Михаил Александрович Григорьев З-69

БАЙКИ от ВИИЯ

(1963-1969, 1974-1987, 1990-1991)

Начальник обращается к группе солдат-азиатов:

— Абитуриенты?

— Ныкак нэт, мы кыргыз!

***

Начальник обращается к юноше в гражданской одежде:

— Абитуриент?

— Да, товарищ генерал.

— Какой язык сдавать будете?

— Немецкий.

Генерал выуживает из кармана кителя футляр от очков и спрашивает:

— Was ist das?

— ???

— Не знаешь! Ну, ничего, обучим. Вот так!

***

Многие абитуриенты, юноши после средней школы, в июльскую жару явились в ВИИЯ на вступительные экзамены в рубашках...

— Какое бескультурье! Шагом марш за спинжаками!!

— ???

— С начальством спорить — что с тигром целоваться! Вот так!

***

Такое бескультурье! Одной рукой присягу подписывают, а другой — ухмыляются! Вот так!

***

Третьекурсник строго спрашивает первокурсника (испанский язык):

— А ну-ка, проспрягай-ка мне глагол gibraltar!

Ушлый первокурсник отвечает:

— Yo te gibralto, tú no me gibraltas... (я тебя гибралтарю, ты меня не прогибралтаришь!)

***

Так хочется блеснуть Едва приобретённой эрудицией...

***

Из выступления одного слушателя на семинаре по марксизму: Происки американского империализма в Латинской Америке — это, товарищи, как ТРОЦКИЙ КОНЬ!

***

Прапорщик технической службы в лаборатории ЛТСО (технических средств обучения иностранным языкам) принимает зачёт у преподавателей кафедр по умению пользоваться чешской системой ТЕСЛА (инструкции были переведены с чешского языка на русский язык чешскими специалистами):

— Для чего служит кнопка консервации?

— Да не консервации, а конверсации! Жопа! — не выдержала одна доцент.

— А что это? — удивился прапор.

***

Зачем всё неединообразно...

***

Новый начальник после осмотра этажа технических служб остался весьма недоволен табличками на дверях: Что это такое? Кому татор... кому лятор? Всем всё одинаково!

***

Начальник зашёл после обеда в один из отделов, задал ряд вопросов и, наклонившись поближе к одному из офицеров, склонившихся над бумагами, заявил:

— Что-то пил много!

— Да совсем немного, вчера две бутылки пива вместе с коллегами, по случаю дня рождения...

— Я нэ об этом! Пили много накопилось на столах, пиль витирать всё-таки нада!

***

Дежурный по ВИИЯ, маленького роста полковник, доцент, кандидат филологических наук, тихим голосом доложил утром прибывшему начальнику о том, что за время его дежурства происшествий не случилось... Генерал выслушал его, переспросил «Как как?», пробурчал «Так так!», потом недовольно пророкотал: — Эх, ни голосу, ни росту... А кто Рродину защищать будет? — Пёрнул с досадой, махнул рукой и пошёл к себе в кабинет.

***

Один из слушателей, известный на курсе своими любовными похождениями по субботам в парке МВО и на танцплощадке в соседней с ВИИЯ Академии БТВ, в ожидании прививки в санчасти — болезненного укола под лопатку — под наблюдением доктора по кличке «Понос» (весьма нелюбимого всеми несердобольного врача, редко кому дававшего освобождение от кроссов), сильно побледнел. Он очень не любил уколы, которые делали ему, и боялся этого укола здесь и сейчас...

Прибывший для проверки исполнения начальник курса, внимательно проверявший, все ли его люди прибыли на место исполнения приказа, заметил со скрытой завистью к любвеобильному холостяку: Чего испугались? Сами-то уколы делаете!

***

На соседнем предприятии случился пожар. Горел автопарк... В ВИИЯ объявили тревогу, была команда строиться всем, бежать строем к соседям, помогать эвакуировать автобусы, которые тоже могли загореться. Надо было бежать строем через КПП, что было довольно далеко, в обход... Некоторые слушатели решили отличиться, в числе первых побыстрее прибыть на место... Чувствуя себя почти что в роли Джеймса Бонда, выломали решетку на окне в туалете на 2 этаже казармы, поскольку окно выходило прямо в переулок, за пределами территории ВИИЯ (кстати, потом, пока не починят решетку, можно было бы бегать в самоволку через это же окно) и прыгнули со 2 этажа, прибыли в числе первых... Огонь в углу здания гаража уже лизал стоявшие автобусы, до них невозможно было дотронуться руками. Слушатели лихо, дружными синхронными пинками яловых сапог, выгнали автобусы подальше от опасности на середину двора... Потом всем была благодарность от начальства, но генерал всё же пообещал:

— А этих сортирщиков мы выловим!...

Так и не выловили. Ведь это были самые лучшие кадры... Где-то они сейчас?

***

Генерал после проверки порядка в казарме проводил подведение итогов:

— Захожу, понимаете-ли, в одну тумбочку... А там бардак! Захожу во вторую — а там... голая девка![1] Я её отодрал и выбросил на лестницу... Эти две тумбочки ... (длинная страшная пауза) ... в увольнение не пойдут!

***

Генерал на плацу, стоя на трибуне с микрофоном в руке, проверяет и комментирует тренировочные прохождения строевым шагом курсов, факультетов и кафедр... Вот по плацу к трибуне подходит сводная «коробка» офицеров языковых кафедр. Издалека смотрится хорошо. (Все три нижеприведённых очень громких восклицания были слышны в течение может быть одной минуты, на удивление жителей соседних домов по Волочаевской улице):

— ОТЛИЧНО! — громко кричит генерал, его голос слышен на фоне оркестра и дружно топающих сотен сапог. «Коробка» подходит ближе, становятся видны не очень туго затянутые портупеи, не очень стройные фигуры преподавателей...

— ХОРОШО! — громко кричит генерал на фоне ритмично топающих сапог. И вот «коробка» проходит прямо под трибуной: становится заметно не очень чёткое равнение, а последняя шеренга вообще идёт не в ногу...

— УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО! — махнув рукой, буркает в микрофон генерал вслед уходящей «коробке» учёных мужей, уже расслабившихся, не дождавшись команды «Вольно!»...

***

В ресторане за столиком спит опьяневший курсант. Официант пытается разбудить его, трясёт за плечо:

— А в чём... собственно... дело? Чего... тебе надо? — спрашивает курсант.

— Счёт! Счёт! — громко орёт отчаявшийся официант, которому надо сдавать выручку и уходить домой.

— А! Счёт?!... И... ррраз!!! — протяжно, на весь ещё не опустевший ресторан, вопит ещё пьяным голосом резко очнувшийся и начинающий трезветь курсант, вспомнивший недавнюю реальность, продолбавшую ему все уши.

***

Генерал прочитав отрицательный отзыв о работе курсанта в качестве военного переводчика с прибывшей в Москву иностранной военной делегацией по линии ГШ, где основной претензией было не качество перевода, с которым, слава ВИИЯ! не было проблем, а изъяны в поведении: ... «закуривал без разрешения старших по званию, держал руки в карманах брюк, первым усаживался в «Чайку»..., пишет резолюцию: «В Учебный отдел: ДОБАВИТЬ ВСЕМ ГРУППАМ ЧАСОВ НА СТРОЕВУЮ ПОДГОТОВКУ ЗА СЧЁТ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА»

***

Разбор поведения курсанта, который, едва уйдя в увольнение с территории ВИИЯ, успел выпить и, в пьяном раздражении, с лошадиной силой пинал яловыми сапогами дверцу такси, оставляя на ней заметные вмятины, за отказ таксиста отвезти его срочно по нужному адресу в нужную сторону. Попал в комендатуру, потом на гауптвахту. Вернувшись в Институт, курсант чистосердечно сознавался своему начальству во всём...

Уточняющие вопросы:

Вопрос: Сколько же вы успели выпить перед этим?

Ответ: Одну бутылку пива!

Могучий полковник, член комиссии (сам большой любитель выпить, причем весьма основательно, о чём были более чем прекрасно осведомлены неоднократно выпивавшие с ним же и присутствующие здесь же его коллеги) ханжеским голосом, скорее всего и сам не осознавая, что создаёт хохму, но в каком-то озарении или осенении, переспрашивает:

— Целую?

Все члены комиссии замирают в тихом восторге... Открыто смеяться неудобно... Но они присутствовали при рождении ещё одного исторического «перла» в фольклоре ВИИЯ. Как будто можно, даже теоретически, недопить одну бутылку пива... Курсант отделался относительно лёгким взысканием без тяжких последствий, тем более что уже отсидел своё на «губе»... И сразу же после разбора «перл» пошёл гулять по курилкам, обрастая сочными комментариями...

***

Генерал, обнаружил тааакооой бардак в каптёрке, что заявил каптёрщику: Как дам, так и убью, и пусть судят меня, героя всего Советского Союза!

***

Пожилая официантка, для которой почему-то существовало всего две категории мужчин: мальчик и товарищ полковник, в столовой для преподавателей:

— Уууу! Сколько сегодня народууу! Мальчики, мальчики! Сейчас всем дам, всем дам, только сначала людей обслужу! ... Даю, даю, товарищ полковник!

***

Пребывая в сильном раздражении в связи с целой серией ЧП на факультете, один начальник в сердцах восклицал:

— Водку пьянствуют... хулиганства хулиганят... Разберусь кое-как и накажу кого попало! (Перевод с генеральского косноязычия с помощью филолога и психиатора на русский язык: «Некоторые напиваются водки и вытворяют хулиганские выходки... Тщательно разберусь и, кого следует, — накажу!).

— Такие, как вы (обращаясь по фамилии к одному из нарушителей), болтаетесь у нас между ног! (Искажение фразеологизма: имелось в виду: путаетесь у нас под ногами).

***

Летом в жаркую сухую погоду около 17 часов Начальник вместе с новым заступающим дежурным обходил каждый день территорию ВИИЯ, за ними со скоростью 2 км/час ползла генеральская «Волга». Незадолго перед этим поливальная машина проходила и поливала газоны, но почва под одним деревом была слишком плотная, и вода стекла.

— Петров!

— Я, товарищ генерал!

— Если у меня это дерево засохнет, И ТЫ У МЕНЯ ЗАСОХНЕШЬ!

***

В снежную морозную зиму сотни сапог раскатали ледяные дорожки, по которым курсанты норовили скользить на бегу. Было скользко. Около 10 часов утра генерал пошёл один по территории. Все были на занятиях в классах. Плац был пустой. Генерал, ходивший из-за подагрических шишек на ногах в лакированных штиблетах, поскользнулся и упал. Встать он сам никак не мог. На счастье мимо пробегал какой-то курсант, дежурный по казарме, с каким-то поручением. Увидев упавшего генерала, курсант подбежал к нему, попытался поднять его, но генерал отмахнулся и приказал:

— Поди... к дежурному... по Институту... и скажи ему, что генерал... упал!

Курсант вихрем помчался к дежурному. Дежурный, на ходу застёгивая портупею, прибежал к месту происшествия. Он поднял генерала и стал его отряхивать от снега. Генерал стал его ругать за то, что это место не посыпали песком. Чем злее ругался генерал, тем сильнее хлопал его по заду испуганный дежурный полковник, подчиняясь какому-то рефлексу. Наконец оба опомнились, генерал решил, что ругать надо заместителя по тылу, который весьма кстати тут и объявился:

— Майор! Сыпать! Три раза в день: утром..., днём... и после обеда!!!

— Товарищ генерал! Быстро не успеем... Песок весь смёрзся!

— Я тя, б..., на него ягодиЦами посажу, оттаивать будешь!

***

Зимняя ночь. Мороз и сильная пурга. Курсант часовой стоит на плацу, в шинели и дохе, с автоматом на плече. Снег слепит глаза. Ветер воет в ушах. Часовой стоит и дремлет стоя, в каком-то оцепенении... Сзади к нему подходит дежурный офицер, проверяющий посты и несение караульной службы. Курсант ничего не видит и не слышит. Полковник хлопает его по плечу. Курсант оборачивается и, вместо положенных по уставу слов, вскрикивает:

— Ох, ё... т... м..., полковник,... как же ты меня напугал!

***

На занятии по физкультуре преподаватель, обращаясь к строю курсанток: Здесь мы из вас сделаем настоящих... (хотел было сказать по привычке: МУЖЧИН, но сказал:) ... ЖЕНЩИН!

***

Генерал делает разбор нарушений формы одежды, дисциплины, порядка:

— Некоторые являются на занятия в розовых чулках... Цирк здесь? Я вас спрашиваю! Цирк здесь? Нет. Шагом марш домой переодеваться!

***

У девочек в туалете стены грязные! А в классе № ... был пожар от окурка, брошенного за шкаф: убытков, понимаете-ли, на десятки сотен рублей!

***

Ремонт в коридоре. Надпись на двери: «Нет хода». Идут кубинцы, говорят между собой о чём-то своём и по-своему, толкаются машинально в привычную дверь, продолжая свой разговор. Заместитель заместителя по тылу, услышав в потоке их речи частотную реплику «¡No joda!» [ноххода] (Да ладно, не пизди!), с довольным и покровительственным видомъ говоритъ им:

— Правильно, хорошо читаете по-русски, молодцы, здесь сейчас нет хода! Теперь проход там!

Легенда о языковеде

Один очень способный к языкам курсант был отчислен за пьянство. Однако он был удивительно талантлив, даже умудрился научиться понимать язык животных и переводить издаваемые ими звуки на человеческий язык. Вернувшись в родной колхоз, он был приглашен на беседу к председателю, испытывавшему большое любопытство к несостоявшемуся офицеру, военному переводчику, прибывшему из Москвы в их неблизкие края...

— А что ты умеешь делать?

— Я понимаю язык животных...

— А ну-ка пошли на ферму: мычит у нас бурёнка уж месяц, а о чём мычит, никто не поймёт..

Выслушав корову, курсант чётко объяснил: Её электродоилкой недовыдаивают.

Председатель колхоза тут же распорядился тёте Мане додоить корову вручную, после чего животное успокоилось.

— Теперь пойдём на свинарник: хавронья визгом исходится неделю, а о чём визжит, непонятно... Ветеринар ничего не понимает...

Выслушав свинью, курсант перевёл: У неё сторож в сговоре с электриком поросят украли...

Председатель распорядился проверить: всё подтвердилось, украденных поросят вернули в свинарник. Виновных наказали, справедливость была восстановлена.

Председатель почесал затылок и говорит:

— Слушай, а ведь ты очень полезный человек в хозяйстве. Предлагаю должность агронома, выделю тебе избу новую через 10 дней. Соглашайся! Ну а сейчас приглашаю ко мне домой пообедать. Посидим, выпьем, закусим, ещё побеседуем, про Москву расскажешь!

Но по дороге к своему дому председатель почему-то забеспокоился: Кстати, там у меня во дворе коза привязана на колышке. Если что будет блеять, то НЕ ВЕРЬ ЕЙ, НЕ СЛУШАЙ ЕЁ!!!... Если что и было когда, то только по пьянке!

***

После изнурительной подготовки к госэкзаменам и их сдачи выпускника, добрых полтора месяца не отрывавшегося от книг и не выходившего из Института и несколько утратившего свои романтические связи, «гуковские»[2] кадровики ставят перед выбором: ему предстоит долгосрочная командировка в Англию, для этого ему нужно в течение месяца с небольшим жениться, то есть если ко времени отъезда он не будет женат со штампом в удостоверении личности, то его не пошлют, в Англию поедет кто-то другой, а ему найдут место службы в каком-либо гарнизоне, возможно в Туркмении или ещё где-нибудь...

Он начинает лихорадочно листать свою записную книжку и обзванивать своих знакомых девушек. Но, увы, в июле все разъехались из Москвы кто куда: Машенька в студенческом отряде в Крыму, Оленька — вожатая в пионерлагере на Волге, Ниночка — на археологических раскопках на Алтае... То есть ситуация такова: сейчас в Москве нет ни одной из его знакомых девушек, на которой он мог бы срочно жениться... А времени, сами знаете, в обрез, ведь ещё месяц ждать в ЗАГСе... И ставка так велика — поездка в Англию... Еще день проходит в бесплодных поисках. Как наваждение, ни одной приличной девушки ему на глаза не попадается...

На следующий день, в полном отчаянии, выпускник едет к своим дальним родственникам в Подмосковье на электричке, и вот уже в лесной зоне вдруг он видит из окна, как под кустом сидит, видимо, по малой (а может быть и по большой) нужде девушка. Он срывает стоп-кран, выпрыгивает из поезда, подбегает к молодой особе, взволнованным голосом спрашивает: Хочешь поехать со мной в Англию? Та смотрит на него оценивающе и отвечает:Хочу!

Быстро оформив брак, молодые едут в долгосрочную командировку...

... 20 лет спустя. Они снова в Москве. Она дома, с детьми, в новой только что купленной на безполосные чеки квартире. Он, в отпуске, с ностальгическими чувствами, вырвался на денёк и едет проведать своих постаревших дальних подмосковных родственников, сам — в дорогом костюме, везёт им подарки... Тот же день недели, та же электричка, то же самое расписание, что и тогда, когда он был молодым. Вдруг, за пару километров от того самого места, где он увидел под кустом свою будущую жену, в вагон вбегает проводница и резко захлопывает все окна...

— Что случилось? Жарко! Зачем вы закрываете окна? Дышать будет нечем...

— Разве вы не знаете? Редко здесь ездите... Да тут как-то проезжал один дипломат и забрал из-под куста девушку, увёз её за границу. Так вот уже много лет подряд все подмосковные девицы на выданье съезжаются в июле под тот самый куст...провоняли всю округу, как свиноферма... И точно, дышать будет нечем! Вот и закрываю.

***

Одной из популярных книг детского возраста в СССР была «Чук и Гек» Аркадия Гайдара. В ВИИЯ значительно большей популярностью пользовался лозунг: «Чек и ГУК».

***

Начальник курса поздравляет группу, вернувшуюся с победой из ГУКа: Вот и отлично! Я уже знаю! Всех вас утвердили для поездки на Берег Слоновых Костей!

***

Выездная комиссия в ГУКе. Председатель комиссии, большой начальник, в свете недавнего постановления об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, спрашивает молодого краснощекого лейтенанта:

— Вы выпиваете?

— Кто? Я? ... Да, случается иногда...

— Как часто?

— Ну, как, на Новый год, 23 февраля, на 8 марта, 9 мая, в день танкиста, в день космонавтики, на дни рождения родных, товарищей, сослуживцев...

— Хватит! Не продолжайте! Не хочу даже слушать! И так всё понятно! Вы же законченный алкоголик! Можете идти! Личное дело вернуть с отказом! Следующий!

Лейтенант в шоке выходит в коридор, говорит стоящим в очереди на беседу: Не прошёл. Я сказал им, что выпиваю по праздникам... Вообще-то я почти что и не пью...

Следующий кандидат — капитан с красным носом, быстро просёкший ситуацию.

— Ну а вы, как, тоже выпиваете по праздникам? — спрашивает генерал.

— Кто? Я? Никак нет, товарищ генерал! В рот не беру ва-а-ще! Ни-ни!

— Молодец, вот вы и поедете за границу! Мусульманская страна, как никак!

Интерференция языков

На первом курсе экзамен по испанскому языку. В билете — общий рассказ об Испании. Экзаменуемая говорит первую фразу:

— En España vive el ring[3] ... (В Испании живёт «ринг»)...

— Может, кинг?

— Во-во, кинг!

— Принцессу просим прийти на переэкзаменовку!

Mmm... Morituri te salutant...Не кусайте ногти на экзамене!

На экзамене по иностранному языку во время ответа одной обучаемой другая, сидя за столом и готовясь к ответу, от волнения кусала ноготь, что заметил один член экзаменационной комиссии и, на секунду прервав ответ первой, спросил: Как будет по-испански: «Не кусайте ногти»?

Застигнутая врасплох, девушка, пристально глядя на преподавателя, то ли от страха, то ли со злостью, сразу же ответила: ¡No... mierda! (Нет... говно!).

Она должна была сказать и, видимо, хотела сказать правильно: ¡No muerda! (Не кусайте!), но нечаянно, как представляется, опасно исказила дифтонг... А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо!

Dura lex, sed lex . — Дубовое ожерелье

По странной традиции, сразу же после экзамена по общей тактике каждому сдавшему товарищи надевали на шею ожерелье из желудей, как одевают венки цветов туристам на Гавайских островах. ТСА почему-то считалась «дубовой» наукой...

Verba magistri ...Voleizyavlenie... Волеизъявление или волеизлияние?

На учёном совете факультета утверждалась тема диссертации: «Формы волеизъявления в иностранном... и русском языках». На совете сидели начальник, замполит, другие замы, а также начальники кафедр и начальники курсов, то есть состав весьма разнокалиберный... После обоснования темы пошли вопросы к соискателю. Он быстро и толково отвечал. Перед самым голосованием, которое виделось уже в пользу соискателя, один из начальников курса всё же спросил неуверенным голосом: А может, всё же не волеизъявление, а волеизлияние?

Декан тут же оживился:

— Вот-вот, и я думал... (он сам постеснялся спросить, дабы не показать своё невежество перед ядовитыми доцентами), что-то и я начал сомневаться...

— Да что же вы! — вступился начальник кафедры. — Ведь всё верно!

— Ну смотрите, если что не так... Голосуем! Кто за? Все! Против никого! Никто не воздержался! Утверждаем! Волеизлияние состоялось... или, блин, всё же волеизъявление?

Verba volant, scripta manent... Вербальные, понимаете-ли, аспекты...

Научная конференция по современной методике преподавания иностранных языков. Декану положено с трибуны объявить тему и сказать вступительное слово. Текст выступления ему добросовестно подготовил ушлый помощник, который «настриг» доклад из последних номеров журналов «Вопросы языкознания» и «Иностранные языки в школе». Доклад должен произвести впечатление на учёных филологов. В тексте, правда, было полным полно непривычных трудновыговариваемых слов типа: добиваться флюидности речевого потока, проводить анализ на синхронном срезе, рассматривать семантические поля, вычленить соотношение темы и ремы, инвариант... и прочая «галиматья». Декан со вздохом выходит на трибуну, не спеша надевает очки и озвучивает: Тема конференции — вербальные... — он смотрит в зал поверх очков, не смеются ли язвы-доценты, но все сидят со спокойными и серьёзными лицами, кое-кто даже готов записывать...

— Повторяю, — уже увереннее читает он, — вербальные, понимаете-ли, аспекты коммуникации...

Он монотонно и старательно читает дальше по тексту, в зале начинают тихонько похрапывать. Работа научной конференции продолжается...

O, sancta simplicitas! — Одну «один» напишите!

Генерал приказал в субботу в 15:30 собрать все курсы для инструктажа перед увольнением личного состава в город на выходные дни. И вот в большой аудитории сидят вперемежку и по группам все пять курсов. Ждут. Ровно в назначенное время входит генерал. — Встать! Смирно! — Вольно! Садитесь! Кто дежурный? — А вот дежурного-то по всем пяти курсам никто не назначал... Пауза. Все растерялись... Наконец один догадливый слушатель встаёт: — Я дежурный! — Я это кто? — Слушатель Иванов! — Где мел и тряпка? Почему нет? Идите и найдите! — Есть, товарищ генерал! — Волонтёр дежурный побежал по коридору, но все классы заперты и опечатаны, насилу нашёл кусочек мела и тряпку в шкафу у уборщицы после почти 15-минутных поисков...

Курсы ёрзают от нетерпения — поскорее бы уйти, но генерал не спешит, молча стоит на трибуне, приглядывается к лицам... Влетевшего наконец в аудиторию дежурного с мелом и тряпкой в руках все восприняли как вестника свободы... Но генерал не спешил, проверял выдержку молодёжи... — Есть мел и тряпка? Хорошо. Так вот, напишите на доске «один»..., — сказал он дежурному. — Не поняли? — переспросил он почти ласково, как дурачку. — Пишите «один»! — Дежурный написал, естественно по-русски, ещё и большими буквами «ОДИН». — Да вы цифрой, цифрой пишите, — с терпением повторил он. Дежурный стёр тряпкой слово «ОДИН» и написал маленькую цифру «1».

Все 5 курсов остолбенело, завороженно, как на фокусника, смотрели на генерала. А он был здесь, как в своей тарелке, это не то, что на научной конференции. — Да нет, вы большую «один» напишите! Дежурный написал бооольшущую, в пол доски цифру «один». — А рядом ещё одну «один»! — Дежурный написал. Получилось «11». — Все видят? — спросил генерал. — Все! — дружно загудела, зарокотала аудитория... После многозначительной паузы генерал пояснил смысл происходящего: Всем вам вернуться в расположение части в 11 часов вечера в воскресенье! Думаю, что время все хорошо запомнили! И будьте осторожны в городе: часто водители пьют и давят военнослужащих... как курей! Всё! Все свободны. — Встать! Смирно!... Вольно! Разойдись!

Lapsus linguae... Перлы разных лет и ситуаций россыпью... от А до Б!!...

... Будете маршалами, будете носить пижамы...

... Всем — норма солдатского питания. А рыба — деликатес, вот так!

... Когда выйдете на внешнюю орбиту, тогда и будете ходить в городские библиотеки! Чтобы окончательно стать «мастером языка»!

... Неувядаемая острота проблемы воинской дисциплины...

... Фильмы имеют важное правовое воспитание...

... Глубину этой работы надо поднять на серьёзный уровень...

... Многие подвержены приобретению билетов Спортлото...

... Редкие гости в казарме в вечернее время преподаватели, особенно женщины... Ведь вы[4] должны давить их [5] своими погонами, а вы[6] — своей женственностью!

... Много бумаг и окурков в мусоропроводе — это бич нашего Военного Института!

... В мужском туалете повреждены 4 писсуара стоимостью 120 рублей...

... А у девушек — стенки чистые...

... Отсутствуют бирки чьих личных вещей...

... Дежурному — присутствовать, когда стоит угроза приготовления пищи...

... Чего вы лыбитесь, как майский жук на морозе?

... Эй вы трое! Оба идите сюда! Подберите бумажку от этих фантиков!

.... Эту яму зарыть курсантами первого курса! С лопатами я договорился!

.... Не плюйте в колодец! Вылетит — не поймаешь!

... Вы должны знать устав от А до Б!

Noli me tangere! — Родной язык — ещё какое средство от дедовщины

«Дед», отслуживший на флоте 4 года, по пустяковому поводу, лишь бы самоутвердиться, отыграться психологически (поскольку юноша учился легче и лучше, чем этот «дед»), взял да и обозвал (ох, на свою голову!), в присутствии всей группы одного молоденького курсанта: Помозок!

Молоденький курсант тут же показал «встречный план» и отфутболил ему: Сам ты помозок, обмокнутый в говно!

В результате долго гоготали над «дедом» с подачи языкастого «салаги», и фигура «деда» довольно долго ещё ассоциировалась, каждый раз во время утреннего бритья, с помозком, обмокнутым отнюдь не в мыльную пену, не буду повторять во что...

Lapsus calami — Перевод с иностранного языка на русский. Ошибки... как вас исправлять... (Несколько курьёзных примеров допускавшихся лексических и стилистических ошибок в русском языке):

— Пехотные войска

— Стрелять из ракет

— Жидкий лазарь

— Запускать ракету из подводочного состояния

— 1-й такт работы двигателя внутреннего сгорания: засос; 2 такт: впрыскивание

— Должен пожертовать своей честью и достоинством для защиты родины

— В Индии с дружеским визитом высадился отряд советских военных моряков

— Танковый полк — это дорогостоящее соединение, использование которого заключается в смысле его полного употребления

— Личный состав, боевая техника и конский скот...

— Технические установки для производства членов экипажа

— Летать на бреющемся полёте

— Летать без остановок

— Меры противосторожности

— Употребление военных карт...

— Аспект прижатия войск к земле...

— У танка имеется климакс,...нет, клитор, ой, нет, нет! Тоже нет! Клиренс!

— Пушка лежит в окопе с раздвинутыми ммм... ...ногами!

— Разрушить вражескую систему противника...

— Оружие массового потребления

— Командование обладает атомными свойствами для руководства военными действиями....!

— .... Запрещается вести переговоры по телефону на всякие там потусторонние темы!

— Втянуть голову в спину...

— Трудиться, не прикладая рук...

Beati possidentes — Портфель

Почти у всех нас были огромные портфели с 2-3 отделениями (в такие портфели входило, при надобности, пара вёдер яблок или 20-25 бутылок пива и т.п.), в которых обычно таскали по 3-4 увесистых учебника, 3-4 толстенных общих тетрадей для конспектов и, конечно, солидные словари размером 25×20×7 см и весом до 2-х кг...

В результате портфели были очень тяжелые, на ладонях у нас были мозоли от ручки портфеля... Портфель, портфель! Культовая вещь, предшественник элегантного кейса...

Как-то в субботу, перед уходом в увольнение, во время сбора вещей и книг, которые, мало ли что, могли понадобиться дома в субботу вечером или в воскресенье днём, один слушатель (О, благие намерения!) набрал книг на 10-12 кг, чтобы всё же хоть немного позаниматься дома. Друзья тайно вложили ему в портфель увесистый кирпич. Наш герой, привыкший таскать тяжести, не обратил внимание на вес портфеля и уехал домой... В понедельник утром все собрались в классе и ожидали развязки, и она наступила: наш герой поставил свой портфель на стол и стал вытаскивать книги, с недоумением он достал из своего портфеля и кирпич, то есть, логически заключили все мы, дома он портфель и не открывал! Но во всяком случае искупил вину за недовыученные правила физически, как будто исполнял обет: таскать тяжести во искупление своих грехов... Он даже и не обиделся, как-то вяло ругнулся, и мы окунулись в рутину... А кирпич долго ещё лежал в классе, под шкафом. О нём вспоминали только по субботам...

Errare humanum est — Перевод с одного языка на другой. Ошибки... как вас исправлять... (Несколько курьёзных примеров допускавшихся разнотипных лексических и стилистических ошибок в испанском языке)

По-русски:

Получилось по-испански:

Должно было бы быть:

Упругая среда

Miércoles elástico

Miércoles — среда (день недели)

Medio elástico

Сухопутные войска

Tropas de caminos secos (буквально: войска сухих дорог)

Tropas terrestres (то есть буквально: наземные...)

Разводить кур

Divorciar gallinas

Divorciar — расторгать брак

Criar pollos

колхозники

Los koljones (созвучно неприличному слову cojones, то есть «яйца», «шары»)

Los koljosianos

Стенька Разин

Las paredes de Riazán (стены города Рязань)

Stepán Razin

Кран (подъёмный)

Cráneo (череп)

Grúa

Члены чилийской делегации

Los chlenos de la delegación (лос «членос»!)

Los miembros de la delegación chilena

Члены Политбюро

Los miembros del Burro Político

(burro — осёл)

Los miembros del Buró Político

Строительные леса

Bosques de construcción

Los andamios

Ленин в парике и гриме

Lenin en París y en Crimea (Ленин в Париже и в Крыму)

Lenin en peluca y con el maquillaje

Чёрный дым выходил из трубы

El negro que salía por la chimenea con el humo...(Негр выходил из трубы вместе с дымом)

El humo negro que salía por la chimenea

Штатное расписание

Horario del personal (расписание, режим работы личного состава)

La plantilla

Эх, кофейку бы...

Было понято в общем правильно как: «Café Cuba?» (то есть: «Кофе Кубы?» или: «вы хотите кубинского кофе?»

Quisiera un café ...

Субъективный фактор

Factor subjuntivo (конъюнктивный фактор)

Factor subjetivo

Ещё несколько примеров:

По-испански:

Получилось по-русски:

Должно было быть:

Le duele el bazo

(А не: «vaso», как послышалось)

У него болит стакан

У него болит селезёнка

Un grupo de obuses de 120

Колонна автобусов в количестве 120 штук

Дивизион 120-мм гаубиц

Comandante de la Revolución

Командующий Революцией

Команданте Революции (одно из высших воинских званий, Никарагуа)

Bienestar general

Как хорошо быть генералом!

Всеобщее благосостояние

Per aspera ad astra — Кино про «ракетчиков»

(короткометражный сюжет)

Было время, когда в продаже были горючие, огнеопасные чёрно-белые фотоплёнки советского производства. Такие плёнки быстро горели, и от них шёл вонючий дым... Обычно продавцы предупреждали, что надо быть острожным при сушке таких изделий после проявления, не курить рядом и пр...

Дело было в летний вечер, было ещё светло, около 20 часов... Рабочий день давно окончился. Ужин уже прошёл. Начальство давно разъехалось по домам. Только один курсовой офицер задержался, он сидел в своём кабинете на 2 этаже у открытого окна, выходившего на плац, среди уймы бумаг, списков, планов, что-то писал, заполнял бланки, срочно готовил на завтра план огневой подготовки в тире, представлял себе возможные ситуации...

Несколько курсантов — экспериментаторов купили круглый пластмассовый футляр от зубной щётки, набили его туго горючими плёнками, вышли на плац, и хвостик последней плёнки подожгли спичкой...

Офицер в кабинете продумывал план огневой подготовки...

Плёнки в футляре начали гореть, и футляр от зубной щётки стартовал прямо из рук, как ракета: сначала он взмыл вверх, потом начал кувыркаться в воздухе, летать зигзагами над плацем, рассыпая веером искры и дым, и, в конце концов — по версии экспериментаторов — влетел именно в открытое окно кабинета — прямо к офицеру на голову и на стол: на него и на служебные документы посыпались догорающие вонючие ошмётки плёнок и капли расплавленной пластмассы, клубы едкого дыма заполнили кабинет...

Задыхаясь и кашляя, офицер выбежал из кабинета, запер дверь на ключ, поскольку документы были ДСП... Сначала он подумал, что без объявления началась 3 мировая атомная война, потом, что это было покушение на его жизнь... Чуть отдышавшись, он понял, что это скорее всего хулиганская выходка, и что взрыва и пожара не будет. В ярости и «в копоти», он выскочил на плац, но там, как по мановению волшебной палочки, никого не было... Только таяли в вечерней голубизне неба причудливые очертания остатков клубов дыма...

Виновных всё-таки нашли... по запаху... Руки продолжали вонять даже после многократного мытья. Друзей-ракетчиков вызвали «на ковёр»... В своё оправдание они говорили, что футляр залетел в окно САМ, что они только начали изучать основные принципы реактивного движения и устройства ракетного оружия... Случай был расценен как шалость. За этот неудачный эксперимент им было сделано строгое внушение.

А в лавочке Военторга вскоре появились новые негорючие чёрно-белые фотоплёнки СВЕМА и даже цветные фотопленки ORWO из ГДР.

Si vis pacem, para bellum! Vae victis! — Юная каратистка

(Ещё один сценарий)

Завязка сюжета:

Начальство долго не соглашалось разрешить организовать в ВИИЯ курсы карате, относилось (после многочисленных ЧП в городе, которые случались с курсантами во время увольнения) к этой идее с опаской... Но всё же, после многочисленных просьб и заверений, что всё будет по уставу и без проблем, согласие было дано...

Основное содержание: Курсы работали после занятий, перед ужином, и в течение нескольких недель всё было по плану, без происшествий... Стали ходить на эти курсы и девушки-слушатели...

Однажды одна девушка, после мощной тренировки: отработки ударов ногами..., спешила по своим делам по так называемому цокольному этажу, где по потолку были проложены трубы, и человеку даже среднего роста приходилось идти пригибаясь. Навстречу ей шёл, тоже пригибаясь, но пошатываясь из стороны в сторону, подвыпивший дежурный электрик или слесарь, который нёс в руках большой лист стекла для окна. Он безумно боялся разбить это стекло, дабы не получить втык от своего тылового начальства за то, что вечно пьян и не способен даже донести лист стекла от склада до мастерской... Он специально пошёл по цокольному этажу, опасаясь, что на улице, в узком проезде между старым и новым корпусом, всегда дует сильный ветер, который может просто вырвать стекло из рук, и считая, что здесь ему ничего не грозит...

А вот девушке показалось, что какой-то подозрительный тип в не очень чистом тёмном халате, расставив руки, сопя и что-то невнятно бормоча, идёт прямо на неё явно с неблаговидными намерениями... Вообще, по этому этажу ходят не так часто, и в тот момент там было безлюдно, мрачно, темно и очень тихо, только негромко журчала вода в трубах... — как в фильме ужасов. И вот, как нарочно, перед ней всё ближе эта странная фигура...

Но она не растерялась, не стала ждать атаки, и с устрашающим криком каратистов, первая — как только что учили и тренировали — нанесла мощный удар ногой, нацеленный в лицо..., но попала по невидимому в полумраке стеклу! Стекло со звоном разлетелось вдребезги, и тут страшный вопль испустил насмерть напуганный мастер...

Девушка, цокая каблучками, убежала — тоже, как учили — не ожидая дальнейшего развития событий.

А мастер долго ещё стоял в оцепенении, один на всём этом цокольном этаже, топтал от злости осколки, и эхо гулко разносило его отборную ругань вслед давно убежавшей каратистке и, в целом, в адрес хулиганья, которое стали набирать в такой престижный Институт.

Развязка?

Дежурные в главном крыле цокольного этажа ничего не видели, но всё слышали:

— Что это было?

— ЭТО БЫЛО: боевой клич, звон разбитого стекла, истошный вопль, цокот каблучков, долгий сериал брани: эхо на излёте доносило до них обрывки слогов вроде: ё... б... су... го... жо... пи... на хх... Идти и смотреть они решились чуть позже, но там уже никого не было... Были только непонятно как оказавшиеся там на пыльном полу осколки разбитого стекла... История дошла до Начальства, и курсы прикрыли... Каратисты засели за учебники совершенствовать теорию ...

В затемнение... Конец фильма.

Repetitio est mater studiorum... ЯЯЯ... ЁЁЁ!!!

Или: Звание — Сила!

В одной стране испанского языка, которой мы активно помогали, на совещании присутствовало высшее местное военное начальство, был приглашён и один из наших советских военных советников... По прибытии Министра в зале все встали. Поздоровавшись, Министр начал поимённую перекличку генералов и полковников, и называемые военачальники вставали и отвечали, как положено по их уставу: «¡Presente!», «¡Presente!», «¡Presente!»... Наш советник был об этом предупреждён, даже разозлился, что ему без конца напоминают элементарные вещи, более того, он видел и слышал то, что происходило и повторялось многократно на его глазах и на слуху в эти самые минуты. Но когда назвали его воинское звание и фамилию, видимо от волнения, он всё мгновенно забыл и, поднявшись во весь свой огромный рост, зычно, по-военному, гаркнул: — и-и-и...Ё-Ё-Ёо!!! Местные «подсоветные» товарищи из дружественной братской армии, да и сам Министр, так и ахнули, и охнули: ведь почти все они достаточно понимали по-русски, чтобы правильно оценить порыв своего советника-асессора, (во всяком случае все знали, что русское личное местоимение «Я» — по-испански «Yo» ), но всё равно долго держались за щёки, рот, нос и животы, чтобы подавить хохот, настолько нелепо прозвучал этот протяжный рёв, как любовный призыв динозавра из «Парка юрского периода»: ... «иии...Ё-Ё-Ёо!»... За такие мелкие ляпы начальство в высоком ранге не наказывают, но вообще-то, положение обязывает...

Pereat mundus et fiat Justitia... Юрфак.

Вдоволь натренировавшись на описании места преступления в спецклассе кафедры криминалистики, где был учебный труп (манекен) и всякие другие предметы, один курсант впервые оказался на настоящем месте преступления. Ему поручили сделать описание. С заданием он справился довольно хорошо, проявил наблюдательность и логику, но переборщил с деталями... В его описании была такая фраза: ... «А на правом полужопии голого трупа обнаружены отпечатки монет по 15, 20 и даже 50 копеек на общую сумму 1 рубль 30 коп.».

Послесловие

... В начале было слово..., а потом послесловие — не так, как у некоторых ораторов, которые заявляют: «Прежде чем начать говорить, хочу сказать два слова»... На свете всё достаточно сложно... Конечно, существуют и предисловия, и послесловия — но в конечном счете важно, чтобы был само слово, те самые слова, которые кажутся важными, которые хочется сказать, повторить и даже как-то сохранить...

Записанные здесь слова — байки «От А до Я» (поначалу думалось, что больше и не наберётся) пришлось дополнить вторым разделом «POST SCRIPTUM», снабжённого мудрыми латинскими изречениями — ведь в каждой шутке есть доля истины... Эти байки — не юридический документ, не протокол событий, НА НИХ НЕЛЬЗЯ ОБИЖАТЬСЯ! Это НАШИ байки, они в меру правдивы, может иногда и приукрашены молвой и воображением, но это курьёзные казусы, над которыми мы, ВИИЯковцы, смеялись то исподтишка, то открыто, так сказать «по факту» и по обстоятельствам; смеёмся и сейчас, «пост фактум», много лет спустя, возвращаясь в свою молодость, хотя наш нынешний мир стал совсем другим, и многих «героев» и свидетелей баек, увы! уже нет на этой земле.

Феномен баек из ВИИЯ — это, наверное, не только студенческий балдёж в замкнутом пространстве казарменного вуза, не просто сочетание солдатского юмора с меткими психологическими и лингвистическими зарисовками, не только игра ума и «пуки души»; это было, как представляется, интуитивным стремлением создать историю своего ВИИЯковского мультипоколения, создать, при отсутствии оных, свои традиции типа «дубовое ожерелье» на шею после сдачи экзамена по тактике; «1001-ая ночь», когда полуголые курсанты, завернувшись в простыни в 12 часов ночи, заколачивали заранее припасённой кувалдой огромный гвоздь в деревянный пол казармы; «прикрепляемая за 100 дней до выпуска на классной доске портняжная метровая ленточка, от которой (начиная с конца) дежурный по классу каждое утро, при всех, торжественно отстригал ножницами 1 сантиметр, что означало: ещё на один день меньше! К тому же было видно, сколько дней осталось ещё»... Традиции, которые смешно вспоминать, которые отличали нас от всех других...

Все мы были и остаёмся одним большим дружным племенем, ведь мы всегда с симпатией относились друг к другу, и наш коллективный смех в большинстве случаев был добродушный и беззлобный. Бывали, конечно, и грустные истории, но об этом не хочется... Мы почти не называли здесь имена, смешные клички... Кто вспомнит некоторые эпизоды, тот мгновенно узнает и персонажей, а кто не помнит или «не застал», всё равно ощутит знакомый с юности дух ВИИЯ. Ну а новые поколения Университета, надеемся, создадут свой фольклор — теперь их ход, их век!



[1] Имелась в виду приклеенная внутри тумбочки страница из западного журнала с изображением обнажённой красотки.

[2] ГУК — Главное Управление Кадров, оформлявшее поездки в загранкомандировки, во время которых денежное содержание выдавалось дензнаками, именовавшимися «чеками», что давало законную привилегию и право покупать красивые импортные вещи в магазинах «Берёзка», на что не имели право остальные граждане страны. Поэтому все тайно мечтали съездить за бугор (открыто говорить об этом было не принято: политотдел просто не рекомендовал в поездку тех, кто слишком откровенно рвался уехать за границу с целью личного обогащения)...

[3] Примечание не для выпускников ВИИЯ: по-испански слово король — rey, по-английски — king, а ринг — слово многозначное, то есть экзаменуемая слышала «ринг-звон», но не знала, где он!

[4] обращение к офицерам — преподавателям;

[5] влиять, воздействовать на курсантов;

[6] обращение к женщинам — преподавателям.