли, в обед или вечером – майоры обрадовано: «Проснулся, соколик!» - и от всей русской щедрой гостеприимной души вливали в него стакан какого-нибудь спиртного…

2.18. РАЗЪЕХАЛИСЬ…

2.18.1. Пока то, да сё, наши штатные переводяги оформили необходимые документы для выезда за рубеж и посетили по вызову ГУК .

Забавно! На заседании выездной комиссии начальник ГУКа, ознакомившись с личным делом одного из «кандидатов», заявил:

- А Вы, товарищ К., оказывается, карьерист!

- ???

- Вам всего лишь тридцать лет, а Вы уже старший лейтенант!

2.18.2.Скоро ли сказка сказывается - вначале лета убыли «за бугор» большинство наших штатных переводчиков, отбывших в Красноводске «положенный минимум»: два года. У меня же ожидалось рождение первенца. Чтобы не подвергать вероятным перегрузкам из-за разности климата здоровье новорожденного и его матери, я подал рапорт с просьбой отложить эти дела в отношении меня на год по семейным обстоятельствам. Одновременно жену убедил провести вторую половину беременности не в Красноводске, который был для неё чересчур жарковат, и условия роддома в нём не вселяли уверенности на успех «в случае непредвиденного», а в гораздо более комфортной и надёжной по всем соображениям Москве…

2.19. В «КУБИНСКОМ» ДОМЕ.

2.19.1. В тот год одно время проживал в квартире уехавшего на переобучение знакомого. Двухкомнатная квартира (квартплата в месяц 8 руб. 20 коп.).С ванной! Этот трёхэтажный дом, как и многие в Красноводске, был так называемой «кубинской» конструкции, при которой лестницы находились снаружи здания, открытые всем ветрам (см. фото 111 ниже).

КР-кубинский!!!.jpg

ФОТО 111. Красноводск. «Кубинский» дом. В данном доме лоджии трёхкомнатных квартир заложены кирпичом и строительным камнем, на первом этаже сделана перепланировка.

Хотя жил на втором этаже, а выше (ближе к солнцу) был ещё и третий этаж, жара и духота в квартире летом стояли неимоверные. Поздно вечером на улице становилось ощутимо прохладнее, но в квартире изменения были минимальные: термометр показывал +35, +38 по Цельсию почти до подъёма утром - всю ночь стены яростно «возвращали» накопленное с избытком за день тепло. Мокрые от пота простыни. Воздух казался тяжёлым и неподвижным настолько, что дуновение вентилятора ощущалось только в узком «пучке», остальной воздух не «колыхался»…В общем, самое комфортное место - лоджия.

2.19.2. Поскольку грунт представлял собой плотную слежавшуюся крошку и скальные породы и сильно сопротивлялся рытью, водопроводные трубы в городе были довольно мелкозаглублёнными и потому легко подвергались нагреву. Если летом достаточно долго держать руки в воде из-под крана, подушечки пальцев могли сморщиться. Поэтому утром принималась ванна из набранной предыдущим вечером воды, успевшей за ночь остыть до комнатной (см. выше) температуры; затем использованная вода заменялась на свежую, которая в свою очередь должна была к обеду быть «прохладнее» воды из-под крана, поскольку в разгар дня из крана текла более нагретая вода. В обед принималась ванна, менялись майка с рубашкой, и вновь использованная вода менялась на свежую – теперь до вечера.

2.19.3. Прапорщик Витя Абрамчук из нашего отдела (украинский «западенец», ныне житель Подмосковья, выпускник школы прапорщиков, располагавшейся в то время в Москве рядом с Олимпийской деревней-80) приобрёл бакинский кондиционер (Алиев перебил ленинградца Романова, когда решался вопрос о месте строительства завода) с табличкой «Кондиционер собран в день комсомольского субботника», что традиционно считалось в народе признаком пониженного качества продукции…Но прибор работал, как швейцарские часы, и его хозяин, проживавший в доме напротив, сообщил, что квартира герметически законопачена, как подводная лодка, и пригласил на стаканчик в комфортной, прохладной обстановке… На улице было слегка за сорок, в квартире же +24 градуса… Минут через десять мой нос, как казалось, стал размером с кулак, и из него активно потекло… «Иди ты, Витя, со своим кондиционером сам знаешь куда! Берём батлы и стаканы - и айда на балкон!»…

В дальнейшем встречались бакинские кондиционеры в самых «суровых» жарких местах. Плевали они на соблюдение каких-то условий обслуживания и замены фильтров и по неприхотливости и надёжности оказывались не хуже, а то и лучше многих своих аналагов из Японии и Кореи…

2.20. В НОГУ С МОДЕРНИЗАЦИЕЙ.

На аэродром своим «лётом» прибыл новый учебный самолёт и был размещён в ТЭЧи в качестве учебной матчасти новой модификации с гораздо более разнообразным и современным оснащением, чем была предыдущая. Новая РЛС. Новые системы и оборудование – не только взамен «старых» , но и сверх того. Интересные преобразования произошли в вооружении. Спешно перерабатывались учебные программы по дисциплинам… Вырос объём учебного материала, особенно в авионике. Работать стало интереснее…

Любопытно было видеть, как многие сложные на вид технические вопросы находили себе неожиданные простые и в то же время остроумные технические решения…

2.21. «ЧЕРЕЗ ДЕНЬ – НА РЕМЕНЬ»

2.21.1. Рано ли, поздно ли, обученцы убыли. Возникла пауза. В свободное время можно было вдоволь наслаждаться отдыхом на пляже воинской части в Авазе. Но этого времени было не так уж много: поскольку списочный состав бюро переводов резко сократился, приходилось довольно часто, порой через двое-трое суток, заступать начальником патруля по городу.

2.21.2. В «тёплое» время года форма одежды для заступающего «в патруль» варьировалась от офицерской рубашки с длинными рукавами и при галстуке, галифе и сапог до полевой формы и почему-то при офицерских туфлях. На голове, естественно, крайне удобная в бою, при беге и в драке фуражка («афганок» тогда не было в военном обиходе). Если в случае рубашки рукава были тёмными от пота ниже локтей, ноги наиболее мокрыми - ниже колен, а спина – так себе, то полевая форма у многих была импрегнированна для защиты от оружия массового поражения, то есть, не «дышала», и поэтому её владелец по комфорту вообще уподоблялся мужскому детородному органу в презервативе, как если бы его выставили на солнце.

2.21.3. На мой взгляд, за исключением аэропорта наиболее предпочтителен был маршрут «железнодорожный вокзал – морвокзал».

Во-первых, достаточно протяжённый – всего несколько ходок «туда-сюда-обратно», и «время вышло». Во-вторых, на маршруте чередуется несколько не похожих друг на друга маршрутов - не так монотонно, как в городе. В-третьих, маршрут начинался от железнодорожного вокзала с бочкой вонючего подозрительного вкуса холодного кваса, изготовленного из белого хлеба безо всякого положенного по технологии сусла; после прохождения пешеходного моста над железнодорожными путями (см. фото ниже) нас встречала будка с бесплатной газированной водой (без сиропа) – «поилка» для рабочих-путейцев;

КР-комендатура ближе 2.jpg

↑ФОТО 112. Красноводск. На фото справа у левого края зелёной ограды одноэтажное здание с «треугольной» крышей из кровельной жести – в 1980-х гг. городская комендатура + комендант железнодорожного вокзала. Такое обилие снега в Красноводске в годы моего пребывания там не отмечалось.

КР-ж-д переход мост.jpg

↑ФОТО 113. Красноводск. Пешеходный переход через железнодорожные пути на пути от вокзала к морвокзалу.

На морвокзале торговали подсоленным ашхабадским «лимонадом»… Так и ходил автор этих строк с двумя бойцами едва выше его плеча от «источника» до «источника», везде «прикладываясь»…А «по-маленькому» и не тянуло – вся влага выходила наружу через кожу...

2.21.4. Довольно часто выпадало заступать в упомянутый наряд с неким капитаном-ракетчиком-зенитчиком с острова Огурчинский (см. выше) в качестве дежурного по комендатуре. Судя по замашкам, злобно-недовольному выражению лица и тону речей, данный капитан был явно склонен к мизантропии (служба на Огурчинском допекла?); главное его требование к начальникам патрулей заключалось в выполнении ими плана: в течение дежурства задержать не менее 15 военнослужащих, иначе… Несколько раз цапался со мной на эту тему, пока он не убедился, что ко мне подобные «требования» неприменимы.

Уходя домой ночевать, сдавали оружие коменданту железнодорожного вокзала. С ним, благодаря постоянному «хождению» в патруль, своеобразно «закорешились»: вечером, желая пораньше уйти с рабочего места, он разрешал не тратить время на сдачу ПМ в его сейф, а брать его с собой домой со строгим условием: ни в коем случае… А проживал я в то время на Третьем участке, где время от времени по ночам шалили квартирные воришки…Обошлось…

2.21.5. За все походы в патруль в Красноводске довелось отметиться приводом (точнее, приносом) в комендатуру одного офицера из нашей же части – «притчи во языцех» алкоголика, который вместо убытия поездом на лечение от этой пагубы привёл себя в такое состояние на перроне, что и «мама» был не в силах выговорить. А также сдачей изрядно «под мухой» и не ориентировавшегося в городе матросика, слинявшего в «самоход» с малого десантного корабля (был сдан не в комендатуру, а в руки командиру МДК).

2.21.6. Для сведения о «весе» Учебного центра в Красноводске: гарнизонная гауптвахта находилась непосредственно в расположении нашей воинской части.

2.22. ЗЯБРОВКА. МОЙ АДРЕС: ПРОФИЛАКТОРИЙ...

Наконец, в самом конце августа вдруг проклюнулась отдушина: командировка на полгода и далее в белорусскую Зябровку.

2.22.1. По расписанию самолёт прибывал в Москву после часа ночи.

Помнится, Домодедово встретило неожиданным для последних чисел августа холодом. Продвинутая ночь. Вместо такси подвернулся микроавтобус, в который набилась группка «желающих». Уже в микроавтобусе - «буханке» свою лёгкую куртку пришлось набросить на плечи вконец продрогшей студентке-узбечке, самонадеянно прибывшей в столицу страны в тонком цветастом платьице, предназначенном не согревать, а спасать от ташкентской жары.

Заскочил домой на сутки. Такой красивой, как за полмесяца до родов, я свою жену никогда не видел.

2.22.2. …Гомель – это не так далеко от Москвы. Если добираться иным видом транспорта, чем поездом.

«Ту-134» - скоро оказался в гомельском аэропорту, затем автобус до Зябровки (по-русски «Зубровка» - трава есть такая).

Поселили в «профилактории лётчиков ВВС» (в шутку – лётчиков «Би-Би-Си»). Слово «профилакторий» присутствовало в моём почтовом адресе, а поскольку в советское время существовали именно лечебные профилактории (ЛТП?) для лечения «лиц, страдающих алкоголизмом», то однажды на почте мою жену, оформлявшую мне отправление, сочувственно спросили: «Ваш тоже лечится?».

Забавно!Спальный «номер» на втором этаже профилактория. Первая ночь прошла довольно беспокойно: за окном кто-то беспрестанно шептался, слышалась непонятная возня… В конце концов выглянул в окно. Ба! В Красноводске забыл, что есть большие раскидистые деревья и что их листва при ветерке может шелестеть…

2.22.3. На момент моего прибытия в Зябровку оказалось, что занятия уже идут полным ходом. Местное бюро переводов небольшое, вроде как совсем недавно юридически оформленное с назначениями на должности как наших коллег из ВИИЯ, так и нескольких гражданских двухгодичников.

Меня перебросили на ливийских штурманов. Штурманы переучивались с Ан-26 на Ту-22К; поскольку предыдущий тип самолётов они осваивали в Польше, то могли сказать по-польски нечто понятное и по-русски. Группа небольшая; кроме одной-двух смурных личностей, остальные были на удивление вполне адекватными и с чувством юмора, а также достаточного уровня подготовки. Преподаватели (и я) разговаривали с ними «на одном языке», занятия проходили без перенапряга и плодотворно к обоюдному удовольствию. К тому же мне было интересно ознакомиться с новой авиационной специальностью.

↑ФОТО 114. Бомбардировщик Ту-22К.

2.22.4.Зябровка оказалась своеобразным местом. В жилах систем кондиционирования бомбардировщиков текла «шпага» (спирт 70%, вода 30%); лётный состав нередко отключал эту систему, несмотря на более, чем собачий мороз на высоких эшелонах – лишь бы сохранить градус на максимально приемлемом уровне. «Шпага» была самой твёрдой валютой в Зябровке, Гомеле и окрестностях (да и по всему СССР) для решения «вопросов», начиная с ГАИ и ремонта личных авто до «Гомельдревкомбината» и далее – смотря кто из имевших отношении к данной лётной части в чём нуждался. Как-то двухгодичник-узбек (МГИМО) явился за своей «долей» с банкой из-под «солянки с грибами» - был поднят на смех: за секунду из штуцера «выскакивает» несопоставимо бóльшее количество драгоценной жидкости.

Местные старожилы обладали гаражами с погребами и, проводя экскурсию по своим «владениям», демонстрировали ряды полок с банками со «шпагой», настоянной на самых различных травах и прочих продуктах, предлагая продегустировать, порой, под вяленое мясо нутрий (или ондатр?) на «закусь» (разведение этих зверьков ради меха оказалось весьма популярным в тамошних краях).

Был в учебном отделе шустрый прикомандированный майор-преподаватель. Деловой, явно родившийся несколько до сроку, т.е., до наступления эры «рыночной экоомике», в которой он должен был чувствовать себя, как рыба в воде... Без году неделя, а, благодаря ему, у нас появилась возможность регулярно посещать плавательный бассейн «Гомельдревкомбината». Ходили на экскурсию – на Гомельский пивзавод.

2.22.5. Кстати, о пиве. Гомельское пиво - «Жигулёвское», «Белорусское», особенно с лёгкой пряностью фирменное «Гомельское» - отличалось отменным вкусом (пастеризованного тогда не знали, а из заводского чана оказалось ещё вкуснее, чем бутылочное).

Пиво продавалось и в расположении части, в частности, в платной столовой и в учебном корпусе.

Так что утром всегда можно было «поправить здоровье». По бутылочке перед занятиями, в «большие» перерывы, а то и в каждый перерыв – чтобы так легко и весело, как родная песня, летел с языка перевод – другого такого места не припомню. Можно было успеть и ввернуть шутку, и рассказать к месту анекдотец – довольны были все стороны учебного процесса. Однажды часть, в том числе учебный отдел, проверила инспекция из «центра». Сделала замечание по поводу наличия пива в буфете – мол, не положено, т.к. до аэродрома меньше 200 (или сколько там) метров. Замечание высокой комиссии учли: теперь буфетчица продавала пиво в бутылках без наклеек…

2.22.6. На тебе! Уже из Зябровки был отправлен в командировку – на полигон для бомбометания не столь далеко от Могилёва. Вручили бумаги, 20-литровую канистру с той же «шпагой». Саша Рубцов подробно растолковал маршрут с пересадкой в Могилёве. Проинструктировали: как выйдешь на платформе, перед тобой будет лесок; в леску обязательно вооружись хорошим колом поскольку после леска идти правым краем деревушки и этим колом неизбежно придётся отмахиваться от деревенских собак, особо остервенелых и осатанелых с наступлением темноты; преодолев край деревни, вскоре (недалеко ведь!) выйдешь на домики – там живут те, кто служит на полигоне; ищи начальника-капитана…И вот дело к вечеру. Гомель, вокзал. Поезд-тихоход «Лунинец». Чернота за окном. Огни ночного вокзала Могилёва с танком на постаменте на площади. Такой же неторопливый, как и всё (казалось) в Белоруссии дизель (эквивалент электрички). Тётки-пассажирки вели бесконечные беседы, порой вспоминая, у кого кто погиб в Афганистане.

Незадолго до прибытия на место высадки среди леса («Милóе») разговорился с парнем-студентом. Ему оказалось тоже до Милого, и я обрадовался: он обещал меня проводить к полигону обходным путём мимо деревенских собак. Но тут подвернулся некто на мотороллере. Оказалось – прапорщик с полигона. На заднее сиденье. Лай собак в спину. Через минут семь я был у домика начальника.

Человек, сидевший на ступеньках крыльца небольшого деревянного домика, оказался искомым капитаном N. Он предупредил, чтобы я не удивлялся некоторым странностям в его поведении, поскольку страдает куриной слепотой и поэтому в темноте ничего не видит, обрадовался привезённой канистре и посетовал, что подвёзший меня прапорщик сообщит коллегам о прибытии на полигон спирта.

Спать меня положили в пустующем домике, в котором всю ночь мешали спать какая-то возня и шебуршание, происходившие во всех углах довольно просторной комнаты... Уже утром обнаружились прогрызенные дыры в портфеле и следы дегустации мышами захваченных с собой в дорогу припасов.

С утра выехали из городка собственно на полигон. Заняли места на наблюдательном посту. На полигон по радио сообщали о выходе бомбардировщика на цель и моменте сброса бомбы. Из шести целей наблюдатели зафиксировали разрывы в пяти. Капитан сказал, что придётся ждать лишних полтора часа, не поступит ли звонок от гражданских властей, поскольку шестая бомба могла улететь куда- нибудь за пределы полигона - однажды был случай, что не долетела какой-то километр до Могилёва. Если жалоб по телефону не поступит, то значит, что цель поражена, только взрыватель не сработал в хлюпком болоте. Жалоб не поступило...

Перед отъездом пообщался. Полигон оказался крайне богат грибами, ягодами и карасями, которых можно было ловить сапогом; ребята-прапорята проявляли деловую жилку: пилили бесплатный никем не контролируемый лес, изготовляли пользовавшиеся большим спросом доски и дрова и «загоняли» их желающим. Вырученные деньги особо пригождались в «засушливый» период – когда заканчивался спирт.

Отвезли меня к платформе. Днём было видно куда больше, чем ночью, да и собаки не лаяли – так, лениво побрехивали. По границам полигона, оказалось, была протянута «колючка» (символическая - как препятствие); местами свисали таблички о том, что это – «запретная зона!» и «проход строго запрещён!». На платформе, кроме меня, ожидали «дизель» дед и бабка; они делились своими практическими сведениями о том, где на полигоне лучше собирать грибы и какие, а где – ягоды и какие, и что «сегодня военные немного «побỳхали», один раз совсем близко».

Обратный путь опять пришёлся на длительное ожидание обратного «Лунинца» на могилёвском перроне - до начала ночи. Затем посадка, и поезд неспешно, как престарелая лошадь, дотащился до Гомеля. В начале шестого утра я пешком бодро шагал по сентябрьским улицам от железнодорожного вокзала в направлении пригородной автостанции (благо, что расстояние небольшое) – как стало известно впоследствии, в эти минуты в далёкой Москве у меня родилась дочь…

2.22.7. Своё свободное время переводчики проводили по «личным планам», в том числе в дружеских пирушках. «Шпага» не отличалась выдающимися «органолептическими» качествами, поэтому «народ» довольно часто сбрасывался по договоренной сумме, в деревенский магазин отправлялись один-два гонца – за «андроповкой» с зелёным лейблом и тем же пивом. К этому же магазину иной раз подкатывали окрестные «бульбаши» на здоровенных «кировцах» (тракторы К-700) с привязанной к раме смехотворной на их фоне их громад авоськой с пустой тарой из-под напитков. Завидев знакомые лица переводчиков, продавщица отодвигала в сторону от прилавка очередь местных любителей непонятно из чего приготовленного белого портвейна «Нёман», очень похожего по резкому вкусу на московский «вермут» курсантских времён: «Ну-ка, дай пройти – «оптовые» покупатели пришли!». В выходную субботу собирались в стекляшке «Космос», руководимой отсидевшей срок экономической преступницей – поболтать и причаститься под музыку недешёвым «вкусненьким» – кубинским ромом с золотым лейблом.

2.22.8. Однажды вечером собрались в комнате переводчиков - и пошёл вечер воспоминаний. Коллеги были разных лет выпусков, успели не раз посетить разные края, свои и чужие, общие знакомые... Как-то так вышло, что кто-то – против обыкновения - достал банку не «шпаги», а индийского кофе… Ля-ля-ля-тополя! Между делом сварили одну кастрюльку кофе, другую, третью…занимательные рассказы не иссякали… Наконец, часа в три-четыре утра разошлись по комнатам. Улеглись. Сон не шёл. Сосед по комнате, имевший привычку во сне скрежетать зубами (я шутил: «Опять тебе снилось, что прорываешься сквозь колючую проволоку»), на сей раз не издавал ни звука из-под одеяла – значит, тоже не спал… Наступил момент, когда, глянув на часы, я негромко сказал: «Вроде пора вставать!» - тут же все дружно и молча поднялись и пошли бриться и всё такое…

Лирическое отступление.На территории части имелась баня. Парились лётчики, штурманы, радисты – и переводчики. Остальных лётно-подъёмный состав до этого удовольствия в своём присутствии не допускал. Скидывались по немного, и бабулька к условленному часу доводила баню до кондиции. Жаль, что нельзя было (людно!) выскочить и побарахтаться в снегу! Возвращение в гостиницу – это было что-то: удивительная лёгкость во всём теле, ноги не чувствовали ни тяжести, ни земли – словно кто-то «свыше» посадил тебя на ладонь и нёс над землёй!

2.22.9. При воинской части был Дом офицеров, при нём библиотека, оказавшаяся не только традиционно богатой классикой, но – на диво! – и новинками вплоть до самых разнообразных литературных журналов «в мягких обложках» последнего времени. Нашлась родственная душа: коллега Н. Добриков - такой же любитель чтения…Из командировки в Зябровку я убывал, значительно расширив и углубив своё знакомство с современной на тот момент советской и белорусской литературой…

2.22.10. Наступила зима. Уже в ноябре морозы достигали 20 градусов. Выпало немного снега. Дороги и дорожки вокруг аэродрома покрылись льдом, ноги разъезжались в стороны, но прапорщики с ловкостью циркачей продолжали неторопливо ездить на велосипедах. Вообще-то воинское звание «прапорщик» обязывает быть предприимчивой личностью. Поэтому на громадной железобетонной стеле со словами генсека Брежнева на съезде партии «Всё, что создано народом, должно быть надёжно защищено» имелась приписка краской от руки: «от прапорщиков», и никто не спешил устранить эту «крамолу».

1984

Зябровка (продолжение)

2.22.11. К зиме завершили теоретический курс и перешли к практике – к полётам. Выдали нам ватные брюки-«ползунки», куртки, валенки, перчатки, ещё что-то… Самая ответственная и при определённых обстоятельствах уголовно наказуемая работа была сосредоточена на контрольно-диспетчерском пункте (КДП), особенно на самом опасном этапе - на посадке: отслеживать заход самолёта на посадку по отметкам на мониторах – и «Глиссада вправо двести, курс выше сто» или «На курсе. На глиссаде». Куда вольготнее можно себя чувствовать в команде техников по встрече совершивших посадку самолёта (за каждым переводчиком был закреплён борт для перевода замечаний арабов в составе экипажей). В домике в ожидании своего самолёта (номер борта объявляется по громкой связи) народ читал, болтал, кемарил, «резался» в кости.

Забавно!Так, однажды один из техников, которому надо было срочно бежать на лётное поле, попросил меня побросать за него кости. Мне, не знакомому с игрой, наскоро объяснили правила: определённые сочетания костей идут в набор очков, при выпадении иного сочетания только что набранные за «ход» очки «сгорают». Задача: бросать кости и остановиться, когда почувствуешь, что выпадет «несчастливое» сочетание – и передать ход следующему игроку. Я стал бросать, начав с 180 очков. Бросок, другой, третий… Очки неплохо нарастали, сумма становилась всё внушительнее…Со всех сторон болельщики уже советовали: «Остановись! Остановись!»… Внутренний голос шептал: «Давай, давай!» – и ни разу не прервав эту первую же серию бросков, ни разу не споткнувшись, выиграл, набрав положенную тысячу с лишним очков. Тут и технарь – основной – вернулся с лётного поля…Это был первый и до сегодняшнего дня последний раз, когда довелось сыграть в кости, но он меня убедил, что новичкам по первому разу может сказочно повезти в игре.

2.22.12. … Наступил февраль. Неожиданно пришло известие о кончине генсека Андропова. Безо всяких инициатив замполитов искренне почтили память человека, с которым у очень многих связывались надежды на лучшее будущее государства. Появление задыхающегося Черненко с речью у гроба Андропова в качестве председателя комиссии по похоронам вызвало глубокое разочарование и чувство «безнадёги»…

Вскоре отозвали из командировки в «родной учебный отдел»: едет группа на обучение...

2.22.13. Уже когда я был в «родном» Красноводске, в заснеженной Зябровке посыпались «лётные происшествия», в результате которых один из «моих» штурманцов катапультировался - и сломал ногу.

…Шло время, и однажды в газетных новостях промелькнуло короткое сообщение о том, что в Чаде, что к югу от Ливии, пришедшие «на помощь» местной власти французы сбили ливийский Ту-22К.

… Лет через шесть после заезда в Зябровку, уже на новом месте службы, в Иванове, случайно разговорившись с обученцем-ливийцем, узнал, что сломавший при катапультировании ногу штурман Ашур служит «на земле» авиадиспетчером, а самый умный, способный и вообще «душка» из «моей» штурманской группы обученец был как раз в составе экипажа того самого сбитого французами Ту-22К, направленного без должной разведки и прикрытия, что-то бомбить в Чаде. Судьба экипажа неизвестна.

2.23. «ШАМПАНСКОЕ ПО УТРАМ ПЬЮТ…» И НОВОВЫПЕЧЕННЫЕ КАПИТАНЫ!

2.23.1. По возвращении в Красноводск из Зябровки первого, кого увидел, это был начальник Учебного отдела. После «здравствуй» он мне приказал заменить погоны, не вдаваясь в комментарии… Что такое? Оказалось, уже три или четыре месяца, как мне присвоено воинское звание «капитан», а я всё «болтаюсь» где-то в командировке старлеем…

2.23.2. Новое звание, естественно, «обмывалось». Поскольку по возвращении в бюро переводов наличествовал один его начальник – Вл. Агафонов, то главными главный удар обмытия пришёлся на нас двоих… Остальные – как получилось… Три дня. Шампанским. Морем шампанского. Со взрывами бутылок в портфелях. С залпами пробок в мирное красноводское небо. С поздравлениями знакомых и незнакомых лиц. Володина гитара. Соло, Дуэты. Хоры. Есть, что вспомнить и о чём посмеяться – но, пардон, дело сугубо личное, а здесь не место для душевного стриптиза. В общем, где-то по-гусарски – цыган только не хватало:

«Эх, цыганский хор возле «Яра»

Был когда-то знаменит!

Соколовского гитара

До сих пор в ушах звучит

Поэт-песенник Окуджава как-то сказал про нечто подобное:

« ведь это жизни всё

прекрасные моменты»

- и был исключительно прав!

2.24. ОТГОЛОСКИ АФГАНА.

2.24.1. Ну, а как там Красноводск?… Пока я был в отъезде, в военный госпиталь стала поступать масса больных желтухой (гепатитом) из числа воевавших в Афганистане. Выздоравливающие готовили лекарство: дробили в вёдрах белые глыбы фруктозы, заливали дроблёнку водой… Полученный раствор через капельницы вливали лежачим больным. Заодно оклемавшиеся и ходячие бегали через метровой высоты госпитальный заборчик в город, естественно, в основном, за выпивкой и шашлыками…

2.24.2. Не удивительно, что в Красноводске поползла желтуха уже среди местных обитателей... Коллега, остававшийся безвыездно в учебном отделе и успевший за время моего отсутствия подцепить гепатит, отлежаться в госпитале и выздороветь, рассказывал, что его организм принимал только апельсиновый сок, им и спасался – благо, что его, индийского происхождения, в чёрных банках, в городе было «выше крыши».

2.24.3. Афганистан, как война, в Красноводске до тех пор столь наглядно не ощущался. Разве что, порой, приземлялись на аэродроме вертолёты, перегоняемые в «Афган», и вертолётчики, ночевавшие в гостинице, рассказывали афганские были. Порой перегонялись Су-25 и МиГ-27 – они днём стояли на отдельной стоянке, укрытые от ненужных глаз брезентовыми чехлами…

2.25. НУ УЖ ЭТИ ЛИВИЯКИ!

2.25.1. Ну, а в учебном отделе – одновременно иракские лётчики и ливийская технота! Эти страны – в связи с иракско-иранской войной, до окончания которой оставалось ещё пять лет, - находились во враждебных отношениях, поскольку Иран обстреливал Ирак ракетами «Луна», поставляемыми Ливией.

(Успели ливийцы «отметиться» и в разногласиях между Йеменами: многие северные йеменцы покалечились, а то и вовсе отправились на небо, подорвавшись на поставленных южанам ливийских минах)…

Однако на советской территории – после проведения разъяснительной работы руководством отдела – обе группы успешно соблюдали нейтралитет.

2.25.2. С тем, чтобы бюро переводов могло справиться с наплывом обученцев, к нам прикомандировали кучу коллег-переводчиков, которых «надёргали» по одному-двум ото всюду, откуда было возможно: и из Перевального, и двухгодичники из Москвы, Азербайджана и Армении… И впервые в истории – из соседней Янгаджи.

2.25.3. Ливийцы в данном заезде оказались какие-то по большей части мелкие. И злобные. Вообще в порядке вещей видеть на кистях у многих ливийских рядовых отметины «работы» офицеров: следы прижигания сигаретами. Одного из «непокорных» во дворе гостиницы привязали к столбу ЛЭП и отдубасили палками, в связи с чем нашему руководству пришлось вмешаться и упорно втемяшивать ливийцам правила поведения на территории СССР и кое-что из Уголовного кодекса. Что касается «непокорного», то он по решению своего руководства вскоре был отправлен обратно в Ливию. Как неадекватный. И не удивительно! Имея дело с ливийцами, не следовало расслабляться – они были способны в любой момент преподнести неожиданные сюрпризы! Например, в мою командировку в Зябровку там перед допуском к полётам провели ливийский лётно-подъёмный состав через обычную советскую врачебно-лётную комиссию. В результате чего среди ливийского лётно-подъёмного состава были выявлены лица вообще психически ненормальные!! А в Ливии они бы летали!

2.25.4. Как всегда, среди ливийских офицеров обращение друг к другу было традиционно ласковым и уважительным: «Я зыбби!» («Эй, х**!»). Нецензурщина была в широком употреблении «среди своих».

2.25.5. Конечно же, обязательно нашлось несколько личностей с ярко выраженным дерьмом в характере. Один такой, работавший за имама («политрук»?), довёл нашего московского переводчика-двухгодичника до того, что тот ливияке попросту «съездил по морде» (переводяга рассказывал: «Не пойму как: гляжу – а рука сама собой подымается, размахивается и хрясь того по рылу!»). Шум… гам… Замяли. Хотя в советских учебных центрах и вузах в конфликтах с иностранцами – в зависимости от местного начальства – слишком часто неправомерно выставляли себя виновной стороной, лишь бы дело замять, каялись не понятно в чём и извинялись не понятно за что, наш коллега, будучи спровоцированным поведением ливийца, извиняться категорически отказался (аплодируем ему!)… Его перевели в другую группу. И невиданное дело! Через месяц-полтора «пострадавший» ливияка по собственной инициативе улучил момент и принёс свои извинения переводяге!!! (тоже заслужил аплодисменты!).

2.25.6. Запретный плод сладок. В Ливийской Джамахирии в плане алкоголя было напряжённо – не то, чтобы был официально введён тотальный «сухой» закон, но спиртное в открытой продаже просто отсутствовало. Его как бы не существовало на свете, и всё. Однако сами ливийцы рассказывали, что при всей строгости всяких законов в их краях, за определённую (немалую) сумму можно было «разжиться» и «горячительным», и «девочками». Ибо не просто «запретный плод сладок», но, самое интересное, всегда найдётся тот, кто страстно желает его заполучить.

Оказавшись в СССР - антиподе Джамахирии с питейной точки зрения - ливийцы «срывались с цепи» и навёрстывали то, чего были принудительно лишены волей своего лидера Каддафи, которого они характеризовали так: «Каддафи, он как арбуз: снаружи зелёный (т.е., мусульманин), а внутри красный (вот тут уж думай, что хочешь)».

Не раз подымаясь в свой «номер» на четвёртом этаже в «арабской» гостинице, натыкался на ливийское тело, лежащее на тёмной площадке между лестничными маршами:

- Ты как? Тебе помочь?

- Нормально!

Был когда-то в группе ливийских специалистов, с которыми довелось работать в Красноводске, один паренёк, который физически не переносил алкоголь. Его жутко тошнило, рвало, он терял ориентацию, впадал в полную «отключку», и его «доставляли» в его гостиничный номер на руках; на следующее утро на занятиях он сидел в оцепенении с закрытыми глазами, страдая от жесточайшего похмелья… но упорно каждый вечер принимал «убийственную» для себя дозу водки. На вопрос, зачем ему это надо, я получил по-своему резонный ответ:

- А где ещё я смогу выпить за такие смешные деньги такое количество водки?

В общем, лозунг - «лови момент!». Возможно, ради этого он и напросился в командировку в СССР.

2.25.7. Данный заезд ливияков отличился ещё тем, что они завезли массу «зелёных» книг, сочинённых Каддафи по всем главным аспектам общественно-политической и экономической жизни, даже о том, что женщина – тоже человек (с некоторыми специфическими отличиями), причём в русском переводе. Прочли сами. Сдали «куда надо». По советской идеологической классификации данная литература оказалась не «запрещённой», а «вредной» - как и Библия, и Коран...

2.25.8. С каждым заездом в СССР представители Джамахирии, с которыми доводилось сталкиваться, проявляли всё более и более растущие меркантильные аппетиты. Уже позже, в 1991г., в Минском училище ПВО довелось столкнуться с откровенным манкированием учебных занятий ливийскими «обученцами», «из вежливости» оставлявшими в классе трёх человек (ежедневно менялись), в то время, как остальные занимались активным рысканием по Минску в поисках крупной и мелкой бытовой техники и сколачиванием объёмистых контейнеров для отправки «трофеев» к себе на родину.

2.25.9. В процессе общения с ливийцами и северными йеменцами меня не покидали сомнения в том, что армии этих государств в случае «доброй» войны способны управляться из единого центра и действовать, как целостный организм, а не распасться на автономные отряды «по интересам».

2.26. ПРИДЕРЖИ! ПОДДЕРЖИ!

2.26.1.К своему удовольствию, был назначен переводчиком в группу иракских лётчиков. Они переучивались на новую технику. Уже обладали - кто как - минимум неплохим опытом пилотирования боевой авиатехники; занятия проходили легко и плодотворно, поскольку обучаемые многие вещи понимали с полуслова, что позволяло больше времени уделить тому, что им было внове.

Забавно! Выкроили иракцам по их же просьбе время съездить развеяться в Ленинград. В бывшей столице Российской империи наши «контрики» «встали на дыбы» и отказывали иракцам в разрешении на возвращение в Красноводск, мотивируя это тем, что аэродром гражданско-ВОЕННЫЙ , и аргумент, что эти арабы там уже лично отучились в течение полугода, а иностранцы вообще официально заезжают на обучение в течение четырёх последних лет, поначалу не произвёл на «контриков» впечатления –инструкция есть инструкция. Потом им кто-то доходчиво объяснил то же самое…

2.26.2. Однажды зашёл по делу в номер гостиницы, в котором жили иракцы. И застал их за обычным «сплачиванием» коллектива по-арабски: группа (все пятеро) уселась вокруг эмалированного тазика с каким-то содержимым белого цвета и дружно и бодро «метала» это в рты ложками. Блюдо было «своё», «родное», хотя в лётной столовой летунов кормили весьма плотно. Кушанье в тазике именовалось «тырши» и оказалось немудрёным: крошево из солёных огурцов, кефир, по вкусу – соль, чеснок, петрушка. Дома попробовал сам приготовить – понравилось. Особенно в жару. Только рекомендую добавлять свежий укроп.

2.26.3. Интересно было беседовать с иракцами, узнавать что-то новое об этой стране и её жителях. Над одним своим коллегой остальные иногда незлобно подтрунивали. Оказалось, он родом из Мосула, а к мосульцам остальные иракцы относятся, как в СССР в анекдотах «про чукчей». Один из молодых (тогда 26-летний) лётчик убеждал меня в том, что он живёт «в кайфе»: сам лётчик, война – сплошной кайф, президент Саддам Хусейн каждому лётчику дарит по «Тойоте-Королле», езжу как принц, подружки супер – такие же лётчицы…

- Ты полагаешь, что счастлив?

- Я очень счастлив!

- Не в войне и не в «тойотах» счастье.

- А в чём?

- Женат, есть дети?

- Не женат, детей нет.

- Вот повзрослеешь, женишься, у тебя появятся дет - тогда поймёшь.

2.26.4. Конечно, самое ответственное в работе с лётчиками было дежурство на контрольно-диспетчерском пункте (КДП) во время выполнения ими учебных полётов – на спарках или «соло». Прежде всего пришлось подробно побеседовать с диспетчерами, лётчиками-инструкторами и замом по лётной подготовке, чтобы составить словник их специфических терминов, выражений, сленга и согласовать это с обучаемыми. «Глиссада…», «Курс…», «Закрылки…», «Поддержи!» (т.е., «Добавь оборотов (скорости)!»). «Придержи!» (т.е., «Убавь обороты (скорость)!»). Случись что, особенно трагическое, и виноват, конечно, будет «стрелочник» - несложно догадаться, кто именно из находящихся на КДП. Поэтому пока подопечные в воздухе, готовность к чрезвычайным ситуациям с бортом – «постоянно в положении низкого старта», ибо за спиной постоянно мерещилась прокурорская тень…

Однажды «чуть было не»: обучаемый при выполнении посадки бросил рукоятку управления самолётом (РУС) и рукоятку управления двигателем (РУД) и в крик! К счастью, самолёт был «спарка» (см. фото 115 ниже), и его посадил уже инструктор. Стали разбираться. Дикая боль в ушах! Почему? Докопались: в ухо попала морская вода (накануне лётчики выезжали на пляж и бултыхались в море). Ночью ухо не болело, а вот при снижении самолёта и резком нарастании давления воздуха дало знать… Результат: купание в море попало под запрет. Не самое страшное…

↑ФОТО 115 . МиГ-25 (перехватчик) – учебно-тренировочный, «спарка»..

2.27. «ШОРОХ» В УЧЕБНОМ ЦЕНТРЕ.

Пока учебный отдел занимался своим рутинным делом, в самом учебном центре разворачивались юридическо-драматические события. Ещё за год до этого был уволен (за «халатность»?) предыдущий начальник центра, спешно награждённый накануне этого события спасительным (в плане приговора суда?) орденом за заслуги. Вроде обвинялся в хищениях соцсобственности в вверенной ему части? вроде приговор ему был вынесен по пункту о «халатности» и оказался весьма несуровым...

А тут в День пограничника прямо после торжественного собрания застрелился только что награждённый почётной медалью начальник тыловых служб. Попозже приехал многоопытный цепкий «важняк» с непроницаемым корейским лицом, стал раскручивать накопившийся клубок былых и текущих дел касательно спирта, касательно продажи чабанам чуть ли не по цене легковушки здоровенных парашютов (чем не лёгкая в перевозке летняя юрта из высококачественного шёлка!) от осветительных авиабомб, применявшихся в качестве мишеней для ракет с инфракрасными головками наведения…Другое, третье, пятое…Вызов уже уволившихся на пенсию, расспросы, допросы, очные ставки, инфаркты…Кто-то добровольно перевёл на счёт детского дома приличную сумму…Кто-то оплатил лично нанесённый ущерб… Кто-то…

2.28. ЕЩЁ РАЗ о БЮРО ПЕРЕВОДОВ, и НЕ ТОЛЬКО

2.28.1. К лётчикам повсюду ОСОБОЕ отношение и пристальное внимание со всех сторон, поэтому благодаря иракским пилотам воленс-ноленс поближе познакомились с начальством учебного центра. Особенно тесные связи на почве сотрудничества завязались с лётчиками-инструкторами, что вылилось в совместное проведение «банно-стаканных» дней, или стаканно-песенных посиделок под гитару на территории переводчиков.

Начальник бюро переводов – В. Агафонов – обладал слухом, голосом и гитарой, знанием текстов довольно широкого набора песен от крайне популярной в те годы «Поручик Голицын» и романсов до народных и фольклора курсантов ВИИЯ – в самый раз!. Я же годился не в солисты, а в энтузиасты: подпевал с удовольствием, громко - и мимо нот. Наверное, хуже всех с этим обстояло у старпера А.Шальнова: он обычно воздерживался от участия в хоре, ибо когда запевал НЕЧТО, то это было ЧТО-ТО… а в особо тяжких случаях просто громко икал. Кремень!

В общем, у каждой «команды» был свой репертуар. Наш был достаточно широк и разнообразен. «Суровые» лётчики предпочитали творчество группы «Вороново» про «Поле Куликово».

Лирическое отступление. Надо сказать «спасибо» этим «собраниям»; они не были «убиванием» времени или из серии «ты меня уважаешь»– кроме естественной возможности расслабиться после напряжённой недели или отмечания события, общались, обсуждали какие-то вопросы, находили решение текущим проблемам – по работе и личным, делились новостями, прочитанным (в эпоху отсутствия интернета чтение было потребностью и развлечением №1); «свежую струю» вносили прикомандированные на усиление и двухгодичники-москвичи…

В выходные дни первым делом – на городской переговорный пункт (о сотовой мобильной связи тогда никто и не мечтал; а янгаджийцам вообще надо было выезжать в Красноводск, чтобы связаться с родственниками) пообщаться с родными. Затем куда? Прохаживались по книжным магазинам, задавая местным любителям чтения «моду» на книги («ну-ка, ну-ка, на что военные обращают внимание?»);

КР- улочка кн. маг.jpg

↑↑ФОТО 116 и 117. Красноводск. В этом старинном одноэтажном доме (верхнее фото

В 1980-е гг.) размещался то ли «Хозяйственный», то ли ресторан «Каспий»… А выше в следующем здании или через одно – большой книжный?

КР-воен книга.jpg

↑ФОТО 117 . Красноводск. Ул. 1-го Мая. Вверх к 3-ему участку, КНПЗ и Ущелью. Слева - на первом этаже – располагалась «Военная книга». А во внутреннем дворике одноэтажного домика справа росли восхитительные кусты граната. Поблизости была «Мебель».

↓ФОТО 118 . Красноводск.Ул. 1-го Мая. Быв. Книжный магазин «Военная книга». Слева вроде проходила ул. Будённого.

КР-вое-книга!!.jpg

выезжали на Набережную за рыночной площадью, посидеть за шашлыками или «люля» за длинными столами с лавками под сосенками. Вспоминается неожиданное впечатление, произведённое райским сочетанием вкуса подарка Богов - спелейшей дыни-торпеды из Узбекистана - с аптечным вкусом ликёра «Бехеровка» из Чехословакии…

↓ФОТО 119. Красноводск. Край «Набережной». Сосны, столы, лавки, кафушки с шашлыками и люля – тут же за левым обрезом (не видно). В отдалении голубой купол «Турецкой набережной».

КР-НАБЕРЕЖНАЯ С ЦЕП.jpg

Небогат был Красноводск на развлечения и «релаксацию»!

Из прочитанного в тот год, помнится, сильное впечатление произвела опубликованная в «Роман-газете» эпическая, как некоторые из полотен позднего И.Глазунова, вещь «Память», особенно её первая часть – автор Вл. Чивилихин.

… Шло время. Родилась дочка. Подросла и уже ходила своими ножками.

Живность на 1-й площадке был своего рода зоопарком для неё: многочисленные бездомные собаки самых разных размеров и шерстистости и разномастные кошки, пёстрые петухи и куры за сеткой во двориках при одноэтажных домах, а то и меланхоличный верблюд, пасущийся или прилегший отдохнуть рядом с дорогой… «Носик! Лотик! Гласки! Уски!»,- радовалась полуторагодовалая девочка тому, что у всех всё на месте…

Со двора «арабской» гостиницы, в которой мы проживали, особенно вечером, было видно, как садились на ВПП самолёты, а на ближнем приводе мигал условной морзянкой световой сигнал аэродрома:

- Что говорит огонёк самолётикам? Летите домой…

-И пать, и кỳсать («Кушать и спать»)…

2.28.2. Лётчики-инструкторы были нашего возраста. Они тоже позволяли себе «квасить», то только в пятницы после «крайнего залёта» и в субботние выходные. Кому сколько Господь отмерял здоровья. Воскресенья – дни «отмокания» и восстановления спортивной формы. В понедельники с утра медконтроль и полёты до пятницы включительно, если не было дежурства на выходные. Летали немало, поскольку армия была заинтересована в опытном лётном составе, сам же лётный состав был заинтересован в налёте за год определённого документами количества часов, благоприятно отражавшегося на росте денежного довольствия и на прохождении службы как «год за два» (или более?).

В учебных частях при одинаковой должности лётчик стоял на одну ступень («звёздочку») выше, чем в строевых; к тому же авиация - реактивная; размер месячного жалования со всеми надбавками тридцатилетнего лётчика майора переваливал за 700 рублей (45-летний преподаватель-майор накануне увольнения по достижению предельного возраста в Красноводске – немногим более 450 руб.с надбавками, старший переводчик с десятилетней выслугой – едва за триста); назначенным в центр новым начальнику и его замам по политчасти и лётной работе (естественно, «летающим») в звании полковников и в орденах-медаля, едва «стукнуло» 32 или 33 года…

Кормили лётчиков по «лётной норме» («реактивной») только в дни полётов. Зачем столько калорий – я понял из рассказа пилота вертолёта: «Пообедал – и в вертолёт. Полёт минут сорок-пятьдесят. Выходишь из вертолёта – жрать хочется, будто и не обедал». Нервы, нервы…

В отличие от лётчиков продвижение по службе у технического состава было весьма проблематичным: в простых техниках, непосредственно обслуживающих авиатехнику (лейтенант - старший лейтенант), нужда была большая, а вот количество вакансий повыше резко сокращалось…

2.28.3. В части служили кадровые офицеры разных национальностей: русские, украинцы, белорусы, татары, даже был еврей… Как и везде в то время, национальность, наверное, интересовала «особистов», а в обычной военной службе об этом никому в голову не задумываться не приходило – действовал один диапазон оценки человеческих качеств офицера: от «отличного мужика» до «г*внюка», и только… Порой, подтрунивали друг над другом.

КР-3уч техстол.jpg

↑ФОТО 120 .Красноводск. М/р «3-й участок». Техническая столовая (столовая «Военторга») нашего Учебного центра в 1980-е гг.

Так, частенько к нам в Учебный отдел заходил старлей-белорус по фамилии Соболь – балагур, «язык без костей», любитель потрепать языком. Коллега Константин Кузьменко ему говорил:

- Соболь! Если я когда-нибудь захочу тебя бить, то бить буду только в глаз!

- А почему только в глаз?

-Чтобы не испортить соболью шкурку!

2.28.4. …Всё чаще стали ходить слухи о новом, исключительно тяговооружённом и манёвренном лёгком истребителе и что на смену нашему 25-му появилась новая машина – экипаж уже из двух человек, поэтому она рангом повыше: не «самолёт», а «корабль»! Время показало, что речь шла о «МиГ-29» и «МиГ-31».

2.28.5. Ну, а пока лётчики делились интимной тайной своей профессии. Мол, есть такой в авиации высотный компенсирующий костюм (не герметичный скафандр, а комбинезон с резиновыми трубками, «обжимающими» определённые места на ногах, руках, животе, груди… В эти трубки-шланги подаётся воздух под тем или иным давлением в зависимости от давления воздуха в кабине для компенсирования его низких величин на больших высотах… После полёта «на потолок» с использованием этого костюма лётчик на земле после посадки уже в кабине испытывает «дикое» желание овладеть женщиной, ещё не дорулив до стоянки самолёта…

2.29. «ДЕМБЕЛЬСКИЙ АККОРД»

2.29.1.В конце года прибыла большая группа технического состава во главе с майором.

…Мне показалось, что суеты по встрече нового заезда было больше обычного. Настал день, и спецборт (Ту-154), на гражданском языке – чартер, зарулил к месту высадки пассажиров. Все наши стояли рядом и, пока подгоняли трап, думали- гадали, кто, что и как и что сказать прибывшим... Не хватало разве что оркестра и пионеров с букетами… Наконец, открылась дверца, на верхней ступеньке трапа показался молодой симпатичный иракец, бросил взгляд на окрестности влево и вправо – и почти без акцента по-русски произнёс: «Бля! Ну и залетели!».

2.29.2.Это были не лётчики, это был народ иной закваски. Глава иракской группы, майор, лет под 40, возможно, копировал когдашних английских колонизаторов: молчаливо и, не глядя на лица подчинённых, долго прохаживался перед строем со стеком под мышкой, изредка тихим голосом коротко и небрежно изрекая нечто. При общении с «нижними чинами» выражение его лица являло собой неприступность и недоступность в смеси с презрением и брезгливостью, словно ему прямо под нос сунули дохлятину или испортили воздух.

Он оказался в моей группе, и вскоре я понял, что вышесказанное – это во многом маска майора, на деле он несколько теплее будет… Прошло немного времени, и, привыкнув друг к другу, мы с ним довольно часто беседовали на разные темы, и он даже читал любимые иносказательные любовные арабские стихи про верблюда и верблюдицу, под которыми подразумевались юноша и девушка…

Остальные офицеры – капитаны и старлеи - до тридцати; выделялись выпускники киевского зенитно-ракетного училища, легко общавшиеся на русском, иногда ввёртывающие забавно звучавшие из их уст украинизмы вроде «хлопцы» и т.п. Тот, кто при прибытии в аэропорт заявил «Ну и залетели!» сразу сказал, что он исполняет должность замполита и по всем вопросам обращаться к нему. Был ещё один «русскоязычный» офицер, малость постарше других, откровенный и наглый «говнюк» изо всех дыр («я вас, русских, наизнанку знаю»), похоже, что «контрик», поскольку «шарил глазами» по аэродрому везде, где удавалось; при любом удобном случае выказывал своё презрение к русским, пользовался заинструктированностью нашего начальства и насмехался; заодно решал просьбы и нужды главы группы.

«Рядовой» состав– контрактники; почти каждый из них был в воинском звании, эквивалентном нашему «прапорщику», но имел одну из семи возможных степеней это звания в иракской армии…

1985

2.29.3.Новый, 1985 год принёс в Учебный центр неожиданные и будоражащие новости. Район перевели в льготную категорию: с 01.01.1985 месяц службы за полтора, отпуск после выслуги 10 лет до 45 суток – по усмотрению начальства; право замены после 9 лет службы.

Можно представить степень разочарования тех, кто отдал службе в Красноводске не один десяток своих офицерских годов и собирался не сегодня-завтра увольняться по достижении предельного возраста!

Мне в отпуск за 1985г. в январе – ГУК требовал «отгулять» пораньше в связи с оформлением в заграничную командировку. Начальник учебного отдела подписал: 40 суток. Командир части наложил резолюцию: 35 суток. Почему первое решение столько суток – это ещё объяснимо: учебный процесс… но почему второе – столько, если командир Учебного центра в отличие от начальника Учебного отдела не в курсе подробностей? От балды - чтобы я «свои губёшки не разлепливал».

2.29.4. После отпуска продолжил – с иракским техническим составом. Иракцы через несколько занятий по не уловимым мной признакам сразу зауважали преподавателя по двигателю («Профессионал!»), а про преподавателя по самолёту («фюзеляжу») заявили: «Не знает!». И действительно, этот «самолётчик» был из списанных вертолётчиков и дослуживал на преподавательской должности, не вникая в специфику специальности, полагая, что имеющегося у него «правильного» конспекта достаточно на все случаи: нечего заморачиваться, отбубнил – и дело в шляпе. Увы!… «контрольные» вопросы со стороны обучаемых для проверки компетентности его ставили в тупик.

Естественно, их прежде всего очень интересовал вопрос, кто «контрик» с нашей стороны. Не знаю, была ли вменена вновь назначенному «особняку»-узбеку вместо прежнего для курирования «спецконтингента» обязанность действовать скрытно, но иракская восточная хитрость оказалась хитрее узбекской: «особняка» быстро определили – хотя бы по нежеланию или неумению не выделяться с толстым блокнотиком и ручкой в руках на фоне других офицеров, озабоченных повседневными делами службы, накладывающими иной, не «особняковский», отпечаток на выражение человеческих глаз и лиц, жесты и речи...

Занятия проходили нормально. Но на общем фоне уж как тягомотны были ознакомительно-пропагандистские лекции «Советский Союз»! Были ли они составлены где-то «там» людьми, сидящими в столичных кабинетах на восьмом этаже, в духе неуклюжей пропаганды ради «галочки» в отчётах, которая сразу же теряла всякий здравый смысл, стоило только глянуть из окна на улицу? Что уж говорить об эффективности «запудривания мозгов» тем иностранцам, кто прожили в СССР несколько лет хотя бы студентом или военным курсантом! И наши преподаватели курса «Советский Союз», закончившие политические училища и академии, этого не отрицали. Но в приватных беседах с теми, кому доверяли…

За четыре года несколько раз «пройдя» каждую учебную дисциплину в теории и практике, не стоя в стороне, а своими руками проделывая многие операции, начиная с демонтажа двигателя с самолёта и заканчивая поиском неисправностей в радиооборудовании по внешним признакам и электрическим схемам, поднаторел в этих делах. В шутку или всерьёз наши специалисты предлагали мне сдавать экзамены на «классность» («прибавка к жалованью!»), уверяя, что второй класс гарантирован. Но для начала – на третий класс, потому что без него второй класс не присваивается… Не тот диплом. Но, в общем, чувствовал себя, как рыба в воде, относительно всего, с чем предстояло столкнуться в ходе учебного процесса…

Но ни с одной группой я так не уставал: в перерывах между учебными часами иракские офицеры обступали со всех сторон и не давали ни перекурить, ни просто передохнуть: наперебой забрасывали вопросами на самые неожиданные темы, например, почему в московском метро так много читающих или почему в московских столовых людей поят кофе, который вовсе не похож на этот благородный напиток…И не раз приходилось ощущать себя игроком в «сквош» или в шкуре участника КВН 60-х годов, когда действительно требовалось найти ответ на вопрос или сымпровизировать на сцене не более, чем за 30 секунд – в отличие от современного телевизионного «шоу»-развлекаловки-money-making во главе всё того же Маслякова, который скоро побьёт рекорд Кощея Бессмертого.

2.30. ПРИКЛЮЧЕНИЯ ИРАКЦЕВ в КИЕВЕ

2.30.1. Через несколько месяцев учёба иракцев «утомила». И они решили съездить- развеяться на пару недель в более цивилизованные города, нежели Красноводск. Москва, Ленинград… Меня назначили сопровождающим группы в 25 человек, которая собралась осчастливить своим визитом столицу Радянськой Украины – Киев. Почему Киев? Во главе «экскурсантов» пятеро иракских офицеров, все молодые, младше тридцати, не столь давно выпустились из киевского зенитно-ракетного училища, в стенах которого провели семь лет…

Все подобные «экскурсии» обычно заранее хорошо продумывались и организовывались. Тем не менее, накануне отъезда я потребовал всю необходимую информацию: адреса, телефоны, название киевской гостиницы и подтверждения бронирования мест в ней. Начальство клялось и божилось, что полный ажур: заказом гостиницы занимается не Бог весть кто, а один из ответственных заместителей начальника политотдела (!) учебного центра майор Бим (фамилия-то какая!), находящийся в Киеве на курсах переподготовки, он же лично встретит группу в аэропорту и проводит в отель…

2.30.2.Прямой рейс (через Красноводск из Ашхабада) на Ил-18. Пока летели, наговорился обо всём с соседом-«западенцем» с Украины, вахтовым методом работавшим в туркменской нефтедобыче.

…В киевском аэропорту нас действительно встретили – старинные подруги иракских офицеров. Полчаса ожидания «ответственного» политрабочего оказались напрасной тратой времени. Далее сказал, чтобы хотя бы один офицер остался с рядовыми техниками для поддержания спокойствия и порядка, а сам рванул в город. Звонки в гостиницы ничего не дали: мест нет. Пробежка по обкомам, облисполкомам, горкомам и горисполкомам , КПСС, ВЛКСМ – благо, всё рядом – отфутболили. Зато разжился номером телефона Ставки Киевского ВО. Дежурный подполковник выслушал и слегка обнадёжил: член Военного Совета округа ещё на месте – и просил перезвонить минут через 20. Через 20 минут этот же подполковник сообщил, что для моих подопечных заказаны номера в военной гостинице «Звезда» - не где-нибудь, а на Крещатике в самом центре (сейчас этот отель – «Козацькый») близ центральной площади имени кого-чего - не помню, теперь же – площадь независимости (см. фото 121 ниже). Супер!!! Дежурный также сказал, что член Военного Совета очень интересуется фамилией офицера, который должен был забронировать места в гостинице – как ни подмывало «зуб за зуб», но я уклонился от ответа (если это так действительно важно, сами вычислят по месту, откуда тот прибыл на курсы, которые как раз по профилю члена Военсовета).

В общем, через два с половиной часа после прибытия в киевский аэропорт, куда обещанный ответственный за бронирование гостиничных мест скот-политотделец-майор Бим так и не явился, отчаявшиеся было иракцы садились в выстроившиеся в колонну такси и убывали в гостиницу «Звезда»…Небольшая. Довольно уютная. С иностранца – 30 руб./сутки, с меня, своего родного, брали бы 3 руб./сутки, но я жил у родителей в 20 минутах езды автобусом от Киева (почему меня-то и сосватали в сопровождающие, а я не сопротивлялся).

КР-КИЕВ-Звезда.jpg

↑ФОТО 121. Киев. «Площа «Нэзалэжнисти» (Площадь Независимости). Бывшая гостиница «Звезда» МО СССР.

2.30.3. Культурная программа заключалась в том, что молодёжь-офицеры проводили время со своими давнишними подругами (старая любовь не ржавеет...при наличии соответствующей смазки от ржавчины). Что касается рядовых техников, то, как сказал старший иракской группы, им достаточно водки. При желании пройдутся где-нибудь поблизости. Но в Киевско-Печерскую лавру я всё же всю группу затащил. Всеобщее изумление вызвал музей микроминиатюры народного умельца Сядристого, одновременно многократного чемпиона в подводном плавании: розочка внутри человеческого волоса, действующий замок с ключиком размером с полпылинки, тексты Шевченко на срезе грушевого семечки, действующий электродвигатель размером с маковое зёрнышко… самое простое, даже примитивное из экспонатов – подкованная блоха. Прошлись и по пещерам подземного монастыря (я – впереди, замыкающий – на всякий случай офицер-иракец). Некоторые матёрые мусульмане-иракцы с облегчением вышли на свет Божий. Зато единственный из всех иракцев христианин-айсор был в полнейшем восторге и эйфории и приобрёл в Лавре множество соответствующих сувениров.

2.30.4. Едва прошло три или четыре дня с момента приезда, как я, в очередное утро показавшись в гостинице для «инспекции», получил от горничной не обещающую ничего хорошего новость о том, что, мол, звонил начальник вышеупомянутого зенитно-ракетного училища, оставил номер своего рабочего телефона и требовал, чтобы я ему срочно позвонил. По фамилии похоже, что бывший заместитель начальника (Зеленкова) Учебного центра ПВО в Марах (Максимов или нечто похожее, но на «м» точно). Звоню. По телефонной трубке мне выработанным за годы службы «железом в голосе» оглашается ультиматум: якобы накануне мои иракские офицеры отоварили в подвале (!) ресторана ливийского офицера (для справки: иракцы и ливийцы были по разные стороны в ирано-иракском военном конфликте); дело, мол, грозит громким международным скандалом, в связи с чем в распоряжении моей иракской группы и у меня лично 24 часа, чтобы убыть из города Киев, в противном случае он, начальник училища, примет все необходимые меры вплоть до обращения в Ставку Киевского ВО для принудительного «выдворения» нас. Не хило, на первый взгляд! Однако, «погодьте», как говорят в Киеве.

2.30.5. Я к своим подопечным офицерам, пока не разбежались, за информацией к размышлению: «Рассказывайте всё, как было! Подробно и точно!». В общем, накануне провели вечер с подругами в ресторане (кажется,«Киев»). Культурно отдыхали за столиками, танцевали. В другом углу сидели ливийцы и, как всегда, накачивались водярой, иногда приглашая на танец своих подруг или ресторанных «бабочек». Во время танцев иногда перебрасывались с ними не совсем ласковыми словами, но до скандала и рукоприкладства дело не доходило. Подвал в ресторане? Это что-то новое! Тут у меня в голове появилось вполне реальное для Киева предположение: не отоварил ли вдрызг пьяного ливияку в каком-нибудь подземном переходе («подвал» в угасающем ливийском сознании) таксист, которого невменяемый ливияка мог запросто, как какого-нибудь неливийца у себя на родине, «послать» вместо оплаты проезда. Дело в том, что «метелить» людей в подземных переходах (вдали от глаз милиции) в поздние часы суток тогда было модно в Киеве - от банальных гопников - любителей содержимого чужих кошельков и до националистически настроенной молодёжи с вопросами к одинокому прохожему, как будет по-украински «форточка» (укр. «квартырка»), или «кровать» (укр. «лѝжко»), или зонтик (укр. «парасóлька»), или запятая (укр. «кóма»), или «галстук» (укр. «кравàтка»). Так точно драки не было? Тогда по горячим следам прямо сейчас вместе едем в ваше долбанное училище!

2.30.6.Прибыли на КПП контрольно-проходной пункт училища. Довольно скоро нам выписали пропуска, и мы оказались на спецфакультете в кабинете замполита училища, который - после получения объяснений с нашей стороны - выказал своё внутреннее желание закончить дело мировóй.

Пригласили начальника училища. Он пришёл с рапортом (и его переводом) побитого ливияки в руке. Заслушали текст, выдвинули свои контраргументы, заодно предложили лично на месте происшествия убедиться в отсутствии подвала в ресторане. Пригласили самогó побитого со старшим ливийской группы. «Виновник торжества» выглядел ещё не вышедшим из состояния посталкогольной депрессии, по-русски – «похмелья». Иракцы объяснились. Примиряюще с пламенной речью («Вы ведь арабы! вы ведь друг другу братья!» и т.д. ) выступил замполит училища. Старший ливийской стороны выдавил из себя заявление об отсутствии претензий к иракцам. «Пострадавший», погружённый в глубокое похмелье, не возражал. Арабские стороны, «воротя морды в разные стороны», кое-как пожали друг другу руки и даже обозначили братские объятия, после чего все присутствующие заинтересованные лица сочли конфликт исчерпанным. Правда, на прощанье начальник училища грозил крутыми мерами, «если ещё повторится». Но это, как говорится…(при этом любопытная закономерность: известных мне начальников учебных центров в Марах и Янгадже и их заместителей в конце концов почему-то переводили в Киев).

2.30.7. Дальнейшее пребывание в по-своему уютном городе проходило тихо-мирно, без эксцессов.

Всё хорошее слишком быстро заканчивается, и вот с утра я, готовясь к убытию группы обратно в Красноводск, сижу в очереди в кабинет начальника гостиницы (военная!) для подписания разных отчётных бумаг и приложения к ним печати. В приёмной на стульях уже скопилось немало для гостиницы народу, а из-за директорской двери ни приглушённого рокота начальственного баса, ни трелей звонков телефонов... Какая-то не характѐрная для утра странная затянувшаяся пауза… Оказалось, пауза совсем не странная и, видимо, вполне характѐрная для здешних порядков: двери директорского кабинета распахнулись, и из них, слегка пошатываясь, вывалилась девица лет двадцатипяти. Узнал её: время от времени она дежурила на «ресэпшене», смазливая, стройная, хорошего роста… Всегда живая и общительная с оценивающим взглядом, в эту минуту она глядела прямо перед собой невидящим взглядом манекена, словно находилась в виртуальном пространстве, и старалась как можно быстрее удалиться из приёмной, но ей мешали подкашивающиеся ноги и сваливающиеся туфли… «Как директор её выдрал! За дело, конечно, – видно, сильно проштрафилась девка. Ух уж эта молодёжь!», - обернувшись ко мне, громко прошептал седовласый подполковник ВВС, по виду давно на пенсии. Я кивнул головой: «Выдрал, выдрал!» - имея в виду нечто иное, будучи хорошо осведомлённым от своих иракцев о «слабостях» и «склонностях» данной особы женского пола...

Директор гостиницы, нестарый, с замашками делового человека шустрый живчик, оказался в прекрасном, приподнятом расположении духа. Все вопросы решили за 200 секунд. Спасибо, девка!

2.30.8.По возвращении написал рапорт-отчёт о поездке и имевших место в ходе её событиях, не преминув упомянуть откровенно скотскую подставу со стороны «ответственного политрабочего» майора Бима из политотдела центра, «повысившего свою квалификацию» в Киеве. Начальник учебного отдела, чувствуя часть вины на себе (уверял же перед поездкой, что всё будет как по нотам), прощупал было мою готовность дать обратный ход рапорту… Николай Александрович! Оказался бы ты на моём месте в день прилёта в Киев с подвешенными в воздухе 25 иностранцами! И вообще всякая подлость должна быть неизбежно наказана, иначе будет не раз и не два с лёгкостью повторена её автором в будущем … да и к тому же от меня требует письменного отчёта «особняк»...

2.30.9. Прошла добрая неделя после возвращения, и чопорный глава группы иракских специалистов устроил мне «аудиенцию»: лично пригласил в «святая святых» - свой «номер» в «арабской» гостинице и, не вдаваясь в объяснения, за беседой на отвлечённые темы упоил шампанским…

2.31. НА ФИНИШНОЙ ПРЯМОЙ.

2.31.1.Прошло ещё месяца полтора, и в строевой отдел из ГУКа пришёл на меня затянувшийся чуть ли не на полгода «вызов». А уже позже в загранпаспорте рядом с оказавшейся ненужной южнойеменской визой обнаружилась иорданская.

2.31.2. В стране начинались первые эксперименты и поползновения в области «демократии». Сначала скромные – например, вопреки принятому указывать в текстах и подписях и даже называть людей только по имени и фамилии, опуская отчество: Юрий Торгованов (командир части), Егор Лигачёв (член Политбюро ЦК КПСС)… Правда, в отношении генсека по-прежнему стеснялись. Дальше – больше… Наконец, Горбачёв, ухватившись за действительно актуальную и больную проблему советского общества, но, как всегда, не с того конца, объявил романтическую гусарскую атаку на «пьянство и алкоголизм». КПСС и Правительство спустили соответствующий указ; была организована усиленная пропаганда здорового образа жизни. Параллельно организовали и всенародную поддержку; посыпались на страницы газет и на ТВ благодарные и счастливые отклики трудящихся… За их спиной – для громких впечатляющих начальство рапортов - втихую вырубали ценные сорта винограда на юге страны, доводя кое-кого из директоров винодельческих совхозов до самоубийства… А как иначе? Советский народ горячо одобрял мудрые решения ленинского ЦК КПСС и лично Михаила Сергеевича, неизменно стоя аплодировал… и в условиях гонений на алкоголь изыскивал новые возможности выпивать по-старому… Вот уж где всенародно, с завидными выдумкой и энтузиазмом на деле воплощались в жизнь призывы партии «изыскивать скрытые резервы», правда, касавшиеся иных материй…

…За несколько дней до убытия меня подкараулил у гостиницы и отозвал в сторонку ещё с первого дня прибытия знакомый Володя-«особняк», уже давно не «работавший» со спецконтингентом, а, значит, и с переводчиками тоже:

- Слышал, уезжаешь. «Отвальную» будешь устраивать?

- Хм!

- Очень, очень настоятельно не советую. Время наступило тухлое и стрёмное - сам газеты читаешь. То, что завистники и «доброжелатели» у тебя есть за пределами переводческого круга, гарантирую.

А теперь тебе информация для размышления о том, как оно нынче бывает. Командир части. Отличный командир. Но после службы, уже дома, имеет обычай пропустить граммов 150-200. Все знают об этой привычке. Замкомандира и его компания считают, что командир «засиделся», мешает их «служебному росту». Или обидел чем. Вечером попозже под благовидным предлогом наведываются «толпой» (свидетели!) к командиру домой. Якобы по делу. Он «с запахом». С утра пораньше громкий «стук» по всем линиям во все адреса. В итоге командир с должности снят со «строгачами». Победила «высокая принципиальность»…

… Спасибо Володе за искренний дружеский совет, но «отвальную» я устроил. «Стукачей» среди провожавших и поблизости не оказалось…

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Итак, в июле 1985г. завершилась моя персональная красноводская «эпопея».

Красноводск как «точка» был не лучшим местом для тех коллег-переводчиков, кто стремился ко взлёту по служебной лестнице, не лучшим местом для любителей жить в комфорте. За время службы в Учебном отделе довелось с головой уйти в теорию и практику технического обслуживания по таким авиационно-техническим специальностям как «радио- и радиотехническое оборудование», «самолёт (фюзеляж) - двигатель», «авиациионное оборудование», «авиационное вооружение», «средства спасения»… «Задержался» в Красноводске в связи с рождением первенца на «лишние» два года - и мне представилась возможность плотно поработать с новыми, куда более многочисленными и сложными системами и оборудованием в рамках вышеупомянутых дисциплин, а также с темами «аэродинамика», «пилотирование» и «эксплуатация систем и оборудования самолёта», а на выезде в командировку – и со штурманским делом в деталях. Всё это позволило и получить несколько квази-образований, и «набраться» сирийской и иракской технической терминологии – такой, какой она есть в реальности «там», одновременно приобрести собственные навыки и подходы к проведению учебного процесса... А потому, с улыбкой вспоминая свои раздумья и собеседование в ГУКе перед назначением в Красноводск, могу не кривя душой сказать, что служба в красноводском бюро переводов превзошла мои ожидания.

Все эти годы имел удовольствие совместно работать в Учебном отделе с советскими офицерами-преподавателями и инструкторами – реальными профессионалами своего дела и скромными, но отзывчивыми и порядочными людьми на службе и вне неё. Отдельное доброе слово хочется сказать в адрес тех коллег из бюро переводов, с кем довелось «тянуть лямку» на основе товарищества, взаимопонимания, взаимопомощи, взаимовыручки, ну, и скрашивания времяпрепровождения в краю, где за рамками службы было достаточно серо, однообразно, «без разносолов». Особый респект присутствовавшим рядом со мной все те четыре года не только по делам службы коллегам лично Владимиру Агафонову (вышедшему в начальника бюро переводов с 1983г.) и лично Анатолию Шальнову.

В общем, красноводской «эпопее» мной было отдано немногим более 4 лет. О чём сожалеть? Прибыв в бюро переводов в Красноводске мало что сведущим в технике «по-русски» и «по-арабски» переводягой и молодожёном, я получил от службы в Учебном отделе максимально возможное и покидал его достаточно «потёртым» тридцатилетним капитаном под майора, отцом семейства с увесистым багажом житейского опыта и, естественно, разносторонних знаний и практических навыков по «диплому», авиационной технике, работе лётчиков и штурманов и учебному процессу.

И потому, глядя в своё дальнейшее переводческое будущее, ощущал себя вполне уверенно и комфортно, каков бы ни был ожидающий меня впереди расклад.

2016г.

**********************************************

P.S. За дополнительной информацией рекомендую обращаться к иным причастным лицам или по словам-ключам (тегам) в Интернет.

КРАСНОВОДСК-открытка.jpg