Дмитрий Васильевич Бородинов З-73

Конечно, я сразу узнал на фотосайте Клуба нашего славного предводителя тактических занятий и учений на полях и "яблуневых задах" под Чкаловским, где стояли воображаемые "БДУРСы Джмеэль" (то бишь так произносилось. "ПТУРС "Шмель" мы поставим в яблоневом саду") - п-ка Ганичева.

Однажды то ли в 1968, то ли в 1969 году в лагерях полковник Тарченко проводил занятие с нашей учебной группой по тактической подготовке в ну очень холодную погоду - был конец сентября, и по утрам, просыпаясь, мы обнаруживали довольно часто иней на торчавших из-под одеяла частях тогда еще пышных причесок.

В тот день погода была ненастной, к тому же дул пронизывающий ветер, и мы на господствующей над местностью очередной "отметке ххх" только и мечтали о том, чтобы поскорее оказаться в столовой лагеря.

Но полковник Тарченко (по прозвищу "груша" - на фотографии прекрасно видно, почему его так звали) как будто не замечал буйства стихии и исключительно добросовестно, даже с определенной долей фанатизма, проводил занятие по тактической подготовке по теме "Мотострелковый батальон на марше".

Занятие подходило к концу, все мы уже окончательно задубели, и вот Тарченко задает последний вопрос:

- Какими средствами обеспечивается противовоздушная оборона батальона на марше? Слушатель Гудименко, отвечайте!

Алексей вышел из строя, как положено, повернулся кругом своим интеллигентным лицом к учебной группе, и нам стало ясно, что Леша очень смутно представляет себе, что ответить. На помощь попытался прийти Вася Штырляев, прошипевший из строя посиневшими от холода губами:

- Счетверенный пулемет "Ванюша"!

Леша ухватился за протянутую соломинку и едва шевелящимися губами еще более интенсивно синего, чем у Васи, цвета, повторил:

- Счетверенный пулемет "Ванюша...".

Тут Тарченко как бы опешил и вышел из преподавательского транса, повернулся к Леше и спросил:

- Товарищ Гудименко, а если бы я сейчас вам предложил выпить сто граммов водки и закусить колбасой, что бы вы сказали?

Леша облизнулся, но от такого соблазнительного видения явно потерял дар речи, и тогда Тарченко сам ответил за него:

Я понимаю, что вы бы с удовольствием, но нету - вот так и командир батальона, - ну нету у него счетверенных пулеметов "Ванюша", их еще после войны с вооружения сняли.

На этом занятие было закончено.