Вадим Владимирович Макаренко Восток – 77:

Как сделать, чтобы поражение Асада не стало внешнеполитическим поражением России?

Многие партии в шахматах строятся вокруг розыгрыша слабой фигуры. Такой фигурой явно стал режим Асада в Сирии, и, если бы вопрос сводился только к судьбе режима Асада, как это кажется арабской и не только арабской улице, то этот вопрос уже давно бы разрешился.

Россия не является адвокатом режима Асада, а преследует свои цели на Ближнем Востоке и в мире, и именно поэтому ей не все равно, каким образом будет разрешен сирийский кризис. Но проблема состоит в том, что не ясно, каковы цели российской внешней политики на Ближнем Востоке, кроме одной, Россия до боли хочет заставить США считаться с собой. Других прагматичных или рациональных целей у России за пределами своих границ нет.

Конечно, страна – постоянный член Совбеза ООН, ядерная держава - не может не иметь ясно выраженной внешнеполитической линии, но ситуация обстоит именно так, поскольку и членство в Совбезе ООН, и даже ядерное оружие – это наследство предшествующей эпохи, которое уже давно не по плечу Москве. Если ядерное оружие еще в какой-то степени нужно, но только для того, чтобы к нам не лезли, то членство в Совбезе нам давно не нужно, поскольку мы-то, уж точно, ни к кому лезть не собираемся. Но от этого наследства советской эпохи так просто не избавишься: не проведешь же ваучерный или даже реальный аукцион, не продашь свое место, как Аляску.

Тут с Японией ни на что острова разменять не можем, а место в Совбезе – это даже не Хабомаи.

Есть статусные вещи, обладать которыми очень накладно, они обязывают. Статус члена Совбеза ООН накладывает на страну очень большие обязательства. Раньше голос СССР подкреплялся ядерным паритетом и жестким прессингом "американцев" во всех районах мира, это стоило очень дорого. Оказалось, что без изнуряющего, крайне затратного военно-политического прессинга (Корея, Вьетнам, Конго, Ближний Восток и т.д.) один только ядерный паритет "не сдерживает" от проведения конкретных "операций", какими для Запада являются и Ливия, и Сирия, и неудавшаяся Грузия, даже со срывами шаг за шагом тает, казавшийся незыблемым и неисчерпаемым территориальный баланс: принятие стран Восточной Европы в НАТО, принудительная трансформация Югославии, Ирака, Ливии, а сейчас и уже неизбежная ломка Сирии. И при этом никто ни раньше, ни сейчас не сделал ничего, чтобы склонить Москву к компромиссу, никто даже не попытался отказаться от приема в НАТО Грузии и Украины, да и не предложил более мелких уступок, которые вполне можно было бы сделать, чтобы сгладить моральный ущерб Москвы от очередного проигрыша. Но страны Запада предпочитают не торговаться с Россией, тем более в тех случаях, когда Россия занимает прямо противоположную позицию, а давать ей уроки.

Необходимо отказаться от нерасчетливой конфронтации с Западом, иначе Россия и дальше будет сталкиваться с диктатом с его стороны, а российское военно-политическое одиночество будет усиливаться, и, чем дальше, тем труднее будет Москве остановить этот тренд. Нынешняя схватка вокруг Сирии – эпизод большой игры, он сам по себе ничего не решает, но очередной предсказуемый проигрыш еще одной позиции приближает партию к бесконечному ядерному эндшпилю, фарсовой пародией которого является северокорейский вариант развития ситуации. Вряд ли это в национальных интересах России.

12 декабря 2012 года ситуация в Сирии определилась окончательно. Дальнейшее упорство бессмысленно. Россия должна научиться договариваться с США, она должна решать свои вопросы на российско-американском и на европейском уровне. Если Россия не видит смысла в противопоставлении себя США и Западу, а смысла в этом нет, то надо принять меры для реальной перезагрузки отношений и устранения пережитков холодной войны. Россия не должна оказываться в постоянной и предсказуемой оппозиции Западу, иначе она будет попадать в ловушки. Россия реально не может противостоять Западу, но она может быть значимой и влиятельной частью коллектива стран (Совбеза ООН, "восьмерки", "двадцатки"), действуя с ними совместно.

В случае Сирии необходимо продолжить шаги, предпринятые российской дипломатией в последние дни, надо усилить сотрудничество с США, а тем более, со своими европейскими партнерами в создании "демократической Сирии". Никто не мешает Москве обсуждать и задавать параметры этой "демократии", но если не участвовать в этом процессе, то многое может потом не удовлетворить Россию. Это можно делать на уровне Совбеза ООН и в других форматах. Россия не должна отказываться от конструктивной работы по преобразованию Сирии из-за ложно понятых отношений лояльности по отношению к режиму Асада.

У России высокая степень свободы, особенно с учетом того, что какого-либо ущерба от полного и всестороннего преобразования политического строя в Сирии, она не получит, а выиграть может. Более того, России нужна принципиальная гармонизация политических отношений с Западом. Особенно, преодолев авторитаризм у себя, избегать оппозиции Западу в спорах вокруг судьбы авторитарных режимов, подобных сирийскому. Но, к счастью, в пределах российского влияния их почти не осталось.

Важно, сейчас, даже поскользнувшись на "асадовском" случае, не упасть.