Мой двоюродный брат - капитан-танкист Николай Закутнов с женой Руфиной, прошедший всю войну до Берлина (фото 1944 г.)

"О моём военном детстве"

В 1941 г. мы жили на Волге, возле Саратова - мне исполнилось шесть лет, но начало войны помню: в этот день моего соседа-друга Славку "поставили на горох" - что-то натворил дома - поставили в угол! - погулять не пришлось... Во дворе дома сошлись все старшие - братья, из окна выставили чёрную тарелку репродуктора, слушали выступление В. Молотова. Тётя Соня (жена Василия) громко заплакала, словно чуяла недоброе.. И правда, из четверых братьев он один сгинул в первый год войны, два были инвалидами (включая моего отца), а четвёртый получил бронь как ответственный работник тыла.

Первый год войны запомнился рытьем окопов во дворе. Накануне битвы под Москвой к нам в дом на постой заехала группа бойцов во главе с Клочковым - будущим героем-панфиловцем - оказалось он работал с мамой до войны. Помню, дал мне подержать пистолет - вот было счастье!

В 1942 г.осенью в небе появились немецкие самолёты-разведчики - долго летали над нашим училищем, выпускавшим младших авиа-специалистов - ШМАС. Один нарисовал в небе нечто похожее на свастику. Нас не бомбили, но когда бомбили крекинг-завод в Саратове - зарево было в пол-неба...

После Сталинграда к нам в город пришло два санитарных эшелона - один с нашими ранеными бойцами, второй - с полузамёрзшими немцами. Первых разместили в школе №2, вторых - в шк. №1.

К нашим нас водили "на свидание" - пели им песни, рассказывали стихи. Нам, детям, трудно было видеть слёзы на их глазах - уходили от них с тяжёлым сердцем...

Не могу забыть случай с одной беженкой, зашедшей к нам во двор за милостыней - см. мой стих:

Сорок третий год - шла ещё война-
Сколько всех погибло? - миллионы!
Но в моих глазах всё стоит она-
Женщина с разбитого вагона...

Шерстяной платок... На щеках- слеза-
Скорбно к маме руку протянула.
На другой руке - дивные глаза-
Был младенец - мама заглянула.

"Дайте хоть кусок и воды глоток-
Мы уже четыре дня не ели...
Шёл наш эшелон ходом на восток -
С неба нас фашисты разглядели.

И разверзлась тьма - стало вдруг как днём
От разрывов бомб фашистских гадов -
Как единый стон вздрогнул эшелон
И народ посыпал с насыпи-накатов."

Долог или нет кроткий разговор -
В дом наш эту беженку позвали...
Но вдруг страшным криком огласился двор,
Как младенца мы распеленали:

Синий весь лежал - будто на снегу
И глаза его сияли как-то странно...

+++++++

Всё, друзья - я больше не могу
Ведь с тех пор зияет в сердце рана...

Соков Юрий Александрович на стажировке в качестве борт-инженера на боевом самолёте ТУ-16 (1957г.)