Где награды Багратиона?

В предыдущем выпуске «Геральдического вестника» (2011, № 6) мы обещали рассказать читателям о том, что сталось с наградами генерала от инфантерии князя Петра Ивановича Багратиона после его смерти. В неко­торых публикациях российских СМИ в конце 80-х - на­чале 90-х годов XX в. утверждалось, что при разорении в 1932 г. гробницы П.И. Багратиона на Бородинском поле в ней нашли «бесценные реликвии: высшие орде­на Багратиона, сделанные из драгоценных металлов и украшенные драгоценными камнями».

Багратион, как известно, был ранен французским ядром в ногу ниже колена на Бородинском поле на сво­ем командном пункте в деревне Семеновской около 10 часов утра. Ранение не было тяжелым. Однако из-за не­совершенства медицины того времени спустя 17 дней после ранения полководец скончался от гангрены. Про­изошло это 12 сентября 1812 г. в селе Симы Владимир­ской губернии близ Юрьева-Польского, куда эвакуиро­вали раненого военачальника. После смерти Багратион был погребен на местном кладбище.

Однако в 1837 г. «с целью сохранения для потомства исторической территории от разрушительных частнов­ладельческих действий» император Николай I выкупил значительную часть Бородинского поля. Им же было принято решение установить 16 типовых чугунных мо­нументов в местах важнейших сражений Отечественной войны 1812 года, главный из которых должен был нахо­диться на Бородинском поле. Таким образом, Николай I заложил основу музея-заповедника Бородинской битвы. Первыми были установлены памятники на Бородинском поле, в Смоленске и Ковно, затем - в Малоярославце, Красном, Полоцке и Клястицах. Но на все памятники не хватило средств, и из задуманных шестнадцати было установлено всего семь однотипных монументов.

После закладки в 1837 г. главного монумента на Бо­родинском поле в районе бывшего расположения бата­реи Раевского было принято решение перенести туда же останки князя П.И. Багратиона и захоронить их рядом с монументом. Церемония торжественного перезахоро­нения полководца состоялась в 1839 г. Хорошо сохра­нившийся дубовый гроб с останками военачальника из­влекли из могилы в Симах, запаяли в свинцовый гроб, который поместили внутрь еще одного, тоже дубового гроба. Под эскортом Киевского гусарского полка прах героя торжественно был доставлен в село Бородино. После заупокойной службы, которую совершил в церкви села Бородино Московский митрополит Филарет, гроб с останками захоронили в склепе вблизи главного мону­мента, к востоку от него. Над склепом установили над­гробную бронзовую плиту, отлитую из трофейных напо­леоновских орудий.

Прах прославленного полководца пролежал спокой­но на Бородинском поле почти 100 лет. Но в марте 1932 г. по распоряжению советских властей якобы «с целью извлечения чугуна для народного хозяйства» были взор­ваны монументы, установленные по велению Николая I. Каким-то чудом уцелел только монумент, установлен­ный в Смоленске. Варварски взорвали и отправили в переплавку и главный памятник на Бородинском поле. А заодно был также разрушен склеп с могилой Багратио­на, его гроб вскрыт... Но могли ли «государственные ма­родеры» найти в гробу Багратиона его ордена и другие регалии?

Обратимся к архивным свидетельствам. В день смер­ти П.И. Багратиона 12 сентября 1812 г. находившийся при нем начальник штаба Второй западной армии гене­рал-лейтенант граф Э.Ф. Сен-При составил опись всех наград, «обнаруженных в личной шкатулке» полководца, с целью сдачи их в Орденский Капитул. В описи упоми­наются одиннадцать орденских знаков. В том числе и иностранные: «командорский крест австрийского воен­ного ордена Марии-Терезии, прусские ордена Черного Орла и Красного Орла и сардинский орден Св. Маврикия и Св. Лазаря 1 -го класса».

В опись попали также обнаруженные в шкатулке «фут­ляр с двумя шитыми звездами ордена Св. Владимира и футляр с одной шитой и одной «литой» звездами орде­на Св. Георгия», а также Очаковский штурмовой крест, которые сдаче в Орденский Капитул не подлежали. Как и иностранные ордена, которые должны были отпра­вить «по принадлежности» в Государственную колле­гию иностранных дел. Точно известно, что все россий­ские награды Багратиона отправили управляющему Военным министерством генерал-лейтенанту князю А.И.Горчакову, а он передал их в Капитул.

11 декабря 1812 г. состоялось заседание Капитула, на котором слушалось «отношение» управляющего Воен­ным министерством, «при коем он препровождает пред­ставленные к нему по кончине генерала от инфантерии князя Багратиона знаки орденов: Св. Андрея Перво­званного, Св. Александра Невского, Св. Владимира 1-й степени, Св. Анны 1-го класса и Св. Георгия 2-го класса».

В Капитуле были сделаны и соответствующие пояснения о степени сохранности орденов Ба­гратиона: «...крест ордена Св. Георгия 2-го клас­са оказался к употреблению годным, кресты ор­денов: Св. Александра Невского и Св. Анны 1-го класса с формой несходственные, а Св. Апостола Андрея и Св. Владимира 1-й степени ветхие». В итоге Капитул решил: «По­койного генерала от инфантерии князя Багратиона по бывшим у него орденам из списков исключить. Поступившие от него орденские знаки записать в при­ход таковыми как выше означены» (т.е. отдельно годные к повторной выдаче, ветхие и несходственные).

Таким образом, орденов Багра тиона в могиле, разграбленной в марте 1932 г., быть просто не могло! Все они были сданы в Капитул. Возможно (чисто те­оретически), в могиле все же могли оказаться какие-то награды Баграти­она. Но какие? Ведь все они были сданы в казну! Вы обратили внимание на то, что Капитул при приеме наград Петра Ива­новича указал, что ряд орденских знаков (Св. Александра Невского и Св. Анны 1-го класса) являются «с формой несходственными». Что это значит?

Эти орденские знаки были изго­товлены Багратионом, по-видимому, за свой счет с отступлением от принятых в то время параметров. Изготовление по­добных знаков «на стороне» не было та­кой уж редкостью. Многие награжденные заказывали т.н. дуплеты орденов, часто с нарушением принятых размеров, матери­алов и оформления. Дуплеты делались по разным резонам: при утрате подлинника в бою или при желании иметь несколько зна­ков, чтобы не перевешивать подлинники с парадного мундира на повседневный. Или при желании иметь орден «нового образ­ца», если после награждения Капитулом были узаконены изменения во внешнем виде знаков.

После смерти награжденных в Капитул часто попадали как дуплеты, так и «несход­ственные» знаки. Именно это и произошло с некоторыми наградами Багра­тиона. Такие знаки могли быть и лучше, чем оригинал, например, в золоте там, где стандартом предусматри­валось серебро (несходственные награды Багра­тиона были именно в золоте). Или, наоборот, хуже - когда из-за банальной нехватки средств офицер или генерал заменял золотой знак серебряным или серебряный - медным.

Возможно (повторяю, чисто теоретически), при варварском вскрытии гроба Багратиона в 1932 г. и могли найти подлинные орденские знаки Св. Александра Невского и Св. Анны 1-го класса, вместо которых в Капитул были сданы «несход­ственные». Но представить, что кавалера почти всех высших российских наград (кроме, ор­дена Св. Георгия 1-го класса) положили в гроб и оставили на его мундире всего два ор­дена, невозможно. К тому же в те времена не существо­вало традиции захоронения вместе с орденскими рега­лиями...

В 1985 - 1987 гг. унич­тоженный главный мону­мент на батарее Раев­ского на Бородинском поле был восстанов­лен. Реставраторы воссоздали заново и склеп, и надгробную плиту с огра­дой над могилой П.И. Багра­тиона. В склепе археологи обнаружили 65 фрагментов костей П.И. Багратиона. Их поместили в особый ларец, и теперь они покоятся в скле­пе на месте прежнего гроба Багратиона на Бородинском поле. При восстановитель­ных работах были найдены и фрагменты мундира П.И. Ба­гратиона, в частности, пуго­вицы. Части ткани мундира, детали от всех трех гробов и пуговицы хранятся сегодня как особо ценные реликвии в фондах Государственного Бородинского военно-исто­рического музея-заповедни­ка (ГБВИМЗ).

Сергей КОЛОМНИН, ведущий «Геральдическо­го вестника»