По заданию Инстанции

Только для Знати и кандидатов в Знать

Доклад № 313/3 от 08.08.2007 г.

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВОЙНА

(стратегия для России на период 2008-2015)

Содержание:

I. Установочные понятия исходного положения.

II. Состав и оценка сторон.

III. Характеристика театра военных действий.

IV. Характеристика оружия финансово-экономической войны

V. Суть нашего маневра в финансово-экономической войне.

VI. Стратегия отхода.

VII. Стратегическая оборонительная финансовая операция 2008-2012.

VIII. Стратегическая наступательная финансовая операция 2012-2015.

IX. Субъекты стратегического взаимодействия России и Китая.

Группировка сил и средств Русской победы

Взаимное ядерное сдерживание двух «сверх держав» СССР и США во второй половине ХХ века получило название «холодная война». Поражение СССР в холодной войне привело к его краху. Прежде всего – это был крах культуры творчества, коллективизма, совести и справедливости, а затем уже крах экономики. И если геополитика, как политика пространства связанная с географией опирается, в основном, на материальные факторы натуры противоположных цивилизаций «суши и моря», то небополитика, как политика времени и Духа связанная с небесными сферами, учитывает и нематериальные факторы культуры.

В системе взглядов небополитики, «холодная война» периода перехода человечества от индустриального общества к информационному обществу экономики «капитала знаний», подразделяется на: войну экономик; войну смыслов (информационную); и войну нервов (психологическую).

Данный доклад продолжает небополитические исследования истории будущего с акцентом на стратегию овладения и использования будущего в интересах России.

Ибо в конкуренции экономик побеждает тот, кто захватывает будущее, а не тот, кто контролирует пространство. При этом главный ресурс есть своевременное применение знаний для управления ситуацией, а знание есть не товар, а услуга.

Доклад составлен с опорой на теорию и практику «природного операционализма». В 2004-05 выверен на совместных слушаниях Военного совета Клуба ВИИЯ КА и Клуба «Стратегическая матрица». И в 2006-07 опробован на восприятие в высоких деловых кругах Востока (реакция положительная) и Запада (полное неприятие со стороны американского либерал-глобализма).

Естественным ходом вещей (по обстоятельствам непреодолимой силы) с 1991 по 2006 год в новой России осуществлялось бегство государственного капитала с промышленных на сырьевые позиции. Отступление (деиндустриализация) прикрывалось лишь контратаками «партизанской войны» самоорганизующегося частного капитала. К 2007 году при сохранении инерции стагнации в стране завершился трехлетний аппаратный реванш прагматиков от политики либерализма к бюрократизации общественной жизни, и сложились условия для перехода страны к «созидательной экономике». Начался экономический поворот к инвестициям государства в реальный сектор, инновации, замещение импорта, ВПК и инфраструктуру. На фоне ослабления узды внешнего управления, вызванного переходом мировых отношений в неустойчивое состояние, Россия, упреждая мировой кризис прохождения «постиндустриального барьера», получила шанс в 2008-15 гг. ценой тяжких испытаний вырваться из инерции беспорядочного бегства с товарных рынков, грозящего ей дальнейшей дезинтеграцией и потерей суверенитета. С опорой на русский троичный и преимущественно теоретический тип сознания перейти к упорядоченному отходу с индустриальных на инновационные рубежи. Перегруппироваться на технологических «точках роста» и провести контрнаступление «экономики знаний». Некоторые принципиальные ответы на вопросы: Что? и Как? для этого делать дает настоящий доклад.

I.Установочные понятия исходного положения.

Политика – это вопрос власти в формулировке: Кто враг? Вопрос целеполагания и удержания властью базовых принципов, а также вопрос своевременности властных воздействий.

Война – это политика одоления (обезвреживания, покорения или поглощения) врага в связке трех сил: мы сами, наши враги и наши союзники. Высшим искусством войны выступает одоление врага без применения оружия.

В определении признанного классика американской политологии Зб. Бжезинского: «В эру глобализации «война» лишь уступает место неформальному незнающему территориальных границ и часто анонимному противоборству». При этом прямое насильственное противоборство в форме «войны оружия» лишь уступило пальму первенства таким формам как «финансово-экономическая война» и информационно-психологическая «война смыслов».

Всякая война есть путь побед и поражений.

Смысл победы – это преодоление беды. Главная беда России после поражения советской власти в противоборстве с либерал-глобализмом – это обездоленность целью пути. Потеря мечты как иррациональной формы цели. Несоответствие русского типа сознания с императивом коллективистского устремления к «общему благу» навязанному извне императиву крайнего индивидуализма и супермеркантилизма. Замена славы на деньги. Славные дела как воодушевляющая мера успеха в жизни знати и народов России уступили место единой мере стоимости всего и вся в современном мире – доллару США. Доллар же как единая мера стоимости в 1971 году оторвавшаяся от покрытия натуральными стоимостями металлического золота, платины и серебра, породил в странах «золотого миллиарда» виртуальную «от денежную» новую экономику Hi-Tech, информационных продуктов и развлечений. Старую же «от товарную» экономику возглавил Китай, ныне превратившийся в «фабрику 21 века».

Именно поэтому США и Китай де-факто жестко воюют на фронтах мировых товарных и финансовых рынков. При этом вялотекущее противоборство перемежается судорожными схватками то вокруг той или иной китайской товарной экспансии в ВТО («текстильная война», «обувная война»), то вокруг обменного курса народный юань\ американский доллар.

Для товарного фронта тылом выступает база сырьевых и трудовых ресурсов (интеллектуальных и физических). А для финансового фронта тылом выступает база натуральных стоимостей и властных полномочий обеспечения ценных бумаг и бумажных денег доверием юридических и физических лиц.

Как кладовая природных ресурсов (недра, лес, пашня, вода) явно избыточных для нужд собственного населения, Россия в обстановке обозначившихся «пределов роста» потребления естественных богатств и загрязнения среды обитания выступает объектом противоборства в финансово-экономической войне США и Китая. Видится как «приз победителю», или в случае ничейного или патового результата схватки – как объект для растаскивания на уделы кормления чужих стран и народов. То есть задача российской политики в финансово-экономической войне состоит в том, чтобы из объекта вожделений активного противоборства США и Китая стать субъектом стратегического взаимодействия с ними со своей ролью и местом на товарных и финансовых рынках как двух главных фронтах финансово-экономической войны.

Именно эта логика отвечает на главный вопрос политики России: «Кто враг?» и устанавливает место РФ в связке трех сил: мы сами – наши враги – наши союзники.

II.Состав и оценка сторон.

Мы сами – это здоровые силы многонациональной российской знати, сохранившие державный настрой, чуткость к правде, чувство независимости от внешнего управления и самостоятельности в принятии решений; оставшиеся верными ценностям «общего дела» и «общего блага», присущие русскому типу сознания. Мы сами ныне весьма слабы и потому нуждаемся в сильных союзниках.

Наши союзники – это не русская знать, испытывающая уважение к России как самостоятельной цивилизации и суверенному государству, и связывающая собственные интересы господства, богатства или славы с Россией. Объективными союзниками для «Нас» с 1991 года и на перспективу, по крайней мере, до 2020 года выступают Китай и Финансовый интернационал евреев.

Позиционирование Китая в союзники России определяется следующим:

1.Китай находится на подъеме исторической волны, его совокупная мощь растет. В силу единства крови и уникальности иероглифического письма, определяющего конкретно-символическое мышление и специфику культуры (включая собственную медицину), китайский монолит устойчив от любых внешних воздействий, имеет стойкий этносоциокультурный иммунитет и, несмотря на любые неурядицы, никогда не станет сателлитом либерал-глобализма. В тоже время, имея тип сознания «объемлющего в одно», гармонизирующего несовместимые для европейского сознания вещи, Китай в «войне смыслов» может получить поддержку громадного большинства человечества, прежде всего, в Индии, Северо-восточной и Юго-восточной Азии и стать лидером глобализации приемлемой для всех.

2.Китай де-факто находится в противоборстве с США и их союзниками (Объединенная Европа, Япония). Фронт этого противоборства для Китая обращен в сторону товарных рынков Азиатско-Тихоокеанского региона. В этом противоборстве Россия выступает стратегическим тылом Китая. А тыл – это там, где находятся запасы средств войны: энергоносители, промышленное сырье, технологии, черная и цветная металлургия, исследовательская и конструкторская база. Тыл – это то, на что можно опереться, куда можно отойти, что прикрывает уязвимые органы жизнедеятельности от воздействия противника. То, что следует беречь, защищать и охранять от дезорганизации и разграбления.

3.В картине мира китайцев их Срединное Поднебесное государство – безусловный пуп земли – занимает Центр, тогда как все остальные страны и народы составляют окраину. В китайской доктрине, подтвержденной 5000-летней исторической практикой, в соответствующий период исторической волны Центр одолевает Север. В нынешнем политическом раскладе Север – это Североамериканские Соединенные Штаты, Североатлантический союз (НАТО) и Северо-восточная Азия, одолеть которые Китай намерен к 2019 году. Взаимосвязи одоления Север – Юг, Запад – Восток китайский Центр не затрагивают. Но только Восток в соответствующий период исторической волны одолевает Центр. Восток же в глазах китайцев занят Россией. То есть, не взирая на нынешнее ослабление России и её униженное и подчиненное Западу положение, для Китая она остается уважаемым субъектом с возможным статусом «старшей сестры», которого следует добиваться (сам Китай – средний брат, возвышающийся над сестрами).

Позиционирование Фининтерна в союзники России определяется следующим:

1.В финансово-экономической войне Фининтерн располагает главным оружием: именно он является держателем, как ценных бумаг, так и универсальных прав заимствования, что за явным преимуществом делает его победителем тогда, когда речь идет о деньгах оборачиваемых через его мировые инвестиционные банки.

2.Предвидя крах виртуальных богатств «от денежной» экономики США, неизбежность обнуления долларовых активов «новой экономики» и переоценку натуральных стоимостей (естественных богатств, драгоценностей, недвижимости) в новую, вероятно вновь металлическую меру стоимости, Фининтерн рассматривает природно-ресурсную базу России как гарантию устойчивости мирового финансового господства «Вечного царства Израилева».

3.С 1934 года на границе с Китаем в Еврейской автономной области России «Вечное царство Израилево» имеет резервную государственность. То есть и для Фининтерна евреев Россия выступает стратегическим тылом, который, по крайней мере, до 2028 – 2035 года нужно контролировать, охранять и беречь от дезорганизации и растаскивания. После же разрыва с СССР Китай, с начала 80-х годов, признал за Фининтерном статус «старшего брата» и согласовывает с ним свою финансовую политику.

Наши враги. Что же касается ответа на вопрос: «Кто же наш враг?», то с позиции финансово-экономической войны и войны смыслов нашим врагом выступает ненавидящая евреев англосаксонская верхушка США и находящаяся под их контролем «большая семерка». Статус США и «большой семерки» как нашего противника определяется тем, что для поддержания высочайшего уровня потребления в своих странах «золотого миллиарда», в России внешним управлением внедрена модель колониальной экономики: деиндустриализации и высасывания в метрополию и сырья и денег, полученных в оплату сырья. Россия уже обращена победившим либерал-глобализмом Запада в свою сырьевую полуколонию и имеет перспективу обращения в финансово-информационное неорабство с подневольным трудом населения вообще «за так».

III. Характеристика театра военных действий.

Поскольку «война смыслов» касается устоев сознания людей для планирования операций важно представление об игровой модели войны на фронтах товарных и финансовых рынков.

Признанный классик американской политологии Зб. Бжезинский ввел для людей европейского образования модель ТВД в образе «великой шахматной доски» противоборства: свой\чужой; белые\черные; «кто не с нами, тот против нас». По модели «великой шахматной доски» белому цивилизованному миру во главе с США противостоит черный мир «средневекового варварства с лицом радикального ислама».

А архитектор китайского чуда Дэн Сяопин, будучи пожизненным председателем Всекитайской ассоциации любителей карточной игры в бридж, видел модель ТВД в образе «великого карточного стола истории». Провозгласил «теорию председателя Мао Цзэдуна о делении мира на ТРИ части величайшим вкладом в сокровищницу марксизма-ленинизма». И всю политику строил не на два, а на три, в связке трех сил: мы сами – наши союзники – наши враги.

В модели ТВД как карточного стола игры в бридж, финансово-экономическая война на современном этапе ведется тремя игроками при одном «болване». Самостоятельные игроки – это США, Фининтерн и Китай. А «болван» - это «большая восьмерка», сидящая за столом с открытыми картами и делающая ходы по указке США.

Для того, чтобы Россия из пешки на «великой шахматной доске», где всякий раз «начинают и выигрывают» гроссмейстеры либерал-глобализма, превратилась в самостоятельного игрока, ТВД следует представить в модели карточной игры в бридж, но играть не в парах: Китай с Фининтерном против США и «болвана» большой восьмерки, а в составе шести самостоятельных игроков: США, ЕС, Китай, Фининтерн, Россия, Мир ислама.

Самостоятельная игра России вполне возможна, так как в совокупной мощи помимо 50% мировых природных ресурсов она сохранила и может восстановить почти полный пакет базовых технологий 5-го технологического уклада и имеет интеллектуальный потенциал для возвращения на мировые товарные рынки с продукцией 6-го технологического уклада. Главное же – Россия сохранила ДУХ НАДЕЖДЫ, испокон веков витающий среди обитателей её незащищенных равнин; являет пример ДЕЛОВОЙ ХВАТКИ в тяжелейших условиях среды обитания; и, наконец, сохраняет в сердцах источник МИЛОСЕРДИЯ к заблудшим и падшим.

IV. Характеристика оружия финансово-экономической войны.

Оружием финансово-экономической войны выступают драгоценные металлы: золото, серебро, платина; а также котировка курсов валют, ставки на ставки («деривативы») и ссудный процент на бумажно-электронные заменители драгметаллов в четырех функциях: меры стоимости, средства обращения, средства накопления и средства платежа.

Металлический золотой запас выступает оружием главного калибра, держится в совершенном секрете и прикрывается мерами стратегической маскировки и стратегической дезинформации всеми сторонами финансово-экономической войны. По разведывательным признакам металлический золотой запас США (в 1997 году составлял примерно 8140 тонн) в основном вывезен из государственного хранилища в Форте Нокс и ныне сосредоточен в частных Британских и Швейцарских банках Фининтерна.

Китай с начала 80-х годов сформировал специальные войска золотодобычи, и добывает металлического золота более 250 тонн в год. Кроме того, с подачи Фининтерна, Китай скупает золото: В 2006 году золотой запас Китая вырос на 650 тонн, план 2007 года: + 700 тонн. Помимо этого КНР располагает в недрах самыми большими в мире запасами серебра.

А все 401 тонна основного металлического золотого запаса Госбанка России находятся в залоге и хранятся за рубежом в западных банках.

Котировка курсов выступает универсальным оружием. Исторически, деньги «из ничего» прирастали от монетарного обмена в треугольнике: золото, серебро, медь. Курс же обмена может навязываться искусственно и обеспечиваться принуждением к строго определенной форме уплаты налогов и сборов (например, только золотом). Ныне приращение денег «из ничего» достигается операциями умножения и деления курсов трех валют (например: у продавца - юани, у покупателя – евро, а сделка исчислена в долларах США). Китай в схеме одна страна – две валюты (народные юани обеспеченные внутренней товарной массой и гонконгские доллары обеспеченные внешним оборотом гонконгской биржи) ныне располагает тем же оружием, что ранее было на вооружении лишь у рассредоточенного по странам Фининтерна.

«Деривативы» это новое оружие, появившееся на вооружении денежных властей США в 1987 году. Его разрушительная сила состоит в том, что «от денежная» экономика растет за счет ограбления реальной «от товарной» экономики через множитель прибыли по ценным бумагам. Однако новое оружие высасывания естественных богатств по модели казино (строгому счету натуральных стоимостей противопоставлено неограниченное число условных фишек) вот-вот станет неуправляемым. В 2003 году объем оборота финансовых деривативов составил 8,7 квадрильона долларов США. Финансовый сектор оторвался от реального. А неуправляемое оружие может накрыть и свои объекты, разрушив «в волнах турбулентности цен» и свою экономику.

Ссудный процент ныне воспринимается как устаревшее оружие, ибо в мире почти исчезли финансовые рынки, обеспечивающие приращение денег процентом на капитал, превышающим падение физических стоимостей из-за обесценивания бумажно-электронных заменителей металлических денег.

Учетная единица ценных бумаг. Поражение советской власти в «холодной войне», протекавшей для экономики и финансов как изнурительная гонка вооружений двух сверхдержав СССР и США, обезоружило постсоветскую Россию. Денежная система нынешней Российской Федерации потеряла былую независимость и самостоятельность «переводного рубля» стран социалистического лагеря и в денежных делах оказалась под полным долговым контролем победивших гроссмейстеров либерал-глобализма. Таким образом, для того, чтобы из объекта чужих интересов стать субъектом с самостоятельной ролью в финансово-экономической войне Россия должна вновь обзавестись оружием: выпустить в обращение не обремененные внешними долгами ценные бумаги.

Поскольку в финансово-экономической войне эпохи глобализации прорваться и закрепиться на мировых товарных рынках нельзя минуя фондовые рынки, первичным выступает именно фронт ценных бумаг и фондовых механизмов, а участком прорыва – фондовые биржи и инвестиционные банки Лондона, Нью-Йорка, Токио и Гонконга.

Однако ценные бумаги имеют какую-то нарицательную стоимость, исчисленную в каких-то учетных единицах. Поэтому всепобеждающим ударным оружием финансово-экономической войны выступает ПРИЗНАНИЕ той или иной условной учетной единицы исчисления ценных бумаг.

С 1971 г., в результате успешной стратегической наступательной финансовой операции Фининтерна, такой условной единицей странами и народами мира признан бумажный доллар США. С этого времени на «великой шахматной доске» гроссмейстеры глобализации разыгрывают нынешнюю партию «депозитарных расписок» (ранее, с 1944г., разыгрывалась партия золотого стандарта).

При этом, чистая условность учетной единицы, оторванная от природного эквивалента меры веса драгоценных металлов (фунт, унция, лян) гарантирует гроссмейстерам глобализации возможность переоценить натуральные стоимости (природных ресурсов, недвижимости, продукции материального производства) вновь через драгметаллы тогда, когда они закончат эту очередную партию, заберут выигрыш и «перевернут доску» возвратом к металлическому стандарту денег.

По многим разведывательным признакам крах доллара США и переоценка натуральных стоимостей вновь в металлический стандарт трех драгметаллов может состояться уже в период 2008-2012 гг. Иными словами надежным оружием в ближайших сражениях мировой финансово-экономической войны выступает металлический золотой запас. И хотя большая часть металлического запаса России находится не в Гохране, а за рубежом, разведанных и обсчитанных в тоннах запасов золоторудных месторождений (крупнейшее – Бодайбо) и металлов платиновой группы достаточно для надежного натурального обеспечения новых ценных бумаг.

Дело состоит в учетной единице этих бумаг. Такой универсальной учетной единицей исчисления естественных богатств России может быть условный «природный рубль», привязанный к граммам золота. А количество граммов золота в условной учетной единице с именем «природный рубль» для устойчивости нужно соразмерно уложить в связку: товар – деньги – жизнь. Товар измеряется в штуках, тоннах, кубометрах. Деньги – в «природных рублях», привязанных к граммам золота. А для жизни вместо единой меры стоимости в один доллар США, учетной единицей измерения может стать «средневзвешенный часовой прожиточный минимум человека» (1 час жизни) обсчитанный через потребительскую корзину в штуках, разах, литрах, килограммах, и через товары и услуги привязанный также к граммам золота. Уровень жизни в стране инерционен, меняется медленно, что исключает резкие скачки размерности учетной единицы жизни.

Таким образом «от товарная» экономика и «от денежная» экономика гармонично замкнутся на уровень жизни человека. А человек, с точки зрения необходимой для полноты гармонии третьей «от трудовой» экономики, – это вложение капитала с инвестиционным циклом 60 лет.

V.Суть нашего маневра в финансово-экономической войне.

Поражение СССР в «холодной войне» в политическом плане привело к его распаду, а в экономическом плане выразилось в потере Россией статуса инновационной державы, постепенной утрате базовых технологий, беспорядочным бегством с товарных рынков промышленной продукции, последовательной деиндустриализацией и скатыванием в сырьевой сектор, деградацией сельского, лесного и водного хозяйства. Признание поражения советской власти в «холодной войне» требует честно признать и то, что превращение советской «от товарной» и отчасти «от трудовой» экономики в «от денежную» долговую и сырьевую экономику нынешней России с утратой инновационных и технологических высот есть объективная реальность, вызванная обстоятельствами непреодолимой для любых властей силы. Только легализация проигрыша открывает Путь Победы.

Однако нарастание трудностей либерал-глобализма, грозящих «новым мировым беспорядком». Неспособность США эффективно управлять мировым геополитическим пространством. Плюс неуклонное обострение стратегической конкуренции между США и КНР на фронтах товарных и финансовых рынков: дают России шанс в перспективе 2008 – 12 гг. совершить успешный финансово-экономический маневр. А в период 2015 – 27гг. одержать победу и в главной для эпохи перехода в информационное общество «войне смыслов» (за стиль жизни).

Суть нашего финансово-экономического маневра в следующем:

-Сначала беспорядочное бегство с товарных рынков превратить в упорядоченный отход на точки роста. При том, что отход – самый сложный вид военных действий.

-Затем провести стратегическую оборонительную финансовую операцию консолидированного межотраслевого материального баланса с эмиссией ценных бумаг в «природных рублях» параллельных действующим «Билетам Банка России». Операцию обеспечить идеологией самовыражения и психологией успеха.

-И, наконец, осуществить стратегическую наступательную финансовую операцию федерального контракта (госзаказа) обеспеченного «природным рублем». Через федеральный контракт с ускоренной амортизацией и списанием расходов на НИОКР нарастить интеллектуальный капитал знаний (ценности творчества), инвестировать в человека, оживить рынок. И так с опорой на интеллектуальный потенциал, минуя стадию квалифицированного исполнителя, из поставщика сырья прорваться к инновациям и выйти из-под диктата внешнего управления.

VI.Стратегия отхода.

Для того, чтобы представить картину предстоящих действий в целом, искусство ведения нынешней финансово-экономической войны новой российской знатью следует соотнести с Отечественной войной 1812 года. Тогда, перед лицом подавляющего превосходства сил Наполеона, в условиях господства внутри российской власти «партии измены» и самоустранения государя императора от руководства, Кутузову ничего не оставалось, как предпринимать отход, включая сдачу Москвы. Отход позволил измотать противника, сохранить свои силы, умелым маневром воспретить действия противника на выгодном ему направлении, перегруппироваться, перейти в контрнаступление и преследовать противника вплоть до взятия Парижа.

Следует подчеркнуть, что перед заведомо превосходящим противником глухая круговая оборона экономического протекционизма по рецептам патриотов, равно как и маневренная экономическая оборона со сдачей одной позиции за другой по планам либерал-демократов – это путь поражения.

Отход же должен сберечь здоровые силы России, вывести ядро культурных ценностей «общего дела» из-под удара, спасти государственный суверенитет страны, измотать противника при разграблении её ресурсов издержками на суровые холода и громадные сухопутные расстояния, обеспечить перегруппировку элит и переход новой Знати в финансово-экономическое и информационно-психологическое контрнаступление.

Исходное положение для отхода – опора на традицию.

Развал фронта финансово-экономической обороны и дезинтеграция России с её полной экономической оккупацией транснациональными корпорациями и установление для народов России режима «лагерей для пленных» с ограниченным местным самоуправлением во главе с туземными олигархами – это перспектива 2008–2012 годов. Что же делать несогласным с такой перспективой?

Как учит диалектика, сначала нужно определиться с местом в борьбе противоположностей: принять сторону либо глобализма, либо традиции. Глобализация по североамерикански в устоях сознания делает упор на индивидуализм, частную инициативу и права личности. Свойственная России традиция православия и ислама хранят коллективистскую мотивацию соборности и общего дела. Глобализация движется рационализмом и материальной силой. Традицию поддерживает иррациональный Дух.

История воин подсказывает, что победа на три четверти нематериальна. Она определяется состоянием духа войска, волей к победе командиров и уровнем военного искусства военачальников. И лишь на четверть зависит от материальных факторов вооружения, снаряжения и снабжения. Это было известно всем великим полководцам. «Квадрат Наполеона» – это ум и воля (расчет и страх). «Наука побеждать» Суворова и Ушакова – это ещё и третья ипостась Духа. Дух заведомо побеждает и ум, и волю, и страх, и расчет. Дух на стороне традиции. Рационализм – это чет числа (понимание требует сравнения с иным), а Дух – нечет (чувство не делится пополам). Чет + нечет = нечет. Побеждает традиция.

Основа замысла – поддаться глобализации.

Стратегия отхода соответствует закону перемен, по которому в связке трех сил тот, кто находится в пассиве, выступает демпфером поглощения энергий чужой активности. То есть России следует поддаться планам глобализации как с Запада, так и с Востока. Следует затягивать в себя, вбирать и удерживать чужие ресурсы, прежде всего, в форме передовых технологий хотя бы добычи и первого передела сырья, а также передовых транспортных технологий вывоза сырья. Без затягивания технологий, денег, машин и оборудования, материалов и рабочей силы извне России не набрать реактивный потенциал для финансово-экономического контрнаступления. А для затягивания следует открыться, отдавать ресурсы в концессию иностранцам, свободно конвертировать рубль.

Суть оперативного плана – обмен пространства на время.

Надежда и Вера – это категория времени. Коммунизм как светлое будущее человечества должен был победить во времени. И глобализм по североамерикански маячит именно во времени. Поэтому в умах и сердцах выигрывать следует время. С принципиальным же открытием отдаленных лесных и тундровых территорий России, её северных рек и Ледовитого океана для глобализации по североамерикански, последняя быстро выдохнется и истощится затратами, сломается издержками на холода и расстояния. А искреннее подыгрывание глобализации все равно на деле превращается в профанацию и фарс. Трагедию всегда можно превратить в фарс, и, не сдавая нравственных позиций, выигрывать морально, накапливать информацию, опыт и духовные силы для постиндустриального рывка. Давить на Россию, это все равно, что идти по болоту. На практике заслоном открытой глобализации в России все равно будут: неделание и уклонение от решений нынешних федеральных властей, недоверие к иностранному на местах и «партизанщина» частного капитала и населения. Давно сказано: «Русский человек может быть и святым, но честным быть не хочет».

Цель как срок.

Священное Писание Ветхого и Нового Завета меряет историю поколениями. На ХХII съезде КПСС партия торжественно обещала, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». Действующие мировые проекты также строят планы с учетом смены поколений. Поэтому цель стратегии отхода тем активистам, которые дерзнут взяться за этот сложнейший политико-экономический маневр, следует сформулировать как срок восстановления достоинства России в глазах союзников и противников. И определить 2020 г. (одно поколение) и 2040 г. (два поколения) как этапы домостроительства во имя Славы установления в России сказочного «тридевятого белого царства» правды, справедливости и достатка для детей и внуков. Историю творит человек, которому для поднятия духа созидания нужна яркая, ясная, правдивая и реальная цель. Мечта есть иррациональная форма цели. Пленительная мечта о «рае на земле» способна поднять народ на титанические свершения. Только с такой мечтой можно преодолеть фундаментальный кризис рационализма нынешней материальной глобализации по североамерикански – кризис будущего.

Принцип оперативного построения сил – треугольники перемен.

Закон борьбы противоположностей видит историю как «Великую шахматную доску» противоборства с четким критерием «свой – чужой».

Закон перемен рассматривает историю как витки циклов в связках взаимодействия трех сил. Игровой моделью здесь служит «Карточный стол истории», где как в спортивном бридже: трое основных игроков, один болван, а также внесистемный фактор «джокера», добавляющего в совокупную мощь расклада силу либо масти, либо величине карты. Основные игроки за этим столом – это США с сильными картами грубого насилия. Финансовый интернационал евреев с козырями своих инвестиционных банков. Китай с твердынями независимости сознания, монолита крови и иммунитета культуры. Россия с остатками величия систем целостного образования, качественного труда, инновационной науки, медицины и спорта (пока болван в паре с США). А также разрозненный Мир ислама, который разыгрывается основными игроками как «джокер» и в качестве добавленной силы бьет всё. Сейчас игра идет на козырях экономики и соблазна денег, но уже в следующем коне козырями станет военная сила и страх. На козырях насилия ислам естественно повернется против материального глобализма по североамерикански, но при этом Россия должна сыграть в паре не с США, а с Фининтерном. «Юг» явно уже одолевает «Запад», разбивая устои сознания Европоцентризма. А горячая война Великого Израиля от Нила до Евфрата к 2027 году, как обещано духоводителем исламистов Шейхом Ясином, полностью сорвет поставки энергоресурсов с Ближнего и Среднего Востока. Запад и Китай окажутся «на подсосе» нефти и газа из России и тогда Россия вообще может «сорвать банк».

Результат отхода – перехват Россией исторической инициативы

Отход России от самостоятельной политико-экономической борьбы в тень сделает её демпфером поглощения активности противоборства США и Китая. И тогда не эфемерный парник, так называемый «благоприятный инвестиционный климат», а трезвый расчёт приведут в Россию – страну интеллектуальных и природных ресурсов – и новые технологии Запада, и заказы Китая, и капитал от мировой финансовой олигархии, которые станут «покупать» благосклонность РФ к себе в том противостоянии, которое будет неизбежно нарастать между ними.

При этом отход, как ускальзывание от неизбежных потерь борьбы, не надо путать ни с отступлением, ни с бегством, ни с «роспуском рати». "Спасение же России" от развала и погибели государства, - это не цель, а ближайшая задача. Поскольку в формуле «Спасения» (выживания) цели опять нет, нет и мобилизующего "сердца" людей импульса. Здесь есть лозунги, и нет сходящихся в одну точку в круге стратегий действий. А цель, если её попытаться представить зрительно, не бывает ни квадратной, ни треугольной, ни какой другой, кроме как точкой внутри круга, дающей в перспективе схождение на конус «светлого будущего», «света в конце тоннеля», «звезды надежды». Показ же того, что можно сделать – воодушевляет. В «воине смыслов» лучшим оружием выступает обоснованный оптимизм.

У США есть доктрина глобализации и проект глобализма. Поэтому есть и стратегии, выводящие на последовательное решение задач одна за другой, есть направление действий и известен, каков должен быть результат при приходе в точку цели. У китайцев есть доктрина перемен и проект «малого процветания», где прописаны параметры достижения цели к 2019 году.

У России ни доктрины, ни проекта пока нет, цели нет, задачи есть, но даже ближайшая задача не прописана, как план, не обозначена на карте жизни ни точкой, ни рубежом, ни датой, – только размытый, подвергающийся сомнению исполнителями лозунг удвоения ВВП. Почему так произошло? Потому, что проект построения коммунизма после провала выполнения ближайшей задачи (программы XXII съезда КПСС в части «нового человека») развалился. Новый проект наши партийцы не придумали и заимствовали «чужебесие».

Без доктрины не бывает стратегии, и все программы власти и капитала в нынешней России, поэтому не складываются в проект, противоречивы и не концентрируются на одну цель (точку в круге). Только цель мобилизует волю людей к действию, поэтому не поиск национальной идеи, а назначение цели есть первейшая задача «стратегической элиты».

Что же касается доктрины, то объективность глобализации диктует необходимость остаться в русле этого процесса. Поменяв лишь основания (ценности), заменив личное расширенное потребление и индивидуализм на традиционное «общее благо» и скромный достаток для всех, сделав ставку не на материю и логику ума, а на Дух и зов сердца, к холодному рассудку добавится горячее чувство и тогда мрак сугубо земного глобализма просветлеет «Светом с небес». Перехват Россией исторической инициативы возможен после 2015 г.

То есть, на отходе Россия вполне может упредить других с приходом в это «Белое царство» правды, «как на небе» на одно поколение и своим примером показать ориентир на пути к небоглобализму – светлому будущему для всех.

VII. Стратегическая оборонительная финансовая операция 2008-2012.

Для того, чтобы представить картину финансово-экономической перегруппировки, искусство проведения стратегической оборонительной финансовой операции следует соотнести с денежной реформой 1922-24 гг. Тогда в ходе реализации «новой экономической политики» в России параллельно обесцененным «совзнакам» декретом от 11.10.22 была введена вторая не обремененная инфляцией и долгами валюта с именем «червонец», равным десяти рублям золотом. 1 золотой рубль был приравнен к 0,774234 грамма чистого золота. Червонный рубль был идеальным понятием, отражавшим подлинную ценность металлического золота, но лишь представлявшего золото в калькуляции и отчетности (реального золотого червонца не существовало, а разменная монета была серебряной). При очень ограниченном золотом запасе РСФСР, червонец имел твердое покрытие лишь на одну четверть номинала, а три четверти покрывались материальным балансом товарной массы и тем не менее он обеспечил быстрое упорядочение денежного обращения в России без всякой помощи из-за границы. В результате инфляция осталась в «совзнаках», а червонец стал твердым кредитным средством Госбанка в финансировании экономического строительства и торговли. Через два года государство выкупило рубли в «совзнаках» за новые «казначейские билеты» по курсу «червонца».

Опора на труд как последний рубеж для отхода.

Нынешней новой экономической политикой России как самостоятельного участника финансово-экономической войны может стать третья модель: экономики «от труда». Экономика «от труда» не получилась во времена «реального социализма» в СССР, но может ознаменовать неосоциализм, как вариант глобализации приемлемый для всех, а не только для народов «золотого миллиарда» во главе с США.

Поражение экономики «от труда» в реальном социализме произошло по причине ущербности методологической схемы марксисткой диалектики. Из диалектических пар: капитал/труд; деньги/товар выпала ЖИЗНЬ, ведь в борьбе противоположностей «третьего не дано». В первой диалектической паре мера труда, выраженная в «палочках» трудодней, касалась лишь безденежного распределения натуральных продуктов в колхозном хозяйстве. А во второй паре учетной единицей единой меры стоимости в ХХ веке стал доллар США. Не ссудный процент, а мера труда деньгами привели труд к забвению духовных ценностей и единственному желанию «все более полного удовлетворения материальных потребностей». Результат известен: в 1991 году в мире победила долговая экономика «от денег».

Таким образом, России, для того чтобы заново стартовать с самостоятельной экономикой «от труда» ничего не остается, как только ввести новую учетную единицу, по жизни объемлющую и товар, и деньги и труд. Такой учетной единицей может стать «средневзвешенный часовой прожиточный минимум человека» (1 час жизни) в корзине набора продуктов питания, одежды, жилья, образования, отдыха и т.д. в граммах, штуках, дозах или разах, натуральная стоимость которых может быть при желании монетизирована.

Уровень жизни инерционен и не может рухнуть в одночасье, а поскольку к природным ресурсам и природно-рентному потенциалу России никакого отношения не имеют ни капитал, ни труд, то новая учетная единица жизни может быть привязана именно к естественным богатствам России, вполне достаточным и даже избыточным для внутреннего потребления.

Консолидированный материальный баланс как главный рубеж обороны.

Отражением естественных богатств будет консолидированный и межотраслевой материальный баланс – основа эмиссии ценных бумаг обеспеченных достоянием, данным народам России от Бога. «Ценные бумаги» следует номинировать в «природных рублях» котируемых не к доллару США, а к «часовому уровню жизни человека» с гипотетической монетизацией в золото по курсу Гонконгской биржи (в лянах). Держателем консолидированного баланса и эмитентом второго «природного рубля» должно стать Министерство военной экономики. Так у России появится штаб и собственное ударное оружие для ведения финансово-экономической войны. Такой порядок действий можно назвать мобилизацией. При этом: Минэкономразвития, Минфин и Центробанк продолжат обычные для либерал-глобализма операции с «Билетами Банка России» в обменах на доллары и евро. А Министерство военной экономики, составив консолидированный и межотраслевой материальный баланс, сможет планировать стратегическую наступательную финансовую операцию федерального контракта (госзаказа), обеспеченного вторым «природным рублем». Рынок начинается не там, где производят, а там, где покупают. То есть начинать нужно с заказа. Заказчиком должно выступить государство в рыночной форме федерального контракта. По сути, к 2012г. можно повторить ситуацию с параллельным «червонцем» 1922 года.

Далее нужно обустраивать то, что есть: идеи соединить с реальными возможностями науки и техники. Науку из социальных неудачников перевести в статус спасителя нации. Общественные науки из советской роли обеспечения пропаганды, перевести на роль разработчика социальных технологий, соединяя социальные технологии с инженерными. А инженерные инновации, прежде всего, толкнуть в сырьевой сектор, занявшись передовыми энерготехнологиями.

Трудовые армии союзников в нашей оборонительной операции.

Поскольку война это не только удар, но и маневр, то весьма важной будет схема взаимодействия России с Китаем и Фининтерном, как основными кандидатами в победители финансово-экономической войны.

Для «от трудовой» экономики жизни у нынешней вымирающей России явный дефицит трудовых ресурсов. Поэтому трудовые армии для обустройства российских месторождений, предприятий передела, полей и ферм, создания и поддержания базовой инфраструктуры водоснабжения, энергоснабжения, транспорта, подготовки кадров, здравоохранения, Россия может получить из Китая с расчетом за труд подачей сырья на «фабрику 21 века». А деньги (гонконгские доллары – юани) на содержание китайских строительных, ремонтных, сельскохозяйственных, лесоповальных батальонов даст Фининтерн, признав в своих банках «ценные бумаги» консолидированного материального баланса России в «природных рублях». Так в обход шатающейся единой меры стоимости - USD образуется треугольник гармонии экономик «от товара», «от денег» и «от труда».

Использование китайских трудовых батальонов на территории России позволит решить следующие проблемы:

1.Трудовые ресурсы, организованные по военному, продемонстрируют альтернативу порядка нынешнему хаосу просачивания и расползания китайских нелегальных мигрантов и таким образом станут образцом импорта труда без миграции людей.

2.Для личного состава трудовых батальонов будет установлен строгий порядок их пребывания с запретом вступать в брак с гражданками России, их прибытие и убытие будут происходить списочным составом в установленные сроки под контролем властей.

3.Расчеты по договорам импорта труда российская сторона будет вести не с рабочими трудовых батальонов, а с уполномоченными органами КНР и не долларами, а через ценные бумаги в «природных рублях».

4.Гарантией соблюдения условий пребывания трудовых батальонов в России будет соблюдение условий их финансирования банками и соблюдение графика встречных поставок сырья в Китай.

В царской России китайские трудовые батальоны во время Первой мировой войны работали на рудниках, в производстве и для союзнических поставок по этой схеме построили Мурманский порт и Мурманскую железную дорогу.

VIII. Стратегическая наступательная финансовая операция 2012-2015.

Чтобы представить картину стратегической наступательной финансовой операции госзаказа следует обратиться к опыту федеральных контрактов в США. Так вот практика США показывает, что федеральный контракт (госзаказ) на любое производство, строительство или услуги – это наращивание рынка с надежной гарантией и прибыльности частного капитала, и занятости населения с высокой стабильной зарплатой и твердым социальным пакетом, и порядка на рынке. Это стимул инновациям, комфорт для НИОКР и разработки новых технологий. Это заслон разворовыванию, коррупции и загрязнению окружающей среды. А государственный представитель федерального контракта в бизнесе – это бесспорный суверен неподвластный арбитражу в суде.

То есть составив консолидированный материальный баланс, записав естественные богатства в пассив, как заемные средства будущих поколений, а в активы поставив «природный рубль», Министерство военной экономики сможет перейти к кредиту, и от мертвого капитала-собственности перейти к капиталу-функции стимулирования экономической жизни. Тогда 50% государственной казны в ценных бумагах Министерства военной экономики, 31% частного капитала в инвалюте и 19% накоплений труда в билетах банка России, как соразмерность неравновеликих частей в пропорции «золотого сечения» составят гармонию «общего дела». Мотивов для конфронтации с либерализмом, для новых схваток частников за передел собственности, для гражданского неповиновения не будет.

Банки Фининтерна примут ценные бумаги Министерства военной экономики России себе на баланс как обеспечение доверия к их финансовой власти при неизбежном сдутии пузыря виртуальных активов «новой экономики» Запада тогда, когда КНР в 2007-2009 перейдет к «стратегии активного выхода во внешний мир».

А Китай под обеспечение ценных бумаг «природного рубля» сможет задействовать свои безграничные трудовые резервы, реализовав их к общей выгоде в своем балансе как доходы будущих периодов.

Всего лишь эффективность управления за счет большего воображения, целостной картины и опоры на исторический опыт явит успех стратегической наступательной финансовой операции. А финансово-экономический успех с капиталовложением в человека позволит России планировать и победу в главной «войне смыслов». Что же касается образа победы в смыслах, то русский тип сознания прощает врага и сажает его с собой за один стол на общей поминальной тризне по павшим.

IX. Субъекты стратегического взаимодействия России и Китая.

В условиях господства внешнего управления либерал-глобализма в России и неудобства открытых антиамериканских действий для Китая, субъектами стратегического взаимодействия России и Китая в финансово-экономической войне может выступать державно настроенный частный капитал. Ибо по законам либерал-глобализма частный капитал не отвечает по обязательствам государства, а государство не отвечает по обязательствам частного капитала.

Иными словами частный капитал, как самоорганизующаяся сила может вести «партизанскую войну». Способом ведения партизанской финансово-экономической войны могут стать фондовые механизмы с консолидацией баланса без отчуждения прав собственности. Консолидированный материальный баланс частного российского капитала (с возможным присоединением нероссийских активов) станет основой для эмиссии «ценных бумаг» с твердым натуральным покрытием естественными богатствами. А «ценные бумаги» станут основой для финансирования программ улучшения жизни простых людей. Гармония же жизни людей в стране и мире выступает как ценностью «общего блага» русских, так и провозглашенной в Китае задачей построения «гармоничного общества».

Х. Выводы:

1.Общая характеристика мировой истории на период до 2040 года: Китай движется к пику подъема совокупной мощи в 2019г.; Россия поднимается в фазе слабости от пика падения 1998г.; США прошли пик подъема в 1991 г. и падают в фазе силы. Преображение Росси: 2015-2027, пик подъема: 2041г.

2.Общая характеристика экономики РФ: Россия на 8 лет упреждает крупные страны в прохождении постиндустриального барьера. Деиндустриализация (энергетическая держава), депопуляция (разрыв поколений, потеря кадров), деидеологизация (либерализм «буксует») создали условия для прорыва в шестой технологический уклад. Усилия государства (госбюджетные национальные проекты, вертикальные промышленные холдинги, инфраструктура под передел сырья, венчурные фонды, Олимпиада-2014) позитивны, но недостаточны, ибо всего лишь поддерживают советское индустриальное наследство. Впереди сжатие ценами, свертывание неконкурентного производства, втягивание РФ в мировой кризис, интернационализация природных ресурсов, крах либерализма, свертывание «демократии» и либо: переход властей к мобилизационной модели развития, либо распад страны на семь-восемь субгосударств в 2010-2012 гг.

3.Общая характеристика финансово-кредитной системы РФ: Основные фонды индустриального комплекса изношены. За двадцать лет не вложено в амортизацию 2,5 триллиона USD (равно 15-ти стабфондам). Длинных денег на технологический прорыв НЕТ. Активы всей российской банковской системы меньше, чем у одного «Дрезденербанка». Пенсионные, страховые, паевые фонды пусты. Фондовый рынок весьма сомнителен. Стабилизационный фонд и валютные резервы под контролем США. Золота всего 401 тонна и то в закладе. «Партия национальной измены» сильна. Коррупция процветает. Воруют все.

Выход: В любом случае развертывания финансово-экономической войны в РФ возобладает ставка на ответственность «хорошего хозяина» в национальном бизнесе – миллионеров, способных вести на рынках «партизанскую войну»; плюс:

-либо неизбежная для мобилизационного прорыва страны в новый технологический уклад насильственная конфискация государством миллиардных активов в существующих учетных единицах у олигархов;

-либо мирное одоление наших врагов по вышеизложенному плану контригры с введением параллельных активов в «природных рублях»;

-либо встраивание в мировой кризис, дальнейшая деградация системы управления, крах и распад страны «естественным ходом вещей».

По поручению Военного Совета Клуба товарищей Военного института иностранных языков Красной Армии. Продукт фирмы ООО «Академия небополитики»®

Исполнил полковник запаса Андрей Петрович Девятов В-74.

Обоснования небополитики как системы взглядов изложены в книгах:

Небополитика. Краткий курс. – М.: Муравей, 2005. – 256 с.

Небополитика как искусство. Иные грани. – М.: 2006. – 322 с.

Данный Доклад выступает продолжением и развертыванием смыслов, вытекающих из Доклада №313/1 от 21.12.06 «Кормчие правила высшей разведки сознания и времени в эпоху информационного общества» и Доклада №313/2 от 26.03.07. «Разведка будущего через призму эсхатологии». Доклад №313/4 будет посвящен «Войне смыслов».

Приложение:

Профессор Забродоцкий Юрий Николаевич З-69, доктор экономических наук

ГРУППИРОВКА СИЛ И СРЕДСТВ РУССКОЙ ПОБЕДЫ

В конце XIX века вологодский купец 1-й гильдии Христофор Семенович Леденцов (1841-1907) впервые применил общинный принцип «всем миром» не в самой общине, а в науке и внедренческих начинаниях именно как группировку сил и средств под решаемую задачу.

Он учредил несколько организаций, из которых финансировались инновационные проекты таких учёных, как В. И. Вернадский, Н. Е. Жуковский, Н. Д. Зелинский, И. К. Каблуков, П.Н. Лебедев, Д. И. Менделеев, И. И. Мечников, И. П. Павлов, К. А. Тимирязев, Н. А. Умов, К. Э. Циолковский и многие другие.

Эти имена знают многие, но мало кто знает о Х. С. Леденцове, положившему начало тому, что ныне составляет кирпичики многоэтажного здания конкурентоспособного и жизнеспособного развития: систему индивидуальных проблемно-целевых проектов.

В годовщину столетия со дня кончины выдающегося предпринимателя уместно вспомнить суть обнаженной им аксиомы: рынок отличается от базара отсутствием отношений купли-продажи до получения конечного товара или услуги. Это чрезвычайно актуально для современной России, которая испытала на себе все социальные дурманы — от ультралевых до ультраправых — но так и не нашла то, что уже было найдено.

По сути дела, Леденцов Х. С. решил только одну проблему: сопряжение личного и общественного на основе равенства без уравниловки.

Без развернутой философии и математических формул относительно кратко принцип всем миром можно пояснить через главное — принцип жизнедеятельности.

Здесь известно всего два принципа:

1.Взять больше, чем отдать. 2. Отдать больше того, что есть, чтобы получить больше того, чего нет вообще или в достатке.

Первый принцип долго объяснять не надо: люди живут инстинктом, где он применительно к природе и человеку ярко проявился при еще памятной многим советской власти, определяя ее содержание. Этот же принцип господствует и сегодня. Причем не только в России, но и во всех других странах, не только между человеком и Природой Земли, но и между людьми и государствами. Это и есть единственная глобальная проблема современности. Все остальное лишь последствия ее наличия.

Коммунизм оказался утопией, не потому что в нем не было честных и порядочных людей. Они были, есть и всегда будут. Вот только честности и порядочности вовсе не достаточно, чтобы жить в гражданском обществе. Это общество — тоже пока утопия, потому что создается, хотя и на ином приоритете (приоритет личных интересов), но столь же ложном, как и предыдущий, советский. По-прежнему не обеспечивается истинный приоритет, приоритет развития и его всего три основных условия:

2.Приращение главной производительной силы (Природа Земли), включая духовность и нравственность человека, должно опережать рост производства материальных благ и услуг.

3.Производство материальных благ и услуг должно опережать рост населения.

4.Распределение благ должно осуществляться не за счет развития или его потенциала, а соразмерно вкладу в результат развития без ущерба для Природы.

Принцип «взять больше, чем отдать» не позволяет выполнить эти три условия. Почему? Потому что начинается с характера присвоения природного продукта. Мы изначально берем больше, чем отдаем. Это задает всю логику дальнейшего распределения между людьми, между государством и человеком, между государствами. Как бы ни менялся способ производства, но если не меняется способ жизнедеятельности, по большому счету принципиально мало что изменяется.

Эксплуатация человека человеком, также как и все так называемые глобальные проблемы современности — все это следствия, а не причины всех вызовов, с которыми люди пытаются бороться, плодя все новые утопии.

Утопии потому, что Природа – организм, а жизнь в организме по принципу неполноценного организма - раковой клетки с неполным набором генов (поэтому и берет больше, чем отдает) ведет к гибели вместе с организмом.

Общество — тоже организм. Главная причина гибели СССР — нарушение законов развития. Эта же участь ожидает и современную Россию, и всю цивилизацию. Поэтому подходы просвященных должны быть, прежде всего, организменными. В здоровом организме одно работает на все, а все на одно, что обеспечивает равенство без уравниловки. Это одно называется функция развития. Она едина для всего во Вселенной. Она — общая, ибо одна на всех.

Понимание этой функции и ее обеспечение через обмен асимметричными качествами и их носителями — свойствами и есть то, что именуется природным операционализмом. В качестве синонима этого термина можно употреблять слово «Разум», которое можно понимать как сокращение по первым слогам собственно операционных понятий, таких как «разделить» и «умножить». А почему бы и нет? Ведь в Природе все делится и умножается, умножается и делится…

Именно такое предпринимательство выросло из русской общины. С диктатурой капитала-функции и демократией капитала-собственности. Причем эта демократия может выживать и развиваться только при обеспечении капитала-функции. В этом было главное до 1917 г. Результат. С 1886 по 1913 год в России добыча нефти увеличилась на 2/3 и приблизилась к 600 млн. пудов; добыча угля по всей империи возросла более чем в 4 раза; выплавка чугуна увеличилась почти в 4 раза; выплавка меди увеличилась в 5 раз; добыча марганцевой руды увеличилась в 5 раз; производство хлопчатобумажных тканей возросло более чем в 2 раза; протяжение железных дорог увеличилось более чем в 2 раза; основной капитал главных русских машинных заводов возрос с 120 до 220 млн. рублей; урожай хлебных злаков (ржи, пшеницы, ячменя) возрос с 2-х млрд. пудов до 4-х млрд. пудов; общее число рабочих увеличилось с 2-х до 5 млн. человек; бюджет государства вырос с 1,2 млрд. до 3,5 млрд., т.е. почти в 3 раза; с 1904 по 1913 гг. превышение доходов над расходами составило свыше 2 млрд. руб.; золотой запас Госбанка с 648 млн. (1894) год возрос до 1604 млн. (1914); бюджет возрастал без введения новых налогов, без повышения старых, отражая истинный рост экономики.

Фондорыночные механизмы в наши дни представляют собой систему управления опережающим развитием, которую можно определить как три триединства следующим образом.

ФОНДОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ ― это наука, искусство и практика управления национальным и зарубежным капиталом всех форм собственности на основе частно-общественных производственных отношений и конкурентоспособных стимулов для наиболее эффективного обеспечения приоритетов развития государства, включая юридическое, внутри- и внешнеполитическое, военно-стратегическое и иное обеспечение этого развития.

Фондовые механизмы включают в себя:

КАК НАУКА

1.Логику природного операционализма, основанную на сеятельном принципе «отдать больше, чтобы получить больше».

2.Системный анализ, признающий вычитание и сложение только как комплиментарные случаи, сопряжённые с делением и умножением.

3.Политэкономию частно-общественных производственных отношений.

КАК ИСКУССТВО

1.Умение решать проблемы не только с помощью денег, но и за счёт асимметричных проблем. И не столько деньгами, сколько их функциями.

2.Способность переработать любую патологию хозяйственной деятельности в ресурс развития.

3.Возможность гармоничного сочетания интересов личных и общественных, отраслевых и территориальных, государственных и межгосударственных, бизнеса и политики.

КАК ПРАКТИКА

1.Высокоэффективные проекты и программы создания продукции и услуг, конкурентоспособных на мировом рынке.

2.Систему целевого управления налогами, кредитами, отчислениями в проблемно-целевые фонды, включая благотворительные, филантропические и социальные ― страховые, медицинские, жилищные, пенсионные и др.

3.Систему управления фьючерсными, форвардными, лизинговыми (селенговыми) и другими видами хозяйственно-финансовых операций с исключением отношений купли-продажи до получения конечного результата (производство конкурентоспособных на внутреннем и международном рынках товаров и услуг).

Фондовый механизм обеспечивает участие частного капитала в государственных проектах и программах, в том числе зарубежных, а государственного ― в частных.

Фондовые механизмы позволяют ориентировать все формы собственности на участие в обеспечении этого развития на основе свободы выбора программ развития и сколько инвестировать и сколько продать от своего фактора участия, даже если это просто живой труд. Вот простой пример. Крестьяне России наконец-то получили землю. И что же? Чаще всего она уже много лет просто стоит под паром. У крестьянина, как правило, нет возможности ее обработать. Говоря иначе, это просто омертвленный капитал. Сколько его, если новая Россия до сих пор не вышла даже на уровень 1990 года?..

Здесь можно назвать множество причин. Уверен, что большинство не назовет главной: никто не предлагает крестьянину или другому хозяину проект, программу, куда владелец мог бы войти и трудом, и собственностью, хотя такие возможности прямо предусмотрены действующим законодательством. Просто никто и не разрабатывает таких программ ни для фермерского хозяйства, ни для завода, от которого часто остались лишь «рожки да ножки»… Мало кто знает, и как создавать такие программы. Словом, без знания нет ни силы, ни должного общего дела.

После 1917 года инновационные организации Х. С. Леденцова были ликвидированы, их средства — национализированы, а организационно-финансовые механизмы инвестирования инновационных проектов — преданы забвению.

Однако в других странах эти механизмы были приняты, внедрены и усовершенствованы. За сто лет в своём развитии они сложились как восемь различимых ступеней, составляющих октавную тайну цикла вообще и в экономике в частности.

Чем больший эффект эти механизмы давали тем, кто их применял и совершенствовал, тем более узкой становилась информация о них. В настоящее время эти механизмы развития и конкурентоспособности стали главным стратегическим оружием различных стран, этносов и групп людей в их борьбе за мировое или региональное лидерство в самых разных сферах — политической, социально-экономической, финансовой, военно-технической и др.

Эти механизмы позволяют мотивировать уже не только поведение отдельного человека, но и населения целых стран. Достаточно вспомнить так называемые оранжевые и другие подобные революции. Во всех этих революциях патология (в т.ч. мышления) использована в качестве ресурса развития, но не Югославии, Украины и т. д., а тех, кто и так живет отнюдь не плохо.

Без фондорыночных механизмов управления опережающим развитием Россия обречена на дальнейшее расчленение. Всеобъемлющие базарные отношения «дельта плюс-дельта минус», или отношения перетягивания каната на всех уровнях продолжают свое черное дело.

Управленческое невежество как национализаторов, так и приватизаторов одинаково опасно. Суть административно-командной системы как советской, так и нынешней одна и та же: управление формами собственности с субъективным предпочтением одной из них. Именно поэтому политическую голубизну заменили на политическую розовизну. Но при таких ориентациях что-то свои дети и свои товары не шибко рождаются.

Государственная и частная формы собственности отнюдь не противоположные. Мужчины и женщины отнюдь не противоположные полы. В сумме ноль не получается. Удивительно, как не замечается, что критерий даже формальной логики не соблюдается. Почему-то не называют противоположными артериальную и венозную кровь в организме, потому что налицо функциональная асимметричность: где активна артериальная кровь, пассивна венозная и наоборот.

Столь же функционально асимметричны мужчина и женщина, государственная и частная формы собственности. Вот и получается, рациональное для одной стороны, оказывается иррациональным для другой. Но в Природе нет такого деления. Любое число одновременно и рационально и иррационально. Это всего лишь вопрос записи числа, например: 1= 1, 618 х 0,618.

Со времени неправедной расправы с Российской Империей управленческие знания не являются в полной мере сферой компетенции власти. Спросите любого министра, что такое октавная тайна процента, что такое акционирование и облигирование капитала-функции, что такое обратно фондированная эмиссия… Не знают. А, если знают и не используют, то это еще хуже. Тогда встает вопрос, чьи интересы обеспечиваются таким знанием по умолчанию?

Где и в какой самой либеральной стране государственный сектор сведен до 10 %? Только в России.

Стране нужны функциональные реформы с учетом не только зарубежного, но и отечественного опыта и реалий.

Если из арсенала рыночной экономики используется всего 10-12 % ее инструментов, то тогда СССР с его извращенным социалистическим рынком можно назвать более рыночной страной, чем современная Россия.

Те, кто больше всего кричал: «Рынок! Рынок!», очень напоминают переодетых в красноармейскую форму диверсантов-мотоциклистов, которые в 1941 году встречали отступающие колонны с криками: «Танки! Танки!» и поворачивали эти колонны как раз под танки.

У нас в лучшем случае говорят о программно-целевых подходах, но это подходы предыдущего поколения в управлении развитием. Поэтому они обеспечивают заведомое отставание минимум на поколение. Отставание же даже на несколько лет от своих основных конкурентов для России губительно.

Если патология ресурс развития, то разве есть у кого-то больше этого ресурса, чем у России. Стоит ли говорить, что благодаря предкам и всем иным Россия не обижена. Вот только ум без разума — беда. А разума вне нравственности и высокой морали не бывает, хотя ума может быть целая палата.

В заключение стоит назвать хотя бы несколько конкретных проблем, которые могут быть решены в современном прочтении наследия Х. С. Леденцова.

Первое. Разрушена категория стоимости в масштабах, превышающих эту реалию в социалистическом рынке. Почему? – Потому что из четырех основных функций денег используются преимущественно только две: платежа и накопления. Нагрузка на эти функции постоянно возрастает, но результат оставляет желать лучшего. Все это можно сравнить с ситуацией, когда человек при двух руках и ногах пользуется, выполняя работу, только своей правой или левой стороной.

Второе. Есть новая система власти и политических ценностей, но нет системы управления опережающим развитием нашего государства. Есть система управления собственностью как основной признак административно-командной системы, но не гражданского общества. Почему? – Потому что нет на вооружении концепции развития, отвечающей критериям развития, среди которых главные: критерий биосферосовместимости и критерий опережающего развития.

Третье. В нашей экономике зияют пустоты, отсутствующих элементов рыночной инфраструктуры. Отсутствует мощный некоммерческий проблемно-целевой сектор. Это — своего рода позвоночник в экономическом организме. Как известно из биологии, лишь у позвоночных отсутствует смешение артериальной и венозной крови. Применительно к экономике это означает одно: без мощного некоммерческого проблемно-целевого сектора без конца будет происходить смешение бюджетного и внебюджетного финансового кровообращения, будет постоянный порок в самом сердце экономики. Без такого позвоночника государственной голове с двумя ее полушариями дискретной, то есть исполнительной, и континуальной, то есть законодательной, власти державно держаться не на чем. Кроме того, в самой голове государства должен быть такой важный орган как лимбическая система у человека, которая ведает чувствами, в данном случае экономическим слухом и видением будущего в настоящем. Это и есть разведка будущего. В лидирующих странах такие органы есть.

Четвертое. Нет подлинного рынка ценных бумаг. Почему? – Потому что нет ни одного банкофонда, нет ни одного фондобанка, нет ни одного проблемно-целевого фонда, нет фондоассоциаций или финансовых компаний, которые бы акционировали и облигировали не капитал-собственность, а капитал-функцию развития в проектах и программах, отвечающих критериям развития. У таких структур главное подобно внутренним органам в организме. Во-первых, это не само потребление, а обслуживание всего организма элементами жизнеобеспечения. Во-вторых, это — вывод шлаков жизнедеятельности, но так, чтобы не уменьшалось, а увеличивалось плодородие. При отсутствии таких органов в экономике у нее, как следствие, нет иммунитета, и она поражается всеми известными экономическими болезнями и становится дистрофиком, но дистрофика пытаются лечить по рецептам экономики ожиревшей. В результате на одну дисфункцию накладывается другая, а вместе они накладываются на дисфункции еще советской экономики. Получается кумулятивный эффект дисфункций. В результате крайне низка функциональность государственного организма. Наконец, пятое, как одно из следствий.

В России по указанным выше причинам нет функциональных гарантий инвестициям как отечественным, так и зарубежным. Так, как отмечалось, крестьяне получили землю, но на сегодняшний день это — омертвленный капитал, потому что никто не предлагает (поскольку никто не делает) инвестиционных программ, куда крестьянин мог бы войти соинвестором мерой стоимости своей земли. Аналогично со многими другими основными фондами. Множество приватизированных предприятий, хозяева которых, как собаки на сене, не вносят никакого вклада в развитие, хотя это возможно, так как остаются возможные факторы соинвестирования, хотя бы стенами. Опять-таки никто не предлагает программ, в которых эти факторы соинвестирования могли бы перейти из омертвленного капитала в инновационный капитал развития через меру стоимости. Все, что имеет денежную оценку, может быть инвестицией.

Что дает мера стоимости?

Мера стоимости позволяет быть инвестором каждому, у кого есть фактор реализации проекта, отвечающего критериям опережающего развития. Этим фактором может быть земля, недвижимость, станки и оборудование, знания, административный ресурс и даже не оплаченный живой труд, которые, будучи выражены в деньгах как мере стоимости, отделяются от владельца капитала-собственности, но без отчуждения. Отделяются путем отнесения на капитал-функцию в реализуемом проекте через движение титула собственности, в т.ч. собственности на функцию. Это отделение без отчуждения большинству известно лишь как помещение денег в банк под проценты. Но в России уже достаточно законов, чтобы прибегать к этому в более широких масштабах. Так, например, 428 статья ГК РФ предусматривает, что каждый может создать формуляр договора присоединения. Таким формуляром может быть и любой проект или программа с экономическими и иными эффектами.

Большинство уже избавилось от старых утопий. Зачем плодить новые и поддерживать политический рецидивизм наиболее консервативной части населения? Рынок – это не только свобода купли-продажи. Рынок – это еще и свобода вступать или нет в отношения купли-продажи. Но свободу выбора надо мотивировать выгодой. Выгода должна быть в урожае, а не за счет урожая. По результатам развития, а не за счет развития.

На стадии реализации проектов развития в странах конкурентоспособных отношения купли-продажи мотивированно изгоняются. Это позволяет не относить издержки, связанные с такими отношениями, на себестоимость, выедая маржу между себестоимостью и ценой реализации. Более того, при инвестировании проекта мерой стоимости не возникает сам предмет налогообложения до тех пор, пока не будет реализован продукт на созданной, а стало быть, расширенной базе налогообложения. Лишь в этом случае одновременно выигрывает и бюджет, и бизнес. Лишь в этом случае проигравших нет. Лишь в этом случае прекращается КВН команды чиновников и команды предпринимателей. Конечно, необходимо принятие и дополнительных законов, например, о налоге на омертвленный капитал, когда, как говорится, сам не гам, и другому не дам.

Все можно изменить к лучшему в поле действующего законодательства. Это мы можем и должны сделать сегодня сами, либо, рано или поздно, это попытаются сделать другие и другой ценой. В лучшем случае методом проб и ошибок.

До тех пор, пока в России не будет мощного сектора, обеспечивающего функцию опережающего развития, во главе с Межведомственным центром по согласованию приоритетов развития при Президенте Российской Федерации, в России будут лоббировать не капитал-функцию, а капитал собственность, что питает и будет питать коррупцию и многие другие негативные явления. Кроме того, дезинтеграционные тенденции будут преобладать над интеграционными, и у нас не будет возможности использовать мировой рынок в интересах, прежде всего, собственного развития и надлежащего влияния.

Потенциал необходимых программ и кадров в России еще есть.

По вопросам приобщения к интеллектуальной продукции фирмы «Академия небополитики»® обращаться на сайт www. nebopolitiсa.ru и по тел: (495) 745-55-18.