Владимир Алексеевич Остапенко В-75

ПРОПУСК

Сначала надо рассказать про хлястики. Не знаю, так ли было после нас, но при нас, до лета 1975-го, массово крали хлястики с шинелей, а, бывало, и сами шинели. В увольнение невозможно было сходить, после звонка масса неслась, как стадо бизонов, в казарму расхватывать шинели.

Мы к третьему курсу уже стали офицерами, а повадки остались те же. У иного ВИИЯковца (а никто особенно и не скрывал) в кейсе пара хлястиков между конспектами зажата. И правильно, поскольку от кражи хлястика уберечься нельзя, сколько не старайся. Что же, ходить без хлястика? А патрули? Значит, надо иметь резерв.

Как-то хлястик сняли с генеральской шинели Б. на вешалке, когда он на обед пошел. Представьте: все умные, уже никто не оставляет шинели без присмотра, хлястики рассованы по карманам, а он обедать пришел и повесил шинельку с красными окантовками. Висит она, одна-одинешенька...

Генерал-майор Б. потом еще перед строем удивлялся: Сынки, зачем вам генеральский хлястик, отдайте...

Хлястики начали пришивать намертво. Правильное решение? Конечно, нет. Раньше снял хлястик и иди себе (типа, как дворники с машины). Теперь же пришлось шинели от себя не отпускать, потому что начали уносить хлястики вместе с шинелями (не верите?).

Народ ожесточился и прикипел к шинелям. Курсовое руководство заволновалось: непорядок, в аудиториях шинели навалены. Выходит распоряжение: шинели наверх не носить! А как же хлястики? Их же срежут! Шинель унесут! Одним словом, с шинелями не расставайтесь.

И вот утром у лифта и на боковых лестничных клетках у выходов на этажи начальники курсов и курсовые офицеры стоят насмерть: Назад! Шинели в раздевалку!! Многие отступают, надеясь переждать. Впрочем, ни для кого не новость, что сегодня заворачивают со всех этажей. По лестничным пролетам еще на подходах сбился народ с шинелями в обнимку. Смотрят угрюмо, как уже опаздывающие на занятия слушатели бодро взбегают по лестнице, чтобы через минуту присоединиться к выжидающим.

Начинается байка про пропуск. Внимание! Я вижу - стоят. Понимаю - наверху заслоны, но иду, думая, что может пронесет.

Впереди идет слушатель с лоскутовского курса (а мы на ту пору были у Вали С). Подходим к шестому этажу, а там стоит сам Л. и уже издалека кричит: А вы почему с шинелями? На что слушатель (я дышу ему в спину) отвечает: У меня там в кармане пропуск, товарищ подполковник... Л. тут же резко, по-командирски: Ясно, проходите!

Не заметил он меня, что ли? Но в тот раз я прошел в нашу аудиторию вслед за лоскутовцем, крепко прижимая к груди свою шинель с пришитым намертво хлястиком, хотя в ее-то карманах никакого пропуска и не было.

ДОНЕСЛИ?..

...На очередном комсомольском собрании в который раз началась бодяга про растление и гниение заживо, пошли в ход часы с джинсами.

Факультетский замполит М., впиваясь поочередно глазками в каждого, гневно порицает, правда, пока особо это никого не трогает. Пока.

Но вот он доходит до пункта «автомобили» и говорит так: Я точно знаю, кто и какие автомобили уже купил и у кого лежат в кармане ордера! При этом его взгляд (ей-богу, случайно) падает на Колю. (Потом специально пристали к М. на выпуске; он утверждал, что про Колин ордер у него сведений не было. Стукачики, ау-у!).

Психологическое напряжение слишком велико, все очнулись и мучительно прикидывают, что и про кого еще могли настучать. Коля не выдерживает, встает и с надрывом в голосе: Товарищ полковник, я свой ордер порвал уже... Мгновение стоит оглушительная тишина, а потом народ начинает от смеха сползать с лавок. Даже у М. закривились губы: Садись, Безбрежный, я знаю, что ты как сознательный комсомолец порвал ордер, но некоторые еще не порвали.

Я лихорадочно соображаю, может мне тоже «геройски» сознаться? У меня хоть ордер и есть, но почти все «серты» оставлены в гастрономе на Б.Грузинской, в маленьком уголке буржуазного супермаркета в сердце страны победившего социализма. Ну, не сложился мой «Запор» по причине «Лимонной» и «Баллентайнса», «Гордонса» и «Чинзано», а также прочей икры. А остаток ушел на те самые ботинки (как же без них) и кое-что из тряпья для девушки...

Черт, все блефуют! М. - понятно, у него данные имеются, а может и нет, хотя... Все же, предположим, Безбрежный действительно порвал свой ордер в предвидении чистки. Вот преданность делу партии! Но, допустим, он сплоховал и просто раскололся, тогда что будет с ордером? Рвать его теперь по-настоящему? А как же мечта - «Запор»?

Пока все отсмеялись, время было выиграно. М. достался только Безбрежный. Мы так и не узнали настоящей правды, хотя некоторые утверждали, что потом несколько раз видели у Коли измятую розовую бумаженцию, сложенную, эдак, ввосьмеро. Не знаю.

«Запора» так и не случилось. Наверное, действительно, ордер был порван, я думаю, после злополучного собрания.

Решительный человек - Коля!